2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Угроза заповедникам России

Угроза заповедникам России

Из-за различных факторов дикая природа подвержена огромной опасности и под угрозой исчезновения оказываются не только животные, но и целые природные районы. Далее вас ждут удивительные места в России, которым согласно информации Всемирного фонда дикой природы (WWF) грозит наибольшая опасность.

Двинско-Пинежский лесной массив (Архангельская область)

Этот лес считается одним из самых крупных равнинных ельников в Европе, но сегодня он активно вырубается. Кроме того, существующая технология рубки провоцирует усыхание ельников, рост числа вредителей, в том числе в примыкающих к лесу зонах, и многие другие проблемы. С 1990 года территория Двинско-Пинежского леса сократилась почти на 30%, до 0,99 млн га.

Остров Старичков (Камчатский край)

Здесь риску исчезновения подвергаются животные. Рыбная ловля в промышленных масштабах уничтожает рыб и крабов в акватории Авачинского залива, что находится возле камчатского острова Старичков. Все это сказывается и на численности пернатых, а ведь именно здесь располагаются 44 гнездовых колонии десяти видов морских птиц (например, стариков – небольших птиц семейства чистиковых, в честь которых и назван остров).

Южный Байкал (Иркутская область, республика Бурятия)

Печально известный Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат сбрасывал отходы производства в самый большой в мире пресный водоем в течение десятков лет. Более 95% загрязняющих вод поступало в озеро именно из БЦК. Особенно досталось Южному Байкалу. Сегодня озеро по-прежнему нуждается в очистке. Помимо этого Байкалу угрожает и ряд других факторов, среди которых, например, воздействие гидроэнергетики на уровень воды.

Девственные леса Коми (республика Коми)

Эти леса – первый расположенный на территории России природный объект, включенный в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Тем не менее леса Коми продолжают страдать от буровых и взрывных работ, ведущихся золотодобытчиками.

Ненецкий заповедник в Печорском море (Ненецкий автономный округ)

Экосистему уникального заповедника, по прогнозам WWF и «Гринпис», способны разрушить проекты компании «Газпром нефть шельф», которая запускает здесь платформу для разработки нефтяного месторождения. Все это повлияет на природу данного региона самым плачевным образом. Например, как говорят специалисты, все западное побережье острова Долгий может быть залито свыше 100 тоннами нефти.



Река Мзымта (Краснодарский край)

Олимпийское строительство в районе реки оказало на экосистему этого места отравляющее воздействие: Мзымта загрязнена мышьяком, фенолом и нефтепродуктами. Мероприятия по очистке уже ведутся, однако для ликвидации всех последствий загрязнения потребуется не один десяток лет.

Река Жупанова (Камчатский край)

Над этой водной артерией висит угроза строительства каскада малых ГЭС. Экологи бьют тревогу, ведь строительство приведет к тому, что часть бассейна реки Жупанова попадет под затопление, а инфраструктура ГЭС уничтожит не только часть долины, но и ее уникальных обитателей, в том числе диких северных оленей. Не говоря уже о высокой сейсмичности данного региона: ошибка в расчетах инженеров может привести к крупной техногенной катастрофе.

Водно-болотные угодья дельты Кубани (Краснодарский край)

С одной стороны, водно-болотные угодья дельты Кубани страдают от промышленного прогресса (добыча и разведка нефти и газа, стоки пестицидов), с другой – от халатности населения, браконьерства и свалок. И это отнюдь не полный список угрожающих факторов. А ведь два участка дельты Кубани внесены в список Рамсарской конференции как одно из основных в Европе мест обитания водоплавающих птиц.

Река Ангара (Красноярский край, Иркутская область)

Эта знаменитая река, увы, может быть полностью утеряна для потомков. Ангара страдает от каскада расположенных здесь ГЭС и промышленных отходов предприятий. Смертельному риску подвергаются не только редкие ангарские рыбы, но и уникальные сосняки – визитная карточка Сибири.

Леса Подмосковья (Московская область)

Москва расширяет границы, и этот процесс, кажется, не остановится никогда. Можно долго рассуждать о его плюсах и минусах, но в конечном итоге от такого расширения страдает лес. Немалую роль в его уничтожении играют и лесные и торфяные пожары. Есть угроза, что потомкам нынешних москвичей будет попросту некуда выехать на природу.
Разумеется, это далеко не полный список уникальных природных мест, подвергающихся риску уничтожения. Так, множество водоохранных лесов нашей страны может быть вырублено в результате поправок в Лесной кодекс, которые были принятые в 2012 году. Пожары в Приморском крае сокращают площадь лесов, а вместе с нею и количество таких уникальных животных, как леопард. Рубка ценных пород деревьев на Дальнем Востоке превышает норматив в два-четыре раза.

Угроза заповедникам России

Поправки в Закон «Об особо охраняемых природных территориях» впервые с начала 1960-х гг. ослабят режим охраны заповедников. Так считает WWF.

фото: Семина Михаила

Представители этой организации совместно с Русским географическим обществом выступили с заявлением против принятия законопроекта. Государственная Дума России 22 июня во втором чтении приняла критически важные поправки к Закону «Об особо охраняемых природных территориях» (ООПТ).

Директор Всемирного фонда дикой природы (WWF), академик РАЕН Игорь Честин и председатель Постоянной Природоохранительной комиссии Русского географического общества, член-корреспондент РАН Александр Чибилев выступили с совместным заявлением против принятия законопроекта.

Поправки позволят «вырезать» из заповедников участки под предлогом создания так называемых биосферных полигонов. На этих территориях будет возможным размещение капитальных сооружений и строительство инфраструктуры. Поправки впервые позволят уменьшать площадь заповедников, строить гостиницы и горнолыжные курорты на их территории, прокладывать дороги, а значит, уничтожать наиболее ценные экосистемы и природные объекты.

Более того, по информации WWF, по поручению председателя правительства Дмитрия Медведева готовится еще один пакет поправок к закону. Они позволят изменять границы всех ООПТ, а не только заповедников, под предлогом реализации социально значимых инвестиционных проектов.

«По нашей информации, двигателем скандальных поправок стали горнолыжные курорты Северного Кавказа — «Роза Хутор», «Обер Хутор» и «Лаура», которые заинтересованы в увеличении числа горнолыжных трасс и других спортивных объектов на территориях Кавказского заповедника. Владельцы этих курортов — «Газпром» и «Интеррос» В. Потанина – сумели применить сильнейший административный ресурс», — отметил директор WWF России Игорь Честин. Планируемая застройка повредит хрупкой экосистеме и поставит под угрозу программу по возвращению переднеазиатского леопарда на Кавказ.

Поправки означают изменение всей системы ООПТ. Долгое время в законодательстве говорилось, что заповедные территории изымаются из хозяйственного использования «навечно».Уже принятые и готовящиеся поправки кажутся особенно вопиющими в преддверии 100-летия заповедной системы и Года экологии. С 1917 года, когда был создан первый в России Баргузинский заповедник на Байкале, заповедная система (за двумя исключениями) только расширялась.

Эффект от принятия поправок можно будет сравнить с рядом проектов времени правления И. Сталина и Н. Хрущева. При первом из них, в 1951 году, был принят Закон «О заповедниках», ликвидировавший 88 из 128 заповедных территорий. Через 10 лет по инициативе Хрущева были закрыты 16 заповедников, 9 преобразованы в филиалы, у 8 урезана площадь.

В России существует 103 заповедника. Общая площадь ООПТ составляет 207 млн га, или 11,4% площади всей страны.

Угроза заповедникам. Опасные изменения в Земельный кодекс

Российское отделение Greenpeace призывает голосовать против законопроекта «О внесении изменений в Земельный кодекс РФ», инициированного Минэкономразвития. Это можно сделать на сайте regulation.gov.ru. Экологи опасаются, что принятие поправок нанесет серьезный ущерб заповедникам и национальным паркам. Проект закона был опубликован 2 ноября на сайте Минэкономразвития, до 30 ноября возможно его общественное обсуждение. В случае принятия закона пострадает практически каждый заповедный уголок России, но наиболее уязвимыми окажутся те, на территории которых возможна добыча полезных ископаемых, полагают защитники природы.

По мнению экологов, в случае принятия поправок из границ заповедников и нацпарков исключат земли населённых пунктов, дороги, линии электропередач, месторождения полезных ископаемых и сельхозугодья (об этом говорится в ст. 57 законопроекта). Это разрушит целостность особо охраняемых природных территорий России, и последствия для природы будут непредсказуемыми, – полагают эксперты.

Среди самых уязвимых мест – природный парк «Нумто», в котором нефтяники, по мнению Greenpeace, «не оставят живого места». Кроме того, из-за добычи полезных ископаемых под угрозой окажутся пять заповедников – «Большой Арктический», «Жигулевский», «Ненецкий», «Тунгусский», «Черные земли», шесть национальных парков – «Бузулукский бор», «Нечкинский», «Нижняя Кама», «Русская Арктика», «Самарская лука», «Югыд Ва», и шесть заказников федерального уровня – «Васпухольский», «Верхне-Кондинский», «Елизаровский», «Самурский», «Сарпиский» и «Харпинский». Экологи подчеркивают, что по воле разработчиков законопроекта, половину своей территории может потерять даже национальный парк «Лосиный остров», так как часть его находится в Москве и ее, по логике законопроекта, можно отрезать.

​О целях законопроекта и опасениях экологов Радио Свобода рассказал руководитель программы по особо охраняемым природным территориям Гринпис России Михаил Крейндлин:

Читать еще:  В приграничной зоне Челябинской области установлены новые правила охоты

– Общая суть поправок в том, что нынешнее деление всех земель в России на семь категорий земель меняется на деление на 18 территориальных зон. Нас больше всего беспокоит все, что связано с 57-й статьей этого законопроекта. В ней говорится, что к 1 июля 2023 года органы управления особо охраняемыми природными территориями должны уточнить их границы путем исключения из особо охраняемых территорий населенных пунктов, линейных объектов, объектов недропользования. Также нам не совсем понятна ситуация с землями сельхозназначения. Что это означает по сути? Непонятно, потому что под каждый из этих пунктов можно подвести почти все. Например, что такое – объекты недропользования? Однозначной трактовки в законодательстве нет. И это может восприниматься как лицензионный участок, месторождение, любые зарегистрированные месторождения полезных ископаемых, какие-то уже имеющиеся производственные объекты, карьеры, шахты, все что угодно. Кто будет решать, что из этого надо исключать из особо охраняемых природных территорий? Непонятно. То же самое – населенные пункты.

А какие неясности с населенными пунктами?

– У большого количества населенных пунктов в нашей стране нет утвержденных границ. Это может быть территория просто под конкретными контурами зданий, это могут быть земельные участки, а могут быть всякие истории, предназначенные для развития населенного пункта, и это очень разные вещи. Линейные объекты – это дороги, трубопроводы, линии электропередач, это все линейные объекты. Понятно, что в существующей реальности, в границах особо охраняемых природных территорий таких объектов очень много. Ну, самый, пожалуй, гипертрофированный, вопиющий пример – национальный парк Лосиный Остров, половина его находится в черте города Москвы, значит, эту половину надо отрезать, исходя из буквы этого закона? Ведь город Москва – населенный пункт.

Какие заповедники окажутся наиболее уязвимыми, если эти поправки будут приняты?

– В первую очередь те, которые находятся в достаточно густонаселенных районах. Либо, если говорить о недропользовании, практически все. Один из таких громких примеров – это национальный парк «Югыд Ва» – первый российский объект Всемирного природного наследия. С 2009 года идет борьба за то, чтобы не дать там добывать золото. Мы много обсуждали эту историю. Там есть золоторудное месторождение «Чудное» в границах национального парка. В 2009 году Минприроды выдало лицензию на это месторождение. Потом Минприроды изменило границы национального парка, и там начались геологоразведочные работы. В 2013 году Greenpeace подал в Верховный суд и отменил это решение Минприроды. Только после этого работы там прекратились. Выяснилось, что компания, которая хотела вести разработку, – очень странная. Никто не знает, кому она принадлежит, потому что все ее учредители находятся на Кипре. Казалось бы, есть несколько решений судов, что этот участок должен быть освобожден, тем не менее, они продолжают надеяться на то, что когда-нибудь месторождение будет запущено в эксплуатацию. В частности, этому способствует то же Министерство природы, которое вместо того, чтобы отобрать лицензию на разработку этого месторождения, которое совершенно незаконно находится на территории национального парка, продлевает сроки начала реализации разработки месторождения.

Кому выгодно принятие этих поправок?

– В первую очередь тем, кто заинтересован в различном использовании особо охраняемых природных территорий. И лесов, кстати, тоже – там такие же нормы приняты в отношении лесов. В первую очередь это те, кто заинтересован в разработке полезных ископаемых. Вот, кстати, еще один громкий пример – природный парк «Нумто» в Ханты-Мансийском округе. Там вся территория природного парка – в лицензионных участках, и если этот закон вступает в силу, природный парк просто закрывается. И таких территорий достаточно много.

Этот закон кто-то лоббирует? Или Минэкономразвития принимает его по собственной инициативе?

– Вообще, идея с переходом от этой категории земель к территориальному зонированию не нова. Было уже несколько таких законопроектов. Правда, они не проходили дальше первого чтения в Думе. Я думаю, что сама по себе идея кем-то продвигается в правительстве. Но видно, что под этот закон совершенно конкретные люди хотят решить свои конкретные экономические проблемы. У них пока не получается вовлекать в интенсивную хозяйственную деятельность территории, которые находятся в границах особо охраняемых​ природных зон.

Что могут предпринять экологи и общественность сейчас?

– Мы хотим использовать законодательные механизмы общественного обсуждения. До 30 ноября закон находится в стадии общественного обсуждения. Поэтому мы призываем всех, кто считает, что в таком виде этот закон принимать неправильно, проголосовать против него. Дальше мы будем работать с правительством, с Госдумой, с администрацией президента. Если людей, которые нас поддержат, будет много, у нас есть шанс остановить этот очень опасный для заповедной системы и природы России в целом законопроект, – рассказал руководитель программы по особо охраняемым природным территориям Greenpeace России Михаил Крейндлин.

Радио Свобода обратилось за комментариями в Министерство экономического развития, но пока редакция ответа не получила

Заповедники России оказались под угрозой «распила»

Новые поправки к законам, по мнению экологов, нарушат целостность природоохранных территорий

08.11.2016 в 19:57, просмотров: 10845

Накануне Года заповедников (напомним, указом президента таковым объявлен 2017‑й) Минприроды подготовило ряд поправок к законопроекту, ставящих под угрозу целостность природоохранных территорий России. Фактически, руководствуясь одним из трех пунктов этих поправок, можно будет «вывести» из состава заповедников и национальных парков любые земли. Экологи бьют тревогу, ведь это далеко не первый принятый в этом году документ, угрожающий заповедным территориям. Несколькими месяцами ранее Госдума приняла законопроект о создании так называемых «биосферных полигонов» в составе заповедников, которые можно будет отдавать в аренду на 49 лет.

По мнению экологов, и принятый ранее, и обсуждаемый сейчас документы фактически направлены на то, чтобы разрешить заинтересованным лицам строить горнолыжные курорты и другие рекреационные комплексы на девственных территориях. Особое беспокойство вызывает судьба Кавказского заповедника, на часть территорий которого претендуют компании «Газпром» и «Роза Хутор». На днях этот заповедник посетила консультационная миссия ЮНЕСКО и Международного союза охраны природы.

Сперва о находящемся на рассмотрении документе. Речь идет о поправках к проекту Федерального закона №826412‑6 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях». В документ предлагается внести новую статью, касающуюся изменения границ особо охраняемых природных территорий. Согласно поправкам, исключить землю из состава заповедника можно будет в трех случаях: если участок «расположен в границах поселений», если земля нужна для «осуществления деятельности по обеспечению безопасности государства» либо по «отдельным решениям Президента Российской Федерации».

Сильнее всего экологов беспокоит как раз последний пункт.

— Ведь все знают, что решения по таким вопросам готовит не сам президент, а его администрация, то есть чиновники, у которых могут быть определенные интересы, в том числе коммерческие, на определенные земли, — пояснил «МК» координатор программы «Гринпис» по особо охраняемым природным территориям Михаил Крейндлин.

Целостности заповедников, считают экологи, угрожает также спешно принятая 22 июня на одном из последних заседаний Госдумы прошлого созыва поправка, позволяющая создавать на заповедных территориях так называемые биосферные полигоны, на которых разрешены определенные виды хозяйственной деятельности, в том числе строительство туристических и спортивных объектов.

— По этому закону участки внутри биосферного полигона могут предоставляться только в аренду. Но в случае принятия новых поправок земли можно будет изъять из комплекса заповедника и передать в частную собственность, — утверждает представитель «Гринпис».

Причем понятно, что создавать такие «полигоны» в непроходимой тайге никто не будет. Под удар попадают самые лакомые заповедники, к границам которых подступают курортные комплексы.

— Например, серьезное беспокойство вызывает судьба Кавказского природного биосферного заповедника, рядом с которым есть несколько горнолыжных курортов. Не секрет, что владельцы этих комплексов хотели бы расширить свои территории за счет земель заповедника. Уже есть проект распоряжения правительства о выделении «биосферного полигона» под эти нужды. Но в случае принятия новых поправок эти участки могут быть выведены из состава заповедника и перейти в частную собственность. Конечно, случится это лишь в том случае, если, например, господин Потанин сможет убедить президента в необходимости такого решения, — предполагает Михаил Крейндлин.

Вызывает недовольство экологов и первый пункт поправок, касающийся отчуждения заповедных земель, на которых расположены населенные пункты. Дело в том, что ряд деревенек и поселков в черте заповедников как раз и являются изюминкой этих территорий.

— Например, Кенозерский национальный парк в Архангельской области считается уникальным в первую очередь за счет историко-культурных объектов — деревень, в которых сохранились прекрасные образцы деревянного зодчества. Если эти населенные пункты «вырезать», национальный парк во многом утратит свою привлекательность, — объясняет Крейндлин.

Читать еще:  За подлещиком

Но главное, экологи переживают, что под видом исключения из нацпарков населенных пунктов появится лазейка для того, чтобы выводить за пределы заповедников значительные территории. Главным образом потому, что границы многих населенных пунктов, особенно сельских, не установлены.

Впрочем, для жителей поселков, стоящих на природоохранных землях, поправки «об отчуждении» скорее благо. Ведь на данный момент они не могут приватизировать свои земельные участки. Иногда в такой ситуации оказываются жители целого города, например, Себежа, расположенного в границах национального парка «Себежский».

— Естественно, для жителей таких населенных пунктов это серьезная проблема. Но, как нам кажется, эту ситуацию можно было бы разрешить в индивидуальном порядке, — говорит представитель «Гринпис».

Вызывает недоумение специалистов и второй пункт поправок, точнее, размытая формулировка понятия «осуществление деятельности по обеспечению безопасности государства».

— Ведь под эту формулировку можно подвести как охрану государственных границ, так и экономическую безопасность. А это в свою очередь может быть выгодно для коммерсантов, которые под тем или иным предлогом хотят перенести свою деятельность на заповедные земли. Один из вопиющих примеров: в национальном парке «Югыд ва» в Республике Коми, который, к слову, как и Кавказский биосферный заповедник, является объектом всемирного наследия, ряд коммерческих структур давно пытаются организовать добычу золота. Более того, в 2010 году Министерство природных ресурсов своим решением вывело одно из золотых месторождений из состава парка. Мы долго боролись против этого решения, дошли до Верховного суда, который постановил, что исключение этого участка из территории нацпарка незаконно. Тем не менее бывший глава Республики Коми господин Гайзер несколько раз лоббировал изменения подзаконных актов, для того чтобы разрешить исключение этого участка из национального парка.

Впрочем, по предположению Михаила Крейндлина, второй пункт поправок скорее всего будет использоваться как обоснование строительства военных баз на территории северных заповедников, например, на острове Врангеля.

Естественно, любое хозяйственное использование заповедных земель больно ударит по флоре и фауне.

— Если говорить о Кавказском заповеднике, то в первую очередь под угрозой окажется начатый в июле этого года эксперимент по восстановлению популяции переднеазиатского леопарда. Это, напомню, программа, патронируемая президентом. Но если застройка заповедника курортными зонами состоится, популяция скорее всего обречена на вымирание. Ведь единственный коридор, в границах которого члены естественной популяции леопардов из Армении могут встретиться с выпущенными в рамках программы особями, проходит как раз по тем территориям, которые сейчас собираются застраивать.

— В документе прописаны какие-либо ограничения на изъятие земель?

— Конечно, но они настолько размытые, что их легко обойти. Например, обязательная государственная экологическая экспертиза «отчуждаемых» участков.

До 31 октября на сайте regulation.gov.ru проходило общественное обсуждение проекта поправок. И вплоть до последних дней пользователи голосовали «против» с перевесом чуть ли не в две тысячи голосов (например, 27 октября счетчик показывал 1630 «против», 4 «за»). Но за несколько часов до окончания срока обсуждения количество сторонников законопроекта выросло сразу в тысячу (!) раз.

— Мы подозреваем, что имела место накрутка голосов, — поделился с «МК» своими предположениями представитель «Гринписа».

Но самое удивительное, что данные поправки прямо противоречат пожеланиям президента.

— В пояснительной записке к проекту документа указано, что разработан он в соответствии с поручением президента от 31 января 2014 года. Правда, тогда Владимир Путин говорил о поправках, которые, наоборот, призваны ужесточить ситуацию с заповедными территориями. В частности, президент призывал «установить полный запрет на изъятие земельных и лесных участков из заповедников и нацпарков». Это цитата, — подчеркнул Михаил Крейндлин.

Беспокоит ситуация и сотрудников заповедников. Например, заместитель директора Кавказского биосферного заповедника Николай Ескин в беседе с «МК» рассказал, что вопрос сокращения природоохранных территорий на законодательном уровне обсуждается впервые за 60 лет.

— Эти поправки создают определенные юридические возможности для того, чтобы использовать рекреационные и другие ресурсы заповедников для антропогенной, человеческой деятельности, тогда как призвание заповедников — как раз сохранять природу в нетронутом виде.

Николай Ескин подтвердил, что уже есть проект выделения земель Кавказского заповедника под «биосферный полигон». Речь идет о 25 тысячах гектаров.

— Этот участок в центре или на границах заповедника?

— К несчастью, это центр. В основном центральные районы Кавказского заповедника на южном и в меньшей степени на северном макросклоне Главного Кавказского хребта.

— Какая это часть от общего объема земель комплекса?

— Допустим, десятая. Но значения это не имеет. Разрушающий эффект может ведь происходить и из точки. Это все равно что сказать: пуля попадет в голову человека, но вынесет ему лишь десятую часть мозга. Но человек-то все равно умрет.

— Известно, на какой срок эти земли могут передать в аренду?

— Не могу сказать, но это значения не имеет. Если передадут даже на год, и за этот срок там вырастет отель, природу уже не восстановишь.

— Есть конкретные компании, которые претендуют на эти земли?

— Есть, но они ничего не сделают без согласования. Меня удивляет как раз тот факт, что государство благосклонно к этому относится.

— Но ведь это только проект. Решения пока нет?

— Нет. По слухам, реализация этого проекта расширения курорта требует икс миллиардов долларов. Инвесторы готовы вложить одну десятую, а девять десятых теоретически должно вложить государство: это дороги, линии электропередачи. Мы очень надеемся, что ответственные за этот проект люди оценят риски и поймут, что овчинка выделки не стоит, что потери будут гораздо большие, нежели прибыль.

На днях в связи с угрозой застройки части территорий Кавказского заповедника Сочи посетила консультационная миссия во главе с экспертом ЮНЕСКО и Международного союза охраны природы Эрве Летье. Господин Летье совершил облет оказавшихся под угрозой территорий заповедника, а затем встретился с учеными и представителями общественных экологических организаций. Мнение экологов было единодушным: создание «биосферного полигона» «Поляна» недопустимо, так как приведет к деградации экосистем на обширной территории всемирного наследия. Как пояснил представитель «Экологической вахты по Северному Кавказу» Андрей Рудомаха, международному эксперту было представлено огромное количество аргументов того, насколько гибельными будут последствия предоставления территории заповедника в пользование частным компаниям.

— Мы надеемся, что позиция ЮНЕСКО и Международного союза охраны природы по итогам прошедшей миссии будет предельно конкретной и однозначной — о недопустимости создания «биосферного полигона» на территории Западного Кавказа и предоставления его территорий в пользование «Газпрома», «Роза Хутора» или каких-либо других компаний для строительства горнолыжных комплексов. Только тогда, когда международные природоохранные организации занимали подобную однозначную позицию, удавалось что-то спасти, как это было с Грушевым хребтом, с плато Лагонаки, со строительством дороги на Лунную Поляну. Когда позиция была компромиссной, уничтожение природы остановить не удавалось. Так было, например, с уничтожением экосистемы реки Мзымта, — высказался Андрей Рудомаха.

К слову, в дни работы миссии должна была состояться встреча с представителями «Газпрома» и «Роза Хутора», однако последние от участия в обсуждении отказались.

Заголовок в газете: Кто охотится на заповедники
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27249 от 9 ноября 2016 Тэги: Суд Персоны: Владимир Путин Организации: Правительство РФ Газпром ЮНЕСКО Гринпис Места: Россия, Сочи, Армения

Заповедники. Внимание, они в опасности!

10 августа 2018 13:25 1

Московская область, Серпуховский район. Зубры в Приокско-Террасном заповеднике. Фото: Михаил ФРОЛОВfotograff3

В конце ноября (2003 г. — прим. ред) Дума приняла поправки к лесному законодательству, разрешающие переводить лесные земли в «нелесные» и позволяющие вести на них строительство. Люди, понимающие, что стоит за поправкой к закону, решительно воспротивились. Депутат Сергей Митрохин сказал: «Эти поправки позволяют росчерком чиновничьего пера переводить под коммерческую застройку национальные парки, заповедники, защитные зоны вокруг водоемов и больших городов». Под этими словами подпишется каждый, кто знает, какова ныне роль заповедников в мире и в каждой стране. Рассмотрим кое-что для непосвященных.

Интенсивная деятельность человека на Земле возрастает лавинообразно. Спасти островки дикой природы могут только заповедники. Истину эту не надо доказывать. Американцы свои национальные парки и заповедники считают высшей национальной ценностью. Она неприкосновенна! Политик, который в США попытался бы на нее покуситься, немедленно поставил бы крест на своей политической карьере. Африка , сто лет назад являвшаяся «сплошным заповедником», сегодня сохранила диких животных только на заповедных территориях. Отсталым в своем развитии государствам хватило «цивилизованности» эти заповедники учредить и бережно к ним относиться.

Читать еще:  Разнообразим свой рацион дикоросами

В Советском Союзе реконструкция хозяйства страны в 30-х годах прошлого века заставила создать продуманную систему заповедников. Кое-кому из хозяйственников они мешали. Некоторые (и при Сталине , и при Хрущеве ) закрывали, но потом, одумавшись, открывали вновь. И оберегался в неприкосновенности статус заповедного дела. Эта форма охраны природы превосходно работала. Благодаря заповедникам удалось сохранить соболя, исчезавшего в Сибири повсюду. В Казахстане и в Калмыкии строгой охраной почти из небытия удалось вернуть антилопу сайгу. Воронежский государственный заповедник помог сохранить повсюду исчезнувшего бобра и расселить его не только в нашей стране, но и во всех странах Восточной Европы . В европейской части страны в сотни раз удалось увеличить численность лосей. В 1928 году на территориях Московской, Тверской , Калужской, Костромской, Ярославской, Новгородской областей насчитали всего 27 (!) лосей. А в 60-х годах благодаря строгой охране только в московских лесах было их несколько тысяч. Сегодня же тут даже следа лосиного не увидишь! Истребило лосей выделение под садовые участки «лесных болотистых неудобий», где животные имели убежища, и еще – бесконтрольная вольница «охотников-браконьеров». Лоси в серединной России сохранились практически лишь в заповедниках.

Василий Песков. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

И вот теперь уже не «болотистые неудобья», а самые что ни на есть ценные заповедные земли могут попасть под застройку. И чем? Престижными особняками разбогатевших людей. Слово «заповедник» дразнит их слух так же, как «Рублевское шоссе», как « Барвиха ». Денег укорениться в заповедниках у них хватит. И чиновники, готовые положить в карман свой деньги, найдутся везде.

Удивляет логика нашей власти. Это не первый шаг в наступлении на все, что хоть как-то сохраняло природу и не роняло нас в ряду «цивилизованных государств». Нынешняя реконструкция экономики побудила ликвидировать Комитет по охране природы, учрежденный у нас, когда уже в каждом государстве Европы такие комитеты (или министерства) существовали. Следом было ликвидировано Лесное Ведомство, существовавшее в России (лесном государстве!) 200 лет со времен императора Павла. За плечами этого Ведомства – созданная с нуля система лесопользования, лесная наука, обдуманные законы, традиции, кадры лесных работников. Вместо того чтобы повернуть Ведомство лицом к новым проблемам, его упразднили с явной целью убрать все препятствия на путях захвата природных ресурсов. Мы присутствуем сейчас не только при расхищении земных недр, но и при разбойничьих вырубках наших лесов. При такой ситуации логика требует сберечь хотя бы самое ценное – заповедники – как резерв возрожденья природных ценностей в государстве. Увы, поднята рука и на заповедники. Мало того что в руках Министерства природных ресурсов оказались они беспризорными, новый закон позволяет их попросту растоптать. Потери тут будут не только экологические, но и очень большие нравственные.

Понимая наши нынешние трудности, международные организации по охране природы и общественные фонды в разных странах помогают заповедникам выжить. Маленькая Голландия уже многие годы финансирует Союз охраны птиц России, борется за спасение дальневосточного леопарда. Энтузиастами во многих государствах предпринимаются отчаянные попытки спасти амурского тигра. (И леопард, и тигр оказались под угрозой исчезновения из-за пожароподобной, бесконтрольной вырубки леса). Международные фонды охраны заповедников уже несколько лет финансируют наш экологический просветительный центр «Заповедники». Ученые получают международные гранты для поддержанья науки и охранных мер в наших заповедниках. Не стыдно ли принимать эту помощь при том, что сами мы законодательным порядком готовы пройтись по заповедным территориям катком строительства частных особняков?

В Америке я специально интересовался проблемой сохраненья и расширенья оберегаемых территорий. Если там в момент организации заповедника или Национального парка оказалась чья-то постройка или хотя бы маленькое производство, государственные и частные организации стараются выжить «червяка из яблока». И выживают, выплачивая ему компенсацию, часто безмерно завышенную. Мы же хотим законодательно «червоточиной» заповедное дело разрушить.

Как проходила поправка к закону в Думе? Слава Богу, нашлись там люди, объяснившие, какие последствия влечет поправка к Закону «О лесных землях». Поправка вначале не была принята. Но в тот же день, через несколько часов (почему?!), назначили переголосованье. И на этот раз добавились голоса «за». Каким образом за два-три часа перерыва удалось заставить людей переменить свои взгляды на противоположные? Ясно: осуществлялось давление (говорят, «колоссальное»). Кем, чем? Давила исполнительная власть «локтем» или «заинтересованные граждане» тугим кошельком? Возможно и то, и другое. Голосов «Яблока» и КПРФ не хватило противостоять постыдному «подкопу» под заповедники и особо охраняемые территории. Любопытно, что все голосовавшие «за» слова не проронили, что это, мол, заповедникам ничем не грозит. Знают: грозит! Но своего добивались.

Читая о драматическом голосовании в газетах, я вспомнил, как Владимир Вольфович Жириновский весной в «День птиц» на Тверской улице топтался среди детишек, держа в руках скворечник и готовый перед телекамерой даже влезть с ним на дерево – пусть все знают: «Я за охрану природы». Но вот наступил момент истины, и скандальный наш депутат, не задумываясь, сбросил маску – сам и его подручные в партии голосовали за принятие поправки.

Изумляться поведению Жириновского было бы наивным. Таков он всегда. Удивило и, признаюсь, очень огорчило другое – позиция в этом принципиальном споре Председателя Совета Федерации Сергея Михайловича Миронова . С геологическим молотком Сергей Михайлович обошел горы и долы Отечества и, не сомневаемся, хорошо понимает, как раз за разом сдаются позиции в охране природы. Сергей Михайлович создал «Партию Жизни», декларируя защиту всего живого и здоровой среды для жизни людей. И что же? Зажег Сергей Михайлович поправке к закону заградительный свет, объяснил сенаторам, как проходило голосование в Думе, и, как минимум,попросил ли отложить голосование в совете для внимательного изучения проблемы? Ничуть не бывало! Решение Думы в пожарном порядке Советом Федерации было одобрено. Вот тут есть о чем всем нам подумать — о личности человека, о словах и делах его партии, о гражданственности, наконец…

Мне говорят: поздно писать – поезд ушел, президент подпишет закон – и все. Нет, не все! Речь в данном случае идет не только о возможных экологических ранах, но и больших моральных потерях. Мы должны иметь хоть небольшие победы на этом фронте. Иначе двигаться будем не вперед, а назад. Необходимо добиться, чтобы поправка к закону была возвращена президентом на доработку в новую Думу. И чтобы в поправке было четко записано следующее: «Водоохранные леса, леса, окаймляющие большие массивы жилья, территории национальных парков и заповедников, неприкосновенны. В них недопустима никакая застройка – ни государственная, ни частная». Этого достаточно для записи в Конституции. Всех, кто с этим согласен, мы просим немедленно нам написать с пометкою на конверте: «Заповедники». Пакет или мешок ваших писем мы публично передадим в Думу с требованием вернуться к злополучной поправке. И не дадим заморочить нам голову словесами вроде того, что никаким водоохранным зонам и заповедникам поправка не угрожает. Угрожает! Поглядите, что делается возле московских водохранилищ. Когда-то к ним на два километра не подпускали даже сборщиков грибов . И правильно делали: питьевая вода должна быть чистой! Посмотрите теперь на берега этих водохранилищ – какие там бабки с грибами, там и сям – поселки трехэтажных особняков у самой воды! И все, что из этих поселков льется и сыплется, попадает в воду, которую мы с вами пьем. Кто, за какие деньги разрешил это преступное строительство? И как сковырнуть теперь эти «чирьи» у источников питьевой воды? Сами обитатели «замков» пьют воду из бутылок, спокойно наблюдая, как по воде, предназначенной для снабжения огромного города, плавают мусор и фекалии. И так обстоит дело не только вблизи Москвы . Что ж удивляться вспышкам гепатита, дизентерии и всего, чему способствует загрязнение вод. За вилы браться против таких порядков? Попробуем более спокойные средства. Напишите нам непременно! Естественно было бы обнаружить в почте этой и письмо Виталия Григорьевича Артюхова (министра природных ресурсов) – заповедники находятся в его ведении, и он обязан хотя бы по долгу службы их защищать. С удовольствием мы дали бы слово в газете Председателю Совета Федерации Сергею Михайловичу Миронову… Еще не все потеряно. «Поезд» можно остановить – попросить президента не спешить с подписанием закона – и сделать пристальный досмотр груза «в поезде» — не опасен ли он для общества?

(“Комсомольская правда”, 11 декабря 2003 г.)

Источники:

http://trinixy.ru/135441-10-prirodnyh-mest-rossii-nahodyaschiesya-pod-ugrozoy-ischeznoveniya-12-foto.html
http://www.ohotniki.ru/hunting/societys/societys/article/2016/08/02/646328-ugroza-zapovednikam-rossii.html
http://www.svoboda.org/a/29604239.html
http://www.mk.ru/social/2016/11/08/zapovedniki-rossii-okazalis-pod-ugrozoy-raspila.html
http://www.kp.ru/daily/26867.7/3909289/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector