0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

На Байкале могут разрешить охотиться на нерпу

Охоту на байкальскую нерпу могут разрешить

В прошлом году президент РФ Владимир Путин поручил скорректировать границы водоохранной зоны озера Байкал, отметив, что «действующие законы должны обеспечивать нормальную жизнь людей, и при этом соответствовать международным требованиям к экологии», и что «все должно быть в рамках разумного».

К настоящему времени работа над поручением завершена, и ее результаты вызвали широкий резонанс. По распоряжению правительства РФ № 507-р от 26.03.2018 водоохранная зона Байкала внутри границ прибрежных населенных пунктов сокращена до 200 метров.

Ранее, с марта 2015 года, действовали другие нормы: ширина водоохранной зоны варьировалась от 3 до 70 километров. В эти границы входили 78 населенных пунктов с численностью жителей 55,6 тыс. человек, чья хозяйственная деятельность была ограничена системой правил и запретов.

Министр природных ресурсов и экологии Иркутской области Андрей Крючков уверяет, что сокращение зоны не нанесет никакого вреда экологии и экосистеме Байкала: «был проработан научный подход, а в 200-метровой водоохранной зоне по-прежнему будут действовать запреты. Зато за пределами водоохранной зоны появится возможность строить очистные сооружения, проводить централизованное водоснабжение и водоотведение».

Еще одно байкальское нововведение предложил Минсельхоз РФ. Планируется снять запрет на добычу самцов, не кормящих самок нерпы и детенышей старше возраста белька. Устанавливаются новые сроки добычи нерпы: в южной части Байкала с апреля по начало таяния льдов («распаление льда»), в северной части — с 10 апреля и вплоть до таяния льда.

Запрещено будет добывать нерпу с использованием гладкоствольных ружей и крючковой снасти. С использованием огнестрельного оружия разрешается только добыча зверя на плаву и на плавающих льдинах.

«На сегодня численность нерпы достигает 130 тысяч голов. Когда вводился запрет, численность составляла примерно 90 тысяч. Поэтому сейчас есть возможность разрешить промышленный отлов определенного количества нерпы – экосистеме Байкала это не повредит», – считает старший научный сотрудник Байкальского филиала Госрыбцентра Андрей Варнавский.

Со своей стороны экологи напоминают, что точных данных о численности нерпы нет: «все выкладки, цифры – это примерные теоретические расчеты». Кроме того, «хищники всегда сами регулируют популяцию своего вида: природа вводит свои механизмы. Оставьте нерп в покое – они сами все урегулируют», – высказался по этому поводу председатель Иркутского отделения российского социально-экологического союза, кандидат биологических наук Виталий Рябцев.

Обсуждение документа продолжится до 12 апреля. Комитет Госдумы по экологии готовит запросы в Минюст и Генпрокуратуру о проверке законности этого проекта. «Если охота на нерпу начнется, ее придется брать под защиту точно так же, как дальневосточных леопардов или амурских тигров», – говорит председатель комитета Владимир Бурматов. К настоящему времени более 300 000 человек подписали соответствующую петицию.

Охота на «символ». Стоит ли вновь разрешать добычу нерпы?

Сейчас все разговоры, связанные с экологией и Байкалом, крутятся вокруг омуля. Недавно пришла новость, что квоту на его вылов в 2017 году уменьшили в три раза, и словно грозовая туча висит вопрос — запретят или не запретят добычу деликатесной рыбы полностью. А вот вестей о другом знаменитом байкальском эндемике в последнее время практически нет. Корреспондент «АиФ-Иркутск» разбирался, что происходит с байкальской нерпой.

Слишком много?

Учёные из Бурятии предполагают, что численность нерпы достигла почти 130 тысяч, но точные данные никто не может назвать уже давно. «Качественный» подсчёт перестали вести с тех пор, как появился запрет на промысловую добычу этих млекопитающих: цифры потеряли актуальность.

Исследователи проводят «ревизию» своими силами. В апреле подсчитывают, сколько появилось бельков — детёнышей нерпы, знакомых нам по белой «шубке», а осенью наблюдают за взрослыми особями, вычисляя яловых самок, которые не смогут принести потомство.

«Абсолютно все говорят, что нерпы стало больше,- отмечает Андрей Бобков, заместитель директора по науке Байкальского филиала «Госрыбцентра». — Она всё чаще выходит на мелководье и создаёт дополнительные лежбища на берегах в тех местах, где раньше её не было. Уже пару лет назад это заметили в Байкальском заповеднике. Дело в том, что она стоит на верхушке пищевой цепочки, на Байкале у неё нет естественных врагов.

Специалисты осторожно говорят, что называть численность животных большой или маленькой нельзя, это ненаучное занятие. Но есть реальные доказательства того, что нерпа размножилась настолько, что вышла за пределы своих традиционных участков обитания.

Промышленную добычу нерп начали пресекать примерно с 2006 года, а в 2009 году запрет внесли в новые правила рыболовства. По словам Бобкова, сделали это под давлением «зелёных». В течение нескольких лет учёные готовят биологические обоснования для изменения запрета и постоянно получают отказ.

Без охотничьего интереса

Сейчас право добывать нерпу есть только у коренных народов Севера, живущих рядом с озером, и у учёных. Так как эти коренные народы живут в Бурятии, почти все квоты уходят туда. В 2017 году республика получила разрешение на отлов 2,7 тыс. особей для этнических общин, 250 — для учёных. Иркутской области традиционно выделили 50 квот для научных целей. Учёные в свою очередь считают, что ежегодная добыча 5 тыс. особей не повредила бы экосистеме.

По их мнению, нерпа всегда была промысловым животным. Её численность регулировали с помощью охоты. А сейчас обществу навязали мысль, что нерпа слишком милое животное, чтобы его добывать.

Читать еще:  Незнание охотником охотминимума

И действительно, когда пару лет назад зашла речь о возможном открытии в России промышленной добычи тюленей, к чьим рядам относится и байкальский эндемик, зоозащитники и обычные иркутяне с ужасом восприняли идею о «котлетах из нерпы».

Хотя на самом деле мало кто сейчас горит желанием добывать млекопитающее. Даже те квоты, которые выделяют коренным народам, они не осваивают в полном объёме — максимум 60%, да и то люди зачастую лукавят, списывают квоты, не использовав их, чтобы в следующем году ведомства не придирались к ним. По словам Алексея Тельпуховского, заместителя начальника иркутского отдела Ангаро-Байкальского территориального управления федерального агентства по рыболовству, всего два-три человека за год интересуются добычей нерпы.

Друг или враг омуля?

Чем грозит «перенаселение» самим нерпам? Специалисты напоминают: начнут работать механизмы естественной саморегуляции и может повториться страшная история конца 80-х годов прошлого века. Берега Байкала были усыпаны трупами млекопитающих: их стало так много, что внутри вида началась эпидемия чумки. Природа сама взялась приводить популяцию в норму с помощью болезни. По крайней мере, такую причину определили учёные. Среди других факторов называли ядовитые стоки БЦБК.

«Естественно, никто не утверждает, что эпидемия непременно возникнет снова, но болезнь может активизироваться в любой момент», — добавляет Бобков.

Не нравится возросшая популяция и байкальским рыбакам. Именно из-за нерпы, по их глубокому убеждению, в озере стало меньше омуля. Они жалуются, что милое животное просто «пожирает» эту рыбу.

Однако специалисты, которые изучают нерпу, не согласны с такими заявлениями. Хотя и признают, что в претензиях рыболовов есть доля правды, но не такая большая, как они пытаются представить. Стандартное «меню» нерпы — голомянка и байкальский бычок. В естественных условиях омуль — недоступная добыча, потому что медлительной нерпе за ним не угнаться, да она и не пытается. А вот когда животные заплывают на мелководье и обнаруживают там рыбацкие сети, наполненные омулем, тогда от «бесплатного» корма не отказываются.

На одном из прошлогодних экологических форумов в Иркутске Владимир Фиалков, исследователь Байкала и директор Байкальского музея ИНЦ СО РАН, сказал, что нерпа, наоборот, помогает омулю, поедая голомянку, ведь эти две рыбы едят одно и тоже. Выходит, чем больше голомянки съедает животное, тем больше пищи достаётся омулю.

Комментарий:

Андрей Варнавский, старший научный сотрудник Байкальского филиала «Госрыбцентра»:

«Не вижу причин бояться повального истребления нерп, если откроют промышленную добычу, потому что на неё нет активного спроса. Он полностью исчез в 2002-2003 годах. Причины просты. Добывали исключительно кумутканов (детёнышей нерпы в возрасте двух-трёх месяцев), и только из-за их меха, чтобы шить верхнюю одежду. Спрос на мех пропал, значит — и на добычу нерпы тоже. Её мясо практически никогда у нас не использовали — оно малопригодно для еды. Когда-то давно ценился жир, потому что его применяли в домашнем хозяйстве за неимением альтернативы, а сейчас это неактуально. Туристам интересно покупать сувениры, сделанные из меха нерпы, но на изделия уходит совсем немного «сырья». А сами изготовители порой хитрят, выдавая купленный мех норвежской нерпы за «шубку» байкальской. Если людям нерпа была бы нужна, разве наш народ остановил бы запрет на её добычу? Я каждый год выезжаю на лёд Байкала. Если раньше видел повсюду следы мотоциклов и снегоходов, то теперь кругом практические нетронутое белое поле».

Точка зрения:

Борис Дицевич, старший научный сотрудник учебно-методического центра «Сибохотнаука» ИрГАУ:

«Отрасль добычи нерпы, которая исторически всегда была на Байкале, исчезает. Почти не осталось специалистов, занимающихся непростым процессом отлова. Образ нерпы сильно мифологизировали. Да, это один из символов озера, хотя соболя ведь тоже считают символом тайги, но используют же, и он приносит пользу. Мы, учёные, не призываем уничтожать нерпу и уж тем более не хотим подталкивать людей к браконьерству, но выступаем за рациональное и умеренное использование диких животных. Также я считаю, что фотоохота на нерпу или даже её туристический отлов могли бы помочь развитию зимнего туризма на Байкале».

Особое мнение:

Надежда Николаева, эксперт регионального туристического рынка:

«По своему опыту могу сказать, что туристы и иностранные, и русские нерпу любят, даже просят зимой устроить им «встречу» с ней. Экскурсии на Ушканьи острова, где находится самое знаменитое лежбище байкальского символа, всегда пользовались популярностью. Но в последние годы, чтобы увидеть нерпу, необязательно отправляться туда — животное замечали рядом с мысом Хобой, островом Замагой, на Малом Море. Нерпа и сама очень любопытное животное, подплывает, наблюдает за людьми, высовывает мордочку из воды. Часто людям удаётся сфотографировать её с берега во время прогулок. Причём раньше нерпу обычно встречали в июне и в июле, а теперь отдыхающие натыкаются на неё всё лето».

Шкурный интерес

В Бурятии вот уже несколько месяцев обсуждают идею возврата практики промышленного отстрела символа Байкала — нерпы. Аргументируют инициативу чрезвычайно разросшейся популяцией этого зверя. Сократить численность, по мнению представителей Росрыболовства, нужно для того, чтобы спасти ее от возможных эпидемий болезней. А заодно создать в регионе новые рабочие места. Почему чиновники склонны винить во всех бедах безобидных тюленей и к каким последствиям приведет охота на них, выяснял портал iz.ru.

Читать еще:  Новые правила регистрации маломерных судов

Расплодились тут

Еще в декабре бурятские чиновники решили взять под свой контроль вопрос регулирования численности нерпы на Байкале. На одном из местных телеканалов министр природных ресурсов республики Юрий Сафьянов заявил, что популяция нерпы на Байкале «превысила все разумные пределы» и, чтобы избежать печальных последствий, необходимо вернуть промышленный забой этих зверей. Идею тут же подхватили в Росрыболовстве и пообещали подготовить научное обоснование отмены запрета, введенного 10 лет назад. По мнению замглавы Росрыболовства Василия Соколова, охота на байкальскую нерпу позволит не только отрегулировать численность, но и создать рабочие места.

Озеро Байкал, нерпы

«Наша наука показывает достаточно большой рост численности этого вида, и это подтверждается данными академической науки. Поэтому предлагаю совместно с Минприроды внести изменения в правила рыболовства и открытие промысла», — отметил Василий Соколов.

Впрочем, точных данных ни в Росрыболовстве, ни в региональном министерстве природных ресурсов представить не смогли. Соколов оценил численность популяции байкальского эндемика примерно в 130 тыс. голов, а директор Байкальского филиала Госрыбцентра Владимир Петерфельд, который также крайне заинтересован в принятии подобных поправок, подсчитал, что оптимальная численность нерпы на Байкале 90–100 тыс. особей, а 30–40 тыс. можно без ущерба для экологии отстрелять. Данными о численности никто не обладает попросту потому, что последние 15 лет нерпу никто не пересчитывал.

В феврале к обсуждению темы подключилось Минприроды. В Иркутске прошло заседание межведомственной комиссии, на котором в числе прочих обсуждалась охота на нерп. Появился новый довод — якобы нерпа мешает рыбакам ловить рыбу и опустошает сети с омулем. Стоит отметить, что ловля этой рыбы находится под запретом. Кроме того, охота на зверьков может стать популярным досугом туристов и привлечь их в регион, уверены чиновники.

Истрепали нерпу

Сейчас за нерпами охотятся браконьеры, основной их интерес представляет жир этих зверей. Его используют для изготовления различных БАДов и препаратов для растирания. Мясо тюленей годится в пищу, но торговать им не выгодно. В советские годы оно в основном шло на корм пушных зверей. Из шкур нерпы некоторое время назад делали шубы, но мех взрослых зверей грубый и стоит недорого. Из него шили в основном шапки. Ценность представляет мех серки — детенышей тюленей, покрытых белоснежной шерсткой. Охота на них происходит с особой жестокостью: после первой линьки детеныша выманивают и отстреливают, а затем освежевывают. Это крайне неприятное и циничное мероприятие. В 1980-е годы промышленная ловля нерп всех возрастных групп оказалась под запретом.

На сортировке шкурок нерпы и белька

По мнению бурятских чиновников, времени прошло достаточно, чтобы этот запрет отменить. Вместо того чтобы бороться с браконьерами, чиновники из Бурятии предлагают дать им возможность легализовать этот бизнес и покупать лицензии на отстрел. На руку сторонникам промышленного забоя нерп сыграла недавняя массовая гибель нерп — в октябре прошлого года у берегов Байкала нашли свыше 140 мертвых особей. Чиновники утверждают, что причиной произошедшего стала инфекция, которая сгубила многочисленную популяцию. А если бы зверей было меньше, она бы распространялась не так быстро.

Впрочем, официально причина падежа так и не была установлена. Проведенная проверка не выявила химических загрязнений воды и констатировала лишь, что животные были ослаблены. Специалисты не обнаружили у погибших животных явных патологий, опасных вирусных заболеваний или паразитов. Эксперты выяснили, что большинство погибших нерп — беременные самки. По предварительным данным Россельхознадзора, смерть нерп наступила из-за остановки сердца, вызванной неизвестными причинами. Биологи Иркутского нерпинария сделали вывод, что нерп на Байкале «слишком много для того, чтобы животное чувствовало себя комфортно». Это обстоятельство сочли удобным для того, чтобы вновь напомнить о забое животных.

«После гибели нерпы нами опять поднимается вопрос о восстановлении промышленной добычи. Предлагаемые нами поправки уже ушли. Я думаю, что добыча нерпы все-таки будет возобновлена», — отметил тогда Петерфельд.

Охота на эндемика

Академическая наука, к доводам которой апеллируют сторонники идеи контроля численности, — это аффилированные НИИ, которые несколькими годами ранее демонстрировали опытные образцы колбасы из нерпы, и другие структуры, так или иначе связанные с рыбной промышленностью. Мнение сотрудников нерпинария также с трудом может претендовать на истину в последней инстанции. Это всё равно что узнавать о необходимости содержания в неволе амурских тигров у сотрудников зоопарка.

Директор Научно-исследовательского института биологии Иркутского государственного университета профессор Максим Тимофеев категорически не согласен с тем, что популяцию нерп нужно регулировать путем промышленной добычи этих животных. Более того, подобные действия, скорее всего, приведут к печальным последствиям. По его словам, гибель нерп — не уникальное явление, такие случаи фиксируют время от времени.

Если в 80-е годы была зафиксирована действительно массовая гибель нерпы — погибло более 6 тыс. животных, то последние случаи незначительны. Общая гибель не превышает и доли процента предполагаемой численности нерп. Никто из ученых не связывает это с «чрезмерной» численностью животных. Нерпа — естественный компонент экосистемы Байкала, природа сама регулирует ее численность. Для этого ей помощь охотников не нужна.

«Как только легализуют отстрел нерпы — ее на Байкале не станет. Причина простая — отсутствие должного контроля. Сейчас на Байкале запрещен вылов омуля, но на деле его можно купить повсюду. Раньше рыбаки ловили легально ­— теперь нелегально. То же самое будет с нерпами. Если разрешат массовый отстрел, то контролировать, кто и сколько добыл нерпы, также никто не будет», — пояснил Тимофеев.

Читать еще:  Расплодившиеся лисицы в Сергиевском районе Самарской области превратились в серьезную проблему

Директор НИИ биологии ИГУ предположил, что тема отстрела нерпы не имеет экологической причины, а на руку только коммерческим структурам, которые заинтересованы в развитии туристического бизнеса. Организация охоты на нерп и сейчас привлекательна для части состоятельных туристов.

Причем на нерпу охотятся легально — в законе есть лазейка, дающая коренным малочисленным народам квоту на добычу. Совсем недавно в январе в области разразился скандал: турфирма предложила организацию охоты на нерпу «под ключ» за 150 тыс. рублей. После того как на сайт с предложением обратили внимание, его вскоре закрыли. А создатели поспешили оправдаться, что это рекламный трюк и якобы животных никто не убивал.

Последний научно обоснованный подсчет численности нерпы проводил в начале 2000-х годов Гринпис России совместно с учеными Лимнологического института. По подсчетам этой экспедиции, поголовье составляло 67 тыс. особей. Специалисты утверждают, что за прошедшие годы число нерп физически не могло удвоиться. Экологи считают промышленную ловлю губительной для всей экосистемы озера.

«Бездумное вмешательство в жизнь нерпы может привести к последствиям, которые сейчас невозможно предсказать, а потом невозможно будет исправить. Между тем Байкал и так находится в сильнейшем стрессе как экосистема. На это помимо прочего влияют изменение климата, серьезное загрязнение, обеднение прибрежных экосистем, лесные пожары», — пояснил представитель Гринпис Санкт-Петербурга Евгений Усов.

С большим интересом к теме подключилось иркутское телевидение. Один за другим на ГТРК начали появляться сюжеты о том, что нерпы много и Байкал «перенаселен». Но зоологи в один голос твердят, что нерпа — эндемик, единственное млекопитающее озера и она тысячи лет справлялась со своей численностью.

«Всё чаще и чаще стали звучать заблуждения о том, что мертвая нерпа будет валяться по берегам, пойдут болезни. Но погибшие тюлени — это не проблема, их утилизируют другие животные. Экосистема Байкала прекрасно переваривает органические объекты. Одни только рачки способны в короткий срок очистить от мяса большую тушу до скелета», — рассказывает иркутский зоолог Виталий Рябцев.

Часто нерпы попадают в рыболовные сети, которые ставят на большой глубине, и гибнут там. Рыбаки просто выбрасывают туши.

«Ущерб, который нанесет легальная охота на нерп, не только экологический, но и моральный, — считает ученый. — Нельзя допускать этого бесчеловечного промысла. Это плевок в лицо. Тем более когда никаких экономических предпосылок для этого нет. Промысел принесет выгоду единицам, а моральные издержки от него огромные. Это лакмусовая бумажка, показатель нашей экологической дикости».

На Байкале могут разрешить охотиться на нерпу

23.11.2017 в 12:16, просмотров: 950

Охота на байкальскую нерпу запрещена с 2007 года. По этой причине популяция значительно выросла и животных начали поражать различные инфекции и болезни, что привело к гибели около 200 нерп в октябре этого года. В Байкале сейчас обитает около 132 тысяч нерп, а оптимальное количество — 90-100 тысяч особей. Представители «Госрыбцентра» предлагают возобновить промышленную добычу байкальской нерпы. Соответствующее предложение они направили в Министерство природы РФ. Об этом сообщает ИА «Телеинформ» со ссылкой на директора Байкальского филиала «Госрыбцентра» Владимира Петерфельда.

Однако, если поправки в законодательство примут, сложность может возникнуть с рынком сбыта. Спрос на нерпичий жир и шкуры существует, но куда девать туши и мясо – пока неизвестно. Раньше нерпами кормили хищников на зверофермах – черно-бурых лис, песцов. Но сейчас таких ферм нет. Жир нерпы в период разрешенной охоты использовали для лечения легочных заболеваний, а из меха шили шубы и шапки.

Стоит отметить, что в 2014 году Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии выступал за возобновление охоты на нерп. Представители института говорили о том, что животные приносят существенный урон рыбному хозяйству.

  • Самое интересное
  • Комментарии

Популярно в соцсетях

Сетевое издание «МК Байкал» baikal.mk.ru

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 — 57462

Учредитель СМИ – ЗАО «Редакция газеты «Московский Комсомолец»

Редакция СМИ – ООО «Тысяча вольт»

Адрес редакции: 664003, г. Иркутск, ул. Киевская, д. 7, оф. 105-106

Главный редактор Михеева Светлана Анатольевна

+7 395 262 79 01

Все права на материалы, опубликованные на сайте baikal.mk.ru, принадлежат редакции и охраняются в соответствии с законодательством РФ.
Использование материалов, опубликованных на сайте baikal.mk.ru допускается только с письменного разрешения правообладателя и с обязательной прямой гиперссылкой на страницу, с которой материал заимствован. Гиперссылка должна размещаться непосредственно в тексте, воспроизводящем оригинальный материал mk.ru, до или после цитируемого блока.

Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля».
Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».

Источники:

http://nat-geo.ru/nature/okhotu-na-baykalskuyu-nerpu-mogut-razreshit/
http://irk.aif.ru/society/ohota_na_simvol_stoit_li_vnov_razreshat_dobychu_nerpy
http://iz.ru/706929/anastasiia-chepovskaia/shkurnyi-interes
http://baikal.mk.ru/articles/2017/11/23/na-baykale-mogut-razreshit-okhotitsya-na-nerpu.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector