2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Рыбалка по-еврейски

Рыбалка по-еврейски

(отрывок из неопубликованной повести «Еврей из местечка Ляды»)

Эту историю придётся начать с нескольких слов о её герое – моём отце. Родом он был из еврейского местечка Ляды на Смоленщине. В 30-х годах прошлого столетия, совсем молодым, приехал в большой, промышленный Харьков, тогда – столицу Украины. Без всякого образования, практически малограмотный, но большой оптимист и, как сейчас сказали бы, пробивной парень, быстро устроился на завод «Серп и Молот» токарем. Вступил в комсомол, проявил себя на общественной работе и , как «выдвиженец», попал на один из крупнейших в Харькове и в стране завод ХПЗ. Его рост по службе в то бурное ( в смысле развития страны) время был стремительный. На этом заводе – танковом им. Малышева – он стал в итоге начальником отдела снабжения. И в этом качестве проработал более 50-ти лет до самой кончины. Снабженцем он был выдающимся, можно сказать, легендарным, известным далеко за пределами Харькова.
Его связывала большая дружба с генеральным директором завода, бывшим фронтовиком – танкистом, Героем Соц. Труда Николаем Семёновичем Лычагиным. Они дружили семьями, были соседями по даче в небольшом городке на Полтавщине Новых Санжарах, где отдыхали каждое лето.
А дальше – один из эпизодов этого летнего отдыха.

Во всех своих делах отец мой отличался умением добиться поставленной цели, непременно «решить вопрос». От природы он был, непоседлив и динамичен . Чего не умел делать, так это отдыхать.
Однажды вся колония отдыхающих решили поехать на рыбалку в Кунцево, где возле старой электростанции была плотина. Речка Ворскла там особенно полноводна. По мнению знающих рыбаков там полным-полно рыбы, только успевай вытаскивать.
Вооружились орудиями лова по полной программе, всевозможными наживками и в 4 часа утра на 2-х машинах выехали на рыбалку. Отец никогда в жизни не рыбачил. Его просто невозможно было представить долго, неподвижно сидящим, тем более, с удочкой в руке. Но он любил компанию и увязался с нами, просто так.
До места доехали быстро. Местные ребята повели нас на «прикормленные» места. Расположились. Закинули удочки. Красота кругом неописуемая. Широкая и величавая в этом месте Ворскла. Гладь медленно текущей воды. Над речкой ещё стелется утренний туман. К воде склоняются длинные ветви вётел. Вокруг дубравы, Только-только восходит солнышко. Тишина. Неслышный азарт ожидания. И вот, первые поклёвы. Кто-то уже вытаскивает первого окунька. Всеобщая молчаливая зависть. Однако все довольны самим процессом ожидания этой необыкновенной удачи, везения. Кто-то закурил, поменял наживку. И поклёвы всё-таки есть. И никого это спокойствие и томительное ожидание не напрягает, не нервирует.
И только одному человеку – моему папе — здесь неуютно, не по себе. Сначала он просто сидел рядом с кем-то из нас, но ничего на его глазах не происходило. Все уставились на воду и ничего и никого вокруг себя не видят! Стал он переходить от одного незадачливого рыбака к другому, пытаясь с кем-нибудь поговорить, но на него гневно зашикали, мол, не шуми, рыбу распугаешь.
К сожалению, отец был начисто лишен чувства красоты природы. Сидеть у реки, у костра, смотреть, как в чугунке булькает, варится уха, вести неторопливые разговоры, слушать байки, так, ни о чём — всё это не для него. Он всегда весь в конкретике, в деле. Для него важен только реальный, зримый результат.
И вот, немного побродив, возле рыбаков, увлечённых рыбалкой, никем не замеченный, он куда -то исчез. А к нам рыба всё не приходила….
Вдруг, примерно через час, эту благостную тишину нарушил уже совершенно не сдерживаемый, оглушительно-звонкий голос моего бати:

— Хватит хернёй заниматься, поехали домой завтракать!

Все, как по команде, повернулись. Перед нами предстал сияющий, победно улыбающийся Лев Евсеевич. В руках у него два больших ведра прекрасной, свежайшей речной и озёрной рыбы! На наших глазах содержимое этих вёдер он вывалил на траву. Тут были и щуки, и налимы, и сазаны, и крупная плотва, и караси. А отдельно в руке у него ещё кулёчек с мелкими окуньками и пескариками. Все тут же побросали рыбалку, окружили этот роскошный улов, любуясь прекрасной, блестящей в лучах уже высоко поднявшегося солнца,довольно крупной рыбой, которую отец победно представил для всеобщего обозрения.
Николай Семёнович – большой друг отца, обожавший его, главного снабженца завода, посмотрев на это богатство, горестно произнёс:

— Сорвал ты, Лев Евсеич, рыбалку. Но вопрос, как всегда, решил. Мы сюда зачем приехали? За рыбой. Рыба есть. Больше делать нечего! Такой рыбки, да столько, мы тут вовек не наловим. И кто же тут выходит главный рыбак? Гугель. Учитесь! Прав он, надо домой ехать, завтракать.

Стали мы интересоваться, где же он достал эту рыбу, и отец охотно рассказал:

— Скучно мне стало с вами, бездельниками, сидеть, да, вижу, и мешаю я вам. Но, глядя на вашу рыбалку, я понял, что рыбаки вы задрипанные. До вечера ничего не выудите. А рыба- то нужна к завтраку! Ну и решил: раз есть река, и, говорят, в ней есть рыба, должны же быть где-то и нормальные рыбаки, которые ловить умеют. Пошел искать, набрёл на колхозников, они тут рыбу сетями ловят. У них на это разрешение есть. Вот и купил у них два ведра рыбы вместе с вёдрами, а эту, что в кулёчке, они мне подарили.

Он весь светился радостью,хотя, по большому счёту, отцу и рыба-то особенно не была нужна. Есть её, если костлявая, он не умел, давился. Из всех рыб знал названия только трёх видов: щука ( её мама фаршировала), караси ( их она жарила и тушила в сметане, и косточки становились мягкими) и судак – он шел на «заливное» и тоже был без костей. Ну ещё, селёдка, конечно! Без неё какая же выпивка! Главное для него было – решить вопрос, притом ещё и на перспективу. За время своего отсутствия на нашей рыбалке отец познакомился с председателем колхоза – тот рыбачил вместе со своими рыбаками. Это знакомство закрепилось. Кое-чем отец помог колхозу: связи у него были большие.
А рыбой мы были обеспечены на всё лето…
.

Рыбалка по-еврейски

«Лаврак!» — восклицает рыбак и тут же убирает трофей в сумку.

В Яффе я побывал дважды. Основное население этого примыкающего к столице веселого портового города, в котором по преданию Ной построил ковчег, — поэты, художники, музыканты. И конечно же рыбаки. Каждое мое пребывание в городском районе, протянувшемся вдоль моря, сопровождалось встречей с представителями рыбацкого племени.

Основное место сбора местных рыболовов — отгороженная от моря длинным молом бухта, набитая рыболовецкими суденышками, яхтами, прогулочными катерами. Моря здесь почти не слышно, зато не умолкает разноголосый гул. Туристам интересно все: какую рыбу ловят местные промысловики и любители, какую снасть используют и что готовят из добытой морской живности. Еврейское приветствие «Шалом!» без напряга слетает с языка. Мне отвечают так же. Английский — второй после иврита язык в Израиле. Или третий. Часто, пытаясь что-то спросить или объяснить по-английски, я с трудом подбирал слова, напрягал память и вдруг слышал от собеседника: «Та говори уже по-русски!» Выходцы из бывшего Союза здесь встречаются повсюду. А уж рыбак-израильтянин рыбака-россиянина (равно как и украинца и белоруса) видит издалека. Бывший одессит Николай Ехануров уже десять лет живет в Тель-Авиве. Всем доволен. Главное — рядом привычный морской простор, и на велосипеде каждые выходные он выбирается в порт.

Читать еще:  Почему рыба не клюет

— У нас на Черном море, — говорит Николай, — я был первый спец по добыче кефали (тут она «бури» называется). И здесь я тоже не последний. Ее, кстати, в Израиле три вида: одна пасется только возле дна, две другие — в средних слоях.

Этой рыбешки в море очень много — ее тут называют коммунистом.

Он широко взмахивает удилищем, леска взвивается в воздух, и поплавок, утяжеленный хлебом, летит чуть ли не на средину бухты. В Израиле, как и во многих арабских странах, очень популярна пита — плоская лепешка, которая надрезается посередине, и в получившийся кармашек кладется что угодно: овощи, мясо, рыба, соусы. Удобно, аппетитно и сытно. Особенно для быстрого дорожного перекуса. Размокшие остатки этих лепешек я нередко находил на набережной Яффы. Как выяснилось, рыбаки, надрезав питу, выворачивают ее мякишем наружу, обматывают вокруг поплавка, утыкивают крючками и забрасывают в море. Этот способ ловли, как и сама снасть, называется малькодой.

Николай чуть подматывает леску, и тотчас вокруг приманки, что плавает на поверхности, появляются круги, раздаются всплески, и во все стороны летят серебристые брызги. Любителей полакомиться питой в подводном средиземноморском мире достаточно. Правда, вокруг хлеба крутится в основном мелочь. Но вот вода начинает сильно бурлить, ходить струями. Это идет крупная рыба. Со стороны трудно уловить момент поклевки, скорее, срабатывают опыт и особое чутье рыбака. Но так или иначе, а через пару минут на крючке уже болтается серебристая рыбешка. Возле крошек, что остаются на поверхности, какое-то время продолжают кружить стайки мальков. Николай бросает добычу в ведро, как мне кажется, без особого энтузиазма.

— Локус попался, совсем мелкий. Эти «пацаны» мне солидную клиентуру отпугивают. Такие дела…

На меня (а скорее, на мой нагруженный велосипед) обращают внимание другие рыбаки. Один с заговорщицким видом лезет в объемистую сумку и вытаскивает большую рыбину, очень похожую на нашего судака. «Лаврак!» — с гордостью восклицает он и тут же убирает трофей назад. Другой поддевает сачком в ведре темную неказистую рыбешку и объясняет: «Ее в море очень много, всеядная и вредная тварь, поэтому и прозвали коммунистом. Малейший укол плавником — будто получаешь удар током, боль такая, что скачешь на месте, как паралитик. Даже кошки от нее бегут». Солидный, с заметным брюшком дяденька, в традиционной еврейской шапочке — кипе, демонстрирует (не столько мне, сколько мальцу, стоящему рядом, наверное, внуку) пластиковую флягу с обрезанной горловиной, вставленной на прежнее место, но наоборот, как бы внутрь емкости, чтобы получилось что-то наподобие верши. Насыпав во флягу крошек и поместив в нее маленький заж-женный фонарик, он медленно опускает снасть в воду. По идее эта интересная придумка должна привлекать внимание рыбной живности…

Рыбак-израильтянин рыбака-россиянина видит издалека!

Из ресторанчика, расположенного в нескольких метрах от моря, доносятся щекочущие нервы запахи. Тут в основном готовят рыбные блюда из самой разнообразной морской живности. В том числе из свежего улова, который рыбаки привозят с моря. Рыбу тут же сортируют, а большие трофеи разделывают — что для себя, что на продажу.
Любое связанное с добычей, обработкой, приготовлением рыбы зрелище происходит на виду у праздной публики, которая прогуливается по набережной. Хочешь — смотри, любопытствуй, хочешь — приценивайся. Каждый рыбак тут немного актер. Не без того. Как и повар, который на глазах у туристов опускает рыбу на решетке в кипящее масло. Говорят, во время жарки при ярком свете рыба выделяет больше жира, что придает готовому продукту особый вкус. Кстати, названия блюд в ресторанном меню написаны на иврите, английском и русском языках. Кальмары жареные, креветки на гриле, денис, лаврак, пеламида белая, лобстер, стейк акулы, барбунья — симфония даров моря. Я добросовестно заполнил названиями страницу в своем путевом дневнике и на этом остановился. Мера всякому делу вера. Даже если дело это касается потребления рыбной живности. Хотя бы и глазами…

Дорога торопит меня. Я седлаю своего железного коня и отправляюсь дальше под хлопанье крыльев больших белых птиц, что сидят на мачтах рыболовецких суденышек, на буях и перилах (они здесь почти ручные, охотно принимают рыбу из рук). В отличие от европейских дорог, в Израиле на велосипеде можно передвигаться по любым трассам. Это, кстати, одна из привлекательных сторон путешествия по удивительной стране. Поставить палатку можно почти везде — это не проблема. Даже в пляжных районах Средиземноморья. И костерок соорудить. Не пионерский, конечно, а небольшой, для приготовления горячего. На окраине Яффы пляжный берег утыкан спиннингами. Возле них подремывают в шезлонгах рыбаки. Солнечный шар медленно скатывается за горизонт, ярко освещая пенистые валы, что ровными рядами накатывают на прибрежное мелководье. Располагаться на ночлег еще рановато, и я подкатываю (благо песок тут прибит волнами, плотный) к рыбаку в черных очках и накинутом на голову капюшоне.

— В прибой только тут и ловля — говорит он, поправляя колокольчик, что висит на леске. — Рыба, как и везде, есть и ест. Чтобы тебе понятно было: есть нормальная рыба (тот же карась, а по-нашему — денис), которая ловится на любую наживку, а есть с норовом (туна, например, или барракуда) — ее добыть не так просто.

Бывший столяр, семидесятилетний Мишка Лондон, как он представился, привык относиться к жизни философски, с легкой иронией. Так научила его судьба предков, да и собственная жизнь, в которой горя и радости было всегда пополам — что в Каменец-Подольском, где он раньше жил, что здесь, в Израиле. Рыбалка для него не зависит от количества пойманной рыбы. Мало ее или много — это ни плохо, ни хорошо. Это как есть. «Рыбалка? Таки да!» — говорит он с еврейской многозначительной грустинкой.

В приятном неспешном русле протекает наша беседа. Периодически рыбак с простым «пацанским» именем и звучной фамилией периодически подкручивает леску, вскакивает, если вдруг звенит колокольчик, вытягивает очередного карася, аккуратно ножницами отрезает кусочек кальмара, нанизывает его на крючок и, шагнув к морю, привычным прицельным замахом забрасывает наживку в пенящуюся воду, затем падает в шезлонг, и мы продолжаем разговор об особенностях национальной рыбалки.

Местный морской карась здесь ловится в основном в прибое, да и кефаль тоже. Их можно ловить на поплавочную снасть, но в бурлящей пенистой воде трудно уследить за поплавком, да и далековато забрасывать, без спиннингового удилища не обойдешься. Ловят и донкой. Груз до двадцати граммов летит далеко. Два-три поводка длиной не более десяти сантиметров. Насадки — куриная печенка, креветки (можно даже замороженные), разное мясо. С катера на донку ловить интереснее. Это вообще захватывающее занятие. Климат позволяет ходить в море круглый год, но лучше всего в марте, апреле, мае. Израильтяне среднего достатка обычно нанимают катер на пять-шесть человек, с каждого по пятьдесят долларов. Раз пять в год можно позволить себе такое удовольствие. В остальное время — с удочкой на пляже, в портах, на набережных.

Читать еще:  Совмещаем отдых на море и рыбалку

— Ты вот гуляешь на велосипеде, мы тоже вроде как балуемся, — замечает собеседник. — А серьезная рыбалка — это серьезные деньги. Тут все в разы больше, чем у нас… то есть у вас. Не каждый может себе позволить. Тем более тот, кто только приехал. Здесь не за удочку нужно сразу хвататься, а за голову. В Израиле нужно какое-то время пожить, освоиться. Первые полгода государство помогает, потом или плыви, или топись. Ну, или бери удочку и сиди возле моря. Так всю жизнь и просидишь. Есть и такие.
— Тоже, наверное, вариант…
— Таки да. Какая у тебя идея, такая и жилезнь…

Иначе и не мог закончиться наш разговор. Мерно, с привычной предзакатной тоской шумело море. Солнце погружалось в его пучину, и лишь красный ломтик виднелся над горизонтом. Вразнобой и все тише кричали чайки. Низко пролетел боевой вертолет. Мишке Лондону пора было сматывать удочки, а мне разбивать палатку…

Владимир Супруненко 25 февраля 2016 в 12:53

Фаршированная рыба по-еврейски

Фаршированная рыба по-еврейски — блюдо для выходного дня. Возможно, придется немного повозиться, но это как раз тот случай, когда «возня» доставляет удовольствие и процессом, и результатом.

Фаршированная рыба, гефилте фиш, — традиционное блюдо национальной еврейской кухни. Историки кулинарии утверждают, что евреи-ашкенази фаршировали рыбу еще в Средние века. Готовили крупную щуку, карпа, судака. Снимали с рыбины кожу и наполняли «чулок» рубленым фаршем из филе с овощными добавками. Сегодня «фаршированной рыбой» называют не только всем известную фаршированную щуку или карпа (его-то мы и приготовим), но и котлетки из рыбного фарша, отваренные в рыбном бульоне.

Кстати, о бульоне. Он получается густым рыбным желе, которое можно подавать как залив рыбу — тогда получится исключительно вкусная желированная заливная рыба без всякого желатина, так и отдельным блюдом.

Часто фаршируют карпа — это очень вкусная, жирная рыба с толстой кожей. Стоит, однако, иметь в виду, что «чулок» из рыбьей кожи нельзя набивать фаршем плотно — он лопнет. Поэтому если останется фарш, лучше слепить из него котлеты и положить готовиться в казан вместе с рыбой.

Чтобы получить правильную гефилте фиш, не нужно добавлять печенье, крекеры, соломку и прочие неподходящие ингредиенты, которые можно встретить в современных рецептах фаршированной рыбы по-еврейски. Раньше никакого крекера не было, но всегда была черствая, старая, добрая булка или батон, в крайнем случае, манка. Булку надо вымочить в воде или молоке, а добавляя манку, дать фаршу немного постоять, чтобы крупа набухла и впитала лишнюю влагу из фарша.

И последнее, что хотелось бы сказать: если у вас нет мясорубки, пользуйтесь блендером крайне аккуратно. Блендер перебивает рыбное филе на плотную однородную массу, в итоге фаршированная рыба не получится сочной и воздушной. Это будет однородный кусок из рыбного фарша. Мясорубка же оставляет небольшие кусочки рыбного филе в фарше (даже если вы перекрутите фарш несколько раз), а в разрезе рыба получится пористой, воздушной, сочной и очень вкусной.

Ингредиенты

  • карп 1 шт. (1,5-2 кг)
  • лук репчатый 3-4 шт.
  • морковь 1 шт.
  • булка черствая (или батон) 300 г (если манка — 4 ст. л.)
  • яйцо куриное 1-2 шт.
  • соль по вкусу
  • перец ч. м. по вкусу
  • масло растительное 1 ст. л.

Для начала рыбу нужно почистить от чешуи, промыть под проточной водой, обсушить бумажным полотенцем. Чтобы быстрее снять слизь, можно обсыпать рыбину крупной солью, втереть в чешую, а потом промыть.

Самая трудоемкая часть приготовления — снятие кожи. Делают это разными способами. Вот самые распространенные:

1. Отрезают голову и стягивают кожу «чулком». Кожу-«чулок» начиняют фаршем, зашивают в месте отреза головы, но голову не пришивают, а тоже заполняют фаршем. Затем все вместе отваривают и выкладывают на блюдо, стыкуя куски.

2. Способ, когда голову не отрезают, а рыбину разрезают вдоль брюха. Фаршируют, затем зашивают разрез.

3. Разрезают рыбу по спинке, убирают спинной плавник, идущий по всей длине рыбины и плотно «удерживающий» кожу, и потом снимают кожу. Фаршируют. Спинку зашивают.

Метод, используемый Татьяной, — «усовершенствованный» первый, не предполагает использования иглы и ниток и состоит в том, чтобы отрезать голову не полностью, «переломить» позвоночник, оставив кожу цельной, а затем стянуть кожу, помогая себе ножом и ножницами в местах крепления плавников.

Какой способ лучше, сказать трудно. Наверное, для каждой хозяйки свой.

Как приготовить фаршированную рыбу по-еврейски

Приготовление

Вначале я разрезала под плавниками брюшко до хребта, перерезала хребет, но кожу оставила в этом месте целой, чтобы не отделять голову . Удалила внутренности, промыла рыбу под проточной водой и снова обсушила бумажным полотенцем. Если рука у вас тонкая, она хорошо входит в брюшко, и внутренности можно удалить, так сказать, одним движением.

На следующем шаге я подрезала кожу ножом с тушки рыбы, поддела ее указательным пальцем и легкими движениями из стороны в сторону отделила от рыбной тушки. Повторяла так, пока не подняла всю кожу. Чтобы отделить кожу в районе плавников, кухонными ножницами или маленьким ножиком подрезала мышцы вокруг хрящей, держащих кожу, оставив хрящики на коже. Хвост, как и голову, оставила на коже.

Правильный «чулок» из рыбьей кожи выглядит примерно так, как на этой картинке. Как видите, вместе с кожей на месте остались голова, хвост и плавники.

Теперь, когда «чулок» готов, можно приступать к подготовке фарша. Острым ножом срезала филе карпа с костей. Если сделать это аккуратно не слишком удается, стоит взять обычную ложку с острым носиком и соскоблить ею остатки рыбного филе с костей.

Затем я приступила к подготовке фарша. Мелко нарезала лук, которого должно быть достаточно много, так как именно он дает рыбе сочность и сладость. Пожарила лук на слабом огне, до прозрачности, но без золотистости, поскольку золотистый лук даст горечь.

Рыбное филе, лук и предварительно замоченную в воде (можно в молоке) булку пропустила через мясорубку с мелким решетом. Чтобы не попадались мелкие косточки, фарш стоит перекрутить два раза. Посолила и поперчила фарш, добавила яйцо и хорошенько вымесила.

Читать еще:  Ловим налима — рыбу студеных ночей

На дно формы, в которой будет готовиться рыба (у меня это гусятница), выложила рыбные кости, нарезанные крупными кусками лук и морковь.

Неплотно, примерно на 2/3, наполнила фаршем рыбный «чулок». Если «набивать», кожа может лопнуть в процессе приготовления. Чтобы было легче, я смачивала ложку водой, набирала фарш и таким образом «упаковывала», распределяя фарш «внутри» и придавая рыбе форму. Зашивать ничего не надо.

Варка рыбы. Выложила рыбу в форму на овощи. Налила воды так, чтобы она покрывала рыбу не полностью, а на 2/3, и поставила на огонь. Когда вода закипела, включила самый тихий огонь, посолила и поперчила бульон, добавила лавровый лист. Готовила рыбу 1,5 часа, закрыв крышкой. После того как фаршированная рыба будет готова, торопиться тоже не стоит: она должна остыть в бульоне.

Что происходит во время варки? Кожа желируется (ведь в ней содержится коллаген), а если в фарше остались мелкие косточки, то они окончательно развариваются.

Затем я извлекла рыбу из бульона, переложила на удобное блюдо и поставила на несколько часов (лучше на ночь) в холодильник застывать, так природный желатин скрепит фарш, и рыбу будет проще нарезать на порции. Сколько дней фаршированная рыба хранится в холодильнике? 3-4 дня.

Бульон процедила, его тоже можно использовать. Он получается желированным, и его можно подать к рыбе в мелкой бульоннице. А можно отварить в нем картофель и морковь.

Охлажденную рыбу я нарезала на порции, выложила на блюдо для подачи, украсила только зеленью: карп достаточно жирная рыба, не стоит поливать его майонезом.

Как видите, в разрезе фаршированная по-еврейски рыба получается пористой и очень сочной. Для цвета можно покрошить щепотку паприки.

Рыба фиш по-еврейски

Что такое рыба фиш по-еврейски? Это отличное блюдо, которое можно готовить и на праздничный стол. Такое блюдо можно готовить из щуки или карпа. Подойдет любая речная рыба. В данном случае это амур.

ИНГРЕДИЕНТЫ

  • Речная рыба 1,5 Килограмма
  • Лук 2-3 Штуки
  • Морковь 3-4 Штук
  • Свекла 3-4 Штуки
  • Яйца 1-2 Штуки
  • Белый батон 1/2 Штуки
  • Соль и специи По вкусу

Шаг 1

1. Как и в случае готовки любого блюда из рыбы для начала нужно подготовить саму рыбу. У меня на этот раз был белый амур, но для приготовления данного блюда подойдет любая речная рыбка, с которой хорошо снимается шкурка. Отрезаем плавники, чистим тщательно нутро и моем тушку под проточной водой.

Шаг 2

2. Теперь нам нужно отделить шкуру от тушки. Для этого делается небольшой надрез возле головы (жабры тоже нужно убрать). Чтобы не использовать желатин я обычно завязываю в узелок плавники и чешую и варю в одном бульоне. Теперь нам нужно отделить мякоть от костей, после чего пропустить ее в мясорубке вместе с луком. В фарш добавьте яйцо и размоченный в молоке или воде батон. Специи и соль добавляйте по вкусу. Теперь ваша задача — хорошо «выбить» (вымесить) фарш. Затем готовым фаршем наполняется рыбная кожа и тушка зашивается вдоль к голове. Имейте в виду, что во время варки фарш увеличится, поэтому не набивайте рыбу слишком плотно (из остатка фарша можно приготовить рыбные котлетки).

Шаг 3

3. Чистим наши овощи, нарезаем их крупными кусочками и выкладываем на дно. Для красивого цвета можно положить чистую луковую шелуху. Опускаем рыбу и марлевый мешочек с потрошками. Заливаем все горячей водой и ставим на огонь. Варим 2 часа так, чтобы вода сильно не кипела. Для красивого рубинового цвета за 20 минут до варки я добавляю свекольный сок (50г). Выключаем нашу рыбу и даем ей полностью остыть. Во время варки не мешайте бульон, чтобы не повредить рыбу и овощи.

Шаг 4

4. Остывшую рыбу достаем и нарезаем на части острым ножом. Выкладываем кусочки в глубокую тарелку для заливного, вокруг выкладываем овощи. Заливаем бульоном, можно украсить зеленью и дольками лимона. Это придаст не только эстетичности, но и раскроет и усилит аромат готового блюда. Отправляем нашу рыбку в холодильник до полного застывания.

Шаг 5

5. Подавать можно порционно, а можно в емкости, в которой рыба фиш по-еврейски готовилась.

Охота и рыбалка

Фаршированная рыба по-еврейски — это праздничное угощение, которое не только красиво выглядит, но и очень интересное на вкус. Если вам надоели стандартные способы приготовления рыбы и хочется отведать чего-нибудь вкусного и необычного, то можно приготовить это блюдо.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Как ветеринар из Австралии пришила попугаю новые крылья

Австралийскому попугайчику по имени Вей-Вей подрезал крылья какой-то нехороший человек. Но на помощь птичке пришла доктор одного из медучреждений Брисбена, которая приделала протезы из перьев и зубочисток.

Ветеринар Кэтрин Апули (Catherine Apuli), работающая в The Unusual Pet Vets в Брисбене, подарила попугаю по имени Вэй Вэй возможность снова летать. Вэй Вэю обрезали крылья, чтобы он не мог улететь. Однако с помощью доктора Апули попугай все же смог подняться в небо!

Все, что для этого потребовалось, — это немного изобретательности и творческого подхода, а также пожертвованных перьев, клея и зубочисток.

Попугай по кличке Вэй Вэй не мог летать, потому что кто-то подрезал его крылья, но теперь он снова может парить в небе.

Для создания протезов крыльев для попугая ветеринар использовала пожертвованные маленькому зеленому созданию перья.

Ветеринар помогла Вэй Вэй снова взлететь, ведь женщина починила его крылья, пока птица спала. Вэй Вэй ничего не чувствовал, так как всю операцию находился в состоянии сна.

Доктор Апули подарила 12-недельному зеленощекому краснохвостому попугаю пару протезов крыльев, сделанных из перьев, пожертвованных клинике. Через несколько часов после процедуры, во время которой попугайчик спал, Вэй Вэй снова поднялся на свои маленькие лапки, а еще через какое-то время он уже совершал в воздухе маневры подобно настоящему летчику-асу.

Апули проделала процедуру, которая называется «imping», она состоит из восстановления поврежденных перьев путем прикрепления частей новых. В случае Вэй Вэй, в качестве элементов поддержки ветеринар использовала зубочистки.

Восстановление поврежденных перьев путем прикрепления новых частей известно как «imping».

Так он выглядит после того, как его крылья были дополнены новым оперением.

Это доктор Катерина Апули, ветеринар, которая спасла Вэй Вэй. Вэй Вэй стал жертвой «суровой» обрезки крыльев. Такую спорную процедуру некоторые владельцы экзотических птиц делают для того, чтобы не дать своим питомцам совершить побег. Раньше, до постановления крыльев, каждый раз, когда Вэй Вэй пытался взлететь, он падал на землю.

Неизвестно, кто именно подстриг крылья попугаю — был ли это предыдущий владелец пернатого, владелец зоомагазина или заводчик — главное то, что теперь малыш может чувствовать себя абсолютно полноценной птицей.

Посмотрите, как теперь великолепно выглядит птица!

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Источники:

http://www.proza.ru/2012/11/25/102
http://www.ohotniki.ru/fishing/places/article/2016/02/25/645439-ryibalka-poevreyski.html
http://volshebnaya-eda.ru/kollekcia-receptov/osnovnye-blyuda/farshirovannaya-ryba/
http://povar.ru/recipes/ryba_fish_po-evreiski-55702.html
http://handf.mirtesen.ru/blog/43155429251/prev

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector