0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Охота не только с ружьем…

Охота не только с ружьем…

Охота с луком — крайне популярный и интересный способ охоты, требующий от охотника физической силы, выносливости и наблюдательности

Фото предоставлено компанией «Интерлопер»

И сейчас в большинстве стран охота с луком — распространенный и вызывающий уважение способ охоты, достаточно сказать, что до 60% охотников в США — это «боухантеры». В соседней Канаде этот процент еще выше, до 75 процентов охотничьего сообщества этой страны с луком на «короткой ноге»!

Огромная индустрия обслуживает лучников всего мира, примером тому — выставка “ATA” (Archery Trade Association ), которую в этом году посетило более 19 миллионов человек. Этот ежегодно проходящий в США парад новинок от сотен производителей собирает сотни тысяч фанатов лучной и арбалетной охоты и спорта. Причем такая активность является характерной не только для «Сытого запада». В Казахстане стрельба из лука повсеместно распространена, так же как и в Южной Корее.

Фото предоставлено компанией «Интерлопер»

В то же время, пока по всему миру арчери тематика развивалась и крепла, необоснованные запреты на охоту с луком в нашей стране нанесли серьезный ущерб этой традиционной части нашей культуры. Во время существования Советского Союза луки были запрещены практически полностью, «на всякий случай». Даже каждый спортивный лук было необходимо регистрировать в соответствующих контролирующих органах. Не приходится удивляться, что Россияне оказались в своеобразном информационном «вакууме» — в 90-х годах в массовом сознании луки и арбалеты ассоциировались разве что, с Робин Гудом, Вильгельмом Теллем и самоделкой из шнурка и ореховой ветки.

И, несмотря на все это, на соревнованиях по стрельбе наши спортсмены стабильно берут первые места, огромная скорость роста заинтересованных людей в нашей стране (более 30 000 в год!) позволяет надеяться на возрождение этой славной традиции в сознании наших сограждан. Существующее законодательство РФ неоднозначно: разрешая покупки и владение без лицензии луками с силой натяжения до 27 килограмм, оно однозначно запрещает охоту в любом виде, так же как и рыбалку с луком — весьма распространенный способ отлично провести выходные и поймать себе вкусный обед. Охота с луком на данный момент существует только в частных охотничьих угодьях по договоренности с владельцем или администрацией.

Фото предоставлено компанией «Интерлопер»

Эта ситуация порождает коллизию которая привела к большому числу случаев браконьерства и повсеместному игнорированию законодательства в этой сфере, вместо набора разумных правил регулирования мы находимся в ситуации, когда на высшем уровне проблема просто игнорируется.

Тем не менее, эксперты отрасли высказывают мнения о неотвратимости легализации лучной и арбалетной охоты в нашей стране уже в достаточно близком будущем — существующее противоречие между бурно развивающимся сообществом лучников, и текущими неадекватными запретительными законами может быть решено только одним способом. За последние годы все большее количество охотников-«огнестрельщиков» узнает о луках, они уже не воспринимаются как бесполезные «игрушки» и завоевывают своих поклонников даже быстрее, чем растет количество охотников с гладкоствольными ружьями.

Фото предоставлено компанией «Интерлопер»

Конечно не стоит сразу надеяться на либерализацию законодательства «на полную катушку», по примеру Франции или Соединенных Штатов, где органы контроля требуют лишь наличие сезонного разрешения на охоту и практически не ограничивают вас в выборе оружия. Но, как известно, «отличное — враг хорошего», появление возможности охотиться легально будет уже крайне своевременным шагом. Даже пусть даже после сбора горы бумаг и разрешений.

На данный момент, широчайших выбор традиционных, спортивных и блочных луков и арбалетов уже ждет отечественного покупателя, в нашу страну поставляются как продукция западных (Hoyt, Bear archery, Barnett, Ten point) и корейских брендов (Samick, W&W), так и доступные по цене и не уступающие по качеству аналоги отечественных компаний, таких как, например, Interloper.

Ну, а в ожидании разрешения повсеместной охоты с луком мы всегда можем позволить себе стрельбу по обычным и 3D-мишеням, да и просто огромное удовольствие от практики в этом древнем и увлекательном искусстве — стрельбе из лука.

Что еще необходимо для охоты с луком и арбалетом вам могут рассказать консультанты компании ИНТЕРЛОПЕР — официального дистрибьютера лучших арбалетов и луков.

Подробности уточняйте по тел. 8-800-100-00-13, (495) 646-64-74, (495) 720-60-88.

Адрес розничного магазина: г. Москва, Хорошевское шоссе, дом 9, (м. Беговая), тел.: +7(499)762-81-37

ОГРН 1037730016543 ООО «Интерлопер» г. Москва ул. 4-я Магистральная дом. 11 корп. 2

Настоящий охотник бродит с ружьем, пока он жив и пока на земле не перевелись звери.

1) В охоте на волков – мало лишь зубоскалить. /Л. С. Сухоруков/

2) Для многих охота важнее добычи. /Константин Кушнер/

3) Если бы не власть желудка, ни одна птица не попала бы в силки охотника, да и сам охотник не ставил бы силков. /Муслихаддин Саади/

5) Если вы дадите кому-то рыбу, то вы дадите ему еду на один день. Если вы научите его ловить рыбу, то вы обеспечите его едой на всю жизнь./ Джон Каленч/

6) Женщина, которая никогда не видела своего мужа за ужением рыбы, не имеет понятия, за какого терпеливого человека она вышла замуж . /Эдгар Хау/

7) Из всех живых существ быстрее всех растет рыба, особенно уже пойманная . /Пшекруй/

8) Настоящий мужчина должен не только убить скотинку, но и вкусно ее приготовить. /Владимир Борисов/

9) Настоящий охотник бродит с ружьем, пока он жив и пока на земле не перевелись звери . /Эрнест Хемингуэй/

10) Охота… сближает нас с природой, приучает нас к терпению, а иногда и к хладнокровию перед опасностью. /Иван Сергеевич Тургенев/

11) Путь важнее, чем достижение цели. Не убитая антилопа доставляет нам счастье, а азарт охоты . /Эрнст Хайне/

12) Рыбалка – лучшее оправдание для выпивки в раннее утро . /Джимми Каннон/

13) Самыми крупными из пойманных рыб всегда бывают те, что сорвались с крючка. /Юджин Филд/

14) Сколько волка ни корми, всех лосей заповедника на него не спишешь . /Н. Кублицкий/

15) Чем длиннее руки у рыболова, тем меньше веры его рассказам. /Неизвестный автор/

16) Охотник: человек, демонстрирующий свою любовь к природе сквозь оптический прицел . /Бауржан Тойшибеков/

Кто заставляет этого молодого человека, отлагая только на время неизбежную работу или пользуясь полудневным отдыхом, в палящий зной, искусанного в кровь летним оводом, таскающего на себе застреленных уток и все охотничьи припасы, бродить по топкому болоту, уставая до обморока? Охота, без сомнения, одна охота. Вы произносите это волшебное слово, и все становится понятно. /Сергей Тимофеевич Аксаков/

Охота и Ружье

Так все и было

Женька Ковальчук, отслужив в автобате в армии, вернулся в родное село. Быстро женился и работу получил хорошую — нового директора возить на новом «уазике». Директор, Игорь Фёдорович, оказался большим любителем охоты и сразу объявил Евгению: — В первое же воскресенье поедем на охоту, на лис. Я за тобой заеду в 12 ночи, жди на крыльце.

Женя охоту не любил, на лис в особенности, но с начальством спорить не рискнул и без десяти двенадцать, тепло одевшись , стал ждать босса. Только босс его, ввиду слабого знания села, подъехал к совершенно другому дому. Жил там токарь Коля Ивченко, с женой и маленькой дочкой. Не обнаружив шофёра на крыльце, одетый в белый масхалат и взявший с собою ружьё для пущего эффекта Фёдорович начал тарабанить в окно. Дверь открыла жена Коли, Инга, но, увидев мужика в белом, тут же её захлопнула.

— Чего надо? — крикнула она.

— Женьку позови, срочно!

Не понимая причём здесь её семилетняя дочь Женя, Инга разбудила мужа, пытаясь объяснить ситуацию. Токарь был парень не робкий и, схватив топор, смело открыл дверь. Фёдорыч, увидев его ошалел:

— Ты что, сука, здесь делаешь.

Он подумал, что его шофёру изменяет жена. — Я здесь, сука живу! — проорал Николай. — Тебе чего от моей дочки надо.

— Какой ещё дочки?- проорал директор, -где Женя.

В ходе завязавшейся рукопашной, к счастью, без оружия, поднялся дикий шум, его услышал живший через дом Евгений. Подоспел он вовремя, не допустив кровопролития. Когда всё разъяснилось, директор молча пошёл к уазику. Одно хорошо в этой истории — лисы в ту ночь были спасены

Кремнёвые многозарядные магазинные ружья

Одновременно с появлением метательного оружия появилась проблема его скорострельности. С изобретением огнестрельного оружия проблема в очередной раз обострилась. Первое дульнозарядное оружие значительно уступало луку по этому показателю. Перед оружейниками возникла довольно сложная проблема. К чести наших далеких предков они нашли целую гамму способов ее преодоления. Скорострельность оружия удалось увеличить разными способами. Были изобретены перевертные, револьверные и многоствольные ружья. Во второй четверти XVII века в Западной Европе появились магазинные многозарядные ружья с кремневыми замками. Они стали первыми образцами, воплотившими в себе принципиально новые конструкторские идеи магазинного оружия.

Конструктивно выделились три варианта магазинного кремневого оружия. Первый вариант предполагал размещение небольших магазинов для пуль и пороха под замком, в цевье. Наиболее известным мастером, чьи изделия сохранились в российских музейных собраниях, является Каспар Кальтхоф. Сведения о мастерах того времени обычно бывают предельно скупыми, но о нем есть, что рассказать, благодаря кропотливому труду старшего научного сотрудника музеев Московского Кремля Е.А. Яблонской. Ей удалось установить детали его необыкновенной судьбы. Нидерландец по происхождению, Каспар Кальтхоф работал в Англии с 1628 г. при дворе маркиза Ворсестера. Прекрасному мастеру и конструктору в 1634 г. пожаловали кузницу и жилье в лондонском Тауэре. Для него же специально возвели стрельбищный вал в Воксхоле, чтобы испытывать ружья. Семизарядный Кальтхоф 0 Однако в Англии вспыхнула гражданская война, правящую королевскую династию Стюартов свергли, и к власти пришел О. Кромвель. Кузницу и жилье у Кальтхофа конфисковали, и ему пришлось покинуть Англию и перебраться на родину, в Нидерланды. Вскоре его как знаменитого оружейника пригласили ко двору датского короля Фридриха III в Копенгаген. Здесь он выполнял заказы на многозарядное оружие и делал даже водяные насосы.

Читать еще:  Отработка навыков правильной вскидки ружья

В родных Нидерландах его избрали губернатором города Дортрехта. Во дворе своего нидерландского дома Каспар Кальтхоф построил метательную машину — катапульту. Он мечтал поразить из нее Кромвеля, из-за которого ему пришлось лишиться имущества и уехать из Англии. Однако использовать катапульту не пришлось, так как династия Стюартов вновь воцарилась в Англии, и Кальтхоф смог вернуться в Лондон. Он снова работал на маркиза Ворсестера и даже на короля Карла II. В 1663 г. из Англии в Россию было направлено Великое английское посольство, которое должно было восстановить дипломатические отношения вновь правящей династии Стюартов с русским царем. Среди посольских даров в далекую Россию отправились изделия знаменитого мастера Каспара Кальтхофа. В Оружейной палате Московского Кремля есть несколько мемориальных предметов, которые были подарены Великим английским посольством русскому царю Алексею Михайловичу и его сыновьям на приеме в Кремле в феврале 1664 г. Среди поднесенных даров было семизарядное охотничье магазинное ружье мастера Каспара Кальтхофа, которое досталось царевичу Федору Алексеевичу.

Ружье хотя и не отличалось богатством отделки, но у него были другие достоинства — выдержанный английский стиль, тонкая гравировка на замочной доске и на курке, точность подгонки всех деталей и, конечно, конструктивное новшество — ружье было магазинное. Пулевой магазин, рассчитанный на семь пуль, разместился в цевье под стволом. Другой магазин — пороховой — находился в ложе под замочной доской. Для перезарядки ружья его устанавливали вертикально, дульной частью вверх. Спусковая скоба была одновременно и рычагом-подавателем в ствол пороха и пули из обоих магазинов, а затем пороха на полку из отдельного магазина. Этим же рычагом взводился и курок. Таким образом, можно было произвести семь выстрелов подряд. Это был не предел — в Эрмитаже хранится ружье такой же конструкции, выполненное неизвестным мастером, которое рассчитано на 15 выстрелов. В магазинных ружьях, которые изготовили зульские мастера, братья Зигмунд и Иохан Клетты, работавшие в Зальцбурге (Австрия), магазины для пуль и пороха располагались в прикладе. В прикладе ружья было больше места, поэтому вместимость магазинов удалось увеличить, и это было удачным решением. Система братьев Клеттов нашла последователей, ружья с магазинами в прикладе получили признание. Известно несколько мастеров, делавших подобное оружие. Помимо известного флорентийского оружейника Микеле Лоренцони делал ружья по системе Клеттов мастер Даниель Лагатц из немецкого города Данцига. Тридцатизарядное магазинное ружье мастера Даниеля Лагатца, начало ХVIII в. (собрание Оружейной палаты Московского Кремля).

Одно из его ружей хранится в собрании Оружейной палаты Московского Кремля. Ствол ружья в казенной части пятигранный; канал ствола нарезной. Замочная доска украшена растительным орнаментом. На стволе и на замочной доске одинаковые надписи — фамилия мастера и адрес. В прикладе помещены два магазина — для пуль и для пороха. Они заполняются через отверстия, напротив каждого есть надпись «для пороха» и «для пуль». На замке находится отдельный магазин для затравочного пороха. Из ружья можно было произвести 30 выстрелов без перезарядки магазинов. Родоначальником третьего варианта магазинных ружей, у которых магазины были разнесены по разным частям ружья, считается однофамилец Каспара Кальтхофа — Петер Кальтхоф. У ружья пороховой магазин находился в прикладе, а пулевой в цевье. На эту систему П. Кальтхоф взял патент в Нидерландах в 1641 году. Позднее, во время войны между Швецией и Данией в 1658–1660 гг., магазинные ружья по системе П. Кальтхофа были изготовлены для вооружения датских военнослужащих. В музее в городе Копенгагене имеются двадцать таких ружей.

Еще одно магазинное ружье с кремневым замком середины XVII в., которое находится в частной коллекции в России, привлекло внимание тем, что прямых аналогий его конструкции найти не удалось. Познакомиться с интересным предметом из частного собрания — всегда удача. Поэтому остановимся на нем более подробно. Ружье средней длины — 1084 мм (ружье, подаренное царевичу Федору Алексеевичу, — 1367 мм), с восьмигранным стальным стволом с гладким каналом. Прицельные приспособления — латунная мушка и стальной щиток прицела. В казенной части ствола сверху два отверстия, закрытые квадратными крышками с поперечными запорами. С правой стороны казенника ствола затравочное отверстие. Ложа — резьбой короткими косыми ложбинками. Цевье длинное, до дульного среза. Внутри цевья расположен пулевой магазин. Его закрывает стальная плотная крышечка. Чтобы ее не потерять, к ней прикрепили цепочку, второй конец которой закрепили на стальной накладке цевья. В прикладе ружья находится трубчатый пороховой магазин, который закрывает стальная крышка. Снизу в срединной части ложи расположены два рычага, которые двигаются в горизонтальной плоскости. Они досылают в ствол пулю и порох, заряжая ружье. Конструктивно это ружье ближе всего стоит к ружью Петера Кальтхофа для датской армии. Но есть отличия — ружье Кальтхофа имеет один управляющий рычаг и курок с внутренним расположением деталей. Ружье из частной коллекции снабжено двумя рычагами управления и наружным ударно-спусковым механизмом. Он располагается на замочной доске перед курком.

Вполне возможно, что описанное ружье из частной коллекции является опытным образцом, который мог сделать кто-нибудь из перечисленных нами оружейников, в том числе братья Клетты или Петер Кальтхоф. Большинство магазинных ружей имеют подпись мастера. Это объясняется тем, что изготовление сложного оружия требовало от мастера высокого профессионализма. Поставить свое имя на таком изделии было весьма престижно. Видимо, в данном случае мы действительно познакомились c экспериментальным ружьем. Магазинные кремневые ружья во всем своем многообразии являются уникальным явлением оружейной конструкторской мысли ХVII века. Сменились системы воспламенения заряда, появились современные патроны, но идея магазинного оружия прекрасно себя чувствует и в ХХI веке.

Быть правильным охотником (поговорим всерьёз)

Иду тропить зайца. За моими плечами «ижевка», рюкзак, в нем термос с чаем, бутерброды. Ночью шел снег, утром подморозило. Под ногами шуршит, рассыпается бисером белая крупа. Лес выбелился верхушками деревьев, на громадных соснах прогнулись под тяжестью мохнатые белые гирлянды. Свежо в природе, легко на душе, в мыслях одно: « Что покажет мертвая пороша?» Из хаты выходит мужичок, поворачивает в мою сторону, семенит ногами, изгибается телом, стараясь не заступить проторенную узкую дорожку. Одет он бедно. В заерзанной фуфайчонке, в старых, без шнурков, ботинках на босу ногу. На голове – бурого цвета шапка-ушанка.

Зовут его Игнатий. Когда-то он был заядлым охотником. Денно и нощно пропадал в лесу, на болотах, в пойме реки. Добывал лис, зайцев, копытных. Не браконьерничал? Наверное, да, как и все местные охотники, но меру знали, оттого и зверь и птица не выводились.

– Доброго вам дня! – весело кричу, когда наши пути сходятся.

– И вам тэж! – слышу в ответ. Прилив чего-то хорошего усиливается, хочется еще о чем-то спросить:

– Как она, жизнь-то.

– Та як. Паны и ранийше жилы и щас жывут, а хто лапу сосав… – Мужичонок не договаривает, поскальзывается, едва не падает в снег. Мы расходимся.

Игнатий уже не возьмет в руки ружье, не стрельнет по зайцу. Всему свое время. По дороге вспоминаю эпизоды своих былых охот, дни, проведенные в охотхозяйстве в качестве егеря. Будто наяву мелькают лица знакомых и не знакомых охотников, какие-то ничего не значащие детали, слышатся обрывки фраз… Роюсь в своей памяти, выискиваю: кого можно назвать правильным охотником?

Вот военные, солидные, выхоленные мужики, кто-то из них в звании генерала. У них своя философия, они всячески ищут повод для «разрядки». И не было случая, чтобы они не смогли хоть как-то отвести душеньку. Рядом с базой находились производственные помещения бывшего колхоза. Крыши мастерской, амбаров облюбовали голуби. После одной из неудачных охот, военные «расслабились» здесь по полной программе. Голуби со страхом носились от одной крыши к другой в поисках безопасного места, но не тут-то было. Грохотала канонада, стучала по шиферным крышам дробь, бились о землю несчастные птицы. Голубиная стая, наверное, была бы выбита, если бы не сказали осчастливленным охотникам, что привезли, заказанную им картошечку с огурчиками и грибками, пора – за стол.

Отдельная каста – депутаты Верховной Рады, «небожители». Всегда с отменным настроением. «Знамо дело…» – как любит повторять мой знакомый. Получили зарплату, суммы зашкаливают: тут и командировочные, и надбавки за интенсивность труда, за гостайну, на поправку здоровья… впереди парламентские каникулы, санатории, горнолыжные курорты, а на почин – охота, зимний лес, свежий воздух.

Начали, как всегда, с болота. Егеря выставили зверя. Кабаны нашли лаз, проскочили, посланные вдогонку выстрелы не причинили им вреда, следов стрижки и крови не нашли. На вечер предстояло ехать на вышки. Был обед, тосты. «Господа! Господа! Что я хочу сказать, эту рюмку поднимаю за тех, кто возделывает нашу землю! Хвала рукам, что пахнут хлебом!» Хороший тост как-то слабо увязывался с полями, заросшими бурьяном, деревьями самосеянкой. Полчаса назад топтали мы с народными слугами их вдоль и поперек: сколько еще будет ждать земля-кормилица своего пахаря, а тут такой тост… Подумалось: «как далеки они от народа», но самодостаточны, просты в обращении, говоруны. Вот люди, которые сумели наполнить свой внутренний мир позитивом, чего не хватает другим в нашей бренной жизни. В организации охоты на вышках с напарником мы не участвовали, но на другой день узнали (хотя об этом в хозяйстве говорить было не принято), что кабан был удачно отстрелян. Сторож Юра при этом c восхищением сказал: «О! вчера такие казаки были, уехали за полночь».

Читать еще:  Зачехленное ружье в лесу вне сроков охоты и закон

Их я называл «хозяевами жизни» – представителей силовых структур. Внешне они мало чем отличались от других охотников. Хорошо одеты, на дорогих машинах. Оружие имели покруче, чем у других, карабин СКС для них – рудимент. Так же говорливы, на почин расскажут пару сальных анекдотов. Охотно поделятся, как в одном из хозяйств отстреляли шесть кабанов: «Сколько печенки съели! А сколько выпито! А баня с бассейном! А девки. » Но вот проведен инструктаж, с ухмылками сделаны росписи в журнале, выезжаем в угодья. После того, как собраны ружья, «поправлен глаз», один из гостей командирским тоном начинает глаголить: «Значит, так, – обращается он к своим товарищам, – стреляем по всему, что летит и движется и никаких вопросов, я все беру на себя. А вам, – это уже касается меня и моего напарника, – каждому отдельный счет в швейцарском банке. Не пожалеете!» Я смотрю на напарника, он также как и я в недоумении от сказанного. За бутафорскими речами скрывается скаредность, жадность, неимоверная тяга к халяве.

Запусти их в угодья без контроля, выбьют все под чистую, и глазом не моргнут. О таких охотниках писал сто лет назад И.Ф. Рында, автор книги о Тургеневе, сам страстный охотник, природолюб: «По моему мнению, главная причина уменьшения дичи – жадность человеческая. Со всем можно бороться, только не с нею, не знающею пределов. …Мне, например, известны случаи, когда три охотника во время двухнедельной охоты взяли до двухсот дупелей. Я удивился только, будучи не в силах понять такой высокой степени жадности».

А вот мой, свежий пример. Прошлой осенью зашел в охотничий магазин прикупить патронов на голубиную охоту. Услышав о голубях, бойкий продавец, парень лет двадцати пяти, оживился: «В минувшие выходные около четырехсот патронов с товарищем «разрядили».

– Много взяли? – скорее утвердительно прозвучало в моем вопросе.

– Ого! – продавец осклабил большой рот, но, ни о месте, где охотились, ни сколько добыли глубей так и не сказал.

Около четырехсот патронов. Это ли не жадность! О последствиях не задумываются: а что будет в следующем сезоне? О какой правильной, рациональной охоте можно говорить. И ведь понимают, к каждому не приставят егеря, или охотинспектора, а раз так, выполнив норму отстрела, руководствуются пресловутым принципом: «на наш век хватит».

Вспоминаю мнение рядового охотника с 32-летним стажем Евгения, высказанное на охотничьем форуме:

– За время общения и охот с разной категорией граждан я не видел ни одного не браконьера в юридическом смысле этого слова. Независимо от статуса, достатка, занимаемой должности. Отличаются все охотники только степенью жадности (кто до мяса, кто до выстрела). Это относится и к гончатникам! Бьют зайца до последнего, даже не думая, как будут наганивать молодых собак. Мясники, одним словом. С возрастом охотничий пыл у всех убавляется, но это с возрастом и настрелом. Молодые люди, вступая в ряды охотников, сразу начинают с копытных. Другие охоты их почти не интересуют, потому, что «выхлопа нет». В ряды охотников вступают люди, понятия, не имеющие о зоофауне мест охоты. Полнейшая неграмотность присутствует и у старшего поколения, особенно в отношении птиц. Вот вам и система охотничьего хозяйства страны. Ныне охотники – не любители природы. Им все равно, что твориться с природой, ну хоть потоп, лишь бы можно было стрельнуть с лабаза по мясу. А еще барство. Ни один глава администрации и не подумает купить лицензию на копытных, либо так дадут, »за уважение», либо дадут пострелять, а кто проверит, кто накажет, рука руку моет. Нет уважения к закону, отсюда и закоренелое жлобство у обывателя и наглость у тех, кто хоть при какой-то власти. Это, относится и к надзорным органам от охоты. Я не скептик, я реалист. От дворняги не может родиться пойнтер. Чтобы сделать охоту правильной, нужно с детства читать Пришвина, Мамина-Сибиряка, Аксакова, Янковского, Черкасова, Сетон-Томпсона, Джека Лондона, наконец.

Со сказанным можно соглашаться или нет, можно приводить свои доводы. Разумеется, бросать тень на всех охотников нельзя, речь идет не о тех, для кого правильная охота, общение с природой, все же главнее, нежели кусок незаконно добытого мяса. Хотя и от дичи, изъятой по правилам, истинный охотник не откажется. И все же чтение классиков охотничьей литературы, думается, вряд ли поможет усвоить азы правильной охоты. А если и поможет, надолго ли?

Именно благодаря тем «стрелкам», о которых упомянул, у «зеленых» сложился негативный стереотип об охотниках – как убийц всего живого на земле, хотя охота и убийство ничего не имеют меж собой общего. Попытайтесь объяснить тем же «зеленым», что убивать диких животных, куда гуманнее, чем выращенный на убой домашний скот – «ну, что вы», и слушать не захотят.

Заячий след потянул в густоту леса, а из него в болото, заросшее ивняком, осиной. Место оказалось знакомым. Вспомнил, как в прошлом сезоне охотились на зайцев и как опростоволосился здесь молодой охотник, на которого вышел лось. Тот не, задумываясь, пальнул по нему дробью. Подобный случай не то, что грубейшее нарушение, – преступление. К счастью, промазал. И это после инструктажа, росписи в журнале…

А разве допустимо использовать бедственное положение зверей при их добыче, палить по самкам птиц и зверей, стрелять по косуле, идущей с детенышем, свинье с поросятами, в зайца на лежке… Можно и дальше приводить обширный свод охотничьих правил, которыми необходимо руководствоваться человеку с ружьем.

Я же пытаюсь ответить себе: «Трудно ли быть в наше время правильным охотником?» Ведь охотится обоснованно, строго придерживаться и выполнять все прописанное общепринятыми правилами – это, конечно, дорого стоит, но еще не значит быть правильным охотником. И отвечаю: «Трудно».

Кто-то сказал: «Следование правильной охоте – это удел нравственно зрелых людей, со сложившейся психикой». И тут встает далеко не праздный вопрос: больное общество может дать таких людей? Где элементарные права людей, в том числе и рядовых охотников, нагло игнорируются, где бабло чуть ли не единственный «ингредиент» в отношениях между людьми. Скажете: «Причем здесь охота?» Как же… разве человек, живущий в таком обществе, хочет он того или нет, осознанно или на подсознательном уровне, не может наследовать пороки, дурные привычки, гнусные поступки членов своего сообщества?

О какой правильной охоте может идти речь, если он, охотник, далек от своего внутреннего совершенства.

Думается, мораль, а не перечень требований, что тоже необходимо, определяет поведение правильного охотника. Главное мерило здесь, не то, что тебя кто-то накажет, а то, что ты перестанешь жить в ладу с совестью. Как говорил А.С. Пушкин: «Ты сам свой высший суд». В этом плане характерен пример японского самурая, который в душе струсил в бою, хотя об этом никто не знает и бой закончился победой. Самурай приходит к своему главному и говорит: «Я струсил, я должен совершить харакири». Его знают как достойного воина, отговаривают. Но тот непреклонен и карает себя. Вот пример, когда жесточайшие этические категории вошли в кровь и плоть воина, и которые нельзя переступать. Нет-нет нам не до… хотя бы осознать и придерживаться охотничьих норм и правил и изымать именно то, количество диких животных и птиц, которое не приносит вреда популяции.

Я возвращаюсь с охоты. Неудачной. Но настроение не худшее. Впереди горбилась от снега, будто накрытая белым саваном, крыша моего деревенского дома, который купил для охоты. Итожу свои думы. Перед глазами прошли вереницей охотники. Их лица – добрые, приветливые, хлебосольные, недоброжелательные, так себе на уме, почти не запомнившиеся. но не решаюсь назвать кого-либо правильным охотником.

Не давала покоя кем-то брошенная фраза: «Если основной закон бытия – борьба за выживание, то каждый имеет право на жестокость и бесстыдство». А вы согласны с этим?

Человек с ружьем: от простого охотника и до президента

На территории большинства регионов Российской Федерации начался плановый зимний учет животных. Данные будут использоваться при определении квот на добычу зверей в следующих охотничьих сезонах. Как меняется отношение к охоте в нашей стране, разбиралось Федерального агентство новостей.

С древних времен и по наши дни множество мужчин в мире справедливо считает, что охотники — это лучшие люди на земле.

У «человека с ружьем» — охотника — складываются особые отношения и с природой, и с человеческим обществом. Охотник — это тот, кто стоит между мирами: миром людей и миром диких животных, изначальным и непокорным.

Читать еще:  Делаем приваду для карповых правильно

Тем более остро это чувствуется в громадной и малолюдной России, где вторая реальность — мир лугов, лесов, тайги или гор — может начинаться на окраине большого города, сразу за концом первой, рукотворной.

Отсюда и понимание того, что охота в России — это не какая-то забава, а дело для настоящих мужчин, освященное вековыми традициями.

Кодекс чести

В первую очередь, охотник — это не тот, кто много или метко стреляет. Настоящий человек охоты — это человек чести, внутренних этических и моральных правил, которые он никогда не нарушит. Ведь обычно у охотника нет зрителей или поклонников на многолюдных ревущих трибунах — свое увлечение он делит не со стадионом или концертным залом, а с диким лесом или широким полем.

Охотничьи правила, традиции и ограничения — это не просто свод инструкций, хотя, скажем, «Правила охоты» в редакции 2017 года включают более 60 статей с массой приложений. Главное то, что охота — это неписаный, но свято соблюдаемый кодекс норм поведения и практика собственного самоограничения, которые и позволяют охотнику превратить свое увлечение из страсти в занятие, схожее со служением.

Выполнение таких неписаных правил охоты всегда добровольное и зависит исключительно от воспитанности, грамотности, чести, достоинства, специальных знаний, культуры и этики настоящего охотника. Культурный охотник никогда не присвоит чужой добычи, а оставляя охотничью избушку на дальней заимке, всегда соберет в ней запас дров и консервированных продуктов. Он знает, что лес не любит шутить и кому-то, возможно, эти предусмотрительные усилия спасут жизнь.

Нравственный охотник всегда окажет помощь дикому животному, ставшему жертвой стихии или браконьерской охоты, — ведь его собственная охота всегда идет по правилам и в рамках непререкаемых ограничений. Он не будет стрелять по сидящей или плавающей добыче — ведь в таком выстреле исподтишка нет никакой храбрости или доблести.

Настоящий охотник не будет стрелять по стае птиц и тем более дробью, по зайчихе в лежке или по старке, которая притворилась раненой и затихла.

Все это именно неписаные правила, но их нарушение всегда ложится тяжким грехом на совесть настоящего охотника.

Ни в каких правилах охоты не прописано неуемное потребление алкоголя (до, после, а то и вместо охоты), стрельба по бутылкам или шапкам, а то и вовсе бессмысленные «салюты» в связи с окончанием охотничьего дня. Как нет на охоте места мату, дракам, шумным застольям или хвастовству своим новеньким полуавтоматическим оружием. Всю эту суету стоит оставлять в городе, а не тянуть с собой в то место, где есть только ты и природа вокруг тебя.

Ну и, конечно, культурный и сдержанный охотник никогда не опустится до ставшего нынче типичным жлобства, когда охота ведется с применением всего арсенала технических средств и приспособлений, совершенно несвойственных традиционной охоте. Охотник с капканами или охотник, палящий по горным баранам с вертолета, — уже не охотник, но садист и убийца. Для которого уничтожение животных превратилась в кровавое сафари, не имеющее ничего общего с традициями охоты.

И еще кое-что. Подлинный охотник лучше всех прочих людей знает: сам он — тоже может оказаться «дичью» для тех великих сил, что управляют этим прекрасным миром. И поэтому он идет на охоту со смирением, понимая, что зверь и охотник — равны. И, осознавая это, охотник сделает все, чтобы отказаться от привычек типичной жертвы и избежать чужих силков. Поэтому жизнь охотника — безупречна.

Нужна ли России охота?

Часто в сознании современного городского жителя охота ассоциируется исключительно с богатыми забавами узкого слоя национальной элиты. Почему это происходит, совершенно ясно — многие из городских жителей лес видят два-три раза в год, исключительно в сезон своей собственной, «тихой» грибной охоты.

Для таких людей охота и в самом деле кажется чем-то странным. Зачем, мол, стрелять в невинных зверушек, лисичек, зайчиков, свинок и прочее «ми-ми-ми»?! Мы должны их охранять и заботится о них, как в детских сказках!

Но реальность дикой природы совсем другая — чаще всего она равнодушна к человеку, а то и открыто враждебна. Так, только от нападений медведей на человека в России ежегодно фиксируется до 10 случаев со смертельным исходом и около сотни случаев, которые закончились не столь трагично. Большая часть таких нападений характерна для Сибири и Дальнего Востока.

А вот для жителей Центральной России наибольшую опасность представляют… лисы и енотовидные собаки. Каждый год в России фиксируется более 100 случаев нападения лисиц на человека. Конечно, подавляющая часть этих нападений приводит только к ранениям, но и это представляет страшную опасность — ведь лисица является одним из основных переносчиков бешенства. Вот такое, понимаешь, «ми-ми-ми».

Немалую опасность для людей представляют и крупные копытные — лоси, маралы, лесные кабаны, которые тоже могут вести себя агрессивно по отношению к людям. Вот лишь два характерных примера.

В сентябре 2017 года испуганного лося смогли остановить только возле столичной станции метро «Выхино». После чего все запомнили «рецепт от Николая Дроздова», который предложил москвичам брать веточки и отгонять надоедливых лосей назад в парк «Лосиный остров» с помощью заветных слов «кыш-кыш». Как запомнили и «звездный ролик с YouTube» о диком кабане, угодившем в жилой район дальневосточной Находки и счастливо получившим по морде выброшенной раковиной. А ведь есть немало историй, когда нападения копытных заканчивались не менее трагично, нежели встреча с медведем.

Интересно, что норму «вынужденного отстрела» животных признает даже руководитель программы по сохранению биоразнообразия WWF в России Владимир Кревер. По его словам, такая норма даже необходима, так как позволяет не только обеспечить безопасность людей, но и избавить от мучений больных и покалеченных животных. Все дело в том, что в дикой природе функции охотников берут на себя хищные животные, а в современном мире такое часто невозможно.

В нашем примере, уже упомянутый национальный парк «Лосиный остров» находится в городской черте столичного мегаполиса, но при этом благодаря усилиям людей вся Московская область свободна от медведей и волков, которые являются естественными регуляторами численности крупных копытных. Так что удивительно не то, что лось оказался возле московского метро «Выхино», а то, что он не забрел на Красную площадь.

Кстати, норму экстренного отстрела планируют узаконить в России. Минприроды предлагает использовать эту крайнюю меру в отношении диких животных, если они создают риск для жизни и здоровья людей. Такая необходимость может возникнуть в районах распространения волков, медведей, лосей и диких кабанов при появлении опасных или больных животных возле жилья человека.

И, все-таки, «за охоту»!

Без сомнения, большая часть российских охотников — законопослушные люди. Причем это касается не только рядовых охотников, но и тех самых представителей российской элиты, об охотничьих излишествах которых так любит писать желтая пресса.

Скажем, несколько раз в нарушении кодекса охоты пытались обвинить министра обороны России Сергея Шойгу. Происходило это ровно до тех пор, пока сам Сергей Кужугетович не выдержал этих инсинуаций — и пригласил корреспондентов «Новой газеты» к себе «на ковер».

Как оказалось, охотится Шойгу много и часто, только вот всегда с лицензией и исключительно в официальных охотничьих угодьях, благо в его родной Туве их в избытке.

Более того, министр обороны рассказал, что его воспитание в охотничьих традициях накладывает на него и нравственные ограничения. По словам Шойгу, для него просто недопустимо убить животное, а потом, как пример, выбросить тушу в реку или оставить в лесу.

Сергей Кужугетович честно признался, что неписаный кодекс часто гораздо строже законов или инструкций: настоящий охотник, кем бы он ни был, никогда не убьет зверя, за которым он охотился больше суток, не будет стрелять в дерущихся между собой маралов… Просто потому что в первом случае — это вопрос уважения к сильному противнику, а во втором — уникальное зрелище, которое имеет ценность гораздо большую, нежели убитый олень.

Тем более оскорбительно для настоящего охотника участие в «потешной охоте», когда стрельбу ведут с оборудованной вышки, попивая коньяк или кофе и постреливая в животных, которых подгоняют к охотнику обученные люди.

Неудивительно, что после такого откровенного интервью «Новая газета» раз и навсегда закрыла тему «элитной охоты» и больше не возвращалась к сомнительным «расследованиям».

Интересно и отношение к охоте президента России. Владимир Путин выразил его в своем интервью популярному журналу Outdoor Life. По словам главы государства, культура охоты сейчас все чаще приносится в жертву уже набившей оскомину политкорректности, в то время как охота является «одной из самых ярких национальных традиций».

При этом Владимир Владимирович подчеркнул, что он категорически против бесконтрольности, массового отстрела зверей или бесконтрольной рыбалки. Но при этом считает охоту «естественной для человека вещью, неотъемлемой частью жизни наших предков».

Касательно же уместности образа «человека с ружьем» применительного к собственной фигуре, Владимир Путин напомнил американскому журналу об известных фотографиях американского президента Теодора Рузвельта, на которых тот запечатлен не просто с ружьем или удочкой, а с собственноручно убитым львом.

Охота — это не только русская, но и мировая традиция, отказ от которой вряд ли украсит или обогатит мировую культуру и ту самую традицию, которую мы все хотели бы сберечь.

Источники:

http://www.ohotniki.ru/weapon/bows/article/2014/02/14/640856-ohota-ne-tolko-s-ruzhem.html
http://zen.yandex.ru/media/id/5aae42af55876b37fbba349c/5beadcf75521b800ab4e3d79
http://pikabu.ru/tag/%CE%F5%EE%F2%E0,%D0%F3%E6%FC%E5/hot
http://www.hunting.ru/blogs/view/166686/
http://riafan.ru/1018530-chelovek-s-ruzhem-ot-prostogo-okhotnika-i-do-prezidenta

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector