0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Охота без ружья

Охота без ружья

С весенней охоты я возвращался под вечер. В одной руке держал ружье, в другой — рюкзак с трофеями — тремя утками. У входа в дом встретил соседа Федора Кирилловича Трапезникова. Будучи в хорошем настроении, какое обычно после удачной охоты, я решил свои трофеи показать соседу. Не без гордости вытащил из рюкзака чирка.

Федор Кириллович взглянул, потрогал крылья, погладил спинку утки, спокойно произнес:

— А теперь посмотрим мои трофеи.

Он открыл папку, и я увидел цветные фотографии, на которых запечатлены зеркальное озеро, молодые березки, взлетающие с воды утки. На одном из снимков — ослепительной белизны лебедь с тонкой длинной шеей, широким размахом крыльев, крупными круглыми глазами. Затвор фотоаппарата сработал в момент посадки птицы на воду.

Зачем ездить на охоту

С Федором Кирилловичем я познакомился лет пять назад, когда переехал на новую квартиру. Была осень — то время, когда на деревьях багровели листья, высоко в небе косяками с тревожным криком пролетали гуси. Бывало, засиживались во дворе на лавочке под раскидистым тополем, говорили о том, о сем. Федор Кириллович в широких старомодных брюках серого цвета, в кепке с большим козырьком, клетчатой рубашке чаще молчал и слушал мои рассказы об охоте, рыбалке.

Однажды, когда солнце клонилось к закату, я сидел на скамье у тополя и из плотной кошмы вырезал пыжи для патронов. Ко мне подошел Федор Кириллович.

— Заряжаем патроны? — тихим голосом спросил он.

— Завтра на рассвете едем! — радостно сообщаю ему.

— На дальние озера, поблизости теперь делать нечего, — отвечаю.

— И охота вам рано вставать, мерзнуть поутру, тащиться неизвестно куда? — с сочувствием сказал Федор Кириллович.

— Ну, как же. свежий воздух, просторы. для горожанина прямо-таки эликсир, — начал я убеждать соседа. — Да и душа требует. И потом представьте себе уточку, зажаренную, запах какой! Что может быть вкуснее?

Альтернативное предложение

Вижу, что последний довод для Трапезникова более убедителен. Он оживился, встал со скамьи и произнес:

— Это верно, что вкусно, то вкусно. Да еще бы с этим, как его, хренца бы добавить, э-э-э-х, — причмокнул губами сосед.

Федор Кириллович постоял молча, похрустел пальцами, а потом вдруг проговорил:

— Знаете что. Давайте завтра посидим у меня. Зарублю петуха, натру хрена, и не надо вам ехать на эти проклятущие озера, нечего соскакивать спозаранку, мясо ничуть не хуже, а даже лучше.

Я взглянул на Трапезникова и понял, что сказал он вполне серьезно. Думаю, решил пожалеть меня.

— Простите, Федор Кириллович, — говорю ему, — но главное для меня на охоте не добыча, а чистый воздух, красота утренней зари, голоса птиц.

После того разговора изредка мы встречались, сиживали на лавочке, но интерес у меня к нему пропал. Он больше говорил о том, как привезти перегной на дачу, где можно купить цемент, шифер. Говорил обстоятельно, с тем особенным наслаждением, когда человек поистине увлечен.

С наступлением зимы, весной мы и вовсе мало виделись, при встрече кивали друг другу. Но вот настало тепло. Наш раскидистый тополь во дворе оделся в темно-зеленые листья.

Семья скворцов

Однажды, когда ярко светило солнце и деревья стояли, не шелохнувшись, я подошел к нашей лавочке и сел рядом с Федором Кирилловичем. На приветствие он кивнул головой, а сам продолжал смотреть на тополь, откуда доносился щебет птиц.

Вы только поглядите, что делают, какие умницы. Надо же! — восхищенно говорил сосед.

Я взглянул туда, куда указывал Федор Кириллович, и увидел двух скворцов. Лоснящиеся на солнце, они скакали с ветки на ветку, щелкали, посвистывали, но от своего домика не улетали. Приблизившись к входу в скворечнику, птицы стали еще активнее издавать звуки, пока оттуда не показывался оперившийся птенец.

— Хочет выманить, летать надо, понимаете, пришла пора, — серьезно сообщил мне Федор Кириллович.

Для меня был неожиданным его интерес к жизни птиц. Он всегда был равнодушен, когда заходил разговор на такие темы А тут вдруг…

Пока я размышлял над этим, скворцы улетели.

— Понимаете, какая штука, хотя нет, чтобы понять, надо понаблюдать дня два-три, — снова заговорил сосед.

Первый полет

Тем временем скворцы вернулись. Один из них держал в клюве длинного дождевого червя. Он подлетел к входу в скворечник и показал добычу птенцу. Тот пискнул, вылез наружу. Скворец стремглав отлетел и сел на ближнюю веточку.

— Вона, как, видали, вона. — не сводя глаз со скворца, сказал Федор Кириллович.

Я понял, что мы видим один из редких и интересных моментов в жизни птиц. Родители решили, что их детям пора пробовать крылья, но из-за страха они не делают это.

Птенец с крылечка скворечника вдруг прыгнул на веточку и потянулся клювом к дождевому червю. Скворец резко отступил назад, вспорхнул. Птенец решил не упускать корм и… сорвался с ветки.

Сначала падал он камешком, но потом вдруг взмахнул крылышками и, отлетев метра на три-четыре от дерева, приземлился. При этом кувыркнулся, однако был невредим. Что тут началось! Скворцы подняли крик, закружили, то садились рядом с ним, то снова взлетали.

— Расскажи кому, не поверят, ей-богу, не поверят, — с волнением произнес Федор Кириллович. — Обхитрил мальца, скажете вы, а! Перехитрил, червяком выманил его. А так бы сидел скворчик в своей «хатенке» неизвестно сколько. Заснять бы все это на пленку да в журнал или в газету. Подробно, все как есть, интересно было бы…

Успех фотоохотника

Я побежал домой, чтобы взять фотоаппарат. Вскоре мы с Федором Кирилловичем, крадучись, щелкали его затвором. Сначала снимал я, потом сосед. На второй день с радостью рассматривали снимки. И скворец, и птенцы видны отлично. Настоящий очерк фотоохотника.

Вскоре я забыл об этом случае. А Федор Кириллович продолжал наблюдать за скворцами. Об увиденном нередко рассказывал знакомым.

Но самое невероятное то, что он купил фотоаппарат и начал снимать не только скворцов, но и других птиц, выезжал на озера, где много уток, гусей. Его снимки публиковали на страницах областной и районной газет.

…Трапезников быстро уходил со двора. Я завязывал рюкзак и чувствовал, как у меня загораются уши, щеки.

Автор — Анатолий Лысенко, Кокчетав — Новосибирск.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Это не охота, это – бойня: что думают о принятом законе о вольерной охоте зоологи и охотоведы

В феврале Госдума одобрила, а президент подписал закон, регулирующий вольерную охоту. Закон дает легальное право убивать животных на замкнутой территории. Одни из авторов документа — известный любитель охоты Николай Валуев, чьи выставленные в соцсетях фото с убитыми животными не раз вызывали широкий общественный резонанс, и Владислав Резник, прославившийся предложением разрешить охоту на редких животных.

Читать еще:  Чистим ружье правильно


На вольерную охоту не будут распространяться ни лимит, ни квота добычи, ни сезонные ограничения. Достаточно купить путёвку и идти убивать животных, по факту не имеющих возможности скрыться. Петицию против легализации такой «охоты» на change.org подписали более двухсот тысяч человек, зоозащитники выходили на улицы с пикетами против вольерной охоты.

Однако депутаты эти доводы не услышали. А необходимость принятия разработчики подкрепили ссылками на подобный опыт за рубежом и подчеркнули, что как минимум 50 гектаров, необходимых для вольерной охоты, — это гуманное обращение с животными. При этом в вольеры никого из посторонних пускать не будут. Перечень объектов охотничьей инфраструктуры определит Правительство, а требования к земельному участку — Министерство природных ресурсов.

На полях отметим, что такие охотхозяйства уже существуют в России и в Тверской области в частности. Однако они до сих пор не были легализованы. По данным госохотреестра, в 2018 году в России 183 охотпользователя осуществляли деятельность по содержанию и разведению охотничьих ресурсов в полувольных условиях на 236 объектах охотничьей инфраструктуры.

Корреспондент ТИА Юлия Островская поговорила о резонансном законе с известными зоологами Яной и Алексеем Мурашовыми, которые больше 40 лет занимаются реабилитацией и пополнением популяции диких животных в Тверской области, и охотоведом Весьегонского района.

Это навредит природе

— В природе все взаимосвязано и налажено. Как только в нее вмешивается человек, все эти логические цепочки ломаются и приводят к ужасным последствием, — говорит Яна Мурашова. — Огороженные территории в лесу приведут к тому, что оттуда исчезнут аборигенные виды. Сейчас на этих территориях живут копытные, грызуны, хищники, гнездятся различные птицы… А куда они уйдут? Только кажется, что животные бегают по лесу хаотично, как мы по Москве. Это совсем не так: территории обитания в лесу поделены, и чужаков к себе дикие животные не пускают. В итоге животные, чью территорию заняли, будут уходить на другие, уже занятые территории и погибать. Либо вовсе выходить к людям. Поэтому утверждение, что узаконенная вольерная охота приведет к сохранению аборигенных видов – в корне неверно.

Второй важный момент: разводить в полувольных условиях будут в том числе животных, не свойственных для нашей фауны средней полосы России. Ну зачем в наших лесах фазаны и пятнистые олени, когда есть традиционные тетерева и косули, например?

В Зубцовском районе подобное вольерное хозяйство существует. Там разводят пятнистых оленей, которые так или иначе попадают на волю. В итоге в нашей полосе в лесу можно встретить не свойственных для нее животных и один вид потихоньку вытесняет другой. В наших лесах традиционно водится европейский благородный олень. И хотя его становится все меньше, никто не собирается восстанавливать его ресурс.

В качестве примера такого искусственного вмешательства в природу Яна Мурашова назвала канадских бобров. Когда-то их завезли в Россию: канадские бобры больше по размеру, чем наши, а соответственно, у них лучше шкура.

В итоге канадские бобры практически вытеснили местных европейских. Именно у канадских такая большая тяга к строительству, которое мы сейчас везде наблюдаем.

Территории огороженных вольеров очень скоро будут вытоптаны за счет перенаполнения, будет уничтожен растительный покров, погибнет флора и фауна. Скученность животных приводит к эпизоотиям.

Все ломается, когда приходит человек

За счет массового уничтожения хищников леса Тверской области перенасыщены лосями и кабанами.

— Земля перерыта кабанами, а деревья обгрызены – мы постоянно это наблюдаем на прогулках, — говорит зоолог. — Человек не в состоянии урегулировать баланс в дикой природе. Это делают хищники – убивают слабых и больных. Человек же убивает лучших особей.

Вот, к примеру, территория контроля волчьей стаи – 150 000 километров. Они очень рачительные хозяева и санитары леса – не убивают впрок, понимая, что потом нечего будет есть, собирают падаль, уничтожают больных и слабых животных, в том числе много грызунов, которые являются переносчиками опасных для человека болезней.

Баланс нарушается, когда волков без оглядки истребляют, а собак выкидывают. Если у волка нет партнера, он спаривается с собакой. Получаются гибрид. Волко-собачьи гибриды не боятся людей. Они преследуют любую жертву до победного конца, в отличие от волков, которые гонят только слабых.

— Лет 5 назад мы видели гибридов. Они прошли рядом с нашим реабилитационным центром, разорвали кошек, лису, но есть не стали. Порвали и ушли – как собаки. Алексей видел их воочию. Большие. Следы как у догов. Среди стаи – два рыжих пса, — рассказывает зоолог.

Это не охота, это — бойня

Зоологи боятся, что на закрытых вольерных территориях, которые никем не будут контролироваться, благородная охота превратится в расстрел.

— Одно дело, когда охотник охотится в лесу за зверем. Один на один. У животного есть возможность убежать. У охотника – выследить, найти его на огромной территории и добыть мясо. Это сложно и опасно. Это охота.

Вольерная охота – для трусливых и богатых, которые любят не охотиться, а убивать. Это бойня. Когда полуручной зверь идет есть, в него сверху палят, а ему никуда не скрыться. А что касается ссылок на европейский опыт, то это вообще не так. За рубежом на фермах зверей выращивают, чтобы выпустить в среду, а не чтобы тут же убить.

Другого мнения придерживается охотовед Весьегонского РООиР Борисов Фёдор. Он считает закон своевременным, а вольерную охоту нужной:

— Такая охота в полувольных условиях будет привлекать в Тверскую область охотников и способствовать возрождению охотничьего хозяйства.

При этом это будет удобно для всех. В вольерах будут проводиться необходимые санитарно-эпидемиологические мероприятия, животные будут здоровы. Это хорошо для охотников и выгодно самим хозяйствам.

Территория будет закрыта для посторонних. 50 Га – это очень мало для разведения, но достаточно для охоты. На территории будет находиться подкормочная площадка. Охотник приехал, сел на вышку и ждет, пока животные выйдут есть. Дождался, выстрелил, добыл оленя и довольный поехал домой.

В бойню вольерная охота не превратится, потому что охотопользователь сам будет лимитировать отстрел. Ему же невыгодно, чтобы кто-то всех одним махом перестрелял.

Чудовищные притравочные станции

В это время в России остаются законными притравочные станции, где на звере, сидящем на цепи, натаскивают собак. Несмотря на то, что закон компромиссно запретил контактную притравку, проконтролировать, как это происходит на самом деле, невозможно. Равно как невозможно посчитать, сколько таких станции в России.

Читать еще:  Рядовое ружье для российского охотника

Помните медвежонка Мансура? Его обманом забрали на притравочную станцию у летчиков. Они случайно узнали об этом потом и еле-еле вызволили его. Мансур сидел в тесной железной клетке, весь чумазый, шерсть свалялась в колтуны, а местами даже вылезла. Несчастный чуть не плакал, когда за ним приехали и забрали оттуда.

«В процессе тренировок дикие животные получают серьезные травмы, увечья и зачастую погибают. Для того, чтобы крупный хищник не нанес травм собаке при тренировке, животных калечат (вырывают когти, зубы), морят голодом. Такие станции и такие тренировки давно уже не отвечают требованиям гуманного и развитого общества. Практически во всем мире контактные способы тренировки охотничьих собак не используются», — говорилось в пояснительной записке к закону о притравках. Однако принятый Госдумой закон Совет федерации отклонил, приняв компромиссное решение – запретить контакт зверя и собаки.

Охотовед Весьегонского РООиР Борисов Фёдор считает, что притравочные станции тоже нужны:

— Это обязательно нужно, иначе мы лишимся русских традиционных способов охоты. Собаку невозможно научить работать по зверю по фотографии. А на европейский опыт опираться не нужно, в России все по-другому

Про опыт советских притравочных станций 41-летний Борис Федоров, как сказал, не знает.

— В Советском Союзе тоже были притравочные станции, но собака всегда находилась через решетку от зверя, — вспоминает Яна Мурашова, которая работала охотоведом в СССР.

Контактная притравка стала популярна в России только с начала 1990-х годов. И остается такой, судя по всему, до сих пор.

— Но это полная ерунда! А как же натаскивали собак промысловики Сибири? Ходили с собакой в лес, искали зверя и обучали при помощи старых собак и своего опыта. Если собака не работала или рвала дичь, ее просто уничтожали как негодную. А современные притравки контактным способом, когда собаке разрешено рвать и трепать зверя, как раз и приводит к тому, что собака становится не пригодной для настоящей охоты.

Видимо, современных охотоведов этому обучать некому. Настоящие охотники давно сложили оружия, не видя причины без надобности убивать, — говорят зоологи Мурашовы.

В качестве альтернативы жестокой охоте они предлагают заняться фотоохотой – это довольно трудно, но для трофейного снимка никого не нужно убивать.Как заниматься не разрушением, а созиданием, вы всегда можете следить в группе реабилитационного центра «Ромашка» Мурашовых ВКонтакте.

Тем не менее, как сообщает «Новая газета», за принятие закона о вольерной охоте, проголосовали все депутаты «Единой России», в том числе депутаты от Тверской области.

Это не охота, это – бойня: что думают о принятом законе о вольерной охоте зоологи и охотоведы

В феврале Госдума одобрила, а президент подписал закон, регулирующий вольерную охоту. Закон дает легальное право убивать животных на замкнутой территории. Одни из авторов документа — известный любитель охоты Николай Валуев, чьи выставленные в соцсетях фото с убитыми животными не раз вызывали широкий общественный резонанс, и Владислав Резник, прославившийся предложением разрешить охоту на редких животных.


На вольерную охоту не будут распространяться ни лимит, ни квота добычи, ни сезонные ограничения. Достаточно купить путёвку и идти убивать животных, по факту не имеющих возможности скрыться. Петицию против легализации такой «охоты» на change.org подписали более двухсот тысяч человек, зоозащитники выходили на улицы с пикетами против вольерной охоты.

Однако депутаты эти доводы не услышали. А необходимость принятия разработчики подкрепили ссылками на подобный опыт за рубежом и подчеркнули, что как минимум 50 гектаров, необходимых для вольерной охоты, — это гуманное обращение с животными. При этом в вольеры никого из посторонних пускать не будут. Перечень объектов охотничьей инфраструктуры определит Правительство, а требования к земельному участку — Министерство природных ресурсов.

На полях отметим, что такие охотхозяйства уже существуют в России и в Тверской области в частности. Однако они до сих пор не были легализованы. По данным госохотреестра, в 2018 году в России 183 охотпользователя осуществляли деятельность по содержанию и разведению охотничьих ресурсов в полувольных условиях на 236 объектах охотничьей инфраструктуры.

Корреспондент ТИА Юлия Островская поговорила о резонансном законе с известными зоологами Яной и Алексеем Мурашовыми, которые больше 40 лет занимаются реабилитацией и пополнением популяции диких животных в Тверской области, и охотоведом Весьегонского района.

Это навредит природе

— В природе все взаимосвязано и налажено. Как только в нее вмешивается человек, все эти логические цепочки ломаются и приводят к ужасным последствием, — говорит Яна Мурашова. — Огороженные территории в лесу приведут к тому, что оттуда исчезнут аборигенные виды. Сейчас на этих территориях живут копытные, грызуны, хищники, гнездятся различные птицы… А куда они уйдут? Только кажется, что животные бегают по лесу хаотично, как мы по Москве. Это совсем не так: территории обитания в лесу поделены, и чужаков к себе дикие животные не пускают. В итоге животные, чью территорию заняли, будут уходить на другие, уже занятые территории и погибать. Либо вовсе выходить к людям. Поэтому утверждение, что узаконенная вольерная охота приведет к сохранению аборигенных видов – в корне неверно.

Второй важный момент: разводить в полувольных условиях будут в том числе животных, не свойственных для нашей фауны средней полосы России. Ну зачем в наших лесах фазаны и пятнистые олени, когда есть традиционные тетерева и косули, например?

В Зубцовском районе подобное вольерное хозяйство существует. Там разводят пятнистых оленей, которые так или иначе попадают на волю. В итоге в нашей полосе в лесу можно встретить не свойственных для нее животных и один вид потихоньку вытесняет другой. В наших лесах традиционно водится европейский благородный олень. И хотя его становится все меньше, никто не собирается восстанавливать его ресурс.

В качестве примера такого искусственного вмешательства в природу Яна Мурашова назвала канадских бобров. Когда-то их завезли в Россию: канадские бобры больше по размеру, чем наши, а соответственно, у них лучше шкура.

В итоге канадские бобры практически вытеснили местных европейских. Именно у канадских такая большая тяга к строительству, которое мы сейчас везде наблюдаем.

Территории огороженных вольеров очень скоро будут вытоптаны за счет перенаполнения, будет уничтожен растительный покров, погибнет флора и фауна. Скученность животных приводит к эпизоотиям.

Все ломается, когда приходит человек

За счет массового уничтожения хищников леса Тверской области перенасыщены лосями и кабанами.

— Земля перерыта кабанами, а деревья обгрызены – мы постоянно это наблюдаем на прогулках, — говорит зоолог. — Человек не в состоянии урегулировать баланс в дикой природе. Это делают хищники – убивают слабых и больных. Человек же убивает лучших особей.

Вот, к примеру, территория контроля волчьей стаи – 150 000 километров. Они очень рачительные хозяева и санитары леса – не убивают впрок, понимая, что потом нечего будет есть, собирают падаль, уничтожают больных и слабых животных, в том числе много грызунов, которые являются переносчиками опасных для человека болезней.

Читать еще:  Ружье МЦ-255, покупать или нет?

Баланс нарушается, когда волков без оглядки истребляют, а собак выкидывают. Если у волка нет партнера, он спаривается с собакой. Получаются гибрид. Волко-собачьи гибриды не боятся людей. Они преследуют любую жертву до победного конца, в отличие от волков, которые гонят только слабых.

— Лет 5 назад мы видели гибридов. Они прошли рядом с нашим реабилитационным центром, разорвали кошек, лису, но есть не стали. Порвали и ушли – как собаки. Алексей видел их воочию. Большие. Следы как у догов. Среди стаи – два рыжих пса, — рассказывает зоолог.

Это не охота, это — бойня

Зоологи боятся, что на закрытых вольерных территориях, которые никем не будут контролироваться, благородная охота превратится в расстрел.

— Одно дело, когда охотник охотится в лесу за зверем. Один на один. У животного есть возможность убежать. У охотника – выследить, найти его на огромной территории и добыть мясо. Это сложно и опасно. Это охота.

Вольерная охота – для трусливых и богатых, которые любят не охотиться, а убивать. Это бойня. Когда полуручной зверь идет есть, в него сверху палят, а ему никуда не скрыться. А что касается ссылок на европейский опыт, то это вообще не так. За рубежом на фермах зверей выращивают, чтобы выпустить в среду, а не чтобы тут же убить.

Другого мнения придерживается охотовед Весьегонского РООиР Борисов Фёдор. Он считает закон своевременным, а вольерную охоту нужной:

— Такая охота в полувольных условиях будет привлекать в Тверскую область охотников и способствовать возрождению охотничьего хозяйства.

При этом это будет удобно для всех. В вольерах будут проводиться необходимые санитарно-эпидемиологические мероприятия, животные будут здоровы. Это хорошо для охотников и выгодно самим хозяйствам.

Территория будет закрыта для посторонних. 50 Га – это очень мало для разведения, но достаточно для охоты. На территории будет находиться подкормочная площадка. Охотник приехал, сел на вышку и ждет, пока животные выйдут есть. Дождался, выстрелил, добыл оленя и довольный поехал домой.

В бойню вольерная охота не превратится, потому что охотопользователь сам будет лимитировать отстрел. Ему же невыгодно, чтобы кто-то всех одним махом перестрелял.

Чудовищные притравочные станции

В это время в России остаются законными притравочные станции, где на звере, сидящем на цепи, натаскивают собак. Несмотря на то, что закон компромиссно запретил контактную притравку, проконтролировать, как это происходит на самом деле, невозможно. Равно как невозможно посчитать, сколько таких станции в России.

Помните медвежонка Мансура? Его обманом забрали на притравочную станцию у летчиков. Они случайно узнали об этом потом и еле-еле вызволили его. Мансур сидел в тесной железной клетке, весь чумазый, шерсть свалялась в колтуны, а местами даже вылезла. Несчастный чуть не плакал, когда за ним приехали и забрали оттуда.

«В процессе тренировок дикие животные получают серьезные травмы, увечья и зачастую погибают. Для того, чтобы крупный хищник не нанес травм собаке при тренировке, животных калечат (вырывают когти, зубы), морят голодом. Такие станции и такие тренировки давно уже не отвечают требованиям гуманного и развитого общества. Практически во всем мире контактные способы тренировки охотничьих собак не используются», — говорилось в пояснительной записке к закону о притравках. Однако принятый Госдумой закон Совет федерации отклонил, приняв компромиссное решение – запретить контакт зверя и собаки.

Охотовед Весьегонского РООиР Борисов Фёдор считает, что притравочные станции тоже нужны:

— Это обязательно нужно, иначе мы лишимся русских традиционных способов охоты. Собаку невозможно научить работать по зверю по фотографии. А на европейский опыт опираться не нужно, в России все по-другому

Про опыт советских притравочных станций 41-летний Борис Федоров, как сказал, не знает.

— В Советском Союзе тоже были притравочные станции, но собака всегда находилась через решетку от зверя, — вспоминает Яна Мурашова, которая работала охотоведом в СССР.

Контактная притравка стала популярна в России только с начала 1990-х годов. И остается такой, судя по всему, до сих пор.

— Но это полная ерунда! А как же натаскивали собак промысловики Сибири? Ходили с собакой в лес, искали зверя и обучали при помощи старых собак и своего опыта. Если собака не работала или рвала дичь, ее просто уничтожали как негодную. А современные притравки контактным способом, когда собаке разрешено рвать и трепать зверя, как раз и приводит к тому, что собака становится не пригодной для настоящей охоты.

Видимо, современных охотоведов этому обучать некому. Настоящие охотники давно сложили оружия, не видя причины без надобности убивать, — говорят зоологи Мурашовы.

В качестве альтернативы жестокой охоте они предлагают заняться фотоохотой – это довольно трудно, но для трофейного снимка никого не нужно убивать.Как заниматься не разрушением, а созиданием, вы всегда можете следить в группе реабилитационного центра «Ромашка» Мурашовых ВКонтакте.

Тем не менее, как сообщает «Новая газета», за принятие закона о вольерной охоте, проголосовали все депутаты «Единой России», в том числе депутаты от Тверской области.

Как научиться стрелять?

Вы можете проштудировать учебную литературу по охоте, знать наизусть всего Сабанеева, выучить различные формулы и схемы, но так и не стать хорошим охотником. А все потому что охота — это прежде всего практика. Прокачать навык можно, упражняясь на стрелковом стенде. Стендовой стрельбой занимаются не только новички, но и профи, готовясь к открытию охотничьего сезона. Кстати, в этой статье мы рассказали много интересного о стрелковом спорте.

Развитие глазомера — это тоже про тренировки. Уверенные и кучные выстрелы совершаются на довольно близком расстоянии от дичи — до 50 метров. Двустволка, заряженная дробью, будет практически бесполезна на больших дистанциях и оставит подранки.

Для тренировки глазомера на расстоянии до ста метров расставьте указатели или вешки с шагом в 5 метров, запоминайте размер объекта и расстояние до каждого из них. Тренировать глазомер нужно регулярно, даже, когда вы идете на работу или прогулку. Заострите внимание на каком-нибудь предмете, мысленно прикиньте дистанцию до него, а затем отмерьте расстояние шагами.

В нашем интернет-магазине вы найдете все необходимое для первой охоты. А наши опытные эксперты помогут вам на нее собраться.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector