0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

До каждого ружья нужно дозреть

До каждого ружья нужно дозреть

Кабаны перескакивали лесную дорогу буквально в два прыжка. Хорошо подогнанное ружье с планкой решило бы и эту проблему. Охотник мог стрелять навскидку и с короткой поводкой, не думая о том, что нужно контролировать линию прицеливания. Но кто встречал прикладистый воинизированный карабин? Это нонсенс.

Мое глубочайшее убеждение, что до приобретения ружья соответствующего класса нужно дозреть. Сейчас поясню свою мысль.

Начинал я в ранней молодости с одностволки и благодаря малой огневой мощи этого ружья осознал ценность каждого выстрела. Получив некоторый опыт и настрел, перешел на двустволку и с ее помощью овладел техникой дуплетной стрельбы. После того как от двух выстрелов стали падать парами птицы и оставаться на месте звери (лисы, лоси, кабаны), купил отечественный полуавтомат МЦ-21.
О, эта техника дала мне очень много. Поскольку автоматика нашего агрегата работала только тогда, когда сама хотела, я научился разбирать, чинить и доводить «до ума» любое оружие. Наконец, пришло время импортного ружья, и я стал обладателем Браунинга Авто-5 довоенного образца, купленного в комиссионке.

Сказать по правде, этот полуавтомат, при всех его достоинствах, просто кошмар для владельца. Думаю, найдется очень мало специалистов, умеющих грамотно и быстро разобрать и собрать его. Дело в том, что после выбивания штифтов механизм ружья просто рассыпается на мельчайшие детальки и пружинки, и нужно быть семи пядей во лбу, чтобы сообразить, куда какая потом вставляется. Простая замена лопнувшей боевой пружины или сломавшегося бойка в полевых условиях выливалась в катастрофу. Однако работа автоматики, маневренность, приемистость и бой с лихвой окупали этот недостаток.

Уже из этого оружия я научился, используя все наработки предыдущих ружей, поражать три, четыре и пять целей одной очередью. Разочарую владельцев семизарядных Бенелли и десятизарядных агрегатов «Сайга» – это предел. Результативных, сознательных выстрелов по гусям, уткам и другой дичи может быть только пять, да и то при условии, что ружье находится в руках у очень сильного стрелка. Даже при очень близком и медленном налете времени на шестой прицельный выстрел на убойной дистанции не хватает. Сегодня многие охотники, не получившие опыта стрельбы хотя бы из двустволки, и сразу приобретя многозарядки, начинают бесприцельно поливать очередями пролетающую дичь, очевидно рассчитывая на большую плотность огня. Но такая стрельба нерезультативна, и стрелять так не научишься никогда. До полуавтомата нужно дозреть.

фото: Сёмина Михаила

Сегодня я охочусь с самыми современными полуавтоматами Браунинга (просто привык к этой фирме), но очень редко стреляю 5, 4 и даже 3 раза по одному налету. Нужды нет.
Собственно, речь в этой статье пойдет о нарезном оружии, а предысторию с дробовыми ружьями рассказал, чтобы было понятно, как я до него дозрел.

Охотясь в Германии с гладкоствольным ружьем, я добыл довольно много трофейных копытных животных (кабан, косуля, олень, муфлон, лань), но могу сказать, что на каждого самца косули, взятого мной, приходилось 5–7 козлов, добытых моим коллегой из «нарезняка». Основная сложность при стрельбе из гладкого ружья состояла в трудности прицела в сумерках. То есть в самое активное время выхода зверя. Поэтому я приобрел двуствольную вертикалку «Меркель» и установил на ней цейсовскую оптику. Дальность поражения, разумеется, не увеличилась, зато точность прицела стала намного лучше. Это было оружие, до которого я дозрел и охота с которым доставила массу удовольствия.

Я помню, как крался к каждому зверю или напускал его на ближний выстрел. Сколько пережил радостных моментов и охотничьего счастья от трудности добычи. Выстрел же из винтовки или карабина был рядовым событием, происходящим практически на каждой охоте с вышки. Так что неизвестно, кто больше потерял и кто приобрел.
Тем не менее сегодня, охотясь в России на копытных, приходится использовать каждый шанс, предоставленный на отнюдь не дешевой охоте. Если зверь не будет взят по причине запредельной для гладкого ружья дистанции, то второго шанса может и не представиться.

Так я дозрел до своего первого нарезного карабина. Им стал «Вепрь» Хантер калибра 308 Win. или 7,62 х 51. Первое, что меня прельстило, – это возможность полуавтоматической серии выстрелов. Ну и калибр достаточно приличный для загонной охоты на кабана и волка.
Однако, как и следовало ожидать, российское охотничье оружие, сделанное на базе боевого, годится только для войны. Стрелять из него на загонной охоте неудобно, опасно для окружающих и, честно говоря, противно. Или сказать помягче – неэстетично.

фото: Сёмина Михаила

Сейчас разберу все три утверждения. На закрытии сезона охоты на копытных в частном хозяйстве моего приятеля скопилось 7 неиспользованных лицензий на кабана. И надо же такому случиться, что именно на меня и мой «Вепрь» выкатил табун в два десятка голов. Появился уникальный шанс проверить оружие и себя. Однако некоторые сложности препятствовали идеальным условиям для стрельбы. Во-первых, начало темнеть, и в сумерках плохо были видны целик и мушка. Если на фоне снега можно было их совместить, то на черном корпусе кабана они совершенно сливались. В этой ситуации при стрельбе через планку гладкого ружья или охотничьего штуцера (тройника) вообще проблем бы не возникло. Второе – очень ограниченный сектор обстрела.

Кабаны перескакивали лесную дорогу буквально в два прыжка. Хорошо подогнанное ружье с планкой решило бы и эту проблему. Охотник мог стрелять навскидку и с короткой поводкой, не думая о том, что нужно контролировать линию прицеливания. Но кто встречал прикладистый воинизированный карабин? Это нонсенс.

фото: Сёмина Михаила

Стрельба шла на дистанции от 30 до 40 метров и в результате большая половина выстрелов прошла мимо. Только три кабана остались на месте (один поймал две пули). Кто-то скажет, что это неплохо, но с моей специальной подготовкой и практикой – это провал. Вывод напрашивался сам собой: нужно менять оружие или ставить прицельное приспособление. Вариантов было несколько: поставить импортный коллиматорный прицел; прицел «загонник» без кратности увеличения (с полуторным) с красной точкой, используемый европейцами на загонных охотах, или поменять ружье. Ставить отечественную военную четырехкратную оптику (новосибирскую или белорусскую) категорически нельзя, поскольку быстро прицелиться через нее в бегущего зверя совершенно невозможно.

Какое ружьё купить начинающему охотнику

Какое ружьё купить начинающему охотнику? С чего начать? Глубоко убеждён, что до приобретения ружья, соответствующего класса, надо, как говорится, дозреть. Поясню свою мысль. Начинал я в ранней молодости с одностволки и, благодаря малой огневой мощи этого ружья, осознал ценность каждого выстрела. Получив некоторый
опыт и настрел, перешёл на двустволку и с её помощью овладел техникой дуплетной стрельбы. После того, как от двух выстрелов стали падать парами птицы и оставаться на месте звери (лисы, лоси, кабаны), купил отечественный полуавтомат МЦ-21.

О, эта техника дала мне много! Поскольку автоматика нашего отечественного агрегата работала зачастую только, когда сама хотела, я научился разбирать, чинить и доводить «до ума» любое оружие. Наконец пришло время импортного ружья, и я стал обладателем «Браунинга Авто 5» довоенного образца, купленного в комиссионке. Сказать по правде, этот полуавтомат, при всех его достоинствах, просто кошмар для владельца. Думаю, найдётся мало специалистов, умеющих грамотно и быстро его разобрать и собрать. Дело в том, что после выбивания штифтов механизм ружья просто рассыпается на мельчайшие детали, пружинки, и надо быть семи пядей во лбу, чтобы сообразить, куда и что потом вставляется. Простая замена лопнувшей боевой пружины или сломавшегося бойка в полевых условиях выливалась в катастрофу. Однако работа автоматики, маневренность, приёмистость и бой с лихвой окупали этот недостаток.

Из данного оружия я научился, используя все наработки предыдущих ружей, поражать три, четыре и даже пять целей одной очередью. Разочарую владельцев семизарядных «бенелли» и десятизарядных агрегатов «Сайга» (назвать охотничьим оружием гладкоствольную «Сайгу» язык не поворачивается) – это предел. Результативных, сознательных выстрелов по гусям, уткам и другой дичи может быть только пять, да и то при условии, что ружьё находится в руках у сильного стрелка. Даже при очень близком и медленном налёте времени на шестой прицельный выстрел на убойной дистанции не хватает. Сегодня многие охотники, не получившие опыта стрельбы хотя бы из двустволки и сразу приобретшие многозарядки, начинают бесприцельно поливать очередями пролетающую дичь, очевидно рассчитывая на большую плотность огня. Но такая стрельба нерезультативна, и стрелять не научишься никогда. До полуавтомата нужно дозреть.

Сегодня я охочусь с самыми современными полуавтоматами «браунинг» (просто привык к этой фирме), но очень редко стреляю пять, четыре и даже три раза по одному налёту. Нужды нет.

Собственно, речь в этой статье пойдёт о нарезном оружии, а предысторию с дробовыми ружьями рассказал, чтобы было понятно, как я до него дозрел.

Охотясь в Германии с гладкоствольным ружьём, я добыл довольно много трофейных копытных животных (кабан, косуля, олень, муфлон, лань), но могу сказать, что на каждого самца косули, взятого мной, приходилось 5-7 козлов, добытых моим коллегой из «нарезняка». Основная сложность при стрельбе из гладкого ружья состояла в трудности прицела в сумерках. То есть в самое активное время выхода зверя. Поэтому я приобрёл двуствольную вертикалку «Меркель» и установил на ней цейсовскую оптику. Дальность поражения, разумеется, не увеличилась, зато точность прицела стала намного лучше. Это было оружие, до которого я дорос и охота с которым доставила массу удовольствия.

Я помню, как крался к каждому зверю или напускал его на ближний выстрел. Сколько пережил радостных моментов и охотничьего счастья от трудности добычи. Выстрел же из винтовки или карабина был рядовым событием, происходящим практически на каждой охоте с вышки. Так что неизвестно, кто больше потерял и приобрёл.

Тем не менее сегодня, охотясь в России на копытных, приходится использовать каждый шанс, предоставленный на отнюдь не дешёвой охоте. Если зверь не будет взят по причине запредельной для гладкого ружья дистанции, то второго шанса может и не представиться.

Так я дошёл до своего первого нарезного карабина. Им стал «Вепрь Хантер» под патрон .308 Win. или 7,62 х 51. Первое, что меня прельстило, это возможность полуавтоматической серии выстрелов. Ну и калибр достаточно приличный для загонной охоты на кабана и волка.

Однако, как и следовало ожидать, российское охотничье оружие, сделанное на базе боевого, годится только для войны. Стрелять из него на загонной охоте неудобно, опасно для окружающих и, честно говоря, не очень эстетично.

Сейчас разберу все три утверждения. На закрытии сезона охоты на копытных в частном хозяйстве моего приятеля скопилось семь неиспользованных лицензий на кабана. И надо же такому случиться, что именно на меня и мой «Вепрь» выкатил табун в два десятка голов. Появился уникальный шанс проверить оружие и себя. Но некоторые сложности препятствовали идеальным условиям для стрельбы. Во-первых, начало темнеть, в сумерках плохо были видны целик и мушка. Если на фоне снега можно было их совместить, то на чёрном корпусе кабана они совершенно сливались. В этой ситуации при стрельбе через планку гладкого ружья или охотничьего штуцера (тройника) вообще проблем бы не возникло. Второе – очень ограниченный сектор обстрела. Кабаны перескакивали лесную дорогу буквально в два прыжка. Хорошо подогнанное ружьё с планкой решило бы и эту проблему. Охотник мог стрелять навскидку и с короткой поводкой, не думая, что нужно контролировать линию прицеливания. Но кто встречал прикладистый военизированный карабин? Это нонсенс.

Читать еще:  Ружье малого калибра

Стрельба шла на дистанции от 30 до 40 метров, и в результате большая половина выстрелов угодила мимо. Только три кабана остались на месте (один поймал две пули). Кто-то скажет, что это неплохо, но с моей специальной подготовкой и практикой – провал. Вывод напрашивался сам собой – нужно менять оружие или ставить прицельное приспособление. Вариантов было несколько: поставить импортный коллиматорный прицел типа MAKlick; прицел-«загонник» без увеличения с красной точкой, используемый европейцами на загонных охотах; поменять ружьё. Ставить отечественную военную четырёхкратную оптику (новосибирскую или белорусскую) категорически нельзя, поскольку быстро прицелиться через неё в бегущего зверя невозможно. Далее. Охотнику, стреляющему из полуавтоматического карабина на загонной охоте по нескольким целям или после промаха, очень трудно остановиться. И, скорее, не прекратить стрельбу, а затормозить поводку. В результате огонь может пойти по запрещённым секторам обстрела (вдоль линии, машинам, загонщикам), и кто-то пострадает. Даже мне с моим опытом многолетней спортивной и охотничьей стрельбы и техникой безопасности, вбитой с детства, трудно было не потерять ориентировку и вовремя прекратить стрельбу. Да плюс азарт и желание во что бы то ни стало добыть трофей. Нет, стрельба из автоматического карабина очень опасна. Это относится не только к «Вепрю», но и к «Сайге», СКС-ам и другим многозарядкам. До этого ружья обязательно нужно дозреть.

На одной из охот меня поставили в поле прикрывать фланг, выделив сектор обстрела примерно в километр и разрешив стрелять по лосю с любой (разумной) дистанции. Бык вышел в 250 метрах, что для моего калибра было приемлемо. Но когда я прицелился в него через целик, то не увидел корпуса зверя. Его практически полностью закрывала квадратная мушка. О какой эстетике выстрела можно говорить? Да и что это за охотник, держащий в руках ружьё с дизайном автомата Калашникова. Он эффектно смотрится только в современных художественных фильмах об охоте. Революционная ситуация просто назрела.

В этот момент произошло событие, заставившее склониться к последнему варианту. Я получил приглашение в Вологодскую область идти на медведя. Предстояла охота на овсах. Требовалось мощное ружьё с хорошей оптикой и желательно ночной, поскольку, как говорили, действительно трофейные звери выходят практически в полной темноте.

Тем не менее решил, что до ночного прицела я ещё не созрел и попробую добыть медведя с обычным, дневным. А уж если не получится, буду копить деньги на «ночник».

Ночная оптика хоть и разрешена сегодня, но, на мой взгляд, добыть трофей без неё более почётно и достойно для истинного охотника.

Посоветовавшись с друзьями (серьёзными профессионалами) и, главное, взвесив свои финансовые возможности, решил приобрести чешский карабин – болтовик ЧЗ («Чешска Зброевка») калибром 9,3 х 62.

Калибр меня устраивал, поскольку, кроме медведя, годился и на кабана с лосём, а большинство специалистов нахваливали его как лучший карабин по этой цене. Кроме того, его наряду с «маузером» часто используют даже профессиональные африканские охотники для охоты на антилоп и хищников. Рекомендации серьёзные, и вот я в охотничьем магазине. Однако, взяв «чеха» в руки, почувствовал, будто попал в «Совковый» магазин. Затвор ходил со скрипом, за что-то цепляясь, а при перекосе просто не закрывался. Обработка дерева угловатая, и лежал карабин в руках как-то некомфортно. Такое впечатление, что делали его в советской Чехословакии. В общем, это было не то, что я ожидал, даже на первый взгляд. Тогда продавец и предложил посмотреть финскую «Тикку», которая всего на несколько тысяч дороже. Этот карабин больше походил на качественное оружие, по крайней мере, внешне.

Тут же прикупил недорогой вариант американской оптики Leupold с переменной кратностью от 3 до 9 (продавец, узнав меня, вынес откуда-то из подсобки) и кронштейн.

Предстояло испытать карабин, как говорится, в поле. Первый выстрел сделал на даче, переполошив всех соседей, несмотря на то, что давно приучил их к стрельбе из гладкоствольного ружья 12-го калибра. Было впечатление, что грохнула осадная пушка. Отдача буквально отшвырнула, а на плече появился синяк. Ну, такими штучками меня не запугать. Я учёл, что стрелял летом, в одной рубашке и по мишени. При стрельбе по зверю охотник отдачи не замечает совсем, а уж в плотной одежде и на холоде тем более.

Мастер установил оптику, и я поехал с друзьями пристрелять то, что получилось. После некоторой доводки карабин уверенно стал бить стендовые тарелочки, поставленные на 140 метров. Посчитав, что этого довольно, пристрелку закончили (станок всё равно отсутствовал, большей точности добиться было трудно). Пора было отправляться на медвежью охоту.

Однако первый выстрел пришёлся не по медведю, а по кабану, правда, довольно хорошему секачу. Просидев несколько часов на лабазе и не дождавшись медведя, уныло побрёл вдоль овсов к машине. Светила почти полная луна, и в её свете я заметил на зерне чёрное пятно. В оптику отчетливо было видно, что это кабан. Лицензия у нас имелась, и я решил брать его. Дистанция была примерно та, на которую пристреливал карабин и, хотя можно было подойти ближе (случалось, я подходил к кабанам на выстрел из гладкого ружья), но испытывать ружьё, так испытывать. Так как стрелять пришлось без упора, стал подводить перекрестье прицела снизу и неожиданно сорвал спуск. Выстрел пришёлся значительно ниже точки, в которую предполагал стрелять. Кабан убежал. Вызвав подмогу, пошёл смотреть место стрела. Кабана нашли при помощи собаки в 100 метрах и осмотрели. Выстрел получился безобразным, пуля вошла в самый низ брюха, лишь слегка задев печень. Но зверь далеко не ушёл. Думаю, меньший калибр не остановил бы его. Вот это меня очень порадовало, тем более что стрелял 15-граммовой пулей Norma, а в запасе имелись пули Sako весом 18,5 г. Значит, с медведем разговор будет коротким. Отдача же, как я и предполагал, совершенно не ощущалась.

Однако с медведем в этом сезоне не получилось – достойный экземпляр просто не вышел, зато я знал, что обладаю серьёзным оружием.

А встречи с кабанами продолжались. Кончилась охота на потравах и началась загонная. Открылась на копытных в Ярославской области. Ноябрь, чёрная тропа. Стою посреди поля, поросшего бурьяном, снова прикрывая фланг. Хороший секачишка из-под лайки на приличном галопе выходит метрах в двухстах из леса. Делать нечего, надо стрелять, иначе уйдёт. На такую дистанцию по бегущему зверю раньше стрелять не приходилось, поэтому понятия не имею, какое упреждение брать. Бью перед носом – кабан прибавляет скорости. Беру метр – никакой реакции. Выношу вперёд на корпус и явственно слышу шлепок пули по мясу. Кабан садится на зад и, проехав на нём несколько метров, падает. Пуля попала в заднюю часть туши, разбив крестец. Рана, конечно, остановила зверя, но само попадание далеко от идеала. Тем не менее мощность пули подтверждена. В следующий раз надо будет лишь скорректировать вынос.

Последняя охота на кабана в этом сезоне состоялась уже в январе по снегу с вышки. Игнорируя подкормочную площадку, я расположился на поле, которое кабаны посещали, чтобы ловить мышей, зимующих в валках соломы. Вышка на поле стояла только смотровая, и стрелять опять пришлось без упора. Но когда стадо вышло на кормёжку, я, чтобы исключить подранка, положил кабана со ста метров выстрелом в шею. Пуля разворотила позвонок, и зверь даже не дёрнулся.

Кстати, ночной прицел мне ни разу бы не понадобился. Даже выходы медведя на Вологодчине происходили ещё засветло. Просто мы с проводником не угадывали поля, куда выходил трофейный зверь (или просто не везло). Могу заверить, что по снегу можно стрелять кабана и без «ночника» в любое время суток, а уж при луне тем более (примерно 10 дней в месяц). К слову, местные охотники — вологдчане используют для охоты на медведя исключительно гладкое ружьё. Но они не ограничены во времени и могут дождаться зверя на самый ближний выстрел. Нам же приходится использовать любую возможность, и поэтому ружьё должно быть дальнобойным.

В то же время мой товарищ, купивший для своей первой охоты на кабана самый современный Heim с мощнейшей оптикой, без всякого труда взял с вышки на 30 шагах кабанчика. Настолько без труда, что эта охота показалась ему малоинтересной, и на повторное приглашение он не отозвался. Напротив, другой участник охоты, добывший кабанчика пулей из гладкоствольного ружья с открытым прицелом, был столь счастлив, что до сих пор надоедает всем рассказами о своих переживаниях и ждёт следующего выезда. И всё потому, что было сложно, и, значит, интересно, тем ценнее и памятнее стала добыча.

А количеством и качеством трофеев, добытых с использованием самых современных, не оставляющих никаких шансов зверю приспособлений (порой запрещённых), хвастаются в основном трепачи из охотничьих клубов. Ну, это их дело, я же считаю, что до каждого ружья и его оснащения охотник должен именно дозреть!

Остался открытым вопрос об оружии для загонной охоты. Болтовик для загона (мне лично) не подходит, поскольку одного выстрела по бегущему зверю маловато. Нужен хотя бы ещё один, на случай промаха. Кроме того, возможна стрельба по нескольким зверям (коммерческая охота или несколько спортивных лицензий). Остаётся оснастить прицельным приспособлением, скорее всего «загонником», «Вепрь». Этот вопрос я и собираюсь решить в ближайшее время.

Завершить статью хочу фразой из известного кинобоевика: «Никто не учится стрелять из «магнума» 45-го калибра». От себя добавлю: «До него нужно дозреть».

Лосев С. Журнал «МАСТЕРРУЖЬЁ» №145

До каждого ружья нужно дозреть

Охотнику, стреляющему из полуавтоматического карабина на загонной охоте по нескольким целям или после промаха, очень трудно остановиться.

И скорее не прекратить стрельбу, а затормозить поводку. В результате огонь может пойти по запрещенным секторам обстрела (вдоль линии, машины, загонщики) и кто-то пострадает. Даже мне с моим опытом спортивной и охотничьей стрельбы и техникой безопасности, вбитой с детства, трудно было не потерять ориентировку и вовремя прекратить стрельбу. Да плюс азарт и желание во что бы то ни стало добыть трофей.

Нет, стрельба из автоматического карабина очень опасна. Это относится не только к «Вепрю», но и к «Сайге», СКС и другим многозарядкам. До этого ружья обязательно нужно дозреть.

На одной из охот меня поставили в поле прикрывать фланг, выделив сектор обстрела примерно в километр и разрешив стрелять по лосю на любую (разумную) дистанцию. Бык вышел в 250 метрах, что для моего калибра было приемлемо. Но когда я прицелился в него через целик, то не увидел корпуса зверя. Его практически полностью закрывала квадратная мушка. О какой эстетике выстрела можно говорить? Да и что это за охотник, держащий в руках ружье с дизайном автомата Калашникова. Он эффектно смотрится только в современных художественных фильмах об охоте. Революционная ситуация просто назрела.

В этот момент произошло событие, заставившее склониться к последнему варианту. Я получил приглашение в Вологодскую область на медведя. Предстояла охота на овсах. На этой охоте требовалось мощное ружье с хорошей оптикой и желательно ночной, поскольку, как говорили, действительно трофейные звери выходят практически в полной темноте.

Тем не менее я решил, что до ночного прицела я еще не созрел и буду пробовать добыть медведя с обычным, дневным. А уж если не получится, буду копить деньги на «ночник».
Ночная оптика хоть и разрешена сегодня, но, на мой взгляд, добыть трофей без нее более почетно и достойно истинного охотника.

Читать еще:  Ружье МЦ-255, покупать или нет?

Посоветовавшись с друзьями (серьезными профессионалами), и главное, взвесив свои финансовые возможности, решил приобрести чешский карабин – болтовик ЧЗ калибра 9,3 х 62.
Калибр меня устраивал, поскольку, кроме медведя, годился и на кабана с лосем, а большинство специалистов нахваливали его как лучший карабин по этой цене. Кроме того, его наряду с Маузером часто используют даже профессиональные африканские охотники для охоты на антилоп и хищников. Рекомендации серьезные, и вот я в охотничьем магазине.

Однако, взяв карабин в руки, почувствовал, что затвор ходит со скрипом, за что-то цепляясь, а в случае перекоса просто не закрывается. Обработка дерева угловатая, и ружье лежало в руках как-то некомфортно. В общем, это было не то, что я ожидал. Вот тогда продавец и предложил посмотреть финский карабин, который всего на несколько тысяч дороже. Этот карабин больше походил на качественное оружие, по крайней мере, внешне.
Тут же прикупил недорогой вариант оптики с переменной кратностью от 3 до 9 и крепления.

После того как мастер установил оптику, поехал с друзьями пристрелять то, что получилось. После некоторой доводки, карабин уверенно стал бить стендовые тарелочки, поставленные на 140 метров. Пора было отправляться на медвежью охоту.

Однако первый выстрел пришелся не по медведю, а по кабану. Просидев несколько часов на лабазе и не дождавшись медведя, уныло побрел вдоль овсов к машине. Светила почти полная луна, и в ее свете я заметил на зерне черное пятно. В оптику отчетливо было видно, что это кабан. Лицензия у нас была, и я решил брать его. Дистанция была примерно та, на которую пристреливал карабин и, хотя можно было подойти ближе (бывало, я подходил к кабанам на выстрел из гладкого ружья), но испытывать ружье, так испытывать.

Так как стрелять пришлось без упора, стал подводить перекрестье прицела снизу и неожиданно сорвал спуск. Выстрел пришелся значительно ниже точки, в которую предполагал стрелять. Кабан убежал. Вызвав подмогу, я пошел смотреть место стрела. Кабана нашли при помощи собаки в 100 метрах от него и осмотрели. Выстрел получился безобразным, пуля вошла в самый низ брюха, лишь слегка задев печень. Тем не менее ее разворотило в клочья, и зверь далеко не ушел. Думаю, что меньший калибр не остановил бы его. Вот это меня очень порадовало.

Однако с медведем в этом сезоне не получилось – достойный экземпляр просто не вышел, но зато я знал, что обладаю оружием для охоты на него.

А встречи с кабанами продолжались. Кончилась охота на потравах и началась загонная. Открытие на копытных в Ярославской области. Ноябрь, черная тропа. Я стою посреди поля, поросшего бурьяном, прикрывая фланг. Хороший секачишка «из-под лайки», на приличном галопе выходит из леса метрах в двухстах. Выношу вперед на корпус, и явственно слышу шлепок пули по мясу. Кабан садится на зад и, проехав на нем несколько метров, падает. Пуля попала в заднюю часть туши, разбив крестец. Рана, конечно, остановила зверя, но само попадание далеко от идеала. Тем не менее мощность пули подтверждена.

Последняя охота на кабана в этом сезоне произошла уже в январе по снегу с вышки. Игнорируя подкормочную площадку, я расположился на поле, которое кабаны посещали, чтобы ловить мышей, зимующих в валках соломы. Вышка на поле стояла только смотровая, и стрелять опять пришлось без упора. Тем не менее, когда стадо вышло на кормежку, я, уже пристрелявшийся к ружью, чтобы исключить подранка положил кабана со ста метров выстрелом в шею. Пуля разворотила позвонок, и зверь даже не дернулся.

Кстати сказать, ночной прицел мне ни разу не понадобился. Даже выходы медведя на Вологодчине происходили еще по-светлому. Просто мы с проводником не угадывали поля, куда выходил трофейный зверь (или просто не везло). Могу заверить охотников, что по снегу можно стрелять кабана и без него в любое время суток, а уж при луне, тем более (примерно 10 дней в месяц).

В то же время мой товарищ, купивший для своей первой охоты на кабана самый современный австрийский карабин с мощнейшей оптикой, без всякого труда взял с вышки на 30 шагах кабанчика. Настолько без труда, что эта охота показалась ему малоинтересной, и на повторное приглашение он не отозвался. Напротив, другой участник охоты, добывший кабанчика пулей из гладкоствольного ружья с открытым прицелом, был счастлив настолько, что до сих пор надоедает всем рассказами о своих переживаниях и дождаться не может следующего выезда. И все потому, что было сложно, а потому интересно, и тем ценнее и памятнее стала добыча.

А количеством и качеством трофеев, добытых с использованием самых современных, не оставляющих никаких шансов зверю приспособлений (порой запрещенных), хвастаются в основном трепачи из охотничьих клубов. Ну это их дело, а я считаю, что до каждого ружья и его оснащения охотник должен дозреть.

Вот еще на что нужно обратить внимание. При стрельбе на охоте из нарезного оружия с оптическим прицелом по неподвижному или малоподвижному зверю добавляются два компонента, отсутствующие при стрельбе по мишени. Это азарт и цейтнот: зверь ведь не привязан. Поэтому тренировочная стрельба в тире, хоть и, безусловно, полезна, но не является гарантией результативной стрельбы на охоте. Выцеливая зверя, постарайтесь справиться со своими чувствами, и не затягивайте выстрел. Людям же, совсем не испытывающим волнения на охоте, вообще не имеет смысла ей заниматься.

Еще до революции охотники-горцы Памира мальчишками учились убивать птиц камнями. Достигнув мастерства в этом деле, получали карамультук с шестигранным стволом. И только став мастерами стрельбы из него (горец должен был научиться убивать двух козлов одной пулей), заслуживали право владеть магазинной винтовкой.

Можно, конечно, пойти по другому пути, и, купив самый современный и дорогой карабин (не дозрев до него), поехать охотиться в Африку. Там вам предложат на выбор доступные и легкие цели для стрельбы с удобных позиций (чаще всего прямо из машины), и вы станете обладателями любого количества трофеев, а ваши неудачные выстрелы (промахи, подранки) поправит профессионал. Такая категория охотников может пренебречь моей рекомендацией, да ей это и не нужно.

Закончить статью хочу фразой из известного кинобоевика: «Никто не учится стрелять из «магнума» 45 калибра». От себя добавлю: «До него нужно дозреть».

До каждого ружья нужно дозреть

До владения оружием нужно не просто дорасти, до него ещё нужно дозреть, уверены сотрудники лицензионно-разрешительной службы

Полиция продолжает расследовать резонансную массовую драку со стрельбой, которая произошла в начале июля недалеко от уфимского Гостиного двора. Уже известно, что конфликт вспыхнул в одном из ближайших ночных кафе между кавказскими гостями и местными парнями. И те, и другие кинулись отзваниваться друзьям, в итоге к месту разборки на помощь противоборствующим сторонам прибыло около двух десятков человек. Кавказское подкрепление явилось вооруженным, началась стрельба из травматики, два участника сражения получили ранения. Как выяснилось, пистолет, из которого причинены травмы, настоящий владелец когда-то потерял, и вот теперь он всплыл на криминале.

Потеряла наша Маша

Свое оружие хозяева теряют очень даже часто, а в чьи руки оно попадает, остается только догадываться. Как говорит врио начальника республиканского Центра лицензионно-разрешительной работы (ЦЛРР) «Росгвардии» полковник Василь Газизов, сейчас в регионе в розыске находится более трех тысяч единиц оружия. Из них около тысячи украдено, более двух тысяч — утрачено. Причем только с начала этого года в ЦЛРР уже поступило 58 заявлений об утере стволов.

Машами-растеряшами чаще всего становятся по схеме: оставил без присмотра — вернулся — нет. «Классический случай произошел в июле этого года, — говорит полковник. — Житель Стерлитамака во дворе своего дома выложил из машины охотничье ружье, на минутку отлучился, а положить его на место. забыл. Когда вспомнил, ружья уже и след простыл. Примерно то же самое в мае произошло и с одним уфимцем. Тот ехал в такси, при нем была сумка, а в ней — документы и травматический пистолет. Доехав, пассажир направился домой, а потом вспомнил, что оставил портфель в машине. Таксист же уверяет, что никакого портфеля и в глаза не видел. Как бы там ни было, но оружие пропало, сейчас оно в розыске».

Повторимся, что подобных случаев великое множество, остается только предположить, что такие маши-растеряши никогда не служили в армии. Там солдатам на всю жизнь вбивают, что за личным оружием нужен глаз да глаз, а за его утерей чаще всего следует трибунал.

В повседневной жизни за утрату гражданского огнестрельного оружия владельцу грозит лишь штраф в две тысячи рублей. Однако если из потерянного оружия кто-то где-то когда-то кого-то застрелит, на машу-растеряшу могут завести уголовное дело. Также к уголовной ответственности привлекут, если хозяин вдруг переделает свое оружие. То есть изменит его технические характеристики.

Потеря оружия считалась позором во все времена и во всех армиях мира. Кто читал гоголевского «Тараса Бульбу», помнит, что казаку в мирное время разрешалось «прогулять все что ни есть, кроме оружия». В этом случае его ждало всеобщее презрение товарищей, а то и вовсе изгнание из Сечи.

В «Поединке» Александра Куприна очень хорошо описано, как в царской армии фельдфебели в воспитательных целях всякими правдами-неправдами старались выманить у молодых солдат на посту винтовки. Того, кто отдавал их, поддавшись на уговоры, угрозы или хитрость, сами же фельдфебели незамедлительно и наказывали. Суть таких уроков проста: будь начеку, следи за своим оружием и никому его в руки не давай!

Попал в переделку

Переделанное оружие тоже встречается. Не так давно силовики накрыли в Стерлитамаке целую мастерскую по изготовлению самопальных стволов. «В основном народные умельцы переделывали газовые пистолеты под мелкокалиберный патрон, — поясняет В. Газизов. — Потом продавали, на этом бизнесе их и взяли».

Как говорят сотрудники ЦЛРР, чаще всего попадают под переделку именно газовые пистолеты. Причин такой их популярности несколько. Во-первых, никаких радикальных изменений в него вносить не нужно, достаточно лишь заменить ствол на более прочный. А во-вторых, люди сейчас от «газовиков» стремятся избавиться. Патронов к ним уже не выпускают, а перерегистрировать их накладно. Поэтому газовые пистолеты массово несут к разрешителям по акции «Сдай оружие». За это можно получить вознаграждение.

По акции за семь месяцев этого года оружие сдали 226 жителей республики, сумма выплат за него составила два миллиона 388 тысяч рублей. Всего в регионе ежегодно на эти цели выделяется по три миллиона 600 тысяч рубей. Как говорит В. Газизов, чаще всего несут гладкоствольное оружие, но иногда сдают и настоящие музейные раритеты. «На моей памяти одна бабушка принесла немецкий «вальтер» времен Второй мировой, — говорит он. — Ее муж когда-то привез трофейное оружие с войны. Еще был случай, когда нам принесли американский «смит-вессон» образца 1905 года. Их часто можно увидеть в фильмах про Гражданскую войну. Все это время он лежал на чердаке».

«Охота» на «вольных стрелков»

Как гласит статистика республиканского ЦЛРР, по количеству преступлений, связанных с огнестрельным оружием, наша республика входит в десятку лидеров по стране. Но случаи, подобные тому, что произошел возле Гостиного двора, к счастью, крайне редки. В подавляющем большинстве криминальная стрельба касается браконьерства, поэтому сотрудники центра вместе с омоновцами, собровцами и егерями проводят регулярные рейды по охотничьям угодьям. Ищут тех, кто ведет незаконную охоту. А заодно проверяют, легально ли охотник владеет оружием, не в розыске ли оно и как стрелок с ним обращается. Один из таких выездов прошел совсем не давно и был приурочен к открытию охотничьего сезона на водоплавающую дичь. Вместе с группой в поездку удалось съездить и корреспонденту «РБ».

Читать еще:  С ружьем МЦ 21-12

Местом объезда на этот раз росгвардейцы избрали Кушнаренковский район. Здесь вблизи деревни Канлы находятся охотничьи угодья МВД «Динамо», где много водоемов и куда любят ездить уфимцы. Наш «УАЗ «Патриот» с легкостью преодолевает многочисленные канавы и вообще демонстрирует поистине танковую проходимость. Собровец, которого зовут Алексей (фамилию в силу профессии он просил не упоминать), уверяет, что для подобных поездок автомобиль лучше российского «Патриота» найти сложно. «Машина отличная, сам на такой ездил, — говорит он. — Но есть один минус: сжирает много «горючки». Плюс имеются кое-какие заводские недоработки».

Разговоры разговорами, но о деле группа не забывает ни на секунду. «Вон там рыбаки, — глядя на несколько виднеющихся у ближнего озерца фигур, уверенно заявляет капитан «Росгвардии» из ЦЛРР Рафаэль Мухаметшин. — Откуда знаю? У охотников почти всегда принято ставить свои машины в ряд, а здесь они вразброс. А там, где есть рыбаки, охотники лагерь не разбивают. Рыбаки им всю дичь распугают».

Вскоре внимание росгвардейцев привлекает летящая утка. «Чирок, — без тени сомнения говорит Алексей. — Сейчас они в камышах кормиться должны, а этот летает. Значит, его кто-то вспугнул. Едем туда».

Собровец оказался прав: птицу действительно вспугнули охотники. Четверо уфимцев выехали отметить начало сезона, несколько чирков успели подстрелить. Всем мужикам уже за сорок, документы на оружие у них в порядке, охотпутевки есть. Никаких нарушений. «В основном охотой занимаются люди степенные, типа этих, — поясняет Алексей. — Правда, разгильдяев тоже хватает, но те приезжают в основном по бутылкам пострелять да водки на природе выпить. Дичь их мало интересует».

Его слова подтвердились уже скоро. «Уазик» выежает на небольшую прибрежную полянку, а там, как по заказу, вокруг костра сидит весьма разношерстная компания. Машины метрах в двадцати, двери открыты, в салоне лежат два ружья, рядом никого. В общем, подходи и забирай.

Рафаэль Мухаметшин так и сделал, а когда мужики спохватились и подбежали к «похитителю», составил на владельцев ружей административные протоколы. «За нарушение правил ношения и хранения оружия, — объяснил он ошарашенным парням. — Будете знать, как ружья где попало разбрасывать да еще заряженные. Их мы тоже изымаем, заплатите штраф — заберете».

Парни к такому повороту оказались не готовы. Начали спорить и даже предлагать деньги, чтобы «вопрос решился по-хорошему». А один из компании сразу же схватился за телефон и начал кому-то звонить. «Подождите две минуты, сейчас «большие люди» приедут, и все будет в порядке», — без конца успокаивал он своих приятелей. Но никто почему-то так и не приехал.

«Мы такие картины каждый раз наблюдаем, — говорит Алексей. — Молодые пацаны себе «мурок» понапокупали, а сами на природе бросают их где ни попадя. Уверен, что эти всю ночь у костра просидели, а оружие так бесхозно и лежало. Их счастье, что никто ружья не украл. При подобных обстоятельствах это происходит частенько. А когда начинаешь изымать, хватаются за телефоны, обещают нам «неприятности» и все такое».

«Муркой» охотники называют гладкоствольную самозарядную одностволку 12-го калибра МР-153. Ижевский оружейный завод начал выпускать ее лет десять назад, теперь это едва ли не самая популярная марка. В первую очередь из-за отличного качества и сравнительной дешевизны. В среднем «мурка» стоит 15 тысяч рублей, позволить ее себе могут многие.

Впрочем, если один из беспечных «стволовладельцев» по имени Вадим получит назад свою «мурку», как только заплатит штраф, то второй сможет ее увидеть не раньше, чем через год. Выяснилось, что ружье он купил этой весной и уже заработал один штраф за то, что вовремя не сдал охотничью путевку. Раньше это нарушением не считалось, теперь серьезный проступок. Сейчас он обзавелся вторым штрафом за год, поэтому ему придется заново получать разрешение на оружие. А это процедура длинная, что, впрочем, и к лучшему. Ведь, как сказал Рафаэль Мухаметшин, до оружия мало дорасти по возрасту, до него нужно еще и дозреть.

До недавнего времени в административном кодексе не было статьи о наказании за ношение гражданского огнестрельного оружия в нетрезвом виде. Теперь за это придется заплатить штраф.

Обладателем гражданского огнестрельного оружия в России может стать любой гражданин с 21 года. Тем, кто отслужил в армии, такое разрешение дают с 20 лет.

Сегодня в республике на учете состоит 55 тысяч владельцев так называемого гражданского огнестрельного оружия, у которых на руках около 80 тысяч стволов. Сколько оружия народ хранит подпольно, нельзя сказать даже приблизительно.

В детстве в нас, мальчишках, горела неистребимая страсть к стреляющим самоделкам-поджигам. Такой был у каждого уважающего себя пацана, хотя игрушка эта весьма опасна.

Помнится, зарядом мелко нарубленной проволоки я сделал решето из старого батькиного чемодана, в котором тот хранил инструменты. Узнав о наличии поджига, батька тут же бессердечно его изъял и уничтожил. Я же был подвергнут дисциплинарному наказанию с краткой, но очень емкой формулировкой: «За придурь».

По приговору мне каждый вечер в течение месяца пришлось ходить в сад и поливать огурцы. Физическое воздействие ограничилось несколькими увесистыми оплеухами.

По информации специалистов ЦЛРР, сейчас поджиги тоже встречаются, их отправляют на экспертизу, как правило, они получают положительную оценку. То есть их признают огнестрельным оружием.

Забавные же у нас в детстве были игрушки, однако!

Новая жизнь старого браунинга

Охотничий полуавтомат с длинным ходом ствола был создан в начале века Джоном Браунингом и выпущен в Бельгии Национальной фабрикой (ФН) в Герстале в 1903 г. Одновременно это ружье производила фирма «Ремингтон» (США).

НОВАЯ ЖИЗНЬ СТАРОГО БРАУНИНГА

Охотничий полуавтомат с длинным ходом ствола был создан в начале века Джоном Браунингом и выпущен в Бельгии Национальной фабрикой (ФН) в Герстале в 1903 г. Одновременно это ружье производила фирма «Ремингтон» (США). К настоящему времени выпущены миллионы браунингов фирмами ФН, «Ремингтон», «Саведж» (США), «Бреда», «Франки» (Италия).

К нам эти ружья попадали до 1917 г. и после 1945 г. Как правило, в настоящее время это ветераны, требующие ремонта и реставрации. Эти ружья живут дольше своих хозяев и при грамотном ремонте не теряют надежности и прекрасного боя. За 30 лет различных охот с браунингом автор накопил опыт по эксплуатации и ремонту этих ружей. Геометрия ствола обеспечивает резкость боя и равномерность осыпи, большие по сравнению с другими системами при одинаковых патронах. Не уступает браунингу по бою только тульский полуавтомат МЦ21-12.

Лучшим зарядом считаю 2,3 г «Сокола» и 35 г дроби, при этом наиболее оптимально работает автоматика. Гильзы желательно употреблять полиэтиленовые, обрезанные до 69 мм, так как при выстреле они вытягиваются.

Детали самозарядного ружья браунинг

На охоте следует регулярно смазывать тонким слоем легкой смазки часть магазина, по которой двигается бронзовая цанга тормоза отдачи. Перед охотой желательно (1—2 раза в год) проводить полировку поверхности патронника пастой ГОИ. Если патронник имеет раковины и заклинивает гильзу, то в этом случае помогает покрытие патронника слоем олова или латуни с последующей проходкой разверткой по его каналу.

На конце хвостовика ствола находится отражатель гильзы А-6 и А-25, последний часто снашивается и требует замены; крепится он одной заклепкой.

Наиболее сложна, несмотря на кажущуюся простоту, замена ствола. Она всегда индивидуальна. Вначале надо убедиться, что хвостовик ствола свободно двигается в коробке А-63, затем следует исследовать плотность соединения затвора А-7 с запирающим блоком А-46 при наличии фиксатора и извлекателя А-27 и А-30. При этом проверяется свободное запирание затвора, при котором должен быть обеспечен плавный, без усилий ход затворного блока. Подгонка достигается незначительным изменением углов наклона стенок в хвостовике ствола. Все браунинги 12-го калибра имеют одинаковую длину окна в коробке (68 мм), что дает возможность использования ствола с патронником 65 и 70 мм.

Все оси автомата имеют скользящую посадку, концы их закруглены, и выколачивание осей не должно требовать усилий. Нельзя бездумно менять детали разных ружей без индивидуальной подгонки. Сцепление ствола с затвором проверяется на фиксированном стволе досыланием затвора до полного контакта с гильзой и без нее. Работа затворного блока проверяется путем движения вилки-толкателя А-44 вперед и назад. Работа магазина А-59 зависит от упругости пружины А-57, которая не должна быть слишком сильной. В этом случае патрон утыкается в край пружины А-58, и у нее не хватает упругости для возвращения в исходное положение, автоматика не работает.

При замене колпачок А-56 должен иметь боковое отверстие, иначе он не работает как поршень и задерживает подачу патрона. Тонкие стенки магазина легко деформируются при ударах, в этом случае их можно править прогонкой коротких (10—15 мм) латунных пробок. Частые отвинчивания магазина (для уменьшения габаритов ружья при перевозке) не рекомендуются, так как это может привести к качке магазина.

Ответственная часть механизма — спусковая скоба А-82 в сборе — наиболее сложна, капризна и имеет наименее долговечные детали. Эта часть обеспечивает безопасность оружия и требует особого внимания.

При закрытом предохранителе A-65 не допускается люфта на шептале спускового крючка А-79 (передний зуб — боевое шептало, задний — промежуточное).

Курок А-39 должен взводиться при закрытом предохранителе, что обеспечивается овальным посадочным отверстием курка на оси. Это важная особенность конструкции ружья. При взведении курка и нажатии на спусковой крючок курок становится на промежуточное шептало и легко срывается с него при снятии пальца с крючка при закрытом предохранительном ромбе А-69. Его нижняя сношенная грань может быть наварена аргоновой сваркой, как и все указанные выше шептала, но требуется тщательная подгонка, так как при произвольных срывах с заднего шептала ружье стреляет как автомат — очередями, при срывах с переднего бывают непроизвольные выстрелы; оружие в этих случаях не годится для использования. Наклон и глубина захвата переднего шептала обеспечивает усилие на спуске крючка, пружина А-81 — срыв с промежуточного шептала, с постановкой на боевой взвод. При закрытом ромбе и открытом предохранителе также не допускается люфта на боевом шептале. Ромб должен открывать спусковой крючок только при закрытом затворе.

Важная часть механизма — подлоточная пружина А-21, ее рабочая короткая часть при поднятом лотке А-12 должна перескакивать с одной поверхности скольжения на другую. Торец края пружины должен быть завальцо-ван, это наиболее часто выходящая из строя деталь механизма, ее посадка на ось должна быть без люфта.

Логика работы ружья проста, не допускает никакой модернизации в домашних условиях. О деревянных частях мы не говорим, так как замена их проста, а цевье часто укрепляют кольцом из текстолита с посадкой на эпоксидную смолу так, чтобы торец кольца входил в торцевую канавку коробки ствола А-63.

Опыт показывает, что до самозарядного ружья нужно «дозреть», поднять свою культуру охотника, приобрести опыт и активно интересоваться литературой. При этих условиях это ружье окупит все хлопоты и заботы, связанные с его содержанием.

Источники:

http://www.ohotniki.ru/weapon/rifled/article/2012/02/25/291380-do-kazhdogo-ruzhya-nuzhno-dozret.html
http://www.hunting.ru/articles/view/77401/
http://www.ohotniki.ru/weapon/rifled/article/2012/04/10/297279-do-kazhdogo-ruzhya-nuzhno-dozret.html
http://resbash.ru/articles/pravo/ne_vsye_tak_gladko_so_stvolom-10888/
http://www.oruzhie.com/Stati/2014-06-10/novaya-zhizn-starogo-brauninga

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector