3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Вокруг Oнежского озера

one_in

Журнал Игоря Ванина

Фотопутешествия, прогулки по метро, наблюдения и разные мысли

Нетмониторное путешествие вокруг Онежского озера

В предыдущие выходные мы с eijas и Денисом-DMaster осуществили давно задуманные планы и съездили в нетмониторную поездку вокруг Онежского озера. Поездка заняла 4 с половиной дня, проехали по маршруту СПб — Лодейное Поле — Подпорожье — Вознесенье — Вытегра — Пудож — Медвежьегорск — Кондопога — Петрозаводск — Лодейное поле — СПб. Объезд озера получился не совсем честным, потому что участок Петрозаводск — Вознесенье мы пропустили, зато мы проехали не только по основным дорогам этого маршрута, но и потратили много времени на посещение мысов и побережий Онежского озера около Медвежьегорска, Кондопоги, Пудожа и Вытегры.

Было найдено и отмониторено около сотни новых и неизвестных ранее базовых станций GSM-сетей, которые скоро будут внесены в базу данных проекта Netmonitor.Ru.

Попутно пофотографировал в райцентрах и всяких посёлках по нашему маршруту, и скоро в разделе «Города России» моего журнала ожидаются новые серии фотопутешествий. Это как бы анонс новых серий фотопутешествий: по 1-2 фотографии на каждую точку. А полные серии буду публиковать в этом году по мере обработки и подготовки фотографий и текстов.

[← | →]
1. Начать хочу с того, что почти все дороги в Карелии убитые шопесдец.

[← | →]
2. В процессе съёмки предыдущего кадра.

Ну а обо всём остальном — по порядку.

[← | →]
3. Первый город, в который мы заехали по пути — это Лодейное поле. Въездной знак на въезде со стороны Петербурга.

[← | →]
4. Лодейное поле, вид в центре города. Остальные виды будут в отдельном посте.

[← | →]
5. Между Лодейным полем и Подпорожьем заехали в Верхние Мандроги — «новую русскую деревню» в потёмкинском стиле. Там нас ждала мачта, где приютились базовые станции (почти) всех интересующих нас сетей. Аппаратная Мегафона в Мандрогах вместо обычного железного вагончика тоже выполнена в том самом стиле, как и вся деревня.

[← | →]
6. А общий вид на мачту в Мандрогах — вот такой.

[← | →]
7. Подпорожье, самый удалённый от Петербурга и самый молодой райцентр Ленинградской области. Центральная площадь.

[← | →]
8. Город был основан в 1956 году вместе со строительством ГЭС на Свири. Вид на ГЭС с городской окраины.

[← | →]
9. Въездной знак в Подпорожье. Оригинальностью не отличается.

[← | →]
10. Основание башни Билайна в посёлке Яндеба Подпорожского района. В этом году на ней же разместился Мегафон. Лев сфотографировал меня, когда я рассматривал направления антенн.

[← | →]
11. Церковь Георгия Победоносца в посёлке Родионово (Юксовичи) — самая древняя постройка в регионе, построена на рубеже 15 и 16 веков. А вообще, вокруг Онежского озера довольно много старинных деревянных построек в таком стиле.

[← | →]
12. Посёлок Вознесенье — самая дальняя точка Ленинградской области. Здесь из Онежского озера вытекает река Свирь. Моста нет, несколько раз в день ходит паром. На нём мы не прокатились из-за нехватки времени.

[← | →]
13. Расписание парома и тарифы.

[← | →]
14. Развилка дорог на Вытегру, Подпорожье и Петрозаводск (Вознесенье) на стыке Ленинградской и Вологодской областей. Но в этом году из Вытегры в Подпорожье ездят не по прямой дороге, а через Вознесенье.

[← | →]
15. В этих краях большое количество вот таких памятных знаков.

[← | →]
16. Понравилось название посёлка Верхнее Понизовье.

[← | →]
17. Невысокая башня телевизионного ретранслятора по пути в Вытегру, на которой расположилась также и БС МТС. Обычно эти ретрансляторы высоки и редки, но здесь из-за близости воды они невысокие и расположены часто.

[← | →]
18. Наша машина под луной. В первый день мы больше ничего не мониторили и не фотографировали, отправились на ночёвку в Вытегре.

[← | →]
19. Вытегра, самый северо-западный районный центр Вологодской области.

[← | →]
20. Мы уже давно заметили закономерность, что почти на каждой гостинице, где мы останавливаемся в нетмониторных поездках, есть (или появляется впоследствии) базовая станция какой-нибудь GSM-сети. Почти так было и в Вытегре: новая БС Мегафона оказалась на башне прямо во дворе гостиницы. 🙂

[← | →]
21. Вытегорская телебашня.

[← | →]
23. Шлюз на реке Вытегра, являющейся частью Волго-Балтийского водного пути. На здании шлюза — антенны Мегафона.

[← | →]
24. Дальше на север — в Пудожский район Карелии.

[← | →]
25. В той же точке вид назад — въездной знак в Вологодскую область.

[← | →]
26. Трапеза в пути. Антенны и отражения. На заднем плане — мачта Мегафона.

[← | →]
28. Пудож — городские виды на окраине.

[← | →]
29. Здание администрации. Позабавил плакат, призывающий платить за коммунальные услуги, чтобы не попасть на удочку мошенников. 🙂

[← | →]
30. Ещё одна мачта Мегафона — недалеко от Пудожа в сторону Онежского озера.

[← | →]
31. Столб Мегафона в посёлке Шальский Пудожского района на берегу Онеги. Очень странная конструкция: непонятно, зачем нужны растяжки, которые сходятся и к вершине, и к основанию мачты.

[← | →]
32. Башня МТС в посёлке Пяльма Пудожского района Карелии.

[← | →]
33. В процессе съёмки башни на предыдущей фотографии (кнопочку нажал DMaster).

[← | →]
34. Третий день — ещё раз побывали в Медвежьегорске, где я перефотографировал некоторые неудачные фотографии прошлого раза и добавил фото нескольких городских видов, упущенных прошлый раз.

[← | →]
36. Медвежьегорск, виды центра города.

[← | →]
37. В этот день почти всё время потратили на изучение окрестностей Медвежьегорска. Заехали в посёлок Повенец, рядом с которым начинается Беломорско-Балтийский канал.

[← | →]
38. Беломорско-Балтийский канал и один из шлюзов «Повенчанской лестницы».

[← | →]
40. Закат над карельскими озёрами.

[← | →]
41. В процессе съёмки предыдущей фотографии (кнопочку нажал eijas ).

[← | →]
42. Четвёртый день: Медвежьегорск — Кондопога — Петрозаводск и всё, что по пути между ними и немного в стороне. Не удержался и остановился ещё раз сфотографировать мачту Мегафона у поворота на Гирвас, стоящую прямо на асфальте старой трассы М-18. Со стороны шоссе это сейчас не очень заметно (старый отворот снесён), а колоритный вид со стороны Гирваса я уже показывал.

[← | →]
43. Кондопога, второй по величине город Карелии. Самого приличного вида райцентр среди всех, где я бывал за пределами Ленинградской области.

[← | →]
44. В Кондопоге моют улицы, у дорог есть поребрики, и всюду по городу стоят фонари!

Вокруг Oнежского озера

Два года подряд навещал я Онежское озеро — был в гостях у славного моря Онего и по зиме, и по летнему времени. Дважды объехал я вокруг озеро-море — дважды замкнул так называемую кругосветку, путешествуя сначала с востока на юг, запад, север и снова на восток, а на следующий год в обратном направлении. И везде, где можно, я старался подойти к самой воде, вглядывался подолгу в бесконечную даль, в силуэты упрямо стоящих посреди буйной воды онежских островов, часами слушал голоса северной воды, и все это время смутное чувство беспокойства за судьбу нашего удивительного северного водоема не покидало меня. Увы, это бесконечно тайное до сих пор, громадное водное пространство живет, как мне кажется, сейчас более чем сиротливой жизнью.

Еще вчера живые, деятельные поселения по берегу озера, занимавшиеся лесным промыслом, приказали долго жить: нет для них леса, нет работы, и вчерашняя, привилегированная, по местным понятиям, лесорубная публика — ныне лишь серые, чуть живые тени — поселения, связанные с лесным промыслом, лишившись работы, гибнут.

За чертой, отделяющей жизнь от смерти, оказались многие северные поселения, занимавшиеся сельским хозяйством. И теперь порой только дачники, что заполняют собой прибрежные населенные пункты, как-то оживляют берега озера, и то только на 2-3 летних месяца.

О том, что рыбы в наших северных водоемах стало куда меньше, я уже и не говорю. Я помню, как орудовали в Онего рыбацкие тралы, вычерпывающие все, что можно было вычерпать со дна. Помню и браконьерский разбой на нерестилищах. Помню, как горько сетовали петрозаводские ихтиологи на то, что отходы Кондопожского ЦБК полностью уничтожили все стадо уникального сунского сига, который ежегодно заходил из Онего в реку Суну как раз через Кондопожскую губу.

К счастью, всевозможная наша грязь — отходы скапливаются — собираются в основном в прибрежной зоне — сама чаша озера с его максимальными стодвадцатиметровыми глубинами (наибольшая длина озера — 248 км, наибольшая ширина — 83 км, число островов -1650) и очень сложным рельефом дна вроде бы все еще находится в первозданной чистоте (помнится, что по химической чистоте вода Онежского озера еще не так давно оценивалась выше, чем вода знаменитого Байкала).

Вода в озере пока вроде бы не перемешивается, а оттого Онежское озеро и считается (и видимо, до сих пор) важнейшим резервуаром-запасом пресной воды в нашей стране.

Вода в озере могла перемешаться, грязь с прибрежных участков могла попасть и на глубину, и вода могла потерять свое прежнее эталонное качество, если бы осуществился проект переброски части стока северных рек на юга. По этому проекту (его первая очередь) у Онежского озера должны были отбирать и направлять самотеком в Волгу до одного кубического километра воды в год. Тогда эта вода не попала бы, как до этого, в Ладогу и Ладожское озеро обессилило бы совсем, не смогло бы, как прежде, очищаться с помощью онежской воды, а затем 1 кубический километр чистой воды в год не дополучил бы и Финский залив Балтийского моря.

В 1984 году, беседуя в Хельсинки с финскими защитниками природы, я показал им, чем грозит Балтийскому морю только первая очередь нашего полоумного проекта — финны были в шоке. А ведь после осуществления всего проекта у Онежского озера стали бы забирать не один, а все три кубокилометра воды. Балтийское море в то время было уже настолько грязно от промышленных и сельскохозяйственных стоков, что здесь еле-еле удерживалось какое-то биологическое равновесие. Без нашей онежской воды Балтийскому морю грозила бы настоящая катастрофа.

Читать еще:  Глухари и тетерева: предвестники весны

Финны забили тревогу и тем самым помогли и нам остановить проект переброски — помогли Онежскому озеру сохранить свою природную чистоту. Но дальше мы сами не сделали ничего, чтобы помочь морю Онего вернуть свою силу.

Разговариваю по душам со знакомыми рыбаками, что до сих пор промышляют в Онего, и слышу только одно: совсем подорваны запасы леща, судака. В Онежском оезре почти не осталось палии.

Правда, побольше стало онежского лосося, но это подарок еще от советской власти: тогда сплавные реки очистили от топляков, оставшихся после лесосплава, — очистили нерестилища и на всю мощность задействовали рыборазводные пункты, которые и поставляли рекам молодь лосося.

Судя по официальным заявлениям, лосося в Онежском озере сейчас чуть ли не в несколько раз больше, чем лет двадцать тому назад. Лосось все лето идет в свои нерестовые реки. Все реки вроде бы под надзором рыбинспекции — попробуй сунься с тем же спиннингом на такую речку, и хотя не встретишь вроде бы на своем пути никого, но о тебе почти тут же доложат рыбинспектору со всеми вытекающими отсюда последствиями. И приезжий человек, рискнувший выйти со своей спортивной снастью на берег реки, куда заходит на нерест онежский лосось, сделает вывод, что уж лосося-то здесь сторожат.

Да, сторожат-сторожат другой раз все, кому ни лень. Сторожат и самые разные начальники, что являются к устьям лососевых рек, вычищают устья от браконьерских сетей и на их место ставят свои, да еще не в один ряд, а затем, набив мешки пойманной рыбой, исчезают в неизвестных направлениях.

От таких начальственных набегов, как рассказывают многочисленные очевидцы, на берегу остаются порой отрубленные головы и хвосты лососей — облеченные властью добытчики обычно увозят с собой только увесистые тушки.

Надолго ли при таких трудах хватит в Онего лосося, оставленного нам в наследство советской властью?

Я пытаюсь вспоминать вслух о том порядке, который начинали вводить в том же Пудожском районе Карелии еще в конце восьмидесятых годов — тогда можно было купить лицензию и отправиться на ту же речку Пялъму к порогам именно за лососем. И желающих ловить рыбу по лицензии прибавлялось, а вместе с тем редели и отряды браконьеров-добытчиков — как-никак, а спиннингисты на лососевой реке могли быть авторитетными свидетелями любого беззаконья.

Не потому ли нынешние власти и не торопятся вводить лицензионный лов на лососевых реках, хотя такая ловля могла принести в местную казну и кое-какие деньги — не дай Бог, явятся сюда разные, да еще совестливые свидетели, как же тогда грабить Онего дальше.

Сиротливо, неприкаянно выглядит ныне море Онего. Два года подряд путешествовал я по его берегам и нигде не встретил ни одной платной стоянки для автомобилей, а вот автотуристов встречал постоянно. Как-то они находили выход из положения — договаривались с кем-то из местных жителей, оставляли им свои машины, пока сами занимались той же рыбалкой. И не надо тут никаких шикарных дворцов — достаточно устроить самую простую охраняемую стоянку для автомобилей да выделить место для палаточного городка. А еще лучше, если бы тут же можно было арендовать лодку и наловить с этой лодки разной рыбешки, тем более, что так называемой сорной рыбы (окунь, плотва), которая как раз и идет на самую лучшую уху, тут всегда в избытке.

Тишина по берегам Онежского озера — тишина, как на кладбище, где только-только похоронили последнего хозяина наших некогда богатых северных вод. Правда, эта тишина иногда нарушается шумными визитами аж из самой первопрестольной. Об одном таком визите, который имел место как раз в то время, когда я любовался салажками Космозера, мне и рассказали в лицах мои друзья.

Из столицы в бывший лесорубный поселок прибыли на недельку новые русские. Доставили их сюда на личном транспорте личные шоферы — доставили уже почти в невменяемом состоянии, которое, правда, не помешало как-то договориться с местными рыбаками об аренде лодки-дюральки с подвесными моторами. В конце концов эту дюральку с двумя моторами на транце неуемные гости благополучно потопили, но до этого они все-таки занимались рыбной ловлей, правда, весьма своеобразно.

Местный проводник доставлял их на лодке к месту ловли, насаживал им на крючок червей — состояние московских любителей северной рыбалки было таковым, что они самостоятельно не могли не только насадить червя на крючок, но и удержать в руках удилище. По этому случаю проводник из местных, взявший на себя все заботы о заезжих рыбачках, не только насаживал им червей, но и привязывал удилища, к руке своего подопечного и вместе с ним доставлял попавшуюся на крючок рыбу в лодку.

Погудев и почудив с пяток дней, культурно отдыхавшие отправились к своим столичным офисам, оставив после себя анекдоты-быль об удилищах, привязанных к руке, и о том, что за время пребывания в поселке опустошили чуть ли не все соответствующие запасы в местном магазине.

Что ждет мое море Онего, все еще живущее думой о лучших днях, если в памяти его остаются пока только такие вот пьяные анекдоты?

Простите, что я отвлекся от самой рыбной ловли, хотя мог бы еще и еще рассказывать вам о пойманных во время этих путешествиях неплохих окунях и вполне приличных щуках. Но так уж вышло — не только поклевки, подсечки и желанные трофеи остаются с тобой после многих наших нынешних дорог-путешествий.

Свое двухлетнее рыболовное путешествие вокруг Онежского озера заканчивал я на берегу Пелусозера, километрах в ста пятидесяти от моря Онего, уже на пути в Каргополь. Хоть и не хотелось мне сначала навещать озеро и деревню, где обитал с 1980 по 1991 год, но не выдержало сердце, повернул я руль своего Уазика-буханки резко налево, когда поравнялся с дорогой, уходившей к моим прежним владениям.

Вот и гора Горнюха, с которой видно все мое прежнее озеро. Внизу под горой моя прежняя деревушка, где по зиме теперь давно уже никто не живет. Вот и мой дом. Окна целы, целы и двери, но уже распахнутые — без запоров. В доме пусто, но чисто — видимо, кто-то здесь совсем недавно жил. В доме ни одной лампочки в патронах, ни одной пробки в щитке у счетчика, хотя проводка цела. У печи моя старая кочерга и ухватник для котелков. Но ни чугунков, ни другой посуды, ни постели — ничего, что оставлял я здесь когда-то, видимо, давно уже нет.

У самой воды моя баня по-черному, первая срубленная мной самая настоящая русская баня с добрым сухим жаром. Лодок моих нет и в помине. От недавнего причала-мостков остались кое-какие детали, прочно вбитые когда-то мной в берег.

Спускаю на воду свой «Кайман» и на веслах, не заводя мотора, отправляюсь в недавнюю свою историю.

Да, за то время, что не был я здесь, многое изменилось. Но озеро как будто все то же самое, каким видел я его последний раз.

И точно так же, как десять лет тому назад, из-за острого мыса Бодунова острова наперерез мне направляется отряд — семья наших гагар.

— Здравствуйте, милые птицы! Живы! Здоровы! Вот и я снова здесь.

Заглядываю в свой любимый Щучий залив — это я дал ему такое имя — и тут же за блесной устремляется щуренок-карандаш.

— Нет, братец, ты мне совсем не нужен.

Веду свой желтый лепесток вдоль стены тростника, веду почти у самого дна — и почти под самой лодкой щука. Да какая хорошая!

Еще и еще раз провожу блесну из глубины к берегу — и еще одна совсем неплохая щучка.

— Хватит щук! Искать окуней!

Бабий остров, крутой скат в глубину. Опускаю якорь перед самым скатом и не могу оторваться от воды: под лодкой слева, справа плотва, плотва и плотва — небольшие, сбившиеся в плотную стаю рыбки. И плотва куда-то идет, возвращается обратно и снова куда-то уходит. И тут же, под стаями плотвы, среди камней — окуни.

Зимняя блесна ныряет отвесно вниз и почти касается стоящих у самого дна рыб. Блесна чуть приподнята вверх — и удар по удилищу. Хорош гренадер!

— Жив, выходит, мой пелусозерский окунь! Живо озеро!

А мимо меня снова чинно плывут большие-большие птицы-гагары. Гагары все дальше и дальше. Тепло. Тихо — полный штиль на воде. Масса плотвы под лодкой, очень хорошие окуни и на блесну, и на поплавочную удочку. Окуни голубые, глубинные, вышедшие к каменистым мысам и лудам по летнему парному теплу — паровые окуни. И тут же, рядом с лодкой, большие-большие, белые-белые лилии — сказка.

Монастыри, петроглифы, карьеры и другие достопримечательности Онежского озера

Если вы решили начать свое путешествие вокруг Онежского озера, запланируйте долгий отпуск. Вдоль всего побережья расположены деревни, храмы и архитектурные постройки – памятники русского северного зодчества. Останавливаться и фотографировать можно в каждой деревне – везде найдутся живописные старые и старинные здания разной степени запущенности – и шатровые храмы, и классические русские избы, характерные для севера, и традиционные карельские «двойки»: храм и колокольня. Даже названия деревень и городов не привычны для нашего слуха, но звучат сильно: Вытегра, Пудож, Шелтозеро, Шелейки, Верхручей.

Приготовьтесь к походным условиям – вдоль берегов озера редко встретишь гостевые домики или отели. В основном – деревни, в которых нужно договариваться с местными жителями о ночлеге, пище и перевозках, если у вас нет своего транспорта.

Читать еще:  Поправки от Яровой

В сочетании с пляжами и природными красотами, пока еще не застроенными отелями, кафе-барами и лодочными причалами, Онежское озеро подарит вам новые впечатления – осталось только до них добраться, ведь почти все – труднодоступны.

Карта

Достопримечательности, отмеченные на карте города:

Муромский успенский мужской монастырь

Как и многие обители в нашей стране, эта пережила тяжелые времена и сейчас восхищает силой духа своих подопечных: настоятеля, трех братьев и нескольких трудников. Они своими руками, без строительной техники и даже без электричества восстанавливали полуразрушенные постройки, реставрировали алтарь и кровлю храма Всех Святых, а сейчас – укрепляют берег Онежского озера. Кроме этого, насельники обеспечивают себя пищей самостоятельно, работая на огороде. Жители окрестных деревень иногда помогают, да добрые люди порой подадут копеечку – на то и живут.

Именно здесь была построена церковь Воскрешения Лазаря, которая сейчас нашла приют на острове Кижи и является его самым древним архитектурным памятником. Легенда гласит, что не только церковь, но и обитель основана великомучеником Лазарем в 15 веке. Преподобный Лазарь и сам погребен здесь под спудом.

В городе Пудоже активно восстанавливается подворье монастыря, а с 2013 года стартовали занятия в воскресной школе.

Мыс Бесов Нос и древние петроглифы

Почему Бесов Нос? По мнению монахов Муромского монастыря, один из петроглифов очень похож на беса. Это и правда так – только вряд ли наши далекие предки, изображая смешного человечка на тонкой шее и с растопыренными пальцами, имели в виду именно «нашего», христианского беса. Другие считают, что очертаниями мыс напоминает нос врага человеческого. Петроглифы расположена не на скалах, а на прибрежных камнях и валунах, то есть прямо под ногами. На стоянке для туристов, куда вас выгрузит лодка местного жителя, стоят указатели не только на мыс Бесов Нос, но и на Кладовец, и Пери Нос, где тоже есть петроглифы. Все три мыса реально обойти за один день при обычной физической подготовке.

Петроглифы вы увидите разнообразные, на любой вкус: здесь как изображения понятных нам животных, растений, людей, так и совсем фантастические картины, над смыслом которых до сих пор бьются ученые. Самым древним петроглифам около пяти тысяч лет! На мысе Бесов Нос сохранился старый 16-ти метровый деревянный маяк, сейчас, конечно же, не действующий.

Музей-подводная лодка в г. Вытегре

Советская подводная лодка Б-440, бороздившая в своем время моря-океаны, была списана и перенесена на берег Вытегорского озера, что в 20 км от Онежского.

Лодку переоборудовали в музей, сейчас туда можно зайти и все осмотреть: каюту капитана и койки остальной команды невероятной узости. Вместо люков в лодке для удобства посетителей смонтированы обычные двери. Представьте в этом крошечном пространстве 80 моряков-подводников – команду лодки — и удивитесь, как они помещались там. Все стены – сплошь полезное пространство: блок управления лодкой, регулирующие краны, рычаги, торпеды. Главная ценность лодки – работающий перископ.

Андома-гора

Известна гора не только благодаря виду, который открывается с одной из самых высоких точек Онежского озера. Здесь находится уникальный (в мире всего 2 таких) геологический разрез, обнажающий породы 400-миллионнолетней давности. А еще по этой горе проходит граница Атлантического и Северного Ледовитого бассейнов.

Будете на Андоме-горе, загляните и в деревеньку Ольково неподалеку. Крыша новой часовни видна с горы. Церковь, конечно, в плачевном состоянии, не действующая и по внешнему виду напоминает обычную деревенскую избу. Зато местные жители церковку посещают, там стоят новые иконки и свечки.

Родионово, храм Георгия Юксовского

По картам село находится в Ленинградской области, но от этого факта стоящий там храм Георгия Юксовского не стал менее старинным и величественным. Деревянное здание 15-го века — «ровесница» церкви Воскрешения Лазаря Муромского, которое сейчас находится в заповеднике Кижи. Главное отличие от всех остальных церквей — это самая древняя деревянная постройка, которая находится и всегда находилась на одном месте. Если вам хочется увидеть реальную старину, которой практически не касалась рука советской власти – не поленитесь съездить в Родионово. Тем более, что места вокруг – заповедные: тишина, благодать и прекрасная природа. Кстати, храм Георгия Юксовского – действующий и считается «местом силы».

Поселок Кварцитный

В поселок стоит ехать по двум причинам: посмотреть на необычный малиново-красный карьер, в котором добывают кварцит, и порыбачить. Место хорошо известно бывалым рыбакам. Все о рыбалке в районе п. Кварцитный вы найдете здесь: https://vk.com/club27581620 и здесь: http://onego-trolling.ru/services/fishing/

Видео

Красивый ролик о природе Онежского озера:

Вокруг Ладожского и Онежского озера на мотоцикле Часть вторая

День восьмой Петрозаводск – поселок Депо 550 км

Это был второй по протяженности перегон, его можно было бы сократить, проехав по южной стороне Онежского озера, но мы же не ищем легких путей, не так ли? Искали бы легкие – отправились бы в путешествие на самолете или экскурсионном автобусе)

В этот перегон у меня были заполированы посещение водопада Кивач, классное, красивое место с неплохим подъездом, инфраструктурой, цивильной парковкой.

И палеовулкан Гирвас – древний-древний вулкан в Карелии, от которого в целом, почти ничего и не осталось. По поводу него, конечно, вопросы, оно вроде бы и достопримечательность, но какая-то никакая. Возможно, когда весной идет водосброс будет красиво. А так, на мой скромный вкус, можно и не заезжать, если ограничены во времени.

На заправке в Медвежьегорске встретил ребят на КТМе, которые шли со стороны Вологды на Рыбачий. Мотоцикл весь увешан шмурдяком, палатка, еда, теплые вещи, бак, разваренный до тридцати литров, вот это я понимаю – настоящий мото туризм.

В двадцати пяти километрах от заправки проходит Беломорско-Балтийский канал – особое место в истории страны. Припарковал мотоцикл, пошел прогуляться по берегу. И как-то очень сильно оно меня накрыло с эмоциональной точки зрения, как будто в трансе, перекурил, побродил. Я, если честно, никогда бы и представить себе не мог, что окажусь здесь.

А после без особых приключений добрался до гостиницы. Совершенно осознано пропустив Вытегру с ее поразительным музеем – хотел вернуться туда утром следующего дня, чтобы со свежей головой осмотреть Б-440.

День девятый поселок Депо – Вологда 350 км

Утром добрался до непонятно как оказавшейся в этой глуши самой, что ни на есть настоящей подводной лодки – тоже давнее желание посетить этот музей. Очень классное, интересное место, с очень интересной историей, а уж пару раз приложиться головой о выступающие с потолка вентили так же обязательно, как и вдарить по рынде и подняться на верхнюю палубу.

А после снова в дорогу, вновь дождь. Проезжаешь границу Республики Карелии и как будто тебя пинком выкидывают из сказочной страны в суровую действительность – снова отвратный асфальт, куча ремонтов, треноги в спину. Всю дорогу до Вологды под дождем, с непонятным настроением.

Не знаю что это было, то ли накатившая усталость, то ли погода, то ли сам город, а скорее всего все вместе, но Вологда не зашла совершенно. Ни местный кремль, ни церкви, ни бары и ресторан – не понравилось решительно ничего. Странный, провинциальный город с разбитыми дорогами, отвратительной культурой вождения и ощущением общего трындеца. Даже ни одной фотографии не сделал, так что без сожаления утром следующего дня отправился в сторону столицы Золотого кольца – Ярославль.

День десятый Вологда – Ярославль 200 км

И вот этот город – полная противоположность предыдущему – яркий, интересный, историчный, какой-то весь возвышенный. Настоящая жемчужина нашей страны. Здесь я оставался на две ночи, просто погулять, побродить, освежить впечатления, посетить музеи, недавно открытый планетарий. Да и прийти в себя после долгой дороги.

День тринадцатый Ярославль – Москва 250 км

И давно уже знакомой дорогой возвращался домой. По пути заехал в Ростов Великий, обязательный пунктик, если еду в эту сторону – пообедать в Олене, очень крутое место, вкусно, недорого и атмосферно.

И вот спустя несколько часов я падаю в любимое кресло в гараже и делаю огромный глоток ледяного пива – дома. Уставший, вымотанный, но такой довольный.

Что могу сказать, очень многое прошло мимо меня, например, при планировании маршрута я совершенно забыл про Старую Ладогу, а ведь до нее всего ничего. От многих мест, таких как Выборг, отказался осознанно – будет повод съездить в сторону питера еще раз.

Открыл для себя формат кругового маршрута в путешествии – по мне нет ничего лучше, чем постоянно ехать по новым местам, лишь за пару сотен км возвращаясь на знакомую трассу.

И в очередной раз убедился, какая же у нас огромная, красивая страна, с древней интересной историей и прекрасной природой.

Вокруг Онеги

C моим другом Головиным по маршруту: Москва – Чудово – Волхов – Старая Ладога – Петрозаводск – Медвежьегорск – Кажма – Онежское озеро, губа Святуха – Повенец – Пудож – Вытегра – Ферапонтово – Вологда – Ярославль – Москва.

  • 2504 км на автомобиле;
  • 108 км на байдарке.

С лодкой в багажнике

В этой поездке по Карелии мы совместили путешествие на автомобиле по суше с водным маршрутом на байдарках. Это позволило посетить труднодоступные и глухие уголки, куда на автомобиле проехать невозможно, да и не нужно.

Путешествие началось с известной трассы Е95 Москва – Петербург. Выехали поздним вечером, но даже в это время на дороге было довольно плотное движение. Сотрудники ГИБДД тоже не дремали, контролируя скорость и останавливая утративших бдительность водителей. Тем более, что дальняя дорога к этому располагала. Не избежал расплаты и наш экипаж, чересчур увлекшись скоростью.

Весь перегон от Москвы до города Медвежьегорска на берегу Онежского озера проехали с кратковременными остановками и без перерыва на ночлег. Всего дорога заняла около 17-ти часов. Такой режим достаточно утомителен и, к сожалению, много интересных мест просто проскочили мимо.

Читать еще:  Вести с водоемов: погода благоприятствует активному поиску

На пути из варяг в греки

После шестисот километров пути по Е95, миновав Новгород, сворачиваем с питерской трассы на Волхов. Уже ранним утром останавливаемся у Волховской ГЭС, первой гидроэлектростанции построенной в советской России по плану ГОЭЛРО (1926 год).

Волховская ГЭС была построена в 1926 году.

Далее участок дороги от Волховстроя до городка Старая Ладога, проходит по высокому берегу реки Волхов и постоянно радует красивыми видами. В центре Старой Ладоги прямо рядом с трассой возвышается старинная крепость. Тормозим напротив и захватив фотоаппаратуру идем к крепости.

Крепость в Старой Ладоге, возведенная в 1177 году на пути «из варяг в греки», служила серьезным препятствием для шведских войск.

Главный вход из-за раннего времени ещё закрыт, поэтому, обогнув мощную стену, проникаем внутрь через пролом. Крепость, частично отреставрированная, имеет в плане пятиугольную форму. Толщина ее стен у основания достигает семи метров. Старая Ладога – один из старейших городов России, впервые упоминается в летописи в 862 году. Она располагалась на пути из «Варяг в греки». Интересен Успенский монастырь, ныне восстанавливаемый. Но, к с сожалению, время нас поджимало и мы двигаемся дальше. Вскоре выезжаем на мурманскую дорогу М18.

Прямая, как стрела трасса между Петрозаводском и Медвежьегорском.

Карельские дороги вполне заслуживают высокой оценки. Основная мурманская трасса М18: отличное покрытие и прямая как стрела дорога на типично карельском пейзаже. Около Петрозаводска дорога выходит к Онежскому озеру. От движения по этому участку получаешь настоящее удовольствие.

Озеро или море?

В районе Петрозаводска трасса выходит к Онежскому озеру. Карелия – озерный край, ее леса и озера обладают особой притягательной силой.

Онежское озеро по своим размерам второе в Европе, представляет особый интерес для путешествий по воде. Путешествовать по озеру можно и на веслах и под парусом. В непогоду Онежское озеро вполне может сравниться с открытым морем. И суда для плавания по озеру должны отвечать морским требованиям. Это многовесельные морские шлюпки – ялы, парусные яхты, катамараны. На озере множество островов. Один из них – остров Кижи – широко известен благодаря расположенным на нём памятниками деревянного зодчества. Плавание на байдарке по открытой акватории озера небезопасно. Зато в заливах, где не может разгуляться высокая волна, байдарка – наиболее мобильный и удобный вид водного транспорта.

К тому же в непосредственной близости от береговой полосы Онеги разбросано множество небольших озер. Используя протоки между озерами или перетаскивая лодки через узкие полоски суши можно переходить из озера в озеро. В озерах много рыбы, а по берегам ягод и грибов. Вся северная часть Онежского озера изрезана живописными глубокими заливами с высокими скалистыми берегами, представляющими карельский вариант норвежских фьордов. По одному из таких заливов и соседним с ним озерам проходила водная часть нашего путешествия.

Медвежья Гора

200 километров между Петрозаводском и Медвежьегорском проезжаем быстро. Сам город расположен на холмах. Раньше на месте Медвежьегорска шумел густой лес, бродили медведи, были болота, одна из улиц так и называется – Болотная. Еще при Петре 1 здесь действовал Вичковский завод, построенный в 1703 г. во время Северной войны со шведами.

Архитектура и памятник 30-х годов прошлого века в Медвежьегорске.

И все-таки началом истории города Медвежьегорска можно считать строительство на реке Кумсе в 1792-1794 гг. вододействующего лесопильного завода предпринимателей братьев Захарьевых из заонежского села Толвуя.

До сих пор неизвестно, почему станцию назвали Медвежьей Горой. По этому поводу существует несколько легенд. Рассказывают, будто однажды лесозаводчик Захарьев, рьяный охотник, неделями пропадавший в лесу, принес домой медвежонка. Это произошло вскоре после того, как бездетные Захарьевы взяли приемного сына. Медвежонок стал любимцем жены Захарьева. Когда он вырос, для него построили во дворе клетку. Но случилась беда. Медведь сильно изуродовал руку приемному сыну. Настоящие родители мальчика подали в суд. Медведя пришлось пристрелить. Говорят, что хоронили его с такими почестями, каких не удостаивались рабочие завода. Медведя похоронили у подножья горы и в честь этого назвали гору Медвежьей. Сказывают также, что жена Захарьева уговорила своего поклонника, инженера, руководившего этим участком строительства железной дороги, назвать станцию Медвежьей Горой – в честь своего любимца.

Уже в советские времена Медвежьегорск сыграл свою роль в строительстве Беломорско – Балтийского канала.

С автомобиля на воду

На западном берегу Повенецкого залива, в сорока километрах от Медвежьегорска находится устье длинного и узкого залива или, как в этих краях называют такие заливы, губы. Губа, носящая название Святуха – неглубокий, хорошо прогреваемый, водоем длиной тридцать километров при ширине от 100 до 500 метров. Деревня Кажма находится в устье губы. В ней десятка два домов, у многих свои баньки с выходом в озеро, почти все ее жители имеют моторные лодки. Мы оставили машину во дворе дома местных жителей Сережи и Нины. На берегу собрали байдарки и поплыли в глубь губы. Впереди была неделя лесной жизни в палатке, рыбалки. Проплыв на байдарках километров пятнадцать, разбиваем лагерь на высоком скалистом берегу.

Водная часть поездки – на байдарках.

Это идеальное место для стоянки: сосновый лес, обдуваемый легким ветерком, красивый вид на озеро, рядом залив, изобилующий рыбой. Кто-то еще до нас соорудил здесь столик со скамейками из лесных материалов. Вырезанная из дерева деревянная маска, словно лесной хозяин стоянки добродушно улыбается нам.

В Святухе есть свои протяженные узкие заливы, богатые рыбой. Например, Лещёвая губа, в устье которой хорошо ловится крупный лещ, или Церковная губа – в глубине неё высится скала, очертаниями напоминающая церковь.

В Церковной Губе высится скала, очертаниями напоминающая церковь.

По соседству с губой расположен ряд озер, в которые можно перебраться, совершив небольшой волок по суше. Из Святухи по реке Чужмуксе с волоком длиной в 1 километр мы перешли в Чужмозеро, затем в Гакхозеро. В озерах и губе на спиннинг хорошо ловится щука и окунь, а на обычную удочку почти все виды пресноводной рыбы. В районе деревни Космозеро в урочище Быково есть большое частное форелевое хозяйство. Если вам захотелось приготовить свежую форель – можно договориться с хозяином о покупке у него рыбы.

Дивные места

Карелия, неброская северная природа… Байдарку, плывущую по середине озера, вдруг начинает сопровождать чайка. Она описывает большие круги по воздуху, возвращаясь снова и снова. Чего она хочет? Постоянно с воды срываются стаи диких уток. Они нас почти не бояться. Или догадываются, что мы не охотники.

Каждый новый закат не был похож на предыдущий.

Мы были буквально «расстреляны» закатами, по меткому выражению Юрия Шевчука. Такого количества красивейших закатов, непохожих один на другой, за одну неделю подряд мы не видели нигде. Добавьте к этому светлые, почти белые ночи.

Утренние купания в чистейшей воде озера становятся хорошей традицией. С чем можно сравнить купание в карельских озерах, в кристально чистой, хоть и прохладной воде? Нам, урбанизированным городским жителям, такая возможность предоставляется нечасто. Ради нее можно проехать тысячу с лишним километров.

Поздним утром, греясь после обильного завтрака на нежарком северном солнышке, замечаем на водной глади залива движушийся объект. «Утка» – лениво говорит один из нас. «Какая-то странная утка. Давай-ка посмотрим в бинокль» – отвечает второй. «Да это совсем не утка» – восклицает обладатель бинокля. По водной глади залива плыл медведь. Над водой была видна только голова с мохнатыми ушами. Плыл он под углом к берегу и время от времени поворачивал голову в нашу сторону. Наконец, он выбрался на берег метрах в ста от нашего лагеря, отряхнулся и неторопливо, как настоящий хозяин, побрел в лесную чащу. Видимо был не голоден …

В обратный путь

Время, проведённое на озере, пролетело быстро, и вот мы уже снова наматываем километр за километром обратной дороги. Теперь уже едем огибая озеро с востока. Для этого в Медвежегорске поворачиваем на Повенец. От Повенца начинается Беломорско-Балтийский канал, рядом с городом находится 1-й шлюз канала. Канал строился в основном силами заключенных. Невзирая на многочисленные жертвы, он был построен всего за один год и 9 месяцев и официально открылся 2 августа 1933 г.

Двигаясь на юго-восток, пересекаем границу Карелии и Вологодской области. Вскоре начинается участок незаконченной дороги. Спустя некоторое время подъезжаем к Саминскому Погосту.В нем череда характерных серых изб прерывается внушительным деревянным ансамблем.

Две деревянных церкви – шатровая Ильи Пророка и пятиглавая Тихвинская в Саминском погосте Вологодской области.

Две деревянных церкви – шатровая Ильи Пророка (1692-1707) и пятиглавая Тихвинская – расположились у самой дороги на берегу речки. Пятиглавый храм, точнее то, что от него осталось после обрушения центрального и двух южных куполов, является довольно необычным, воспроизводя в дереве формы каменной архитектуры. К сожалению, по достоинству оценить его трудно ввиду серьёзности разрушений. Шатровый храм находится в значительно лучшем состоянии: главка его уже покрыта новым лемехом, идут работы по реставрации шатра.

Вскоре снова выезжаем на асфальт, а после Вытегры трасса уходит от Онеги в сторону Кириллова с его знаменитым монастырем на Белом озере. Когда остаётся около ста километров до Вологды, проезжаем поворот к Ферапонтовскому монастырю. Но мы едем ночью и в монастырь не заезжаем. Впереди Вологда и финишная прямая через Ярославль на Москву. На всём участке пути от Медвежьегорска до Вологды (почти 600 км) мы не встретили ни одного сотрудника ГИБДД. АЗС на пути также совсем немного. Например, от Вытегры до следующей заправки 162 км. Запасаться бензином нужно заранее.

Вологду тоже проехали ночью, а рассвет встречали уже в Переславле-Залесском. Путешествие подошло к концу.

Источники:

http://one-in.livejournal.com/57552.html
http://www.ohotniki.ru/editions/rog/article/2003/06/04/135282-vokrug-onezhskogo-ozera.html
http://kudarf.ru/szfo/kareliya/onezhskoe-ozero-dostoprimechatelnosti.html
http://pikabu.ru/story/vokrug_ladozhskogo_i_onezhskogo_ozera_na_mototsikle_chast_vtoraya_7034253
http://automps.ru/2010/08/vokrug-onegi/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector