1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Вальдшнеп в Подмосковье: итоги сезона

Охота на вальдшнепа

Вальдшнеп (лат. Scolopax rusticola) — небольшая птица семейства бекасовых, гнездящаяся в умеренном и субарктическом поясе Евразии.

На большей части ареала эта перелётная птица, ведёт скрытный ночной образ жизни.

Основной биотоп — старые влажные лиственные или смешанные леса с пустошами и перелесками.

Обычно ведёт одиночный образ жизни, хотя иногда сбивается в небольшие свободные группы.

Русское название имеет немецкое происхождение и аналогично слову waldschnepfe (буквально «лесной кулик»). Словарь Даля также приводит и другие синонимы названия птицы, в настоящее время используемые редко — боровой кулик, слука, крехтун, березовик, боровик и красный кулик.

Довольно крупный, размером с сизого голубя, кулик плотного телосложения с длинным прямым клювом. Длина тела 33—38 см, размах крыльев 55—65 см, масса 210—460 г. Окрас покровительственный — в целом ржавчато-буроватый, с чёрными, серыми или рыжими пестринами в верхней части тела. Низ несколько более бледный — кремовый либо желтовато-серый, с чёрными поперечными полосами. Такой окрас хорошо камуфлирует птицу на фоне прошлогодней листвы. Клюв прямой, цилиндрической формы, может достигать 7-9 см в длину. Глаза расположены высоко и заметно сдвинуты назад — так, что круговой обзор увеличивается до 360°. Между основанием клюва и глазом имеется хорошо заметная тёмно-коричневая полоса. В верхней части головы также имеются одна светлая и две тёмные продольные полосы. Крылья широкие и относительно короткие, полёт похож на совиный. Половой диморфизм не выражен, молодые птицы отличаются от взрослых лишь малозаметным отличием в рисунке крыла.

В пределах природного ареала другие похожие виды не встречаются.

Обычно молчаливая птица, за исключением брачного периода, когда во время «тяги» (токования) самец на лету издаёт негромкие хрюкающие, скорее благозвучные звуки, называемые охотниками «хорканье». 3-4 хриплые рулады обычно заканчиваются высоким двусложным звуком «ци-цик», слышным на расстоянии до 300 м. Воздушное преследование соперника может сопровождаться истошным криком «плип-плип-писс». В подобных стычках чаще всего участвуют самцы-первогодки.

Распространён в лесной и лесостепной полосе Евразии от Пиренейских гор на западе до тихоокеанского побережья на востоке. На север поднимается до 65-69° с. ш. Южная граница гнездового ареала проходит через Пиренеи, южные склоны Альп, Балканы, южные Карпаты, центральные районы Украины, Центральное Черноземье, Поволжье до 52° с. ш., Западную Сибирь, Алтай, хребет Танну-Ола, нагорье Кентей в Монголии, китайскую провинцию Хэйлунцзян и российское Приморье.

На большей части ареала перелётная птица. Осенний отлёт обычно связан с первыми заморозками и в зависимости от широты и сезона может проходить с октября по ноябрь. Перед началом миграции характерны так называемые «высыпки» — внезапные появления вальдшнепов в местах, где они никогда не гнездились.

Весенние кочёвки при тёплой погоде начинаются уже в начале февраля. В конце марта — середине мая, когда появляются первые большие проталины, птицы уже прибывают к местам гнездовий. Пролёт одиночный, парами или группами от 6 птиц и более. На высыпках появляются последовательно в период миграции, но не стаями. Зимует в Западной и Южной Европе, Северной Африке, Иране, Афганистане, Индии, Цейлоне и странах Индокитая. В пределах бывшего СССР отмечены зимовки на южном берегу Крыма, в низовьях Кавказа, редко в Туркменистане. Для вида характерен большой процент филопатрии — большинство птиц возвращается в те же места, где появились на свет сами.

Гнездится в густых лиственных либо смешанных лесах с влажной почвой, часто с густым валежником и подлеском из зарослей малины и орешника, падуба остролистного (Ilex aquifolium), утёсника (Ulex spp), черники, различных папоротников и другой низкоярусной растительности. Отдаёт предпочтение местам вблизи от небольших водоёмов с болотистыми берегами для поиска корма и светлыми сухими опушками и перелесками для отдыха. Редколесье и небольшие фрагментированные участки леса старается избегать. Во время зимовок держится в аналогичных биотопах, часто кочует в поисках корма.

Для гнезда выбирается глухой участок леса. Гнездо представляет собой небольшое углубление в земле, обычно под кустом или опавшими ветками, выстланное прошлогодними листьями, хвоёй, травой или мхом. Диаметр лотка составляет около 150 мм, толщина подстилки 20—30 мм. Кладка состоит из 4 яиц, красновато-коричневого или бледно-охристого цвета, с бурыми и серыми пятнами и крапинами. Размер яиц (40—49)х(31—37) мм.

Основу питания составляют дождевые черви, особенно во внегнездовой период — по этой причине птица всегда кормится в местах с хорошим гумусным слоем почвы. Кроме того, питается насекомыми и их личинками (жуками, уховёртками, многоножками), пауками и пилильщиками. В меньшей степени употребляет в пищу корма растительного происхождения: семена овса, кукурузы и других зерновых культур, нежные побеги трав, ягоды. В период миграции могут охотиться на мелких пресноводных двустворчатых моллюсков и ракообразных. Кормится в сумерки или ночью, неторопливо ступая по лугу или берегу болотца недалеко от леса. В поисках червей и личинок погружает свой длинный клюв в мягкую почву. Нервные окончания на конце клюва хорошо улавливают даже слабое движение под землёй.

Весной в Подмосковье вальдшнепы прилетают в конце марта -апреле, когда начинает таять снег. Средняя многолетняя дата прилета вальдшнепов в Подмосковье – 8 апреля. Первыми всегда прилетают старые птицы, возраст которых более 2 лет. Если охоту открывают рано – доля взрослых самцов в отстреле резко возрастает. Первые тяги, наблюдаемые у нас в Подмосковье – это как раз тяги в основном старых самцов. Взрослые самки тоже уже прилетели и тут же приступают к гнездованию.

В начале XX века в лесах ближнего Подмосковья, ныне вошедшего в черту города, вальдшнепы были обычной и многочисленной птицей. Еще 40-50 лет назад вальдшнеп был нередкостью в Измайловском и Битцевском лесопарках и в Лосином острове. В наши дни численность вальдшнепа резко сократилась, но отдельные птицы еще гнездятся в самых глухих уголках крупнейших лесопарков Москвы, где еще сохранились подходящие для вальдшнепа мало посещаемые людьми участки.

Стоимость охоты на вальдшнепа в нашем клубе составляет 2 000 рублей за трофей без стоимости проживания на базе.

Типовая охота на вальдшнепа в Подмосковье длится 2 дня. В том случае, если вы захотите остаться на более длительный срок, к указанной стоимости будет прибавлено 2500 рублей за каждый день.

За эти деньги Вы получаете:
— Мы встречаем Вас в Москве или Подмосковье;
— Сопровождаем до базы;
— Далее следует размещение на базе (оплата за проживание включена, если это не оговорено выше);
— Выход с Вами на место охоты;
— Помощь в обнаружении зверя (если надо, помощь в оборудовании засады);
Трофей;
— Юридическое сопровождение (предъявление разрешений на охоту и вывоз трофеев).

За эти деньги Вы НЕ получаете:
— Аренда оружия и собаки;
— Питание;
— Боеприпасы, амуниция и прочий инвентарь;
— Оплату стоянки автомобиля (в том случае, если она платная);
— Доп. услуги на базе (мангал, баня);
— Доставку Вас до места (и обратно) на нашем автомобиле;
— Ветеринарное освидетельствование
— Разделка трофея
Это всё оплачивается отдельно.

Внимание! В случае неудачной охоты по Вашей вине (промах) деньги в размере 50% от стоимости охоты за организацию охоты взимаются всё равно.

Внимание! На копытных и крупных хищников на место охоты выходят только охотники. Все сопровождающие охотников лица в это время должны находиться на базе, и ждать там охотников с трофеем 🙂

Внимание! Охота на базах МООиР возможна только с билетом МООиР.

Охотнику на заметку

Вальдшнеп на осенних «высыпках»


Охота на вальдшнепа, как одна из исконных Русских охот, неоднократно воспета и описана классиками охотничьей литературы и современными авторами. И не удивительно. Добыча этой боровой дичи способна доставить настоящему охотнику и любителю природы немалое удовольствие. Основной массе охотников больше знакома именно весенняя охота на тяге. Она более доступна и не требует особых знаний и навыков. Что не мешает ей быть, пожалуй, одной из самых поэтичных и волнующих. Но, кроме весны, существует ещё одна возможность поохотиться на эту красивую птицу.

Такая возможность предоставляется осенью, в период миграции вальдшнепов из мест гнездования на зимовку. Гнездиться вальдшнеп практически по всей лесостепной и лесной полосе Евразии, на западе от самых Пиренейских гор до почти Тихого Океана на востоке. В южную границу ареола попадают центральные области Украины, Поволжье и Алтай. Зимовать же отправляется южнее, в северную Африку, Афганистан и т. д. Начинается перелёт, как правило, в первой декаде сентября и длиться до конца октября. По опушкам лесов вблизи посевов озимых культур, на просеках, заросших густым подлеском, в оврагах с молодой порослью ольхи и берёзы останавливаются на отдых кочующие вальдшнепы, образуя «высыпки». Там охотнику и следует их искать. Бывает, что наиболее обильные высыпки образуются, когда резкое похолодание в северных областях сковывает землю, лишая вальдшнепов возможности добывать корм. Тогда птицы вынуждены массово и в короткие сроки перебираться южнее.

Читать еще:  МВД ужесточил различия между гражданским, служебным и боевым оружием

Охота на «высыпках» является классическим видом охоты с подружейной собакой. Разжиревший для осуществления длинного перелёта вальдшнеп, затаившись, лежит очень плотно и неохотно поднимается на крыло, уповая на свою покровительственную окраску. Охотнику без собаки, иной раз, приходится буквально наступить на притаившегося кулика, чтобы тот взлетел. Понятно, что такая охота будет гораздо менее добычлива. Хорошо натасканная и прилежная собака сделает эту охоту по-настоящему интересной, добычливой и азартной. Стоит ли говорить что грамотная работа любимца, истинная отрада для души охотника. Любая порода легавых собак и спаниели одинаково хорошо подходят для такой охоты, все зависит от предпочтений хозяина. Важно, только чтобы собака была строго обучена, не срывалась со стойки без команды и не гонялась за птицей. Вальдшнепы почти никогда не сбиваются в стаи, поэтому из-под собаки они поднимаются по одному, реже парами. Но на высыпках некоторое количество птиц обычно располагаются друг от друга на относительно небольшом расстоянии. Подняв одну, нужно непременно продолжить тщательно обходить окрестности. При должном везении хорошая высыпка может подарить охотнику до десятка подъёмов на небольшом участке местности.

Стрельба по вальдшнепу с подъёма отнюдь не такое просто дело, как может показаться. И если стойка собаки позволяет предвидеть появление дичи и изготовиться заранее, то для охотника без собаки «взорвавшийся» вальдшнеп всегда внезапен. Учитывая, что стрелять зачастую приходится в зарослях, на вскидку и выстрел порой есть лишь мгновение. Манера этого лесного кулика при взлёте стразу уходить за ближайшие деревья, прячась от выстрела, и его проворство при манёврах между ветвями также усложняют задачу. То, что стрельба осуществляется преимущественно накоротке, определяет выбор оружия и боеприпасов. Лёгкая двустволка будет наиболее предпочтительна для этой ходовой охоты. Возможности сделать больше двух выстрелов практически не бывает. К тому же любителям классических ружейных охот важна не столько возможность вести стрельбу «очередями», сколько эстетика процесса. Излишняя кучность боя тут будет только помехой. Лучше всего подойдёт ружье со сверловкой «цилиндр» и «цилиндр с напором» для второго ствола. В случае более распространённых среди наших охотников сверловок чок/получок (1 мм. и 0.5 мм соответственно) может выручить пыж-дисперсант, который создаст широкую и равномерную дробовую осыпь.

Эта короткая осенняя охота, последняя перед долгим межсезоньем для любителей охоты с легавой по пернатой дичи. Но от этого не менее любимая. Ведь так приятно побродить по осеннему лесу, полюбоваться уверенной и старательной работой верного четвероногого помощника. И если охотничья фортуна улыбнётся, завершить все метким выстрелом.

КОЛИЧЕСТВЕННЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ТЯГИ ВАЛЬДШНЕПА В МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ (ИТОГИ АНКЕТИРОВАНИЯ ОХОТНИКОВ МСОО «МООИР» В 2009-2011 гг.)

© 2014 г. Р.М. Аношин, В.М. Кирьякулов

Межрегиональная спортивная общественная организация «Московское общество охотников и рыболовов» (МСОО «МООиР»)

119311, Москва, у л. Строителей, д.6, корп. 7 E-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script ; Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

В результате обработки анкет охотников были получены данные, характеризующие интенсивность вечерней тяги вальдшнепа в сезонах весенней охоты в охотничьих хозяйствах МСОО «МООиР» за трехлетний период. Определены показатели интенсивности тяги и успешности охоты на тяге в календарном и территориальном аспектах. Обсуждается их связь с факторами внешней среды. Предложено использование разработанной и апробированной методики анкетирования охотников для организации мониторинга европейской популяции вальдшнепа.

Ключевые слова: анкетирование, сезон охоты, вальдшнеп, тяга, мониторинг.

Вальдшнеп остается одним из важных объектов спортивной охоты в Европе. При численности, которая продолжает оцениваться в 10-26 млн. особей (BirdLife International, 2014; Wetland International, 2006) ежегодно добывается не менее 4 млн., большей частью, на зимовках. Следует отметить, что BirdLife International в 2012 г. изменил статус вида от «низкой степени риска» до «вызывающий некоторое беспокойство».

Россия входит в десятку европейских стран, практикующих весеннюю охоту (Ferrand, Gossmann, 2009). В центральных районах европейской части России наиболее популярна весенняя охота на вальдшнепа. Стоит подчеркнуть, что у нас добываются, за очень редким исключением, самцы вальдшнепа, в отличие от стран, расположенных к западу и юго-западу от РФ, где сезон весенней охоты захватывает период сезонных миграций. В результате под выстрелы попадают и самки, в Венгрии, к примеру, их 20,7 — 21,8% в добыче охотников (Farago, Laszlo, 2013).

Безусловно, в Московской области охота на вечерней тяге — основной вид спортивной любительской охоты в весенний сезон. По отчетным данным хозяйств МООиР, за последние 8 лет, в четырех из которых продолжительность охоты составляла 16 (2009-2012), и четырех — 10 дней (2007-2008, 2013-2014), весной добывается в среднем, при 10-дневном сезоне охоты — 10,5 тыс., при 16-дневном — около 14 тыс. особей.

Необходимость более рационального проведения весенней охоты потребовала получения дополнительных сведений по данному виду. Единственным, доступным для общественной охотничьей организации в данном деле методом, как мы продолжаем считать, остается анкетирование. В текущем году мы возобновили работу с анкетами, однако проводим её в осеннем сезоне. Разумеется, изменили и форму Карточки отстрела (Аношин, 2013).

Весеннее анкетирование охотников проводилось в сезонах охоты 2008-2011 г.г. Задействовав административный ресурс, уже в первый год работы мы получили от охотников МООиР 2919 заполненных анкет (Аношин, 2009), несколько больше, чем НГ «Вальдшнеп» — от охотников системы Росохотрыболовсоза в целом (2558) (Блохин,

  • 2009) . Начиная с 2009 г. мы отказались от формы Карточки отстрела, разработанной группой «Вальдшнеп» и использовали свою, в большей степени отвечающую нашим задачам (Аношин,
  • 2010) . Всего за три года наблюдений получили 4934 заполненных анкеты. Выбраковка составила около 12%.

Несколько слов о поиске вальдшнепиных высыпок в средней полосе

Вальдшнеп

Я не скажу, что я вот прямо фанат вальдшнепа и, когда приходит сезон, забыв всё на свете, гоняюсь за ним по 3 раза в неделю.

Нет, кроме охоты, есть ещё много дел и обязанностей, которые не отложишь на «после сезона». В прошлом, 2018, году осенью я выбирался за долгоносым 15 раз. По меркам настоящих вальдшнепятников это, наверное, смешно.

Правда, охоты были довольно успешными: за сезон, за эти 15 выходов, из-под моего курцхаара Гая мной и моим товарищем по вальдшнепиным поискам Геной Суханиным было добыто 90 лесных куликов. Это немало – в среднем по 6 вальдшнепов за выход – и во многом обусловлено использованием определённой тактики поиска, которая вот уже не один сезон «работает» в лесных зонах от Московской области и севернее. Южнее я её пока не проверял, хотя, возможно, это захотят сделать охотники более южных регионов. Речь пойдёт о тактике поиска мест, потенциально благоприятных для вальдшнепиных высыпок.

На самом деле, конечно, всё просто, и если читать внимательно того же С.Ю. Фокина «Вальдшнеп и охота на него», там об этом чуть не прямым текстом написано. Но ведь зато как приятно самому изобрести очередной велосипед, да? Поэтому в первую охоту в абсолютно для меня новых местах, на севере Кировской области, я так и не догадался, почему это в одних мелятниках в час 2 встречи, и все с вальдшнепом нервным, бегающим и взлетающим вне выстрела, а в другом, вроде не лучше не хуже мелятнике – за тот же час с перекурами и фотосессиями уже 6–7, и чуть не все на выстрел?

Понимание пришло позже, через год, когда с весны присмотренные «шикарнейшие» мелятники и перелески, в которых, кстати, в сентябре было полно вальдшнепа, в начале октября вдруг оказались вообще совсем пустыми. Т. е., подчеркну, полностью пустыми, стерильными! Хотя и тяги тут весной загляденье, и, главное, повторюсь, в сентябре, тремя неделями ранее, тут был вальдшнеп. Невольно задумаешься, отчего так произошло и почему, тем более что охота начиналась по-боевому: две работы и два кулика в 5–10 минутах от машины.

Читать еще:  Привада, прикормка и ароматические добавки зимой

Думал я об этом странном казусе часа четыре – туда и обратно, – и вот когда до машины оставалось всего ничего, метров 300 по прямой, вдруг работа. Дуплет. Потом ещё работа в густом ельнике, ещё. Думать стало некогда, потому что оказалось, что на пути «туда» я прошёл стороной от высыпки, зацепив только её самый край, а возвращался кольцом, и теперь подметал то, что было, как оказалось, под носом. Итог – 7 вальдшнепов и рябчик на примерно 400 метров трека по краю логовины. И 0 вальдшнепов ещё на 20 км трека по опушкам, зарастающим старым полям, березнякам, ивнякам по берегу ручья и пр. классическим высыпочным местам. Занятно, да?

Отгадка пришла сама собой, когда я вышел к машине (не случайно я её уже два раза упомянул). Дело в том, что она стояла на лугу, а вернее – на кошенном лугу! Именно по нему я заезжал до края лесных зарослей, уходящих вниз к ручью и речке. Сразу вспомнились прошлогодние охоты – всё совпадало. Высыпки мы с Гаем всегда находили именно рядом или с лугами, или с полями, или с коровьими выпасами. В принципе, ничего нового и удивительного: птица интенсивно готовится к отлёту, ей надо быстро набирать массу, и делает она это на землях, где больше всего земляного червя, т. е. на окультуренных землях, причём, чтобы далеко не летать, тут же рядом и днюет. И, как любая птица вдали от насиженных в глубине леса мест, ведёт себя тут гостем: бегать стесняется, летать опасается, а следовательно, держит стойку и подход, Оставалось эту гипотезу проверить.

На следующий день дождь. В перерыве, когда он слегка ослаб, проверяю маленький, на 15 минут, клинышек ивняка, вдающийся в поле сжатого овса. 4 работы – 3 птицы. Ещё день – опушка с мелятником и ивняковым болотцем. Так себе мелятничек и болотце на троечку: бурьяна слишком много, осоки в кочках, ветровального мусора, больших деревьев. Но к краю ещё одного овсяного поля это ближайшая опушка. И я уже не удивлён, что нахожу там высыпку и беру 6 штук – при отвратительном невезении в стрельбе и взлётах за одиноко стоящие берёзки и ёлочки.

В общем, как говорится, всё сложилось. В прошлом году (90 вальдшнепов, в среднем 6 штук за выход) все поиски я уже целенаправленно начинал с гугл-карты: проверяли только те места, которые вплотную, не далее 300–400 метров, прилегали к паханной или сенокосной земле. Не сработала эта схема один-единственный раз, когда я помогал сделать охоту на вальдшнепа грекам на базе «Заповедные Устья» недалеко от Весьегонска. Была уже пара статей о той охоте – о собаках вот недавно.

Сеттеры у греков действительно обалденные – лучшие вальдшнепиные собаки, которых я только могу себе вообразить. Но речь не о том, грекам страшно не повезло с погодой: в середине октября, многие помнят, настало очередное бабье лето. Днём воздух грелся до +20, бабочки вовсю летали, а мы ходили по сухим до треска перелескам в майках. В мелятниках вдоль полей не то чтобы не было совсем птицы, но её было мало. В первый день один везучий грек взял, кажется, штук 6 или 7, да я три штуки – на заросшей заболоченной карте. С утра второго дня мы на всех видели всего штуки 4. Но на этот случай в запасе был план «В», и он в итоге выручил.

Дело в том, что, как у всех птиц, у вальдшнепа бывают поздние выводки: тяги-то продолжаются до 20-х чисел июля. Бывают, очевидно, ослабленные, болевшие глистом или ещё чем выводки, которые позже линяют и позже улетают. Если вообще улетают. Охотясь на севере Кировской, я неоднократно находил таких недолинявших худощавых птиц в местах совсем не классических высыпочных: на старых захламлённых вырубах, в поймах ручьёв, на свалах в лога. И очень часто, в подавляющем большинстве случаев, это были птицы нервные, бегущие под собакой, повторюсь, худые и в пеньках (если удавалось кого из них стрельнуть). А главное, почти всегда было 3–4 работы на небольшом пятачке, часто работы по парам. В общем, выводок – что ещё сказать?

И вот накануне второго дня охоты с греками мы с директором базы Сергеем смотрели ранее размеченные мною места, потенциально интересные для вальдшнепиной охоты. По информации от егерей наметили большой участок – вдали от полей и вообще от всего вдали: широкая, холмистая, между холмами подболоченная пойма лесной речушки, куда вела единственная лесовозная дорога, на которой в сентябре при поездках на солонцы егеря видели много птиц на грязях. К тому же весной там были королевские тяги. Чесать мелятники в любом случае смысла не было – если кто захочет проверить, пусть посмотрит отчёты по вальдшнепу в МО и севернее за середину октября 2018 года. Поэтому греков было решено везти в крепи. И они в тот же день получили около 40 работ на компанию (4 охотника и 3 очень широко, до 200 и более метров, ищущие собаки) и незабываемые яркие впечатления от охоты в России, добыв пару десятков птиц. Правда, охота была реально сложной: очень часто птица уходила из-под стойки до подхода охотника. Но тут уж выбирать не приходилось.

Оставалось загадкой одно место, в Подмосковье, где мы охотимся с товарищем. Там лес, который никак не подходит под массовые гнездовые места и вообще под высыпки не очень подходит. И полей или лугов рядом тоже нет. Зато каждый год есть прекрасные высыпки, не хуже, чем на севере. Самая яркая наша охота была именно там, а не в Кировской: 14 работ и 14 вальдшнепов, плюс пара рябчиков, один из-под стойки, бонусом. Вот с чего там вальдшнеп сыплет? Да ещё и в лесу – в километре от ближайшего пустыря, когда-то в прошлом веке бывшего пахотой? Может, есть ещё какой фактор? Оказалось, нет, это именно вариант, когда жирующий шнеп кучкуется вплотную к кормовой стации. Только ей оказались не фермерские поля и луга, а кошенная территория армейских складов, укрывшаяся в лесу, вокруг которой мы, собственно, и ходили. Видно, солдатики газоны не топчут, потому они в районе для вальдшнепа самые привлекательные.

Собственно, это почти всё, чем я хотел поделиться о поиске вальдшнепиных высыпок в лесных зонах к северу от МО. Если погода соответствует вальдшнепиному пролёту, т. е. не сухо и не тепло – работает план «А»: поиск в подходящих для высыпок местах вокруг кормовых стаций. Если тепло и сухо – всегда остаётся план «В». Надо только иметь в виду, что не каждая собака для него пригодна. Если легавая встаёт далеко от птицы, с ней намучаешься. Будешь ходить, а вернее, барахтаться по таким вот заваленным полусгнившими осинками старым вырубкам по 5–10 минут, пытаясь обрезать убегающего вальдшнепа, и всё равно основная масса подъёмов будет вне выстрела.

У греков их сеттеры работали быстро, с ходу близко к птице. По их словам, у себя в Греции они даже не пользуются таким элементом, как подводка. «Нам это не надо, Алексей: я подхожу, говорю „хоп“, и вальдшнеп взлетает в 5–6 метрах от носа собаки. Вот если легавая ближе встаёт, тогда плохо, тогда стрелять слишком близко». Да, у них там заросли почище наших, горные сосновые стланики и т. п., отпускать там некуда. В Тверской области греческие английские сеттеры с первого дня показали свой стиль работы по вальдшнепу – с ходу, с лёту запирать птицу. Вальдшнеп действительно обалдевает от такой наглой прыти, не успевает даже начать отходить к какому-нибудь укрытию. Причём процент такого запирания был очень высок: я видел только одну длинную работу по бегущей птице, но побежать она могла ещё от нас – мы как раз вчетвером шли краем леса, когда из леса прилетел сеттер и прямо перед нами потянул. Но и с такой манерой работы в гнездовых местах всё равно высокой эффективности не будет: около половины вальдшнепа будет улетать при подходе, метров за 30–40 от охотника, и ещё примерно половина от оставшегося – взлетать на выстрел, но до подхода. Тем не менее план «В» тоже стоит всегда иметь в виду, по крайней мере, в местах массового гнездования вальдшнепа.

Читать еще:  Хитрая оснастка

Русский охотничий журнал, октябрь 2019 г.

Начались осенние учеты вальдшнепа

В пределах ареала, и в первую очередь, в его европейской части, вальдшнеп остается классическим объектом спортивной охоты, практикуемой весной и осенью. По оценке ряда специалистов, в разных странах Западной Европы ежегодно изымают 3-4 млн особей при общей численности вида в 15-16 млн (Высоцкий, Ильинский, 2008).

По материалам, собранным в 1996-1999 гг., на весенней тяге российские охотники ежегодно добывали 139-148 тыс. самцов вальдшнепа, в среднем 1,1 особь на одного охотника за сезон продолжительностью в 10 дней, в 2001 г. — 116,6 тыс. вальдшнепов (без Архангельской, Московской, Нижегородской и ряда других областей) и 0,81 птицы соответсвенно (Фокин и др., 2002).

В Красноярском крае обилие вальдшнепа на протяжении десятилетий оставалось довольно постоянным. Вероятно, это связано, в первую очередь, с расширением стаций, пригодных для их гнездования и вождения выводков, образовавшихся в результате сокращения площадей сплошных ельников и сосняков.

С учетом особенностей рассмотренного пространственно-временного распределения вида, по нашей оценке, ресурсы вальдшнепа в Красноярском крае составляют в весенний период 100-105 тыс. особей, в осенний – 140-160 тыс., что позволяет рекомендовать к изъятию не менее 35 тыс. особей.

Регулярные августовские вылеты вальдшнепов на поля были описаны в Ленинградской области (Мальчевский, Пукинский, 1983). Проведя в предыдущие годы выборочное ночное обследование подобных участков в крае, мы отметили, что во второй половине лета, как и в Ленинградской области, у нас начинаются ночные вылеты вальдшнепов из леса на поля и дороги. Следы их деятельности на грязи свидетельствовали также о регулярном посещении вальдшнепами луж грейдерных дорог. Заложив ряд маршрутов, мы вели наблюдения, учет и съемку птиц с автомобиля на дорогах, что позволило не только установить сроки, но и особенности территориального распределения птиц.

Кроме света автомобильных фар дополнительно используем прожектор с узким лучом света. Изначально поисковые маршруты размещали случайно, позднее их отбирали с учетом решаемых задач. При отсутствии дорог, отвечающих условиям кормежки вальдшнепа (тип леса, наличие грязевых участков, определенная увлажненность почвы и пр.) колею прокладывали в местах прежнего прохождения зарастающих дорог или покосов. Теперь маршруты отработаны и постоянны.

В дни пикового пролета средняя плотность вальдшнепа в местах пролета в среднем составляет 4-5 особей на 1 км маршрута. На переферии миграционного коридора она редко превышает 1 птицу на 10 км.

Ранее наибольшее число вальдшнепов мы отмечали с 27 августа по 6 сентября, последних – 22 сентября. Осенние встречи вальдшнепа на среднетаежном Енисее (пос. Мирный) редки, а две мигрирующие особи были пойманы в ловушку 12 сентября (Рогачева, 1992). Под Томском осенний отлет начинается в августе, а валовой пролет проходит 15-29 сентября (Гынгазов, Миловидов, 1977). Встречи вальдшнепа в первой половине октября зарегистрированы под Новосибирском и в Кемеровской области (Васильченко, 2004).

В Казахстане на Чокпакском перевале птиц отлавливали 9 и 23 октября. Пик миграции вальдшнепа в большинстве областей центрального региона России приходится на период с 27 сентября по 4 октября (Фокин, 2010). Очевидно, что сроки массового осеннего пролета вальдшнепа в основном зависят от длины светового дня.

Зимовки вида располагаются в присредиземноморских странах, Африке — не южнее береговой линии (Атлас — Египет), в большом количестве на Пиренейском п-ове, в Южной Франции, Великобритании. В Азии зимуют в южных частях: Иране, Белуджистане, Индии, Китае, Тибете, странах Индокитая, на южных Японских о-вах. Из-за отсутствия встреч окольцованных птиц на территории Центральной Сибири и обширной области зимовок вида, включающих всю южную часть Евразии, говорить о территориальных связях вальдшнепов довольно сложно. Однако, по результатам учетов, стационарных наблюдений мы неоднократно отмечали в предыдущих публикациях, что миграции вальдшнепа имеют преимущественно широтную направленность. Доказательством о наличии зимовок Центральносибирских вальдшнепов в Европе стала находка окольцованной птицы в департаменте Морбиган (Франция). Таким образом, миграционный путь птицы составил 5587,6 км.

К сожалению, на сегодняшний день это единственный дальний возврат кольца от сибирских птиц. В России специальные исследования вальдшнепа проводятся с 1993 г. в 9 областях центра и севера России. Полученные возвраты колец, в основном, приходятся на страны Западной Европы (Францию, Италию, Испанию, Германию).

Численность вальдшнепа зависит от целого ряда факторов. Существенное влияние могут оказывать погодные условия, причем, не только в местах размножения, но и на зимовках (Высоцкий, Ильинский, 2008). Выживаемость вальдшнепа претерпевает существенные изменения по годам и зависит от климатических условий, в частности, неблагоприятная погода способствуют заметному увеличению охотничьего изъятия в зимовочной части ареала (Ferrand, Gossmann, 2001). Кроме того, погодные условия в сезон охоты заметно влияют на охотничьи статистики. Безусловно, выживаемость взрослых вальдшнепов (наиболее важный демографический параметр) и знание структуры миграционного ареала необходимо учитывать для управления популяциями вида.

Охота на вальдшнепа в Центральной (Приенисейской Сибири) носит весьма ограниченный характер, и из-за обширности территории говорить о её влиянии на ресурсы вида нет оснований. Однако, охотнику на весенней тяге следует учитывать, что каждый самец вальдшнепа летает по своему, достаточно определенному маршруту, неоднократно пересекая одно и то же место. Истинное количество самцов на тяге составляет примерно 30 % от числа увиденных. Именно этим объясняется то, что во время охоты с одного места редко удается добыть более 3-4 птиц, хотя видеть приходится гораздо больше. Отсюда, следует, что в каждом конкретном месте весенняя охота на тяге не может продолжаться больше одной зари.

Возвращаясь к учету вальдшнепа, который в основном в России проводится во время тяги, замечу, что именно эта традиционная методика в свете последних исследований по индивидуальному распознанию самцов на основе анализа записей их голосов признается наименее точной. В частности, было установлено, что три самца за время тяги могут пролетать от 7 до 26 раз (Kenunen, 2006; Высоцкий, Ильинский, 2008).

В качестве альтернативы нередко используются специальные стохастические демографические модели по данным отлова и мечения птиц. Так, по сведениям С.Ю. Фокина (2010), с 1993 по 2009 гг. в России было окольцовано более 5000 вальдшнепов. В Центральной Сибири, несмотря на сравнительно большой объем мечения куликов (нами отловлено более 15 тыс. птиц), вальдшнеп – единичен. Это не позволяет использовать данный метод в качестве дополнительного, а тем более альтернативного для оценки ресурсов видов. Августовские учеты во многом позволяют скорректировать данные, получаемые во время тяги.

Имеющиеся материалы указывают не только на наличие широкого фронта пролета вальдшнепа в лесной зоне Центральной Сибири, но и существование Центрально-азиатского потока мигрантов, проходящего через аридные ландшафты Внутренней Азии. Подтверждением этому, кроме визуальных наблюдений, является, в частности, отлов нами птиц на оз. Хадын в Тувинской степной котловине. Хотя, по нашему мнению, тут пролетают лишь птицы, населяющие Алтае-Саянскую горную страну. Основная же масса вальдшнепов мигрирует в широтном направлении, придерживаясь Енисейско-Ангарской, Енисейско-Обской, и Чулымо-Енисейской областей пролета.

Для вальдшнепа характерна филопатрия — возвращение птиц в места своего рождения, что сравнительно недавно подтверждено мечением. Несколько ранее были получены аналогичные данные только для молодых, но уже летных вальдшнепов, окольцованных летом и осенью, а затем добытых весной охотниками в тех же местах. Вероятно, вальдшнеп может проявлять и определенную долю консерватизма в выборе пролетных путей, что, безусловно, важно для выработки стратегии рационального использования ресурсов вида.

Источники:

http://www.carabineclub.ru/podmos/woodcock/
http://www.ohota33.ru/new_news/?news=222
http://m.studref.com/541273/prochie/kolichestvennye_pokazateli_tyagi_valdshnepa_moskovskoy_oblasti_itogi_anketirovaniya_ohotnikov_msoo_mooi
http://huntportal.ru/hunting/pernataya-dich/borovaya-dich/valdshnep/o-poiske-valdshnepinyix-vyisyipok
http://www.hunting.ru/reports/view/84149/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector