5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В лесах Мордовии остреляют почти всех кабанов

В лесах Мордовии остреляют почти всех кабанов

В Саранске состоялось заседание Совета по охоте и охотничьему хозяйству при Правительстве Республики Мордовия. Его председатель — первый заместитель Председателя Правительства -Министр сельского хозяйства и продовольствия РМ Владимир Сидоров, открывая очередное заседание, заметил, что цель подобных мероприятий – это привлечение как можно большего круга людей к решению проблем охотничьего хозяйства в республики и не только их.

Сегодня в повестке дня, к примеру, первым стоял вопрос, выходящий далеко за рамки чисто охотничьих проблем. Это ситуация по африканской чуме свиней в Приволжском федеральном округе, причем, в непосредственной близости от нашей республики. Очаги вспышки были отмечены в Рязанской области, и в Пензенской, в 45 километрах от Саранска.

Опасность африканской чумы свиней в Мордовии возникала и раньше. Первыми обеспокоены были местные сельхозпроизводители. Если у наших соседей свиноводство является далеко не основной животноводческой отраслью, то на территории нашей республики имеется большое количество свиноводческих предприятий всех форм собственности и свыше 150 тысяч свиней сосредоточено в частном секторе.

Кстати, при возникновении африканской чумы свиней предусмотрен убой и уничтожение, не только больных животных, но и всего их поголовья и продуктов свиноводства сельхозпредприятия или личного подсобного хозяйства. Вакцины против нее нет. Человек не болеет, но является переносчиком этой заразы.

В качестве факторов риска заноса африканской чумы на территорию республики можно рассматривать нелегальный ввоз инфицированных свиней, а также их мяса и производных, и контактирование домашних свиней с дикими кабанами. Нередко причиной распространения африканской чумы свиней служит простая антисанитария, пренебрежение нормами ветеринарного законодательства.

Помимо этого, отметил Владимир Сидоров, 60% продукции, производимой в Мордовии, вывозится за пределы республики. Мордовские продукты развозят практически во все регионы России. Поэтому сегодня как никогда нам следует соблюдать санитарное благополучие на нашей территории. Африканская чума в состоянии разрушить весь экономический баланс, сложившийся в Мордовии. Если вирус проник в свиноводческое хозяйство, то нужно уничтожить все поголовье, так как начинаются болезни, массовый падеж. А у нас в республике есть комплексы по 50 тысяч свиней, которых в случае заражения нельзя переработать или отправить на мясокомбинат.

Поэтому, если вдруг очаг переместится к нам, то с предприятий, которые находятся в первой, 5-километровой зоне отдаленности от очага, на мясопереработку нужно вывести всех свиней. И нужно чтобы санитарные посты, регулирующие ввоз продукции в Мордовии и вывоз из нее, работали более ответственно.

Большую опасность в случае заражения представляет дикий кабан. Если домашняя свинья при заражении гибнет сразу, то больной кабан способен передвигаться, выделяя вирус во внешнюю среду. Также ему вполне по силам весной, когда растает снег, перейти из Рязанской области в Мордовию. В лесу границы не обозначены.

В Мордовии долго дебатировался вопрос о резком сокращении численности кабанов в наших лесах, пока из федерального центра не пришло разрешение: во избежание заражения африканской чумой свиней, уничтожить 80% животных (при возникновении чумы – полностью). При этом охотникам надлежит сдавать биоматериалы в ветеринарную службу для проведения исследования на вирус африканской чумы свиней.

Полное собрание сочинений. Том 20. Золотые закаты (47 стр.)

Большую часть времени тратит кабан на поиски пищи, много энергии отнимает у него «пахота». Выставленным вперед рылом зверь роет даже схваченную морозом землю, выворачивает камни, рвет корни деревьев. Но все труды окупаются – к осени зверь накапливает под кожей слой сала иногда толщиною в ладонь. Медведю такого запаса при спячке в берлоге хватит до самой весны. Кабан же зимой не спит, и ему непременно надо кормиться – запасенного жира не хватит. Если снег неглубок и морозы не очень сильны, зиму кабаны переносят без ощутимых потерь. А в суровые зимы гибнет их много. И бывают годы повального мора.

В Беловежской пуще кабаны всегда чувствовали себя вольготно – зима тут мягкая. Но в 1840 году сильные морозы и очень глубокий снег привели к повальной гибели кабанов. Уцелели лишь единицы. «Весной находили группы по двадцать – тридцать голов. Кожа и кости. Лежали, тесно прижавшись друг к другу».

У молоди ежегодный отход приходится также на весенние холода, когда гибнут еще не окрепшие недавно рожденные поросята. Ну и, конечно, велика дань, которую платят дикие свиньи повсюду охотникам.

Но высокая плодовитость, всеядность, способность приноровиться к разным условиям помогают диким свиньям процветать на всех континентах. Нет их только в Австралии и, разумеется, в Антарктиде.

По человеческим представленьям любовные чувства расцветают весной. В природе обстоит все иначе. Любовные игры тут служат исключительно продлению рода. Малыши должны родиться не слишком рано, чтобы их не задело «хвостом зимы», но также без опозданья, чтобы до новой зимы набраться жизненных сил. В зависимости от сроков утробного развития детенышей у каждого вида животных свое календарное время свадеб. У медведей они бывают в средине лета (малыши рождаются в берлоге), у зайцев – в марте, у волков – в феврале, у лосей и оленей – в сентябре – октябре, у кабанов – в ноябре.

Хмур и пустынен предзимний лес. Листва облетела, пруды и лужи уже покрыты ледком. Уже отревели в лесу олени, уже медведи готовятся лечь в берлоги, кабаны же именно в это время предаются любовным страстям.

Начинается все с того, что в компании самок с весенним приплодом и озорными подсвинками (приплод прошлогодний) появляются ходившие в одиночестве секачи. Их появленье – сигнал подсвинкам немедленно удалиться, что те и делают, образовав свою вольницу смелых, отчаянных «юниоров». Секачи же (их несколько) на виду у самок начинают мериться силами. Они пыхтят, сопят, «гокают», пугая друг друга. Для некоторых этого и довольно, чтобы покинуть ристалище, а соперники равной силы начинают яриться. Сначала они резко толкают друг друга. И, бывает, уже в этой фазе соперничества некоторые чувствуют превосходство противника и без радости удаляются. Но чаще начинается бой. И нешуточный.

Рыло с клыками направлено прямо в соперника. Другое животное от этих ударов испустило бы дух. Но для вепрей природа предусмотрела защиту. У каждого из соперников ко времени поединков под кожей на груди и с боков вырастает толщиной сантиметра в четыре мозолистая броня-калкан. Кинжальные удары соперника смертельными не бывают и даже серьезно не ранят. Драки кончаются тем, что один из них выдыхается и уходит. Владыкой в женском обществе остается сильнейший. Исполнив предназначенье, кабан удаляется в лесное свое одиночество.

А через четыре месяца и самки по одной начинают искать места поукромней и тут принимаются за строительство – носят в кучу ветки, еловый лапник, сухую осоку, сено и травяную ветошь. В апреле в таком гнезде появляются малыши – шесть – восемь, иногда и десять-двенадцать маленьких полосатых кабанчиков. Они сразу начинают искать соски с молоком. И, отыскав, каждый своего соска впредь и будет держаться. Насытившись, малыши прислоняют свои пятачки к рылу кормилицы. Ритуал, как видно, упрочняет отношения матери с детворой, а может быть, помогает позже свинье по запаху отличать свою ребятню от других таких же маленьких полосатиков. Но к месту скажем, в случае гибели кабанихи другая свинья будет выращивать и своих поросят, и приемных.

Малыши в эти первые недели жизни очень красивы и привлекательны. При нечаянной встрече тянет взять полосатика на руки, что я и сделал однажды в Воронежском заповеднике, не видя матери. Век буду помнить визг поросенка, бег разъяренной свиньи по апрельской воде и свое спасение на дубке…

У кабанов есть естественные враги. В наших местах – это волки, рыси и даже лисы. На взрослого кабана напасть они не рискуют, а малыш – каждому по зубам. Для лисицы это добыча случайная, а волки, как рассказывают, пасут кабанов, выбирая подсвинков и полосатеньких поросят.

До зрелого возраста доживает лишь половина приплода. Этого, однако, довольно, чтобы род кабанов не иссяк, чтобы каждую осень были свадьбы и в каждом апреле появлялась бы молодь.

Читать еще:  За окунем на водохранилище

Археологические раскопки показывают: и тысячи лет назад кабан был таким же, каким мы видим его сегодня. Человек приручил вепря, считают, семь тысяч лет назад. Как это проходило, легко понять, если воспитывать во дворе полосатого малыша.

Патриарх бора – старый кабан-секач.

Интересный случай почти детективного свойства наблюдался на моей памяти в Воронежском заповеднике. Там в селе Песковатка с колхозной фермы исчезли вдруг сразу девять свиней. Милиции дали знать. Но никаких следов кражи! И тут кто-то вспомнил: захаживал к белотелым блондинкам брюнет из леса. Пошли искать. И что же – из стога, услышав приближенье людей, выскочил виновник сельского детектива – и деру в лес. А вслед за ним из теплого логова вся в клочьях сена вылезла заспанная компания подгулявших хавроний. Лесная свобода показалась им привлекательней хлева. Беглянок водворили на место, но еще с неделю к ним заглядывал ухажер. Постоит у ограды, почешется о калитку, а скрипнет где-нибудь дверь – бросается наутек… Весной у трех свиноматок появились полосатые поросята. Выходить их почему-то не удалось, хотя бывают случаи – удается.

Помню взволнованный рассказ лесника Александра Анохина. В Воронежском заповеднике работал он много лет, хорошо знал обитателей леса и однажды был удивлен каким-то странным оленьим следом. Начал тропить и вдруг наткнулся на кучу веток, из-под которых выскочил неведомый зверь. Наблюдения подтвердили: поселились в заповеднике кабаны. Было это в начале 50-х годов. И скоро дикие свиньи стали в бору столь же обычными, как и бобры, олени и лоси.

Прежде в серединной России кабанов не было. Северная граница их ареала проходила по реке Кубани. Далее не пускали снега и морозы. А после войны кабан попер вдруг на север. (Сегодня зверя встречают даже в Архангельской области!) Дорогу ему открыли, с одной стороны, череда мягких и малоснежных зим, с другой – обилие корма: на полях, не убранных вовремя, под снег уходили картошка, свекла, кукуруза. Продвиженью на север помогли и охотники. Они стали перевозить кабанов крупными партиями и поселять в лесах тульских, калужских, костромских, ярославских… В созданных очагах кабанов подкармливают. Но рядом с площадкой на высоких столбах строят обычно вышку, в ней с карабином вечером занимает место охотник. Таким образом, кабаны платят дань за поддержку.

Что касается территории, где им живется вольготно зимою и летом, то тут они благоденствуют, но тоже платят дань, и немалую, всем охотникам до их вкусного мяса.

Амурские тигры живут почти исключительно на кабане. Еще больше истребляют кабанов многочисленные на Дальнем Востоке медведи (в течение года – до шести тысяч голов). Но если всеядный медведь может переключиться на другие корма, то для тигров уменьшенье числа кабанов – угроза существованью. В поисках пищи тигры начинают появляться в местах, им не свойственных, заходят в населенные пункты, нападают на лошадей и коров. Сами становятся либо добычей злостного браконьера, либо попадают под выстрелы перепуганных жителей сельских поселков.

В серединной России, и тем более в западной части Европы, кабан в природных пищевых цепях решающего значения не имеет, разве что облегчает жизнь волку в наших лесах.

К соседству с человеком кабан привык издревле.

Нередко к людям (необязательно к охотникам) попадают малыши кабанов. Для жителей островов Малайзии – это радостная добыча. Поросеночка-сосунка жена охотника кормит грудью наравне со своим малышом. Это считается делом обычным. Разумеется, никому в голову не придет выращенного кабанчика отпустить в лес. При нехватке на островах белковой пищи просто ради забавы никто с поросенком возиться не будет.

Впрочем, у нас то же самое. Поросенка начинают выхаживать, выкармливать, и нередко во дворе лесника среди прочей домашней живности видишь и дикаря, который чувствует себя как дома и которого за малыми исключениями ждет участь обычной свиньи.

Стремится ли пленник в подобных случаях на свободу? Когда как. На лесном кордоне близ Серпухова я однажды снимал прелестную парочку кабанят – Чушу и Хрюшу, которые сопровождали хозяина-лесника во время квартальных обходов. Потом кабаны стали и сами убегать в лес. Пропадая где-то весь день, к ночи Чуша и Хрюша обязательно возвращались, надо было только оставить калитку открытой.

Не знаю, чем бы закончилось это возбуждавшее любопытство житье-бытье, но однажды уже перед снегом молодая парочка кабанов во двор не вернулась. Возможно, кто-то подкараулил не слишком боязливых сестер, но скорее всего, познав вкус свободы, кабаны поняли, что и созданы для нее.

В лесах Мордовии остреляют почти всех кабанов

Приехавший 27 сентября на рыбалку житель села Чиндяново Дубенского района Сергей Новиков заодно пытался отыскать в лесу неподалеку от села Мордовские Сыреси и следы сбежавших пяти телок фермера-земляка. Но коровьих следов он не нашел, зато неожиданно для себя увидел на своем пути другие, совсем непривычные для этих мест следы. Николай не только заядлый рыбак, но и охотник, поэтому для него не стоило труда распознать в глубоких вмятинах на рыхлой земле следы медведя. Но откуда они взялись, ведь медведей здесь никто отродясь не видел?

«Я поначалу тоже не поверил…»
Новиков по телефону рассказал о необычной находке государственному лесному инспектору по Атяшевскому району Виктору Абрамову. Лесник в четвертом поколении, Виктор Андреевич Абрамов всю жизнь посвятил лесу, видел в нем многое, и знает о лесе, кажется, все. В 1995 году Тарасовский кордон, который второе столетие охраняет династия лесников Абрамовых, был переименован в «Абрамовский», но никому из всех поколений работавших в нем лесников не встречался в местных лесных угодьях медведь. Да и то правда – в тарасовском лесу, как, впрочем, сабанчеевском или мордсыресевском, не так много могучих деревьев, зато в изобилии береза, осина, разные кустарники. Растут ели и есть даже лиственница, но это далеко не основная здесь флора. К тому же, участки леса то и дело перемежаются с большими полянами и даже полями, что делает их практически непригодными для обитания медведей. Из преимуществ для медведя здесь только захламленная буреломом и валежником территория. И хорошая кормовая база — в лесу есть лоси, кабаны, косули, численность которых растет из года в год, из растительного корма – желуди, яблоки, разные ягоды, коренья.
— По правде говоря, я не поверил услышанному, — признался Абрамов. — Но после полудня вместе со своим добровольным помощником Николаем Ивановым поехали в мордсыресевский лес. По пути встретили заместителя директора сельхозпредприятия «Сабанчеевское» Бориса Игушкина. Удивленный не меньше нас новостью о медвежьем следе, и он поехал с нами. Когда были уже на месте, сомнений ни у кого не осталось – здесь точно прошел медведь! Измерили размеры мозоли передней лапы – ширина 15 сантиметров, длина пальцев без когтей — 13 сантиметров. Судя по всему, это был самец весом около трехсот килограммов.

Куда ушел косолапый?
Следы медведя Борис Игушкин нашел и примерно в километре от этого места возле карьера, в котором предприятие из Дубенского района добывает глину для производства кирпичей. Дальше – чиндяновское поле, и снова лес, который уходит в сторону Дубенского района. «Мы предполагаем, что косолапый туда и ушел, — говорит Виктор Абрамов.
– Не могу сказать, какое это отношение имеет это к медведю, что был в нашем лесу, но рассказывают, что еще в прошлом году в чиндяновском лесу заметили медведицу с двумя медвежатами. Кстати, тот дубенский фермер не нашел-таки двух из пяти своих коров. Одна из них была с теленком, и он тоже пропал.
В надежде на то, что медвежьи следы не смыло совсем дождями, на днях и мы вместе с Виктором Абрамовым и Николаем Ивановым по сплошному бездорожью приезжали на то самое место с неблагозвучным названием Пердилей пря. Его название — от постоянного журчания воды и захламленной бобрами речушки, в которой среди поваленных деревьев гниют водоросли и все, что в них запуталось. Время от времени газы от разложения органики выходят на поверхность воды, издавая при этом неприлично громкие звуки. Место, прямо скажем, жуткое, хотя и начинается после большого участка безлесья. Зато особенно много бывает здесь грибов и ягод, за которыми к берегам Пердилея приходят местные жители.
По дороге лесной инспектор рассказал о своих версиях появления возле Мордовских Сыресь медведя. Абрамов предполагает, что лесной богатырь мог оказаться там транзитом на пути из лесов Чувашии или Ульяновской области, где есть популяция медведей. «Это, я думаю, сезонная миграция. Медведи, например, время от времени появляются в лесах Ардатовского района, куда приходят из Нижегорордлской области. До ближайшего села Миренки Ардатовского района от Мордовских Сыресь всего десяток километров, от Ульяновской области – тоже небольшое расстояние. «На этом отрезке пути попадается и безлесье, зато есть кукурузные поля с отличной для медведей едой. В них медведи – тоже как в лесу.

Читать еще:  Балда в глухозимье

Капуста для зайца
— У меня есть ружье, но в лес почти всегда приезжаю без него, — говорит Виктор Абрамов. – Раньше, конечно, тоже охотился, но теперь уже много лет дружу со всеми лесными обитателями. Подкармливаю зайцев, кабанов, помогаю зимовать косулям и лосям.
Зайцы теперь даже ждут, когда Абрамов принесет им лакомство. Я бы в это не поверил, но увидел видео, на котором поесть капусты косой прискакал прямо к машине охотинспектора. Почти идиллия — Абрамов сидит в кабине УАЗика, а заяц уплетает рядом с ним капусту!
— А браконьеров сейчас ружьем не напугаешь. У них такое снаряжение, что они меня и ночью видят, а я их нет. Но после того, как нашли в лесу медвежьи следы, посреди леса чувствую себя в одиночестве жутковато. Теперь, вот, Николай меня сопровождает.
Повод для беспокойства действительно есть, и не только у тех, кто по долгу своей службы постоянно находится в лесу. Пчеловоды боятся, что косолапые могут разорить их пасеки, которые у многих в лесу. В поисках меда, медведь, не жалея себя, рыщет по лесным ульям, подвергая свою жизнь опасности, так как это лакомство охраняют тысячи злых пчёл.

«Без медведей спокойнее»
— А как быть в этой ситуации грибникам и любителям лесных ягод?
— Лучше, если встреч с медведем ни у кого не будет, — говорит Виктор Абрамов. — Но если встретили его, а медведь вас не заметил, нужно спокойно уходить боком, не поворачиваясь к нему спиной. У косолапых хорошее обоняние, но эти звери редко нападают на людей. Никогда не бегите, смысла в этом нет. Медведь последует за вами, как за слабой жертвой. А он бегает намного быстрее человека. Если увидели медведя из окна машины, не выходите.
А вообще, я бы не советовал ходить в лес в одиночку. Где сейчас может находиться косолапый, известно ему одному. Так что осмотрительность никогда не окажется лишней.
— Может, это и к лучшему, что наши леса облюбовали медведи? – поинтересовались мы напоследок у Абрамова.
— Я так не думаю. По мне, лучше, если медведи вернутся туда, откуда пришли. Нам спокойнее будет. Хотя, не исключаю, что медведь забрел не случайно, а решил поискать новое место обитания. В медвежьих семействах постоянно рождаются медвежата, а когда медведей на одном месте становится много, им бывает недостаточно уже еды, да и тесно. Будем ставить фотоловушки. Если медведь пришел к нам, он обязательно «засветится», и тогда все будут знать, что в лесу поселился грозный хозяин, с которым невозможно не считаться.

Волчья напасть

После лесных пожаров добычи в краснослободских лесах для волков стало меньше. Сократились поголовья оленей и кабанов. Все чаще в поисках пропитания хищники стали наведываться к человеческому жилью. Местные жители обратили свои взоры в сторону Валерия Соснина, который 9 лет назад вместе с женой и детьми переехал в Каймар из Саранска. На счету 69-летнего охотника 252 матерых волка и полторы сотни молодых волчат. Мордовские леса он исходил вдоль и поперек. Промысловые секреты перенимал с малолетства от отца. Но в последние годы Соснин редко снимал ружье с гвоздя. Деревенские заботы, скотина и огород почти не оставляют времени для вылазок в лес.

Знаменитый охотник может часами рассказывать, как опасны бывают встречи с волком. Сам не раз оставался с хищником один на один еще в школьные годы. «К каждому походу я готовился, будто к экзамену, — вспоминает Валерий Яковлевич. — Учитель объясняет на уроке материал, а у меня все мысли только о том, как в воскресенье в лес пойду. Одно время отец даже ругать стал: «Ты, — говорит, — фанатик охоты, я и то таким не был».

От возможности снова проверить себя в деле у бывалого волчатника загорелись глаза. На зверя он отправился вместе с таким же заядлым охотником Вячеславом Матяевым. «На след напали примерно за 7 километров от деревни, — рассказывает Соснин. — Я завыл по-волчьи, и матерый прямо на меня вышел. На разборку явился. Дескать, кто на моей территории порядки наводит? Его подстрелили первым, а потом уложили еще двух молодых хищников. На следующий день волчица поняла, что овдовела, и тоже к нам вышла. У нее в желудке мы нашли собачью шерсть, а у вожака — кабанью. Теперь в стае осталось 6—7 зверей, если судить по голосам. Им примерно по полгода». Соснин вспомнил, что точно на этом же месте 50 лет назад они с отцом застрелили семерых хищников. В 1961 году им пришлось отражать волчье нашествие на соседнее село Колопино.

Шкуру волчицы охотник продаст перекупщикам. В конце концов, эти трофеи оседают в роскошных коттеджах. «Какой-нибудь богач постелет на пол и хвалится потом друзьям: вот, мол, какого зверя завалил! — улыбается Соснин. — Что ж, им тоже надо как-то самоутверждаться, вот и сочиняют легенды». Раньше волчьи шкуры государственная контора принимала по 75 рублей за штуку. Сейчас цены договорные, поэтому приходится торговаться. По словам Соснина, в нынешнее время охотничьим промыслом семью не прокормишь. Волков в Мордовии стало гораздо меньше, им попросту нечем питаться. Засуха и пожары сильно осложнили жизнь лесным обитателям, но еще больше баланс животного мира нарушили люди.

По окрестным лесам бродят компании вооруженных до зубов москвичей, которые стреляют лосей, кабанов. Бывают случаи, когда олени, спасаясь от смерти, забегают в деревни. Столичные молодчики истребили в округе всех журавлей, лебедей и черных аистов, пропали даже орланы. Особое счастье для нуворишей — подстрелить цаплю. Ее печень считается чудодейственным средством для восстановления мужского здоровья. За несколько лет эта птица полостью исчезла из мордовской глубинки. По словам местных жителей, много лет в окрестности Каймара наведывался Юрий Лужков. Особую страсть тогдашний мэр Москвы и его коллеги питали к медведям, но охотиться предпочитали с вертолета. Сейчас косолапых в краснослободских лесах почти не осталось.

Сам Соснин никогда не стрелял из прихоти. С помощью охоты он ограждал деревни от набегов хищников и зарабатывал деньги для семьи. «Волк — умнейшее существо и достойный противник, — уверяет пенсионер. — Я у него многому научился. Раньше брал на охоту сына Павла, но передавать ему ремесло, как в свое время мой отец, не хочу. Сегодня становиться охотником — это прямой путь в нищету. Да и здоровья это занятие не прибавляет. Сейчас ноги уже не те, сходил на охоту, и все — охромел. Но за оставшимися волками из выводка все равно пойдем, а не то они сами к нам наведаются».

«Раненый волк — самый опасный…»

Откровения знаменитого мордовского волчатника Валерия Соснина

13 января в Краснослободском районе ликвидировали последнее семейство волков. Об этом сообщил один из старейших охотников республики Валерий Соснин. Вместе с другими участниками клуба «Беркут» он застрелил самку, самца и пятерых детенышей. Об известном волчатнике до сих пор ходят невероятные легенды. Говорят, что он владеет звериным языком и может в огромном лесу найти одинокого хищника, ранить, а потом больше суток идти по кровавому следу, пока тот не упадет без сил. «Страха почти не испытываю, — ​признается Соснин. — ​Впервые в волчью нору влез, когда был еще ребенком. Однажды принес домой новорожденных малышей, кормил их молоком из бутылочки, потом продал…» Как это — ​смотреть в глаза взрослого волка, а через секунду выстрелить? Почему дикие звери обходят людей стороной и зачем лишать их жизни? Об этом легендарный 77-летний охотник рассказал Анне Оправхат.

Читать еще:  Охотничье хозяйство оштрафовали за отсутствие порхалища для боровых птиц

Валерий Соснин пришел в редакцию «Столицы С», чтобы показать уникальные снимки с последней охоты и сообщить, что в Краснослободском лесу скорее всего больше нет волков. Надо сказать, что зрелище это не для слабонервных. Окровавленные мертвые звери, в глазах которых застыл ужас от осознания приближающейся смерти… «13 января на территории, которая относится к охотничьему клубу «Беркут», мы перестреляли целую семью волков, — ​рассказывает Соснин. — ​Хищники терзали несчастных кабанов, которых и так осталось мало. В прошлом году большая часть умерла от свиной чумы. Я рад, что принял участие в операции по уничтожению волчьего клана. Добросовестно мерз в засаде. Это было грандиозное мероприятие. 14 человек на снегоходах выехали в лес…»

Валерий Соснин родился в 1941 году в Саранске. Охотиться начал с 9 лет. Страсть к преследованию животных привил отец Яков Павлович. «Однажды он взял меня с собой в лес, который располагался в 13 километрах от города, — ​вспоминает Валерий Яковлевич. — ​Мы подошли к волчьей норе. Папа не мог в нее влезть, потому что был высокий и крупный. Пришлось мне. Мы убедились в том, что волчица ушла, но страшно было все равно — ​там мог оказаться самец или уже подросший щенок. Короче говоря, я встал на карачки и полез. Вход узкий в нору, а внутри она просторная. Осмотрелся, никого не обнаружил и поспешил обратно. В тот день я раз и навсегда перестал бояться волков и стал грезить охотой… Отец работал директором мясосовхоза, мать Александра Васильевна — ​на механическом заводе. В то время волков расплодилось много. Они были настоящим бичом сельского хозяйства. Один хищник мог перегрызть стадо овец. А в соседних регионах были случаи, когда волки съедали детей. Жутко, конечно. Но так устроено это животное. Укусит раз, войдет во вкус — и все… Он не делает различий между овцой и ребенком…»

Наш собеседник учился в школе № 17. После случая с норой Валерий уже не мог забыть пережитых ощущений и при каждом удобном случае стремился убежать в лес. «Если уроки были во вторую смену, то вставал еще до рассвета, чтобы успеть поохотиться, — ​улыбается Валерий Яковлевич. — ​Если в первую — ​убегал с последнего занятия. Отец много раз ругал за такое поведение, но иначе у меня уже не получалось жить. Стрелял сначала, конечно, не в волков, а в каких-нибудь лисичек. Почему-то никогда не убивал бобров, нравились они мне — ​трудолюбивые, полезные. А вот если бы жил где-нибудь в Африке, то охотился бы на слонов». Любовь к лесу сыграла свою роль. Соснин поступил на факультет биологии МГУ имени Огарева. Его не смущали насмешки сверстников, считавших, что люди этой профессии только «бабочек ловят». Получив высшее образование, заведовал природным отделом в краеведческом музее, трудился охотоведом, преподавал в университете на кафедре зоологии и, разумеется, продолжал охотиться. «Со временем стал профессиональным волчатником, — ​продолжает Соснин. — ​Научился имитировать звериный вой. Да так ловко, что хищники могли очень близко подбежать. В этот момент нужно мгновенно выстрелить. Чаще всего волка удается только ранить, затем он срывается с места и мчится в чащобу что есть сил. А дальше начинается самое интересное — ​преследование, которое может затянуться на пару дней. Нередко случалось, что по кровавому следу приходилось доходить до Пензенской области. В такие моменты какие-либо чувства отсутствуют, все твое существо настроено на охоту, это что-то похожее на инстинкт. Времени абсолютно не ощущаю, просто иду за своей добычей. Рано или поздно животное сдается и падает, но и это еще не финал. Раненый волк — ​самый опасный, от безысходности ему остается только одно — ​атаковать. Даже если бы хотелось, вглядываться в его глаза не получится, необходимо произвести смертельный выстрел, и лучше, уж поверьте мне, не промахиваться». По словам Соснина, однажды он тащил раненого волка из сугроба за хвост. Неожиданно тот вскочил и начал грызть себе лопатку, затем набросился на охотника. «Спасли товарищи, подстрелили зверя прямо на лету, — ​поясняет мужчина. — ​Волки настолько прытки, что можно промазать, даже стреляя в упор. А еще один раз оказался прямо посреди воющей стаи, которую сам же и приманил специальным звуком. Тогда мои напарники от страха на деревья забрались (смеется — ​«С»). Но животные быстро ушли. Если они не ранены, то практически никогда не нападают на людей. Многолетнее преследование волка человеком сказалось на их характере. Встреча с нами грозит хищникам гибелью, поэтому, услышав человеческие шаги, они убегают подальше».

Валерий Соснин — самый известный волчатник в Мордовии. Столица С

За свой труд Соснин получал вознаграждение, премии выплачивались за каждого убитого зверя. Шкуры принимались в заготконторах — ​волчьи шапки тогда были в большой цене. «На сегодняшний день пунктов приема как таковых нет, — ​говорит собеседник. — ​В моде теперь обычные вязаные головные уборы. Да и премий больше не дают. А раньше постоянно получал почетные грамоты от Росохотрыболовсоюза. Охота на волков была разрешена круглый год, а сейчас только зимой. Шкуры идут в основном на ковры…»

Охотник считает волков невероятно умными животными. Затрудняется сказать о том, кто из братьев наших меньших может сравниться с ними по интеллекту. «Испытываю ли к ним жалость? Может быть, — ​продолжает Соснин. — ​Однажды, например, убил самку, у которой остались совсем маленькие детеныши. А дети, сами понимаете, есть дети, их так просто не застрелишь. В общем, пришлось принести домой. Вместе с супругой Ольгой Германовной выкармливали щенят из бутылочки. Потом отвез подросших волчат в Москву и продал на птичьем рынке. А еще один раз молодая волчица целый год жила у нас в квартире. Нрав у нее был как у обычной собаки. Но ее мы тоже реализовали».

В 2016 году Соснин переехал в краснослободское село Колопино, где теперь живет с женой. У него четверо уже взрослых детей, двое внуков, недавно родился правнук. Никто из них не пошел по стопам легендарного охотника. «Поколение теперь не то, — ​вздыхает Валерий Яковлевич. — ​Им больше интересны новые технологии, да и поспать любят. А чтобы заниматься охотой, нужно вставать задолго до первых лучей солнца». Здоровье Валерия Яковлевича уже не позволяет ему долго преследовать зверей. Больные колени, от выстрелов понизился слух, развилась дальнозоркость. Однажды во время стрельбы капсюль пробило и пороховые газы попали в глаза. Пару лет назад Соснин упал со снегохода и разбил плечо, перелома врачи не обнаружили, но ушибленное место ноет до сих пор. «В лес, конечно, выхожу, без этого никак, — ​улыбается собеседник. — ​Мои помощники — ​лыжи да велосипед. Чаще охочусь на кабанов и лосей. Совсем недавно чуть жизни не лишился. На меня лось напал. Огромный такой. Несся как поезд, все сметая на пути. Толщенные сучья разлетались в разные стороны. Еще немного, и насадил бы на рога. Пристрелил его, слава Богу, в паре шагов. Вот это было по-настоящему страшно… Еще ловлю рыбу, которой кормлю своего кота Кусика. Он вырос большой, пушистый. Морда круглая. Он такое угощение очень любит…»

Источники:

http://www.ohotniki.ru/archive/news/2016/02/16/645612-v-lesah-mordovii-ostrelyayut-pochti-vseh-kabanov.html
http://dom-knig.com/read_192259-47
http://ok.ru/izvmor/topic/70784253496149
http://saransk.bezformata.com/listnews/volchya-napast/1341002/
http://stolica-s.su/news/society/177052

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector