2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Трудовая семга реки Кола

Статьи

Весенне-летняя сёмга (нерестится в год захода в реку)

Рассмотрим подробнее динамику нерестовых миграций весенне-летней биологической формы сёмги. Заход в реки весенне-летней сёмги разделён на насколько волн. Беломорские рыбаки-поморы каждой из этих волн дали название. Для простоты воспользуемся ими и для сёмги рек Баренцевоморского бассейна. Сроки хода даются среднестатистические, аномальные погодные условия могут внести существенные коррективы (плюс-минус до двух недель)

Реки бассейна Баренцева моря

Реки бассейна Белого моря

Из названия можно догадаться, что эта рыба идёт в реки сразу после того, как река избавится от льда (в мае). На самом деле, это рыбы осенней биологической формы сёмги, зимующие в низовьях реки и возобновляющие миграцию весной после распаления льда. Анализ чешуи этой группы лососей указывает на наличие зоны роста в весенний период. Это означает, что лососи данной группы до начала или во время распаления льда мигрируют в море и могут нагуливаться там в течение 2-4 недель. Отличительной особенностью этой группы рыбы является отсутствие на теле морского паразита — «клопа». Подробнее о морском клопе можно узнать на странице Как отличить рыбу только что зашедшую в реку от уже там постоявшей. Однако на реках с отсутствием больших плёсов и ям в приустьевой зоне (Кола, например) возможна поимка залёдки с морскими паразитами. К примеру, такая рыба весом около 7-8кг была поймана Ю. Шумаковым при нашей совместной рыбалке на реке Кола в самом начале июня. Несмотря на наличие морских паразитов рыба имела явный сиреневый оттенок чешуи и потемневшие плавники, что может быть следствием зимовки в реке.

Самок идёт существенно больше, чем самцов. Размеры рыбы зависят от специфики конкретной реки. Количество заходящей в реку сёмги этой группы сильно привязано к погодным условиям в октябре-ноябре предидущего года. При низком уровне воды и холодной погоде, при возникновении шуги довольно большая часть осенней рыбы, заходящей в октябре-ноябре, остаётся на зимовку на ямах в низовьях реки, а весной продолжает миграцию наверх. С другой стороны, при более благоприятных условиях значительная часть рыбы может пройти вверх по реке поздней осенью, поэтому её количество в низовьях реки весной следующего года будет небольшим.

Отличается крупными размерами. Вообще, почему одни рыбы приходят в реку крупными, а другие мелкими можно узнать на странице Юность лосося (стадия покатника и нагул в море). Наиболее активный ход её начинается, когда температура воды в реке после зимы увеличивается и уравнивается с температурой воды в море (или заливе моря). По наблюдениям, этот момент обычно совпадает с зеленением берёзы (лист становится размером с рублёвую монетку) и начинается в разных реках в начале-середине июня. В это время в реку в основном идут крупные самки и небольшое количество очень крупных самцов.

В начале хода как закройки, так и залёдки её движение вверх по реке неторопливое, она идёт вверх не по основной струе, а рядом, где течение слабее, часто под берегом, выбирает для остановки на отдых места с не очень сильным течением – вода пока ещё достаточно холодна, и сёмга рассчитывает все свои движения, не допуская лишних усилий. Ведь она не питается в реке и её жировых запасов должно хватить до следующей весны.

По мере прогревания воды движение рыбы вверх по реке ускоряется. Например, на реках с водопадами сёмга начинает запрыгивать на препятствия только, если вода прогрелась до необходимой ей температуры комфорта (+10-14 градусов), до этого момента рыба остановится в яме под водопадом и будет ждать. Этим вызван запрет на ловлю сёмги под водопадами – существует время, когда рыба скапливается здесь в огромных количествах, и любая рыбалка может превратится в бойню.

Тинда или межень

Приход крупной сёмги обычно заканчивается к началу июля. Затем, после очень короткого перерыва (не более недели) появляются мелкие экземпляры — их обычно называют тиндой (grilse). Это в основном (до 95 процентов) самцы, имеющие длину 40-70 см и вес от 1 до 3-4 кг. Эти рыбы провели в море всего лишь один год. Тинда заходит в реки до начала августа.

Итак, рыба пробирается вверх. Замечено, что чем крупнее особь сёмги, тем выше по реке или её притоку она ищет стоянку. Крупные экземпляры останавливаются на глубоких ямах, больших плёсах, а мелкие (тинда) – почти везде, где попало, но норовят притереться поближе к самкам.

На небольших реках Северного берега, если подкрасться и заглянуть в ямку с обрывистого берега можно увидеть картину – стоит крупная самка, а вокруг неё крутятся “тиндяки”. Иногда она, утомлённая излишней навязчивостью мелких самцов, начинает их гонять. Тиндяки разбегаются, часто выпрыгивая из воды, но потом всё равно возвращаются. Если к такой стоянке подходит “папик” – крупный самец, то начинается переполох. Со стороны это смотрится, как будто в средней полосе жерех гоняет стаю уклейки. Только вместо уклеек – рыбки по 2-3 кг.

Рыба не стоит постоянно в яме. Периодически она подходит к струям порогов и перекатов, чтобы погулять в воде, богатой кислородом, сбросить речных паразитов, и т.д.

В сентябре у весенне-летней рыбы созревают молоки, икра и при приближении температуры воды к отметке 5-6 градусов начинается нерест, который проходит примерно с середины сентября до середины октября и идёт как бы несколькими волнами, в зависимости от изменений температуры воды и выпадения осадков.

Kola Salmon ® 2016

Компания оставляет за собой право на внесение изменений в конструкцию, дизайн и комплектацию продукции.

Трудовая семга реки Кола

Ура! Мы едем на рыбалку!

Мы летим на Кольский, где волшебные названия рек — Кола, Поной, Ура, Варзуга, перекатываются во рту, как камешки, я произношу их, будто пробуя на вкус. Итак, мы летим за семгой.

Лучше ожидания рыбалки может быть только сама рыбалка! Два часа полета, и мы в Мур­манске. Север встречает прохладной солнечной погодой. Знакомимся с нашим сопровождающим — и в путь, на реку. В дорожной беседе узнаем, что прилетели мы рановато, вода 6 градусов, но ход семги уже начался. Народ начал ловить, хотя пик хода бывает при температуре воды 8–12 градусов. Уже появились и рекордсмены. Один из местных «профи» с начала сезона уже взял десяток рыбин. На других реках полуострова ход начинается позднее, поэтому основная активность сейчас сосредоточена на Коле.

За разговорами проходит минут 40 дороги, и вот мы уже перегружаемся в лодку и, пересекая протоку, причаливаем к берегу. «База на острове», — поясняет Константин. Подхватив сумки и тубусы с удилищами, мы поднимаемся к симпатичному дому. Отдельно от него стоят чум (заметив наше удивление, Константин, улыбаясь, роняет: «Это наша баня!»), летняя кухня, пара ангаров и домик для сотрудников. Все чистое, опрятное и, как говорится, вполне гармонирует с пейзажем. Кола около базы шириной 70–80 метров. Становится ясно, что на такой большой реке искать рыбу надо по порогам и ямам. Ловить по руслу — все равно что хлестать спиннингами море. Выше лагеря приличный порог. Скорость потока не меньше 2–2,5 метров в секунду; за порогом плес, куда мы и хотим сразу же пойти со спиннингами. Правда, нам это не удается: гостеприимные хозяева зовут нас к столу, главное украшение которого огромное блюдо жареной трески. Если кто-то скажет, что свежепойманная треска — это ничего особенного, не верьте. Это отменное, восхитительное блюдо! Так постепенно, треской и рюмкой, хозяева сбили наш первый порыв бежать на рыбалку. И, как оказалось, совсем не зря. Провозившись около часа со снастями на берегу реки в надежде заполучить вожделенный трофей, в конце концов решили, что для первого дня (точнее, ночи) этого достаточно, и, добравшись до постелей, провалились в блаженный сон…

Утром, до завтрака, успеваю провести со спиннингом полчаса на реке. Гоняю блесны метров на сто ниже от места, где ночью первый раз пробовали ловить, рядом с частоколом вбитых в дно реки железных труб, образующих остов РУЗа (рыбоучетного узла).

Во время разговора я продолжаю бросать поперек течения 30-граммовые колебалки. Течение ровное, мощное, и мне приходится терять много времени, чтобы заглубить тяжелую блесну и проводить ее у дна. Расслабившись, я пропускаю резкий удар, выбивший из руки катушку. Всего какие-то доли секунды ловлю ручку катушки и при этом теряю время для подсечки. Обидно! Это происходит метрах в семи от берега, и я с удвоенной энергией продолжаю хлестать реку, меняя приманки, скорость, ритм и глубину проводки. Но все тщетно — я упустил свой шанс.

В столовой за завтраком объявляется программа на день, а заодно нам сообщают, что группа москвичей, живущих в палатках на острове, ночью взяла семгу на 10 килограммов. На этой мажорной ноте мы грузимся в лодку, пересекаем протоку, а далее автобусом следуем на первый лицензионный участок.

И вот поселок Молочный, вагончики Рыбвода, где продаются лицензии, десяток машин. Короткая процедура приобретения лицензий, и мы шагаем по тропе к Золотой Яме. На реке тут и там рыболовы. Приятно удивляет их «вооружение». Серьезные, современные палки около 3-х метров длиной и тестом минимум до 30–35 граммов, катушки от Дайвы, Шимано, Дама или от менее именитых корейцев. Даже у 70-летнего ветерана, примостившегося у небольшого порожка, хорошая снасть. Однако на этом позитив заканчивается. На тропе километры брошенной лески, шнура, горы бутылок и другого бытового мусора.

Читать еще:  Новогоднее дерево

На Золотой уже пять человек. Приме­чательно, что все ловят на мокрую мушку, которую они заглубляют при помощи тяжелого груза на отводном поводке длиной 35–40 сантиметров. При этом сами желтовато-зеленые, красные мушки длиной около 5 сантиметров привязаны на поводок длиной до 3-х метров. Понятно, что при таком течении и каменистом русле это самый эффективный способ подавать и удерживать приманку у дна и при этом не терять ее на камнях. Мы к такой ловле не готовы и с энтузиазмом начинаем гонять по яме тяжелое железо, пробуем вертушки, воблеры. Проходит минут 15, и на противоположном берегу появляется группа нахлыстовиков, экипированных так, что мне кажется, что я ловлю где-нибудь в Монтане. Наш Костя, который сам ловит двуручным нахлыстовым удилищем 10-го класса, уважительно говорит, что один из этой группы — лучший рыбак городского клуба нахлыстового лова. Нам докладывают, что за 20 минут до нашего прихода была поймана семга под «десятку». А у нашей группы, увы, нулевой результат.

В бесплодных попытках поймать семгу проходят и следующие четыре часа. Никаких результатов нет не только у нас, но и у местных. Среди подошедших рыбаков выделяется группа из двух мужчин и четырех молодых женщин. Подхожу, знакомлюсь. Один из мужчин — их «гуру», он наблюдает, как ловят представительницы прекрасного пола, изредка дает советы, больше помогает, чем ловит. Разговорились. С начала сезона у него уже дюжина хвостов, говорит, что рыбалка становится все более популярным увлечением молодежи. Среди нео­фитов много женщин. Спрашиваю его мнение о ходе семги и слышу, что еще рано. Поясняет, что через неделю-другую, когда прогреется вода, семга пойдет лучше. Тогда можно будет ловить и на вертушки, и на воблеры, а сейчас рыба стоит около самого дна, и поэтому все местные ловят на муху.

Вдруг один из рыбаков кричит: «Рыба!» Все резко начинают выбирать снасти из воды. После 7–8 минут борьбы счастливый обладатель серебристой торпеды весом под 8 кило, убрав ее в рюкзак, рысью направляется в сторону пункта продажи лицензий за еще одной «бумагой».

Проходит еще час — у нас по-прежнему нулевой результат. Подходит «гуру» и сообщает, что видел трех поднимающихся лососей. В подтверждение слов «гуру» у одного из моих коллег вдруг начинает подрагивать кончик удилища, затем следует сильная потяжка, шнур режет воду. Взявшая рыба спокойно уходит в сторону потока, по пути заходит за камень и… через несколько секунд обрывает шнур на камне порога. Изумление, восторг, отчаяние читаются на лице рыбака, но тут наше внимание переключается на одного из нахлыстовиков, ловящих с другого берега. Поклевка, осторожное вываживание, без всякого шанса для рыбы освободиться, и еще один трофей на берегу. Костя по мобильному поздравляет рыбака и справляется о весе семги. Следует ответ: около 8-ми килограммов. Совсем неплохо!

По дороге на базу видим мурманчанина, собирающего в мешок мусор. На вопрос, как рыбалка, он отвечает, что, по его мнению, вся рыба уже прошла на нерестилища. За четыре дня рыбалки он не взял ни одного хвоста. «Зато, — с горечью добавляет он, — выношу четвертый мешок с мусором». Спасибо тебе, незнакомец!

Возвращение в лагерь, обед и час на проверку близлежащей акватории. Вода упала сантиметров на десять. Руз уже установлен, но подъемная ловушка пока открыта. Я все больше убеждаюсь, что мы приехали раньше времени.

Потеряв на нашем «домашнем» улове пару блесен, мы на лодке отправляемся вниз по реке к порогу, где предыдущей ночью соседи-москвичи поймали семгу. Боже мой! Какое роскошное место! Вверху порога поток дробится огромными камнями на несколько частей, каждая из которых может служить местом стоянки для отдыхающей семги. Сам порог — это 150 метров яростного потока белой от пены воды. На выходе из горла цепочка изолированных ям и приямков, отделенных от основного потока бешено несущейся воды. Если у семги и есть шанс подняться по этому участку реки, она должна идти по краям струй и затишков, отстаиваться и копить силы перед решающим рывком через горло порога. Один из нас остается вверху порога, а остальные спускаются вниз. Вода в пороге не шумит — грохочет. Костя уходит вниз по реке. За выходом из порога начинается участок перекатов, шивер и водной сутолоки протяженностью не менее километра. Это идеальное место для ловли нахлыстом.

На пороге, где мы пристраиваемся, двое петербуржцев гоняют муху и колебалки. Спрашиваем, как ловля, и слышим, что у них пусто, однако вчера кто-то на этом пороге взял трофейную семгу, а на Первом участке взяли аж трех лососей. Поразительно, как быстро расходятся по реке слухи о пойманной рыбе! В течение часа, меняя железо на воблеры и наоборот, мы дружно хлещем воду без всякого результата. К нам подтягивается грустный Костя. Он тоже с нулем. Собираемся маленькой группкой на берегу и начинаем нескончаемые разговоры о том, как было и почему не клюет сейчас. Константин предполагает, что это последствия браконьерской вакханалии 2007 года, когда структурные преобразования в отрасли практически уничтожили на полуострове систему охраны семги и позволили безнаказанно черпать рыбу из реки, подорвав этим нерестовое стадо атлантического лосося. Так за разговором мы коротаем время, изредка посматривая на самого упорного из нас. Павел ловит на 7-сантиметровый медленно тонущий воблер кислотно-желтого цвета. Обернувшись очередной раз в его сторону, мы вдруг замечаем, что он как-то напряженно держит спиннинг, и понимаем — что-то произошло. В этом момент он выдавливает из себя: «У меня поклевка». Мгновение — и мы устремляемся к нему. Конечно же, каждый из нас готов дать самый правильный совет, как вываживать трофей, но нам хватает такта ограничиться подсказкой не опускать кончик удилища к воде, давая ему возможность гасить рывки и яростные потяжки засекшейся семги.

Под грохот порога, на берегу красивейшей реки, происходит совершенно волшебное и удивительно простое действие: челевек ведет честный поединок с рыбой. По тому, как работает «Сима» Павла, ясно, что у него достойный соперник. Лосось выворачивается, выпрыгивает из воды, стремится уйти в поток на главное русло, где, случись это, он будет безвозвратно потерян, а потом бросками пытается вывернуть в камни боковых протоков. Борьба продолжается 7 минут. Лосось начинает сдавать, позволяет развернуть себя в сторону берега, и постепенно, оборот за оборотом, Павел подводит его к берегу. Еще несколько минут — и вот он, миг торжества рыбака. Победный крик Павла несется над рекой. И неважно, что это случилось сегодня. Мне кажется, что так кричали на берегах Колы и сто, и двести лет назад.

КАК ПОСЧИТАТЬ СЕМГУ

Перегораживая реку от берега до берега сетями, навешаными, на опоры, на середине реки оставляют неширокий проход, заканчивающийся подъемной ловушкой-клетью. Поднимая ловушку из воды, ихтиологи Мурманрыбвода ведут подсчет проходящего лосося, перед тем как пропустить его вверх к нерестилищам. Это и есть РУЗ.

6000 особей атлантического лосося ежегодно заходит в устье реки Кола. Здесь ловятся самые крупные трофейные экземпляры.

ЛИЦЕНЗИЙ ХВАТИТ ВСЕМ

В 2009 году на реку Кола было продано 26 000 разовых лицензий. И хотя добыча составляет не более 20–25% от этого числа, рыболовный пресс на реку ощутим. Никто не знает, сколько человек ловили без лицензии.

О чем хочет сказать рыба

В реках Кола и Тулома вновь появляется заболевшая семга

Идущий на нерест в эти реки атлантический лосось и в нынешнем году не совсем здоров. Как это проявится в конечном итоге, покажет время, но среди рыбы, зашедшей в Колу и в Тулому на нерест, уже встречаются особи с признаками болезни, которая преследует нашу семгу четвертый год подряд, — ульцеративного дермального некроза (УДН). Предположительный диагноз был поставлен еще в 2015-м, когда зафиксировали первые случаи. Заболевание это малоизученное, хотя и довольно распространенное в Европе. Для человека опасности оно не представляет, поражает лишь дикую семгу.

За ситуацией на реках внимательно следят заполярные специалисты. В прошедший четверг на рыбоучетное заграждение (РУЗ) в Коле и рыбоход на реке Туломе наведалась очередная комиссия из Мурманска, чтобы оценить состояние рыбы. В составе группы были председатель областного комитета по ветеринарии Алексей Касаткин, сотрудник областной станции ББЖ Сергей Золотарев, замминистра рыбного и сельского хозяйства Андрей Алексеев, начальник Мурманского филиала «Главрыбвода» Андрей Меренков, начальник отдела этого филиала Марина Семенихина и другие.

Оказавшись на РУЗе, все сразу обратили внимание на семгу, стоявшую, вяло пошевеливая плавниками, у заграждения — десятка полтора экземпляров. Рыба была заторможенной, явно больной. Похоже, недолго ей уже осталось. Кстати, ту, что погибает возле РУЗа, работники собирают и отправляют в крематор.

Потом, уже в лодках, на середине реки члены комиссии проверяли рыбу, шедшую через РУЗ. Ее отлавливали сачками, визуально фиксировали физическое состояние и выпускали. Семга шла красивая, большая, сильная. Но вот у одной красавицы на голове обнаружилась ярко красная язва, у другой — на брюшке. Специалисты наметанным глазом определяли — УДН. Отмечали также и травмированность рыбы браконьерскими сетями. А раны — это распахнутая дверь для болезней, получившая их рыба может быстро ослабнуть и заболеть. Экземпляров с браконьерскими метками было много.

Читать еще:  С полудонкой на голавля

Но пока эти особи были еще сильными и не выглядели изможденными. Их упругие тела яростно трепыхались в сачке, протестуя против такого обращения. Рыбу предельно быстро осматривали, устанавливали пол, наличие признаков болезни и отпускали на волю. Несколько экземпляров отобрали для экспертизы в ветеринарной лаборатории.

— Сейчас начинается пик заболевания, — отмечает Марина Семенихина.

Поэтому к заходящей с моря семге повышенное внимание. Но, судя по всему, и в этом году невозможно будет отобрать производителей для рыбзаводов, ведь отсаженные для этого во временные садки особи, выглядевшие на момент отбора здоровыми, тоже заболели.

На рыбе, шедшей через рыбоход на Туломе, был замечен и сапролегниоз. Это сопутствующее заболевание, которое может привести к быстрой гибели и без того ослабленную ульцеративным дермальным некрозом рыбу. Сапролегниоз наблюдался и в предыдущие годы.

Кстати, есть у специалистов мнение, что раз уже четвертый год наша семга болеет, то должен бы проявиться иммунный эффект. То есть устойчивая к этому заболеванию рыба или переболевшая в легкой форме может дать и потомство, которому не страшен УДН. Вот только когда мы обнаружим такое потомство.

Странно, но эта болезнь вообще изучена в мире плохо, хотя известна уже более ста лет. Статистики не имеется, неизвестны причины возникновения и способы лечения. Лекарств, естественно, тоже нет.

Та же картина, что и на РУЗе в Коле, была отмечена и на рыбоходе в Туломе. Так же бились сильные тела, попав в сачок, так же на некоторых можно было обнаружить язвы. Правда, реже. Это объясняют тем, что вода в Коле сейчас на три градуса теплее, чем в Туломе, а в теплой заболевание проявляется быстрее.

Здесь также были отобраны экземпляры с признаками заболевания. Кроме того, специалисты взяли и образцы воды обеих рек.

— Воду мониторим постоянно, чтобы следить за ее составом. Отклонений пока не выявили. Пробы заболевшей рыбы планируем отправить в Москву, в лабораторию Всероссийского института экспериментальной ветеринарии, чтобы исключить вирусные заболевания и подтвердить УДН. Обратили также внимание на то, что, как и в прошлые годы, много рыбы повреждено браконьерскими орудиями лова, что значительно ослабляет ее, делает уязвимой для болезней. Всего с признаками УДН насчитывается до 20 процентов особей, проходящих через РУЗ на Коле, и около 5 процентов, идущих через рыбоход на Туломе, — вкратце подытожил Алексей Касаткин итоги проверки.

Он заметил, что похожая ситуация на протяжении ряда лет наблюдается и у финнов на реке Торнио.

Четвертый год УДН вместе с сапролегниозом губит нашу семгу, и не только нашу. По предположениям специалистов, причина заболевания находится не здесь, не в водах Кольского полуострова, а в морских. И что там творится, в глубинах. Может, это действительно вспышки заболеваний, которые возникают в природе естественным образом. А может, семга уже четвертый год пытается нам, людям, сказать о том, что не все ладно со здоровьем моря и планеты в целом.

Опубликовано: Мурманский вестник от 03.07.2018

Атлантический лосось (сёмга)

Атлантический лосось (сёмга).

В России семга распространена от финской границы и до реки Кара, впадающей в Карское море. Семга принадлежит к числу проходных рыб, способных жить в соленой воде моря и в пресной воде реки. Основное отличие лососевых рыб от рыб тут водных заключается в том, что они входят в реки только для нереста, а после него скатываются обратно в море или погибают.
В жизни семги отмечается загадочная особенность, заключающаяся в том, что она обычно входит для своего первого нереста в ту реку, где она вывелась из икры. Тело семги стройное, покрытое мелкой яркосеребристой чешуей, среди которой выше боковой линии разбросаны в небольшом количестве темные пятнышки. Хвостовой и спинной плавники темносерые, остальные светлее. Спина семги темная, брюшко белое, закругленное; небольшая голова заострена, вершина ее имеет темный оттенок. Рот семги большой, челюсти хрящевато-костистые с довольно крупными зубами и очень сильные. Хорошо развитые обильные мышцы и мощный хвостовой плавник обеспечивают ей быстроту и силу движений. Интересен по своему устройству хвостовой плавник семги: крайние лучи его глубоко вросли в тело и прочно соединились с мускулами. Отличительным признаком семги, как и всех лососевых, служит жировой плавник, помещающийся на спине около хребта. Семга питается главным образом рыбой: песчанкой,
мойвой, сельдью, крилью, криветками не гнушается она и ракообразными и моллюсками. Средняя продолжительность жизни семги колеблется в пределах 5—6 лет. Небольшое количество ее доживает до 10—12 лет, достигая к этому времени полутора метров длины и значительного-веса, иногда превышающего 30 килограммов. Впрочем, такие гиганты встречаются весьма редко. Наибольшие размеры семги, как правило, не превышают 16—26 килограммов при длине до 130 сантиметров. Самки семги несколько упитаннее и при одинаковом возрасте короче самцов.
Миграции (переселения) семги изучены сравнительно мало. Вызываются они необходимостью размножения в пресной воде и отсутствием для взрослой семги достаточного питания в реках, что и понуждает ее скатываться обратно в море.
Во время миграции семга иногда делает большие путешествия. Академик Л. С. Берг (1935 год) так описывает одно из них: «1-го августа 1935 года в реке Выг, в 6 километрах выше устья реки, поймали семгу, самку длиною 88,5 сантиметров, весом в
7,1 килограмма, с меткой у основания спинного плавника «Зоол. муз., Осло—133”. Эта семга была выпущена 10-го июня 1935 года у западного берега Норвегии, у острова Фрейа”.
Перемещения этой семги академик Л. С. Берг представляет себе следующим образом: «Так как она вошла в реку Выг для нереста, то, очевидно, она и вывелась в этой реке. Стало быть, из Белого моря эта семга прошла к берегам Норвегии, проделав путь в 2500 километров с лишком, и отсюда вернулась обратно в реку Выг, проплыв это расстояние за 50 дней (10 июня—1 августа), т. е. семга делала не менее 50 километров в сутки”. Если же к этому прибавить еще путь до верховьев реки Выг, где находятся главные нерестовые места семги, и те трудности, которые рыбе пришлось преодолеть ‘ на своем пути — быстрое течение реки и бурные пороги, то становятся совершенно очевидными большой запас энергии, сила и ловкость семги.
Начало входа семги в реки зависит от температурных условий данного года и географического положения реки, вследствие чего в одних реках он начинается раньше, в других — позже. Например, в Мурманском бассейне начало хода за один год наблюдалось в следующие сроки: в Кольском заливе 14 мая, а Мотовском заливе — в середине июня. Интенсивность хода семги неодинакова. В одних реках — Стрельна, Чапома — она наблюдается летом, в других — Поной, Печора — осенью. В реке Чаванга ход семги падает в один год на лето, в другие годы — на осень.
Семга, входящая в реки, различается и по величине: в одни реки входит преимущественно мелкая семга, в другие — крупная. В начале хода идут более крупные семги, к концу хода мелкие. В ходе осенней семги крупные рыбы встречаются значительно чаще, чем в ходе летней. Вход семги в реку зависит, главным образом, от температуры воды. Летний ход начинается при +8° Ц, осенний—около 4-7° Ц; температуры + 15—17° Ц вызывают ослабление хода.
Начало, продолжительность, интенсивность и окончание хода семги ни в одной реке не являются постоянными и не совпадают с данными, имеющимися на других реках. Существуют два хода семги—летний и осенний. Семга летнего хода будет нерестовать осенью этого же года, осенняя — проводит в реке зиму и будет нерестовать лишь осенью следующего года. Продвижение семги к местам нереста происходит постепенно, семга на благоприятных для нее местах отстаивается. Например, в реке Умбе она задерживается у падунов, находящихся в нескольких километрах от устья реки. Часть семги остается в средних плесах реки, где и нерестует.
Нерестится семга в реках с чистой водой, на мелких и достаточно быстрых местах с песчано-галечным дном, свободным от ила. Обычно нерест начинается в конце сентября и продолжается до конца октября, иногда он затягивается и может окончиться в ноябре и даже в декабре. Профессор В. К. Солдатов пишет о нересте так: «Путем трения о дно семга вырывает на нерестилищах продольной формы ямки, куда и откладывает часть икры; самец немедленно же поливает икру молоками. Икра откладывается рыбой не сразу, а постепенно, по мере созревания, и сам нерест продолжается от 7 до 10 дней. В нересте, помимо главного самца, принимают участие и несколько других. Отложенная икра движениями тела нерестующих рыб засыпается сверху песком и гравием”. Нерест семги сопровождается большими изменениями в организме рыбы . Они начинаются со времени входа семги в реку, после которого семга превращается в «лоха” или «икрянку”.

Изменяются во время лошания жизненные функции некоторых органов, форма и окраска тела, ухудшается и качество мяса. Семга, войдя в реку, прекращает питаться и живет до конца нереста запасами жиров и белков, приобретенных за время пребывания в море. Лишь в редких случаях в желудках семги находят пищу.
Вскоре после нереста семга, окончательно истощенная и обессилевшая, потеряв более трети веса, скатывается в море. В это время она носит название «вальчаков”. «Вальчаки”, попав в море, быстро оправляются и из истощенных, темных рыб опять становятся светлой и упитанной семгой, способной вновь подвергнуться нерестовым изменениям. Среднее количество икринок у осенней семги из реки Мезень составляет: у рыбы весом от 5 до 7 килограммов —20 400 икринок, а у рыбы весом от 7 до 9 килограммов —22 900 икринок. Развитие икры, заложенной в «гнездо”, продолжается при благоприятных условиях 80—100 дней, при худших — задерживается до 160—180 дней. Массовый выход мальков начинается в мае и заканчивается двумя-тремя неделями спустя.
Скатывание молоди в море одного и того же выхода (икромета) происходит в разное время. Одна часть молоди уходит из реки в возрасте 2 лет, другая 3, третья 4 и последняя 5 лет. Это максимальный срок жизни молоди в реке. Величина скатывающейся молоди обычно не превышает длины 250 миллиметров и веса 220 граммов, но таких размеров и веса достигают лососики к 5 годам, молодь же в возрасте 3 лет редко вырастает более 155 миллиметров. Прирост молоди в реке как в длину, так и весовой незначителен. Так, в реке Печоре вес малька в 1 год равнялся 8 граммам, в 2 года—22 граммам, в 3 года—44 граммам, в 4 года—’87 граммам и в 5 лет—181 грамму. Через один год жизни в море самец семги реки Онеги вырастает в среднем до веса 1,8 килограмма, через два года—4,75 килограмма, через 3 года — 11,5 килограмма и через 4 года — 14 килограммов. Через несколько недель малек начинает вести подвижную жизнь и самостоятельно питаться. Подрастая, он принимает темную окраску с поперечными полосками, коричневыми и красными пятнышками. С возрастом окраска и форма рыбок меняются: из темных они становятся серебристыми и по форме приближаются к взрослой семге. Молодь семги живет в реке от 2 до 5 лет, после чего скатывается в море. Это первая миграция семги.

Трудовая семга реки Кола

Кола — река в Северо-западном федеральном округе Российской Федерации на Кольском полуострове. Название происходит от финно-угорских наречий, вероятнее всего, означает «рыбная» или «золотая река». Та и другая версии имеет право на существование. Кола является одной из самых крупных рек северной части Кольского полуострова. Её длина составляет 83 км, при этом, площадь бассейна около 3850 км2. Начало берёт в Колозере, которое находится в центральной части Кольского полуострова, на территории городского округа Оленегорска на высоте 149,0 м. Основное течение реки в меридиональном направлении, с юга на север. Устье расположено в пригороде Мурманска, где вместе с рекой Тулома, образует Кольский залив.

Читать еще:  Открытие осенне-зимнего сезона охоты 2012-2013г. в Омской области

Кола является типичной рекой северо-запада России и северо-восточной части Европы. Озёрность самой реки и бассейна достаточно высокая. Река протекает через несколько озёр: Пулозеро, Мурдозеро и несколько других менее крупных. Река весьма порожиста, некоторые участки достаточно опасны. Заболоченность берегов составляет около 15%. Практически на протяжении всей реки, береговая линия имеет обрывистый характер. Дно и прибрежная часть сложены крупной галькой, валунами и скальными выходами, часто напоминающими ледниковые останцы. Характер русла имеет ступенчатый характер, относительно спокойные участки, разливы и озёра сменяются резкими сужениями русла с сильным уклоном, с порогами и длинными шиверами. Значительная часть реки протекает в условиях холмистой местности. Извилистость реки небольшая. Широкая пойма с террасами наблюдается только в нижнем течении, где характер реки становится равнинным, дно и берега сложены песчано-галечными отложениями. На протяжении практически всей длины Кола часто меняет показатели ширины и глубины основного русла. В среднем и нижнем течении, на спокойных участках появляется значительное количество проток и островов. В озёрах и ямах глубина может достигать 5 м и более, в основном течении, река имеет средние показатели около 1-2 м, при ширине потока 50-60 м. В нижнем течении, Кола разливается по ширине до 120 м. Река протекает в лесистой местности (около 55%). Берега покрыты смешанной растительностью, сосной, елью, берёзой, рябиной, ольхой и др. На склонах покрытых мхом, много грибов и ягод. Водная растительность (нитчатые водоросли, фонтиналис и др.) представлена незначительно, в основном, на озёрных участках, особенно, верхнего течения и вдоль береговой линии плёсов. Для реки характерно отсутствие деревянных заломов и топляка.

В питании реки преобладает снеговое. В период открытой воды, в случае длительных дождевых осадков, река может значительно пониматься, особенно это заметно в периоды летней межени. Кола, как и многие другие реки региона, имеет коричневатый (чайный) цвет воды, при этом, достаточно прозрачная, даже во время сезонных паводков замутнённость незначительная. Уровень воды, в течение сезона, может сильно понижаться. Особенно это заметно в начале осени. На реке происходят не только сезонные, но и годовые циклы уровня воды. С этим связана, также, и температура воды, которая в период июльской межени может пониматься более 180С. Ледовые явления начинается в конце октября. В зимний период река покрывается льдом не вся. Связано это, отчасти, с порожистым характером реки. Весенний паводок длится в период с мая по июль.

Все притоки реки относятся к малым рекам, многие из которых, также, относятся к озёрно-речным системам, и также, образующие чередующиеся каскады озёр, ям и порогов. К относительно крупным относятся: Большая Кица (77 км), Медвежья (44 км), Тюхта (36 км), ручей Кильдинский (23 км) и другие.

Ихтиология

Стоит отметить, что река Кола, является одной из самых известных на Кольском полуострове. Доступность к водоёму возможна практически на всей её длине. В среднем и нижнем течении на берегу реки стоит большое количество населённых пунктов, промышленных и сельскохозяйственных объёктов, вдоль реки проходит железнодорожная магистраль. При всём этом, Кола является одной из самых крупных нерестовых рек Кольского полуострова, с огромным стадом атлантического лосося. Размеры входящих в Колу рыб, за последние годы, снизились, но в целом остаются на относительно высоком уровне. Наибольшее количество крупных экземпляров заходит в весенний период (май-начало июня) и осенний (конец августа-октябрь). Нерестовые участки находятся на протяжении всей реки, но наибольшее количество нерестилищ располагается в верхнем течении и озёрной части, где рыбалка строго запрещена.

Кроме атлантического лосося в реке водятся, такие как кумжа, её ручьевая форма, сиг, редко горбуша, налим. Довольно редки щука, речной окунь и другие виды, характерные для Кольского полуострова. Хариуса практически, в основном русле нет, оседлая форма форели и кумжа встречаются нечасто. Не рекомендуем заниматься ловлей форели, потому как, в значительной степени, она стоит в тех же местах, где держится молодь сёмги, которая, также, реагирует на форелевые приманки. Неопытные рыболовы не сразу отличат видовую принадлежность и могут погубить большое количество молоди. Не стоит забывать, что ловля всех лососевых рыб строго регламентируется по количеству и размерам. Горбуша заходит, но не каждый год. В последние годы заметно увеличились размеры обитающего сига. Совершенно обычными стали поимки рыб размером 2 и более кг.

Особенности рыбалки

Река Кола, является одной из самых посещаемых, рыболовами всего мира, на Кольском полуострове. Для свободного доступа она открыта относительно недавно, несколько десятилетий назад. В настоящее время на реке запрещён промышленный лов рыбы, который проводился достаточно долго. Для любительской рыбалки используется три участка реки, которые управляются ФГБУ Мурманрыбвод, и находящиеся у населённых пунктов: п. Молочный (участок №1), п. Шонгуй (участок №2) и п. Лопарский (участок №3). На первых двух участках разрешена ловля сёмги с изъятием рыбы, на третьем, разрешена рыбалка только по принципу «поймал-отпустил». Для ловли сёмги обязательна покупка лицензий в специально оборудованных пунктах. После завершения ловли, лицензии должны возвращаться в пункт выдачи, независимо от того, насколько успешна была рыбалка.

Рыбалка на Коле разрешена только на искусственные приманки. Чаще всего для насадки используются лососевые мухи, различных форм, размеров и стилей вязания. Спиннингисты, кроме того, применяют колеблющиеся блёсны и воблеры. В последние годы Кола стала «Меккой» для нахлыстовиков – семужатников. Река стала, своего рода, эталоном, где испытываются новые модели рыболовного снаряжения. И это не случайно, рыбалка на Коле достаточно трудная, но здесь рыболовы получают серьёзный опыт в рыбалке на атлантического лосося.

Другие виды рыбы разрешено ловить с учётом правил любительской рыбалки на территории Мурманской области. Стоит заметить, что для большинства жителей России, правила и сроки рыбалки на Коле и на Кольском полуострове, могут показаться достаточно сложными и строгими. Поэтому рекомендуем изучить их заранее.

Несмотря на относительную доступность реки для жителей России и СНГ, в районе рыболовных участков, слабо развита туристическая инфраструктура. Здесь достаточно высокий рыболовный прессинг со стороны местного населения. С учётом всех этих неудобств, особенно, в первые поездки в Мурманскую область, настоятельно рекомендуем воспользоваться услугами опытных гидов и рыболовно-туристических компаний.

Экологические особенности

Период рыболовных сезонов 2015-2016 гг., на реке, был довольно тяжёлым для рыболовов-любителей и защитников природы Мурманской области. На фоне прохладных, даже по меркам Приполярья, летних сезонов, у сёмги прошла эпидемия заболеваний вирусного характера, при которых поражаются кожные покровы рыбы и внутренние органы. Значительная часть вины, в случившемся, связана с антропогенным фактором. Заболевание не опасно для человека, но сильно снижает рыбные запасы. В настоящее время ситуация изменяется в лучшую сторону и контролируется учёными-экологами и активной рыболовной общественностью.

Источники:

http://kola-salmon.ru/public/kola_peninsula/salmon/spring_salmon.htm
http://www.ohotniki.ru/fishing/spinning/article/2011/12/21/512138-trudovaya-semga-reki-kola.html
http://www.mvestnik.ru/eco/o-chem-hochet-skazat-ryba/
http://www.salmonfishingguide.ru/%D0%B3%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B2%D1%8B%D0%B5-%D0%B4%D0%BE%D0%BC%D0%B0/%D0%B0%D1%82%D0%BB%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%BB%D0%BE%D1%81%D0%BE%D1%81%D1%8C-%D1%81%D1%91%D0%BC%D0%B3%D0%B0/
http://eklev.ru/vodoemy/reka/kola.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector