1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Северные деликатесы: как вкусно приготовить песца

Копальхен — мясной деликатес народов Севера, который нельзя пробовать туристам

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Копальхен – это северный «деликатес», описание которого многим может показаться отвратительным. Блюдо «готовят» чаще всего из свежей оленины, реже – из моржа, тюленя или даже кита. Тушу животного заготавливают целиком, такого запаса еды может хватить целой семье на несколько недель или даже месяцев.

Первый этап «приготовления» копальхена — правильно убить животное. Если речь идет об олене, то выбирают самого здорового и сильного из стада. Далее – отбивают его от стада и держат в течение нескольких дней голодным. Так желудок оленя полностью очищается естественным путем, и животное можно будет отправлять на убой. Убивают оленя путем удушения, стараясь не повредить кожу, чтобы на теле не осталось ран. Далее тушу животного погружают в болото, присыпая дерном, и делают пометку на месте его «захоронения». Интересно, что в советские годы в качестве маркировки использовали пионерские галстуки, которые были хорошо видны и не выцветали при любой погоде.

Тушу оставляют под водой на срок не менее полугода. После, зимой, откапывают и едят. За это время мясо начинает разлагаться, выделяются трупные яды, именно поэтому неподготовленному человеку ни в коем случае нельзя пробовать копальхен. Да и вряд ли кто-то из туристов захочет отведать мертвечины: у копальхена специфический вид и запах, который напрочь отбивает аппетит. Местные же народы едят такое мясо с удовольствием, для них это спасительный запас в том случае, если охотникам долго не удается добыть пищу. Эскимосы и ненцы приловчились нарезать замерзший копальхен тонкими ломтиками и перед употреблением приправлять солью.

Копальхен известен с древних времен. Такое мясо высококалорийно, поэтому всего нескольких кусков достаточно для того, чтобы взрослый мужчина целый день мог работать на холоде, не замерзая и не испытывая физического истощения.

Чтобы употребление копальхена не вызвало отравления, детей приучают к свежему мясу с рождения. Младенцам вместо соски дают кусочек мяса или сала, а после того, как ребенок подрос, он ест копальхен наряду со старшими членами семьи. Копальхен, кстати, используется и для того, чтобы накормить ездовых собак.

У каждого северного народа – свои традиции. Например, ненцы предпочитают заготавливать на зиму мясо оленей, чукчи – моржей, а канадские инуиты – китов. Еще один вариант этого блюда – тюлень, фаршированный чайками. Способ приготовления аналогичный: оставить освежеванную тушу на несколько месяцев в вечной мерзлоте, а затем, откопав, можно употреблять в пищу.

Трупный яд, содержащийся в перегнившем мясе, однозначно приведет к сильнейшему отравлению или смерти, если такое блюдо решится отведать чужак, а вот для местных жителей это настоящее спасение от голодной смерти и лакомство.

Конечно, не все национальные блюда столь опасны, как копальхем. Фирменные блюда часто становятся визитными карточками разных стран, и туристы, отправляясь в путешествие, обязательно стараются их отведать.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Северные деликатесы: как вкусно приготовить песца

Во время своих скитаний по Северу я часто работал в оленеводческой бригаде, которую возглавлял хорошо мне знакомый ненец Сейка Вэла.

ФОТО BURDIN, TUNGUS62/DEPOSITPHOTOS.COM

Каждая встреча с этим замечательным оленеводом оставалась в памяти надолго, а то и навсегда, Сейка всякий раз рассказывал и организовывал что-нибудь интересное.

Так было и в этот раз. Я уютно расположился у ненца в чуме, и после завтрака он сказал:

— Сейчас поедем с тобой за мясом. Я два дня назад подстрелил крупного сохатого. Печень и сердце привез, а все остальное оставил на месте добычи. Прикрыл шкурой. Здоровый сохатый. Я раньше таких в наших местах не встречал.
— А далеко ехать? — поинтересовался я.
— Нет, километров пятнадцать.

Сборы заняли около двух часов. Наконец мы двинулись за сохатиной. Наш аргиш состоял из двух легковых и четырех грузовых нарт.

ГУБЫ СОХАТОГО

Приехав на место, мы начали погрузку. Сохатый действительно оказался внушительных размеров: передняя конечность с лопаткой по высоте была моего роста. Мерзлые части туши погрузили на грузовые нарты, а шкуру Сейка привязал к своей нарте. Когда наш аргиш остановился на стойбище, оленевод сказал:
— Давай голову лося занесем в чум. Завтра Ари приготовит еду, какую ты еще не ел.

Так и сделали. На следующий день Ари, первая жена Сейки, сняла с головы сохатого шкуру, отделила верхнюю и нижнюю губы, долго их опаливала и скребла, пока они не стали совсем гладкими, без единого волоска, потом промыла, положила в котел, посолила, залила водой и варила более двух часов.

Минут за 10–15 до окончания варки Ари бросила в котел 3–4 лавровых листа. Сваренные губы она слегка охладила, разрезала на продолговатые кусочки и обжарила на оленьем сале на сковороде с высокими краями до образования румяной корочки.

Тем временем вторая жена Сейки, Лена, поставила стол, выложила хлеб, сахар, расставила чашки для чая. Мы с Сейкой сели за стол, Ари поставила сковородку с едой. Кушанье оказалось великолепным.

— Первый раз ем такое экзотическое блюдо. Очень вкусно. Спасибо охотнику и хозяйке очага, — сказал я.
— Губы можно и не обжаривать. Мы чаще только отвариваем и едим в горячем или холодном виде, — ответил Сейка.

ГЛУХАРЬ И КУРОПАТКИ

Была середина апреля. Я сутки дежурил в стаде северных оленей вместе с бригадиром Сейкой Вэла. В стаде родился первый теленок. Мы радовались этому событию. За время дежурства я из мелкокалиберной винтовки добыл шесть белых куропаток. Сейка сказал мне:

— Езжай в чум. Я дождусь сменного пастуха и приеду потом.

До чума было около десяти километров. Я не спешил. Оленей не погонял. Они в сторону дома передвигались замедленной рысцой. Вскоре стали попадаться стайки белых куропаток. Я три раза останавливал оленей, и мне удалось добыть трех птиц.

А через некоторое время метрах в сорока у основания ели я увидел подозрительный предмет. Достал из напуска малицы над тасмой половину восьмикратного бинокля (у ненцев-оленеводов принято для облегчения бинокль разделять на две половины), навел на объект. Глухарь! Он сидел спокойно.

Видимо, вид оленей не вызывал чувства опасности. Я произвел прицельный выстрел. Глухарь слегка встрепенулся. Моему счастью не было предела. По размерам это была настоящая царь-птица.

К чуму я подъехал в прекрасном настроении. Меня встретила Ари. Я ей передал добытых птиц и, сняв малицу, зашел в чум. Поздоровался с Леной, расположился на шкурах оленей.

Читать еще:  Рыбка суха – будет жарёха и уха!

Вернулась Ари с котлом и начала ловко сдирать с птиц кожу вместе с пером. Затем она их выпотрошила, отделив сердце и печень, очистив желудки. По скорости это был мировой рекорд, подумал я. После промывки Ари сложила тушки и потроха в котел.

Куропаток положила целиком, лишь глухаря разделила на части. Налила воды, посолила и поставила на огонь. Нас в чуме было четверо.

Я предполагал, что добытых мною птиц будет достаточно хотя бы на три варки, но ошибся.

Тепло в чуме меня разморило, и я уснул. Проснулся, когда шел разговор Сейки с Ари. Лена поставила низенький тундровой столик и стала его накрывать. Вскоре мы сели за стол. Между Сейкой и мной, несмотря на протесты Лены, восседал пес — оленегонная лайка по кличке Омалё. Он из рук Сейки получал кусочки куропатки. Птицы были приготовлены прекрасно, вкус оказался специфическим и запоминающимся.

ПЕСЕЦ ТУШЕНЫЙ

Когда я работал на Ямале в начале шестидесятых годов прошлого века главным зоотехником Ныдинского совхоза, на звероферме содержалось 320 песцов основного стада.

Начался забой зверей, и тушки песцов мы оставляли в холодном подсобном помещении при зверокухне, чтобы потом использовать на корм животным, оставленным для воспроизводства.

Я обратил внимание, что после окончания работы ненцы-обдирщики забирали с собой по нескольку наиболее упитанных тушек песцов.

Я спросил Аркани Неркагы:

— Собак кормить будешь?
— Зачем собак? Сам буду маленько кушать. Легкие лечить. Мясо вкусное. Приходи домой — покушаешь. Жена, пока идет забой песцов, каждый день их готовит.

В один из воскресных вечеров я отведал это экзотическое блюдо. И тут же поинтересовался у хозяйки, как она его готовит.

— Сначала тушку я держу маленько на морозе.
— Маленько — это сколько?
— Примерно неделю. Потом разрезаю на куски, вымачиваю часов 8–10. За это время меняю воду два-три раза. Потом мясо складываю в котел, наливаю немного воды, солю и ставлю на медленный огонь. Тушится около часа. Кладу горсть сухого лука, 2 листочка лаврового листа, все тушится еще полчаса, и кушанье готово.

Дегустация приготовленного песца позволила мне сделать заключение: блюдо экзотическое, съедобное и, по-видимому, полезное.

Копальхен — смертельно опасное блюдо для всех, кроме чукчей

На протяжении сотен лет коренные народы крайнего севера нашей планеты — ненцы, чукчи, энцы, ханты, эскимосы и нгасаны — были ограничены в выборе продуктов питания. Эти ограничения, обусловленные крайне экстремальными условиями жизни, породили ряд самобытных деликатесов, которые нельзя встретить где-то ещё. Один из таких деликатесов — копальхен (или копальхем).

Необычный деликатес на самом деле достаточно часто употреблялся в пищу народами севера до недавнего времени, но и сейчас никуда не исчез. Хотя от чтения процесса приготовления данного блюда уже может стать не по себе, северяне отмечают его приятный вкус и необычайную сытность.

Как готовить копальхен

Для приготовления чаще всего используется олень. Из стада отбирается молодой, здоровый и упитанный самец, которого привязывают и не кормят в течение нескольких дней. Это необходимо, чтобы кишечник животного очистился естественным путём. После очистки кишечника оленя осторожно душат, стараясь не повредить шкуру.

А дальше начинается самое интересное: мёртвое животное не проходит какой-то кулинарной обработки, а просто закапывается в вечную мерзлоту или болото и присыпается торфом, ветками и камнями. Там туша пробудет следующие полгода. Обычно копальхен заготавливают летом, чтобы выкопать зимой, когда со свежей едой могут быть проблемы.

За несколько месяцев мясо начинает разлагаться, при этом не гниёт и не промерзает. Бактерии перерабатывают его, меняя структуру и придавая блюду особую консистенцию.

В это же время выделяются трупные яды, которые смертельно опасны для неподготовленного человека. Чукчи, ненцы и другие северяне употребляют подобные блюда с самого детства, поэтому эти народы уже выработали защиту от трупных ядов, но для туристов дегустация таких деликатесов может окончиться печально .

Кроме оленя, для приготовления блюда используются моржи, тюлени и даже целые киты. Коренные жители Гренландии готовят похожее блюдо, используя уток.

Кто и как это ест

После извлечения туши из «хранилища» она освобождается от шкуры, сала и плесени, которая вырастает между ними за полгода. Запах, сопровождающий этот процесс, может сильно ударить по носу неподготовленного человека.

Разложившееся мясо, которое прошло обработку бактериями, становится единой массой, которую удобно резать. Оно нарезается тонкими ломтиками специальным «женским» ножом, сворачивается в трубочки и подаётся с солью. Если имеется возможность, эти трубочки заедаются свежими лёгкими оленя .

По словам чукчей и ненцев, нескольких ломтиков копальхема достаточно, чтобы наесться на целый день , проведённый на морозе. Для представителей более южных народов нескольких ломтиков будет достаточно, чтобы схлопотать отравление и даже умереть. Такое мясо идёт в пищу не только людей, но и собак. Желудочный сок братьев наших меньших справляется с уничтожением ядов гораздо лучше человеческого.

Отталкивающая внешность и вкус деликатеса

Приготовленное мясо выглядит как серо-розовая масса с крупными прожилками и отдалённо напоминает вид дорогого сыра. Слой подкожного жира только усиливает это сходство, потому что за время резервации становится похож на сырную восковую корку. Сало приобретает грязно-серый цвет и становится похоже на мыло.

Хотя запах копальхема и перебивает аппетит любому обычному человеку, северяне к нему привычны и не обращают внимания. Блюдо имеет резкий вкус, которых напоминает одновременно старый французский сыр и прогорклое несолёное сало .

Последствия употребления копальхена

Гнилое мясо имеет такой отталкивающий запах не просто так: этот механизм выработался с эволюцией нашего вида. Копальхен содержит в себе кадаверин и нейрин — сильнодействующие трупные яды, способные убить человека. Употребление туристами данного блюда не поощряется северянами, впрочем как и самими туристами.

Другие «интересные» блюда народов мира

Стоит отметить, что не только народы крайнего севера готовят подобные «подгнившие» деликатесы. Во Вьетнаме можно встретить соус под названием ныок-мам , способ приготовления которого немного схож с копальхеном. Для создания ныок-мама берут мелкую рыбу, засыпают её солью и придавливают грузом, оставляя в таком положении на несколько месяцев. За это время рыба превращается некую массу, из которой потом сливается сок. Это и есть особый соус.

Ещё более отталкивающим может показаться бирманский соус мгапи , который готовится примерно как ныок-мам, только перед закладкой рыбы ей дают подгнить на солнце, а в качестве массы для соуса используют не слитый сок, а сами остатки рыбы. Их варят и добавляют куркуму и перец.

Было интересно? Ставьте лайк и подписывайтесь на канал ! Расскажите об этом «лакомстве» друзьям, но лучше его не пробуйте.

Читать еще:  Охота с подсадной: опыт весенних охот

Пробуем северные деликатесы

Доводилось ли вам пробовать толкуши из тюленьего жира с шикшей? А беличьи желудки? Тогда у вас все еще впереди.

Кухня нашего Севера – не единая и неделимая: в каждом регионе есть свои рецепты и традиции. И пусть некоторые блюда вроде перечисленных вряд ли прельстят туриста, каждый из девяти регионов российской Арктики может многое предложить любителям вкусно поесть.

О разнообразных северных деликатесах мы с Ольгой Сюткиной и Юлией Никитиной рассказали для бортового журнала Utair:

Мурманская область

Главное богатство — рыба и морепродукты. Экспериментаторам советуем начинать с морского ежа: в лучшем случае вам понравится, в худшем — у вас будет история о том, как вы ели морского ежа. Для менее смелых есть камчатские крабы (их в Баренцево море завезли в середине прошлого века), мидии, гребешки и рыба: зубатка, палтус, лосось, треска.

Кольский полуостров также славится своими дикоросами (ягоды, травы и грибы), поэтому советуем пробовать морсы, чаи и настойки на морошке, бруснике и голубике.

Республика Карелия

Попробуйте, во-первых, калитку — открытый пирожок, который в ресторанах подают с самыми разнообразными начинками. Обязательно найдите калитку из ржаного теста с картофельной начинкой — это сочетание считается традиционным. Еще популярны в качестве начинки ячневая, пшенная или толокняная каша (немного непривычно, но после первого же пирожка вас будет не остановить). Во-вторых, морошку и блюда из нее. Эта ягода вкусная и полезная: в ней витамина С в три раза больше, чем в апельсинах, а бета-каротина больше, чем в моркови. Обязательно прикупите домой несколько баночек варенья.

Архангельская область

Жителей Поморья называют трескоедами, а Архангельск — городом доски (из-за деревянных тротуаров), тоски (полярная ночь и много пасмурных дней) и трески. Попробуйте треску, тушенную в молоке с картофелем, и салат из тресковой печени.

Область славится оригинальной выпечкой. На десерт возьмите козулю — фигурный пряник, украшенный белой и цветной глазурью. Хотите что-то полегче? Купите натуральный мармелад — его готовят на основе агар-агара, который делают из водорослей, растущих в Белом море.

Республика Коми

Национальное блюдо — рыбный пирог черинянь (в переводе с языка коми «чери» — «рыба», «нянь» — «хлеб»). Пироги-рыбники всегда были традиционной едой коми-зырян: они запекали в тесте рыбу целиком. Это блюдо в его различных вариациях и сейчас популярно среди жителей, так что пробуйте как можно больше пирогов и беспокойтесь о фигуре уже по окончании поездки.

Ненецкий автономный округ

Попробуйте колбасы и местные мясные деликатесы — их гораздо больше, чем вы думаете: оленина прессованная, оленина горячего копчения, вареные и полукопченые колбасы, юкола, чипсы, тушенка, ветчина и многое другое.

Морошку в Нарьян-Маре называют «тундровым апельсином». Из нее готовят национальные десерты. Самый любимый — морошка в сметане.

Красноярский край

На Таймырском полуострове живет пять коренных малочисленных народов Севера — нганасаны, энцы, ненцы, эвенки, долганы. Их кухни органично вплелись в повседневное меню жителей полуострова. Обязательно попробуйте сугудай — блюдо из свежей рыбы, порезанной на кусочки и заправленной растительным маслом, маринованным луком, солью и перцем.

Отведайте юколы — сушено-вяленого мяса северного оленя.

Ямало-Ненецкий автономный округ

Здесь два равновеликих блюда: строганина и оленина в различных вариантах. Строганина — нарезанная стружкой замороженная рыба, муксун или щокур. Ее надо есть, обмакивая в смесь соли и черного перца. Мясо оленя некоторым людям не нравится, но часто проблема в том, что они просто не умеют его готовить. Идеально, если получится отведать блюда из оленины у местных жителей, в чуме или на празднике.

В округе популярны «инновационные» продукты. Например, хлеб, который пекут с добавлением болотного мха сфагнума, не портится в течение 17 недель и быстро насыщает. А на десерт возьмите шоколад с ягелем.

Чукотка

На Чукотке можно отведать и оленины, и дикоросов, и рыбы, и красной икры, но не стоит на этом останавливаться. Попробуйте мясо нерпы или земляной чай (спирею Стивена).

Якутия

В кухне якутов есть и блюда из жеребятины, и суп из потрохов, и вареные кишки.

Не забудьте про сладкое!

Хотя национальный якутский десерт куерчэх — это, по сути, взбитые сливки с ягодами или вареньем, в республике он занимает статус культового блюда.

Для многих якутян куерчэх и вовсе не десерт, его едят утром вместо каши.

Как снять шкурку с песца

Онуфрий Платонович вернулся с пастей, когда окончательно стемнело. Елена Трифоновна, подхватив мешочки с комбикормом, выскользнула наружу покормить усталых оленей. В дверь балка ворвалось густое облако морозного воздуха, и появился Ануфрий Платонович, обтирая заиндевевшее лицо. «Ух, чакота! Холодно!» Об пол тяжело стукнула промороженная тушка песца — сегодняшняя добыча.

Елена Трифоновна бережно обвязала ее вокруг туловища полоской ткани и подвесила к потолку на одну из сушильных палок: «Пусть оттает, завтра обдерем. Лучше сразу обработать ­ хороший какой». Песец действительно был очень крупный, белоснежный, с длинной шерстью. В мягком свете керосиновой лампы на конце хвоста четко обозначилось темное пятно. По старому долганскому поверью говорят: «как с песцового хвоста исчезнет темный кончик, наступит конец света».

К утру тушка оттаяла и обвисла. Елена Трифоновна извлекла из деревянных ножен специальный нож ­ кырсабагак, которым снимают шкурку с песца. Лезвие у такого ножа короткое ­ около 10 см, узкое и заточено с одной стороны до остроты бритвы. Рукоятка намного меньше обычной. «Жирный какой, сказала Елена Трифоновна, разминая тушку и растягивая ее по диагонали за передние и задние лапы. ­ Пакостник, наверное, из пастей наживку воровал, потому и разъелся так. Здесь местного песца мало, а этот здешний.

Ближе к весне с севера, с побережья пойдут. Но у тех подушечки лап желтые, стертые, а у этого белые и пушистые».

Первый надрез ­ по внутренней стороне передней лапы от подушечки до плечевого сустава. Елена Трифоновна пальцами отделяет шкурку от сухожилий. Извлекает стопу ­ лезвием ножа поддевает, вытягивает и подрезает каждый пальчик. На задних лапках надрезы наносятся также с внутренней стороны лапок вплоть до анального отверстия. От него надрез по шкурке хвоста. С задних лапок шкурка снимается так же, как и с передних. Затем, продвигая руку внутрь со стороны заднего разреза, Елена Трифоновна пальцами отделяет шкурку от тушки на спине и бедрах, выдергивает хвост.

Дальше шкурка стягивается с тушки «чулком» от хвоста к голове мездрой наружу. Чтобы было удобнее, Елена Трифоновна продевает через сухожилия задних лап палочку и, стягивая шкурку, упирается в нее ступнями. Тушку можно подвесить вниз головой и обдирать в этом положении. Снимая шкурку с головы, Елена Трифоновна слегка подрезает ее около ушей, глаз, вдоль губ и под нижней челюстью.

Читать еще:  Лиса-лисичка: вижу, но как тебя взять?

«Это только с оленя шкуру на разворот снимают, а с других зверей ­ зайцев, горностаев, росомах вот так же «чулком»».

Если песец пойман в капкан и одна из лап повреждена, то Елена Трифоновна снимает шкурку с нее в последнюю очередь, иначе весь мех будет перепачкан кровью. Здесь налицо преимущество лова орудиями давящего типа пастями: шкурки песцов, добытых таким образом, абсолютно целые, чистые и разительно отличаются от изодранных и бурых от крови шкурок зверьков, попавших в капканы.

Жир и пленки Елена Трифоновна счищает обычным ножом в направлении от хвоста к голове, слегка натягивая шкурку с внутренней стороны и стараясь не делать лезвием режущих движений. «Жира много, ­ говорит она, обтирая край ножа. ­ У нас в поселке старик есть, он так шкурку снимает, что даже жир на тушке остается, шкурку совсем чистить не надо». Очистив от жира всю шкурку и голову, таким же скоблящим движением ножа она отделяет ушные раковины. Окровавленные участки замывает холодной водой со стиральным порошком и тщательно отжимает.Прямо по сырой мездре тонкой ниткой зашивает все порезы и повреждения.

Подготовленная таким образом шкурка натягивается для просушки мездрой вверх на деревянную распялку пялю. Пяля представляет собой плоскую доску длиной около 90 см и шириной 16. Один конец ее заострен, а на противоположном сделан прямоугольный вырез шириной 7 см и длиной 33. Этот конец распялки представляет собой две узкие планки с просверленными небольшими отверстиями, в которые пропущены тонкие веревочки.

Верхнюю челюсть зверька Елена Трифоновна надевает на острый конец распялки, шкурку расправляет по всей длине, задние лапки привязывает к планкам на другом конце. Тщательно расправляет хвост ­ полоска мездры должна быть совершенно ровной, а шерсть ладонью приминает и закручивает так, чтобы она не прилипала к мездре. Хвост от основания и до самого кончика по спирали обвязывает веревочкой.

Под передние лапки Елена Трифоновна подкладывает кусочки вощеной бумаги или кальки. Тонкие бумажные полоски прокладывает по краям задней части шкуры. Высыхая, края шкурки заворачиваются, и шерсть может прилипнуть к мездре.

Распялку с натянутой на нее шкуркой она помещает на сушильные палки под потолком балка спиной вниз, после полудня переворачивает ее. «Для просушки шкурки достаточно суток, но надо следить, чтобы не пересыхала, иначе потрескается мездра». Через сутки Елена Трифоновна снимает шкурку с распялки, вывертывает шерстью вверх и вешает в таком виде, перекинув через сушильную палку.

Теперь можно приступать к чистке меха. Для того чтобы он стал белым и пушистым, нужны мука, бензин, одеколон (бензином очищают мех жирных песцов, одеколоном замывают пятна крови) , жесткая платяная щетка, которая применяется для мытья посуды, металлический гребень с острыми, но редкими зубьями.

Елена Трифоновна слегка разминает шкурку изнутри со стороны мездры. Жестким гребнем прочесывает края шкурки со стороны мездры там, где свалялась шерсть или попала грязь. Затем прочищает шкурку по направлению ворса платяной щеткой, которую обмакивает в муку. Особенно тщательно нужно чистить лапки. Иногда взамен платяной она берет более жесткую щетку. Начиная с головы, мука стряхивается со шкурки ударами небольшой плоской палочки ­ тябирь.

В грязные места вновь и вновь Елена Трифоновна втирает муку, теперь уже руками, а потом большим и указательным пальцами растирает и раздергивает ворс от основания к кончикам. Вновь стряхивает муку. Если шкурка грязная, то повторяет все вновь.

«Мне, бывало, соседи на обработку песцов привозили, ­ говорит Елена Трифоновна, ­ сейчас силы уже не те, семья большая, хлопот хватает. А женщин в тундре и сейчас мало, не все с этой работой возиться хотят».

В это время вошла жена ее родного брата ­ соседка по стойбищу Дуня и просит: «Помоги песца выделать». Рассердилась Елена Трифоновна, но вида не подала: «Садись рядом со мной, смотри, что я буду делать, делай то же». Так целый день работали.

Дуня потом рассказывала: «Откуда мне уметь что-либо делать в тундре. Училась я в школе, жила в интернате. Потом курсы киномехаников окончила, а в поселке для меня работы нет. Замуж за тундровика вышла, с мужем жить надо. Вот и приходится в тридцать лет всему заново учиться. Да и интереса мало. Вот сидим мы целый день, спину не разгибаем, а заплатят нам за этого песца три рубля, да и те вычтут из его закупочной цены».

Елене Трифоновне разговор этот явно не по вкусу, она старается сменить тему: «Теперь-то шкурки целые сдаем, а раньше хвосты в хозяйстве оставляли. Одеяла из них шили ­ в них зимой хорошо, тепло спать. Сорган называются. Это шитье особое. Смотри, песцовый хвост -это узкая полоска кожи с длинной шерстью. Станешь просто так на ткань нашивать, считай, сколько уйдет, да и меховая поверхность неровная будет. Мы вот как делаем. Швом через край аккуратно пришиваем одну сторону хвоста к ткани, вот так ­ вдоль, а потом отрезаем узенькую полоску мездры шириной миллиметра три. Также пришиваем ее край к ткани. Отступив сантиметра два от второго шва, проделываем то же самое. Ворс раздергивать не надо ­ тогда будет казаться, что одеяло из сплошного меха. Хвостов 60 на него пойдет».

Ближе к весне охотники привозили песцов уже по нескольку штук в день. Они так и лежали, как дрова, на одной из нарт у балка. Работы прибавилось, надо было успеть обработать добычу до наступления оттепелей, иначе качество пушнины резко снизится. Теперь Елена Трифоновна занята только этим. К делу подключаются мужчины. Ануфрий Платонович и брат Елены Трифоновны Петр ловко снимают шкурки, подвесив тушки к потолку балка. Но всем своим видом они демонстрируют, что их мужское дело ­ добыть и принести песца, а уж обработка дело женское.

К ночи, когда ощутимо подмораживает и снег снова становится сухим и сыпучим, Елена Трифоновна собирает те шкурки, что она уже успела вычистить мукой, и выносит на улицу, чтобы вычистить еще и снегом. На небольшое время она вешает их на ветру, чтобы слегка проморозило. Затем Онуфрий Платонович прикрепляет к каждой из них деревянные бирки со своей фамилией, связывает эти шкурки по 10 штук ­ в таком виде он и повезет в поселок, а пока Елена Трифоновна хранит их в холодном балке-амбаре.

Источники:

http://kulturologia.ru/blogs/140917/35975/
http://www.ohotniki.ru/archive/article/2017/05/02/648060-severnyie-delikatesyi-kak-vkusno-prigotovit-pestsa.html
http://zen.yandex.ru/media/id/593fe129e3cda80d929dd396/5d58f224ecfb8000adad1512
http://p-syutkin.livejournal.com/580747.html
http://www.severprostor.ru/kak-snyat-shkurku-s-pesca.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector