2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сегозеро в августе

Сегозеро в августе

На этот раз мы подбираемся к Сегозеру с другой стороны, с востока, через населенный пункт под названием Попов Порог. При выбранных нами транспортных средствах (личные автомобили, лодки, моторы) так гораздо удобнее, чем через Паданы. Машины собираемся оставить в Поповом Пороге, пересесть в лодки и поплавать дней десять по Калицкому архипелагу, разбивая лагерь в понравившихся местах.

До Вытегры дорога в приличном состоянии, а дальше как повезет. Может, залатают ямы как раз перед вашей поездкой, а скорее всего, нет. Мы не разбортировались ни разу, но неоднократно были к этому близки. Поэтому если нет надежных сведений о состоянии дорожного полотна, лучше ехать в светлое время суток.

Ночуем на берегу Онежского озера, немного не доезжая до Медвежьегорска. Рассчитываем завтра не спеша закупить бензин и продукты, доехать до места, стапельнуться, погрузиться и где-нибудь в обед отчалить. Так все и получается.

Переход от Попова Порога к Калицкому архипелагу прошел без осложнений, и вот мы уже выбираем место для стоянки. Нам нужен мыс, чтобы ветер сдувал комаров и мошку, но не слишком открытый, такой, чтобы внезапный шторм не лишил нас возможности отчалить от берега. Первые два не понравились, третий — хорош. Не спеша разбиваем лагерь, налаживаем быт, готовим снасти. Рыбалка будет завтра.

Дивное утро, солнце вот-вот покажется из-за сосен, поверхность воды рябит легкий ветерок. Идем под мотором вокруг «нашего» острова, ищем каменистую отмель. Обследуем несколько ближних островков. Не сказать, что все они одинаковые, но сходство есть, все несколько вытянуты в мери­диональном направлении, северная оконечность — обрывающийся в глубину каменный «лоб», южная — вытянутый мыс, сложенный из крупных камней и более-менее плавно уходящий в глубину. Ледник постарался.

У самого длинного из таких мысов останавливаемся. Максим остается в лодке, я предпочитаю половить взабродку. Второй или третий заброс некрупной «вертушки» наискосок вдоль края мыса приносит стограммового харьюсеныша, четвертый или пятый — еще одного… За четверть часа ловлю с десяток таких — вот тебе и раз, в апреле самый маленький был граммов 300! Хорошо хоть цепляются не опасно для жизни.

Тем временем Максим находит обширную отмель в стороне от мыса и вынимает полукилограммового — значит, дело не в сезоне, а в месте. Залезаю в лодку, вдвоем методично «чешем» перспективный участок различными приманками с упором на среднего размера вертушки с удлиненным лепестком. Клюет нечасто, но поживее, чем в апреле, тогда на поимку нескольких хариусов уходил целый день, теперь справились за три часа. Ну что ж, отлично! Пора проверить, как там наши семьи.

К обеду ветер разогнал приличную волну, интересно, как поведет себя хариус, во-первых, в такую погоду, во-вторых, ближе к вечеру. Наш герой повел себя достойно, нечастые, но верные поклевки рыб от полкило до килограмма, все — на «вертушку», почти все — на первом метре проводки, сразу после «включения». Хариусу волна не мешает, а нас, признаться, слегка укачало. На обратном пути упражняемся с выходом на глиссирование по ве­тру, против ветра, под углом к нему… Хорошо.

В дальнейшем мы пробовали ловить хариуса в самых разных местах. Много внимания уделили ловле «на прибое» — у крутых наветренных берегов. Приходилось слышать, что в больших озерах этот метод весьма продуктивен… но, видимо, в других озерах. Нам попалась одна щука, больше — ничего. Ловля вдоль длинных выпуклых берегов с плавным нарастанием глубины возможна, но, во-первых, средний вес хариуса здесь невелик, меньше полкило (хотя иногда попадается до килограмма), а во-вторых, он здесь стайный: километр побережья пробрасываешь впустую, а потом десяток поклевок подряд. Переставлять лодку, пользуясь якорем, мучительно, ловить надо в дрейфе, что возможно не при любом ветре. С берега ловить комфортней, но тут другая проблема: дно сложено из крупных валунов, проводка вдоль дна, приносящая больше поклевок, дает и много зацепов.

А самыми лучшими местами, как ожидалось и как и в апреле, оказались каменистые отмели. Все они расположены с южной стороны островов, и чем дальше от северного материкового берега, тем больше хариуса. Оно и понятно: основной плес ближе, окружающие глубины больше, затопленного леса меньше, вода холодней и чище.

Приманки и проводка

Некрупный стайный хариус не церемонится, когда заметит приманку, тогда ее и хватает. С крупным все не так просто. Ему-то, может, все равно, на что клевать, нам не все равно. Поскольку нормально ловить удавалось только на вертушки, с них и начну.

Быстрого движения приманки хариус определенно не боялся, при этом явно предпочитал проводку с чирканьем по дну. В такой ситуации, тем более на обширной однообразной акватории с немногочисленной рыбой, фаворитами должны были стать тяжелые и очень тяжелые модели с малым лобовым сопротивлением — и стали бы, если б не одно «но». Примерно половина поклевок приходилась на первый оборот катушки, сразу после вклю­чения блесны. Тяжелые вертушки быстрее тонут и хуже включаются, для такой проводки они подходят плохо. В итоге лучше всего ловили средне-тяжелые вертушки с лепестком «ивовый лист». Такую проще всего сделать из Mepps Aglia Long № 1+, утяжелив на грамм-два ее сердечник и уменьшив до разумного предела тройник. Из готовых моделей, извините, ничего не, посоветую: так давно делаю вертушки сам, что не в курсе состояния рынка. Возможно, DAIWA Silver Creek (типа Long) и Abu Garcia Reflex.

Было ощущение, что ветер и волна на малой глубине могут заметно влиять на клев в том смысле, что поклевок будет заметно больше при определенном угле заброса по направлению к ветру. Не подтвердилось. Самый удобный заброс, по ветру, оказался и самым продуктивным за счет большей дальности. Очень хотелось поймать хариуса на воблер, но не удалось. Лично я экспериментировал с TD Minnow 50 SP натуральной расцветки и разными Salmo Hornet. Вроде бы все получалось: и заброс, и проводка, порой казалось (это ощущение меня редко обманывает), что вот сейчас… но нет. От души погонял я и семиграммовый «кастмастер», тоже безрезультатно. Честно говоря, вертушка и в реках дает основную массу улова, но там другие приманки позволяют разнообразить рыбалку и поймать самых «несговорчивых» рыб. Это я о хариусе.

Прочие дары природы

Грибов при нас не было в карельском смысле этого слова, то есть приходилось есть не только белые, но и маслята с сыроежками. Черника и брусника есть везде, застать их одновременно можно во второй половине августа, но к этому времени уже сходит морошка, то есть получается так: либо черника и морошка, либо черника и брусника. Морошки, кстати, немного, мы нашли ее только на двух небольших болотах. В предположении, то именно эта ягода заинтересует читателя, болота с морошкой показаны на схеме.

Каждый остров архипелага, при значительном сходстве с соседними островами, имеет свои особенности. На первом было болото с морошкой, на втором — белые грибы, на третьем — много сладкой черники и голубики. Поэтому чем больше островов посетить и исследовать, тем больше будет радости.

Специально мы ее не ловили. Хотелось бы сказать, что «щука попадалась попутно при ловле язя», но, к сожалению, было иначе — щука попадалась вместо язя, которого поймать не удалось. Местные рыболовы сказали нам потом, что для язя слишком холодно (температура воды была 12-14°). За утреннюю рыбалку на «язевые» вертушки размером от 1+ до 4 попадались две-три щуки весом 1-3 кг. Трудно сказать, насколько удалось бы улучшить этот результат, если б заниматься щукой целенаправленно. Да и надо ли его улучшать? Одна щука была поймана «на прибое» у одного из островов Калицкого архипелага, все остальные — в неглубоких заливах северного берега. Говорят, при ловле на дорожку в протоках между островами на глубинах порядка 10 м регулярно попадаются рыбины «за десятку».

Должно быть, Сегозеро — слишком глубокий, холодный и малокормный водоем для него. Окуня немного, и он некрупный. Если воспринять это как вызов и упереться именно по окуню, на уху и копчение наловить можно. Возможно, больше всего окуня окажется в глубине узких заливов. А может быть, успех принесут участки затопленного леса. На «котлы» надежды мало, мы не видели ни одного, хотя чайка присутствует.

Что осталось за кадром

В первую очередь, конечно, лосось. Его в Сегозере с переменным успехом ловят троллингом. По слухам, можно поймать штук 5 по 2-3 кг за день. Но встреченные нами рыболовы за неделю не поймали ни одного, хотя бензина сожгли неимоверное количество. Затем — сиг и палия. Об их ловле сведений у меня нет. Предположительно они держатся летом на значительной глубине и могут быть обнаружены с помощью эхолота. А дальше, как говорится, дело техники — если рыба есть, она не может не есть.

Если говорить откровенно, формат нашего путешествия не предполагал серьезной рыбалки, для этого надо ехать без жен и детей. Мы даже не пытались ловить на серьезных глубинах, хотя понимали, что в такой прозрачной воде жизнь отнюдь не замирает на отметке 20 м, напротив, только начиная с этой глубины эхолот начинал показывать рыбу. Но что это за рыба и как ее ловить, мы постараемся установить во время следующих поездок.

Всего остального можно взять с собой и на две, и на три недели, а вот эти две жидкости имеют свойство расходоваться быстрее ожидаемого. Можно экономить, а можно ближе к середине поездки запланировать экспедицию в Медвежьегорск. Достаточно одной лодки с экипажем из двух человек: один остается с лодкой в Поповом Пороге и может, например, порыбачить, а второй едет на автомобиле в Медвежьегорск (20 км хорошей грунтовки и 60 км асфальта средней паршивости) и закупает там все необходимое. Такая экспедиция займет целый день, но не думайте, что он окажется вычеркнутым из жизни, мы с Максимом получили массу удовольствия, а на обратном пути — еще и полезный опыт передвижения на груженой лодке по метровой (ну, почти метровой) волне.

Исследование желудков хариусов неизменно давало один результат — незначительное количество мелких, не больше сантиметра в длину, личинок, перемешанных с песком. В апреле было то же самое. Непонятно, как хариусу удается достигать достойного размера при столь скромном рационе. Щукам живется явно легче, пустой желудок — редкость, изредка попадаются окуньки и плотвички, в основном же — рыбки с жировым плавничком длиной 7-10 см, предположительно молодь ряпушки. Тоже странно: что делает ряпушка в мелководных заливах?

Безопасность на воде

Не думаю, что волна и ветер сами по себе могут стать причиной серьезных неприятностей. А вот в сочетании с топляками и мелями — да. Что касается мелей, то шикарный подарок нам сделала компания Google. Сервис GoogleEarth позволяет увидеть Сегозерское водохранилище при уровне воды на 1,5-2 м ниже обычного. Занесите в навигатор «банки» и оконечности островных мысов — и можете чувствовать себя уверенно. Что касается топляков, это угроза нешуточная. Ни на секунду не ослабляйте бдительности при быстром движении, даже на плесах, топляк может свободно плавать — это редкость, но и встреча с ним в нескольких километрах от берега вдвойне неприятна. Обязательно привязывайте мотор. Не забывайте на берегу спасжилеты.

Уж в чем я был уверен, так это в кулинарном превосходстве хариуса над окунем и особенно щукой. Многолетний опыт говорил об этом, к тому же на Байкале был однажды поставлен чистый эксперимент: из запеченных на рожне полукилограммовых хариуса и окуня пятеро опрошенных единодушно и категорически предпочли хариуса. Не тут-то было! Малосольный хариус, конечно, как был, так и остался деликатесом, а вот жареный, копченый и в ухе он уступил и окуню, и щуке. Стало быть, в различных водоемах не только вкусы, но и вкус рыб могут быть разными. Особенно удивила сегозерская щука. Я, конечно, понимал, что «лососевый» рацион должен пойти ей на пользу, но чтобы настолько…

Если прозрачная леска меньше настораживает рыбу, то именно здесь, в прозрачной стоячей воде, это должно было проявиться. Не проявилось. Наоборот, со шнуром клевало лучше — видимо, за счет лучшего контроля приманки и, следовательно, более качественной проводки.

Не уверен, что достаточно глубоко ее постиг, слишком велик и сложен водоем. Можно гарантировать зачетного хариуса на каменистых отмелях и среднюю щуку в неглубоких заливах. Любители троллинга могут попробовать поймать лосося, но ни про технические, ни про правовые аспекты такой рыбалки я ничего не знаю (да и не хочу знать). Для исследователей и гурманов — глубинная ловля палии и сига.

Первая половина августа — классический и беспроигрышный вариант. Хотя в следующий раз я бы хотел съездить в сентябре.

Крайне незначительный. Впрочем, люди есть, несколько раз мы видели лодки с рыболовами, один раз поймали на крючок кусок шнура с троллинговым воблером на конце.

Комар присутствовал, мошки было мало. Накомарниками не пользовались.

Только бензин, еда… ну и питье. Дешевле не бывает.

Словами не передать, надо ехать и смотреть.

Насколько я понимаю, может быть любой. У нас была прохладной, ветреной, иногда выглядывало солнце, иногда дождик моросил.

Читать еще:  Луки и арбалеты могут приравнять к огнестрельному оружию

Качество дорожного покрытия отвратительное, зато очень радует возможность зависеть только от себя. В принципе, от Москвы можно доехать за день, но зачем? Лучше стапелиться и пересекать плес в первой половине дня, со свежими силами.

Сегозеро в августе

Сегозеро — это сосны, камни и вода до горизонта

Апрельское знакомство с Сегозером породило множество вопросов, на них надо было искать ответы… И вот мы снова здесь. На какие-то вопросы ответить удалось, на остальные – пока нет, да и когда такое бывало, чтобы на рыбалке было найдено больше ответов, чем поставлено новых вопросов?

Путевые заметки

На этот раз мы подбираемся к Сегозеру с другой стороны, с востока, через населенный пункт под названием Попов Порог. При выбранных нами транспортных средствах (личные автомобили, лодки, моторы) так гораздо удобнее, чем через Паданы. Машины собираемся оставить в Поповом Пороге, пересесть в лодки и поплавать дней 10 по Калицкому архипелагу, разбивая лагерь в понравившихся местах.
До Вытегры дорога в приличном состоянии, а дальше как повезет. Может, залатают ямы как раз перед вашей поездкой, а скорее всего, нет. Мы не разбортировались ни разу, но неоднократно были к этому близки. Поэтому если нет надежных сведений о состоянии дорожного полотна, лучше ехать в светлое время суток.

Ночуем на берегу Онежского озера, немного не доезжая до Медвежьегорска. Рассчитываем завтра не спеша закупить бензин и продукты, доехать до места, стапельнуться, погрузиться и где-нибудь в обед отчалить. Так все и получается.
Переход от Попова порога к Калицкому архипелагу прошел без осложнений, и вот мы уже выбираем место для стоянки. Нам нужен мыс, чтобы ветер сдувал комаров и мошку, но не слишком открытый, такой, чтобы внезапный шторм не лишил нас возможности отчалить от берега. Первые два не понравились, третий – хорош. Не спеша разбиваем лагерь, налаживаем быт, готовим снасти. Рыбалка будет завтра.

Хариус

Удачное начало

Дивное утро, солнце вот-вот покажется из-за сосен, поверхность воды рябит легкий ветерок. Идем под мотором вокруг «нашего» острова, ищем каменистую отмель. Обследуем несколько ближних островков. Не сказать, что все они одинаковые, но сходство есть, все несколько вытянуты в меридиональном направлении, северная оконечность – обрывающийся в глубину каменный «лоб», южная – вытянутый мыс, сложенный из крупных камней и более-менее плавно уходящий в глубину. Ледник постарался.

У самого длинного из таких мысов останавливаемся. Максим остается в лодке, я предпочитаю половить взабродку. Второй или третий заброс некрупной «вертушки» наискосок вдоль края мыса приносит стограммового харьюсеныша, четвертый или пятый – еще одного… За четверть часа ловлю с десяток таких – вот тебе и раз, в апреле самый маленький был граммов 300! Хорошо хоть цепляются не опасно для жизни.
Тем временем Максим находит обширную отмель в стороне от мыса и вынимает полукилограммового – значит, дело не в сезоне, а в месте. Залезаю в лодку, вдвоем методично «чешем» перспективный участок различными приманками с упором на среднего размера вертушки с удлиненным лепестком. Клюет нечасто, но поживее, чем в апреле, тогда на поимку нескольких хариусов уходил целый день, теперь справились за три часа. Ну что ж, отлично! Пора проверить, как там наши семьи.

Если не вытягивать руки вперед, килограммовый хариус не кажется большим

К обеду ветер разогнал приличную волну, интересно, как поведет себя хариус, во-первых, в такую погоду, во-вторых, ближе к вечеру. Наш герой повел себя достойно, нечастые, но верные поклевки рыб от полкило до килограмма, все — на «вертушку», почти все – на первом метре проводки, сразу после «включения». Хариусу волна не мешает, а нас, признаться, слегка укачало. На обратном пути упражняемся с выходом на глиссирование по ветру, против ветра, под углом к нему… Хорошо.

Места ловли

В дальнейшем мы пробовали ловить хариуса в самых разных местах. Много внимания уделили ловле «на прибое» — у крутых наветренных берегов. Приходилось слышать, что в больших озерах этот метод весьма продуктивен… но, видимо, в других озерах. Нам попалась одна щука, больше – ничего. Ловля вдоль длинных выпуклых берегов с плавным нарастанием глубины возможна, но, во-первых, средний вес хариуса здесь невелик, меньше полкило (хотя иногда попадается до килограмма), а во-вторых, он здесь стайный: километр побережья пробрасываешь впустую, а потом десяток поклевок подряд. Переставлять лодку, пользуясь якорем, мучительно, ловить надо в дрейфе, что возможно не при любом ветре. С берега ловить комфортней, но тут другая проблема: дно сложено из крупных валунов, проводка вдоль дна, приносящая больше поклевок, дает и много зацепов.

Вечерний дар каменистой отмели

А самыми лучшими местами, как ожидалось и как и в апреле, оказались каменистые отмели. Все они расположены с южной стороны островов, и чем дальше от северного материкового берега, тем больше хариуса. Оно и понятно: основной плес ближе, окружающие глубины больше, затопленного леса меньше, вода холодней и чище.

Приманки и проводка

Некрупный стайный хариус не церемонится, когда заметит приманку, тогда ее и хватает. С крупным все не так просто. Ему-то, может, все равно, на что клевать, нам не все равно. Поскольку нормально ловить удавалось только на вертушки, с них и начну.
Быстрого движения приманки хариус определенно не боялся, при этом явно предпочитал проводку с чирканьем по дну. В такой ситуации, тем более на обширной однообразной акватории с немногочисленной рыбой, фаворитами должны были стать тяжелые и очень тяжелые модели с малым лобовым сопротивлением – и стали бы, если б не одно «но». Примерно половина поклевок приходилась на первый оборот катушки, сразу после включения блесны. Тяжелые вертушки быстрее тонут и хуже включаются, для такой проводки они подходят плохо. В итоге лучше всего ловили средне-тяжелые вертушки с лепестком «ивовый лист». Такую проще всего сделать из Mepps Aglia Long № 1+, утяжелив на грамм-два ее сердечник и уменьшив до разумного предела тройник. Из готовых моделей, извините, ничего не посоветую, так давно делаю вертушки сам, что не в курсе состояния рынка. Возможно, DAIWA Silver Creek (типа Long) и Abu Garcia Reflex.

В заливах вода бывает зеркально гладкой, но на основном плесе почти всегда волна

Было ощущение, что ветер и волна на малой глубине могут заметно влиять на клев в том смысле, что поклевок будет заметно больше при определенном угле заброса по направлению к ветру. Не подтвердилось. Самый удобный заброс, по ветру, оказался и самым продуктивным за счет большей дальности.
Очень хотелось поймать хариуса на воблер, но не удалось. Лично я экспериментировал с TD Minnow 50 SP натуральной расцветки и разными Salmo Hornet. Вроде бы все получалось, и заброс, и проводка, порой казалось ( это ощущение меня редко обманывает), что вот сейчас… но нет. От души погонял я и семиграммовый «кастмастер», тоже безрезультатно. Честно говоря, вертушка и в реках дает основную массу улова, но там другие приманки позволяют разнообразить рыбалку и поймать самых «несговорчивых» рыб. Это я о хариусе.

Прочие дары природы

Грибы и ягоды

Грибов при нас не было в карельском смысле этого слова, то есть приходилось есть не только белые, но и маслята с сыроежками. Черника и брусника есть везде, застать их одновременно можно во второй половине августа, но к этому времени уже сходит морошка, то есть получается так: либо черника и морошка, либо черника и брусника. Морошки, кстати, немного, мы нашли ее только на двух небольших болотах.
Каждый остров архипелага, при значительном сходстве с соседними островами, имеет свои особенности. На первом было болото с морошкой, на втором – белые грибы, на третьем – много сладкой черники и голубики. Поэтому чем больше островов посетить и исследовать, тем больше будет радости.

Щука

На этот раз победил ученик

Специально мы ее не ловили. Хотелось бы сказать, что «щука попадалась попутно при ловле язя», но, к сожалению, было иначе – щука попадалась вместо язя, которого поймать не удалось. Местные рыболовы сказали нам потом, что для язя слишком холодно (t* воды была 12-14*). За утреннюю рыбалку на «язевые» вертушки размером от 1+ до 4 попадались две-три щуки весом 1-3 кг. Трудно сказать, насколько удалось бы улучшить этот результат, если б заниматься щукой целенаправленно. Да и надо ли его улучшать? Одна щука была поймана «на прибое» у одного из островов Калицкого архипелага, все остальные – в неглубоких заливах северного берега. Говорят, при ловле на дорожку в протоках между островами на глубинах порядка 10 м регулярно попадаются рыбины «за десятку».

Окунь

Должно быть, Сегозеро – слишком глубокий, холодный и малокормный водоем для него. Окуня немного, и он некрупный. Если воспринять это как вызов и упереться именно по окуню, на уху и копчение наловить можно. Возможно, больше всего окуня окажется в глубине узких заливов. А может быть, успех принесут участки затопленного леса. На «котлы» надежды мало, мы не видели ни одного, хотя чайка присутствует.

Что осталось за кадром

В первую очередь, конечно, лосось. Его в Сегозере с переменным успехом ловят троллингом. По слухам, можно поймать штук 5 по 2-3 кг за день. Но встреченные нами рыболовы за неделю не поймали ни одного, хотя бензина сожгли неимоверное количество.
Затем – сиг и палия. Об их ловле сведений у меня нет. Предположительно они держатся летом на значительной глубине и могут быть обнаружены с помощью эхолота. А дальше, как говорится, дело техники – если рыба есть, она не может не есть.

Если говорить откровенно, формат нашего путешествия не предполагал серьезной рыбалки, для этого надо ехать без жен и детей. Мы даже не пытались ловить на серьезных глубинах, хотя понимали, что в такой прозрачной воде жизнь отнюдь не замирает на отметке 20 м, напротив, только начиная с этой глубины эхолот начинал показывать рыбу. Но что это за рыба и как ее ловить, мы постараемся установить во время следующих поездок.

belkn

Дневники кочевника

Много воды утекло с моей первой поездки в Карелию. Это был даже не поход, а скорее кемпинг на просторном и своенравном Сегозере. После этой поездки я влюбилась в Карелию: в её гранитные бульники и скалы, в кружево чистых рек и озёр, в сказочные леса и черничные поляны. Пишу этот пост, скучая по Карелии и собираясь в новый карельский поход.

Для меня до сих пор остаётся загадкой, почему я не побывала в Карелии раньше. Вроде и недалеко, и друзья звали. Наверное, потому, что водный туризм я открыла для себя только в 2009 году. Вот и не манила меня Карелия. Теперь-то я знаю, что этот чудесный северный край годится практически для любого вида отдыха, даже какие-никакие горы тут есть. Но своим знакомством с Карелией я обязана друзьям-водникам. Итак, это была незабываемая и красочная неделя.

382й поезд, станция Уросозро, две заказанные заранее легковушки с прицепом — и мы на месте, на берегу Сегозёрского водохранилища в посёлке Попов Порог. Водители передают нас лодочникам и на двух моторках в две ходки мы добираемся на один из необитаемых островов, Огмушари, в 12 км от посёлка. Сегозеро встречает нас хмурой погодой, ветром и сизыми низкими облаками. Иногда их пробивает солнышко, и вид вокруг становится воистину грандиозный.

островок на Сегозере

Стоянка у нас была в небольшой бухте, защищенной от ветра и волн с хорошим галечным заходом в воду, пологим сосновым берегом и уймой черники. Здесь даже какая-то недостроенная избёнка-сруб имелась. Но мы её никак не использовали, разбили палаточный лагерь, сделали стол, лавки и навес из валежника. Оборудовали и отхожее место. Нас было 13 человек, и работа быстро справилась — за день.

Строительство туалета «си вью»

Берега нашего острова

Хорошая погода, солнечная и тёплая, за неделю была всего дважды. Тогда мы и накупались в сласть, и позагорали. В остальное время было пасмурно и 12-17 градусов тепла. Каждый занимал себя как мог. Дважды в холодные дни мы топили походную баньку и парились в ней. Туристская банька — ни с чем не сравнимое удовольствие. Весь день топится печка-каменка, потом выгребаются угли, ставится сам корпус бани — и готово! Веники берёзовые заготовили заранее, а из можжевельника сделали отвар на камни пару поддавать. Походная баня держит жар, если хорошенько протопить, 2-3 часа.

После недели отдыха на Сегозере мои друзья-водники отправлялись на сплав по реке Охта, а мне, увы, нужно было возвращаться на работу. Но суть не в том. У нас на Сегозере оказалось два катамарана, точнее четыре баллона от двух катамаранов. Из них мы сделали «тетрамаран», соорудили палубу, снабдили самодельным парусом, швертом. И катались вдоль берега нашего острова.С ветром, правда, тоже не всегда везло, и приходилось работать вёслами.

Пытались мы и рыбачить, благо времени было много. Но с рыбой нам как-то не везло, ни одной пригодной в пищу по габаритам не попалось. Зато грибов и ягод было в изобилии, и походное меню за счёт этого стало разнообразным. Мы постоянно гуляли по острову, кто-то занимался собирательством, кто-то думал о вечном и насущном, а я много фотографировала. В один из вечеров, аккурат в полнолуние, нам повезло с погодой — облаков не было.

Читать еще:  Как отучить щенка кусаться

Рыбалка без рыбы

Через 6 дней наше маленькое путешествие закончилось, для кого-то Карелия продолжалась, а для меня — навсегда запала в душу с навязчивой мыслью «возвращаться и возвращаться»! Дикая, прекрасная в любую погоду, щедрая на дары, радушная и чистая, она стала одним из моих самых любимых уголков планеты.
И несколько фото напоследок:

Карелия выходного дня. Зимний вояж на Сегозеро

Александр Голунов | 30 января 2019 г.

По-настоящему хорошая зима прошлого года встала у нас в Питере очень ненадолго. И вот уже сезон подледной ловли — на исходе. Наша команда решила закрыть его где-нибудь намного севернее Ленобласти, поскольку затяжные оттепели сделали выход на лёд в городе и окрестностях крайне небезопасным. Основной целью этой поездки наметили ловлю хариуса со льда. Маршрут, что мы выбрали, составлял 700 км, а конечной его точкой был один из интереснейших водоемов Северной Карелии – Сегозеро.

Хотя там мы никогда не были, и по большому счету не рассчитывали на какой-то выдающийся результат, но отказываться от сверхзадачи поймать зимнего хариуса никто не собирался. Но всё ж решили подстраховаться и привезти с собой живца, чтобы поставить жерлицы — не уезжать же с такого изысканного места с нулем в случае, если с хариусом ничего не выйдет. Забегая вперед, скажу, что это было абсолютно верным решением. Но обо всём по порядку.

Начну с того, что чисто на рыбалку планировалось два дня. Нас было четверо, отличный сплоченный коллектив, и ничто нас не пугало. А благодаря бессменному и мужественному водителю Василию мы смогли половить оба эти дня практически от рассвета до заката. Выехали мы из Питера под проливным дождем, а на полпути тот сменился снегопадом. Тем не менее, семь сотен километров прошелестели за окнами микроавтобуса достаточно быстро, за каких-то десять часов.

Отрезок Федеральной дороги М18 «Кола» протяженностью 620 км от Питера до Медвежьегорска оказался достаточно комфортным. Зато много времени отняли последние 80 км дороги от магистрального шоссе до деревни Паданы, расположенной на самом берегу красивейшего озера. А на завершающем участке пути длиной всего-то 20 – 30 м до ворот базы, где планировали остановиться, мы вообще забуксовали на обледенелой дороге. Хорошо, что хозяин базы на своём внедорожнике затащил нас на территорию зимнего кемпинга.

Красота, конечно, там неописуемая – территория базы расположена прямо на берегу Сегозера, на мысу. Деревянные домики особенно подчеркивают красоту и неповторимый колорит русской северной природы. Теперь хочется рассказать собственно о самом водоеме. Сегозеро, или Сегозерское водохранилище — второе по величине (после Онежского) озеро Карелии, площадью более 900 кв. км и глубиной до 97 м. Оно находится в Медвежьегорском и Сегежском районах Республики Карелия и имеет очень внушительные размеры – почти 49 км в длину и до 35 км в ширину. Озеро имеет где-то 80 островов и является очень живописным, как и вся карельская природа.

В деревне Карельская Масельга, что стоит на юго-восточном побережье Сегозера, нам выдалось пообщаться с местными жителями, которые поведали истории, связанные с этим озером. Например, нам рассказали об удивительном явлении, которое имело место в начале осени 1928 года. В Лысой губе, которая расположена в юго-восточной части Сегозера, где-то в середине дня вся вода из залива ушла.

На дне осталось много рыбы, которую ребятишки и даже взрослые стали собирать в корзины, в подолы рубашек, в любую емкость. А через какое-то время услыхали гул и увидели приближающуюся волну около пяти-шести метров высотой. Слава Богу, ребятишек всех спасли, жертв не было. А вода заняла свое первоначальное положение. Но тут свершилось второе чудо — вода оказалась настолько теплой, что ребятишки и в октябре там купались.

На следующий год, но уже в северной части Сегозера, недалеко от истоков реки Сегежа, случилась трагедия. В том месте сплавщики обычно связывали плоты. Тогда этот процесс совершался с помощью лодок, на которых устанавливались воротообразные лебедки. Глубина была известна, лодки становились на якоря, те были привязаны на заранее измеренных канатах. Когда начались плотогонные работы, вода стала неожиданно уходить — и через несколько минут люди оказались на сухом дне водоема.

Но спустя минуту огромная, в несколько метров, волна вернула воды на свое место. И все люди погибли. Говорят, что некоторые свидетели этого страшного события, находившиеся в это время на берегу и наблюдавшие всё это своими глазами, сошли с ума.

Подобные явления на Сегозере наблюдались на протяжении веков, о чем свидетельствует народная память, но в последние 50 — 70 лет они стали происходить со всё нарастающим постоянством. Люди стали считать это место проклятым, недаром за последние двадцать лет пятнадцать деревень по берегам Сегозера были брошены — жители ушли из них.

Местные легенды свидетельствуют, что в ХVII веке в Сегозеро с неба якобы опустилось огромное пирамидальное тело, до сих пор находящееся на дне озера. Именно с ним местные жители связывают те страшные катаклизмы. Науку подобные легенды в качестве возможного объяснения не устраивают, но предложить какое-либо природное объяснение всему происходящему она так же не в состоянии.

Но вернемся к самой рыбалке, а она, несмотря на большое количество разнообразной рыбы в озере, весьма и весьма непроста. В принципе, основные сложности здесь характерны практически для всех больших водоемов – это и огромная площадь, и неравномерно рассредоточенная по водоему рыба, и большая зависимость от погоды – знаю людей, которые в течение нескольких дней не могли вернуться на базу с островов из-за разыгравшихся штормов. Плюс ко всему – огромные глубины.

К тому же основными, можно сказать — спортивными объектами ловли на водоеме являются сиг и хариус. Особенно в зимний сезон. Ловить их – настоящее удовольствие! Но при этом рыбы эти очень капризные – то солнышко им слишком ярко светит, то «мушка» не та. Однако смысл перехитрить их есть, и еще какой! Но всё очень непросто, и главное – непредсказуемо. В чём мы и убедились на собственном опыте.

Как я уже говорил, мы не знали на сто процентов, что нас ждет, и заранее решили себя немножко обезопасить от полного пролёта, взяв с собой живца. Хотя наша основная задача была — поймать Его величество Хариуса, от сегозерской щуки с окунем отказываться не хотелось, и было желание эти виды ловли по возможности совместить. По прибытию на место всё оказалось сложнее – хариус ловился в пятнадцати километрах на западе от базы, а щука с окунем – в десяти километрах на востоке. И дабы не дать пропасть живцу, было решено в первый день половить жерлицами.

Минут двадцать по живописным карельским перелескам на снегоходе — и мы в одном из заливов Панозера (местные его называют малым Сегозером или Сегозерком). Оно находится на противоположной стороне дороги, проходящей через село Паданы, имеет совсем небольшие глубины и очень сильно закоряжено. Благородная рыба сюда не заходит, а вот щука с окунем чувствуют себя полноправными хозяевами местных подводных джунглей. И действительно, не успели мы расставить и пяти жерлиц, как первый флажок уже загорелся. За ним второй, третий… В общем, до обеда спокойно посидеть-поблеснить окушка времени практически не нашлось – набегались мы между флажками изрядно.

Тем более что случалось немало холостых поклевок. А поскольку под нами находился сплошной коряжник, времени на то, чтобы щука смогла хорошенько распробовать нашу питерскую плотвичку, не было. Иначе снасть мгновенно заводилась за корягу — и пару раз дело доходило до обрыва. А однажды с помощью багра и простого человеческого терпения удалось вытащить проворную хищницу вместе с корягой на лед, но в данном случае нам просто повезло.

В итоге к обеду щук было поймано достаточно, да и клев её потихоньку успокоился — и мы перешли на окуня. И, несмотря на то, что тот был не сильно крупным – граммов до 250 – таскать его было огромным удовольствием. Бойкий, дерзкий, голодный и при этом очень красивый «полосатик» не давал нам расслабиться почти до самого вечера. Клевал практически на любую приманку. Мормышки, обычные «мушки» и «бокоплавы», небольшие балансиры и блесны – в ход шло абсолютно всё! Единственное – небольшое предпочтение окунь отдавал приманкам яркого, лучше — кислотного цвета.

Так, получив массу удовольствия, мы провели первый день в окружении потрясающей карельской природы. А вечером, любуясь на красивейший закат, с наслаждением поужинали копченой рыбой из озера, и скорректировали планы на следующий день. А планы были серьёзные – на снегоходе нас должны были доставить на секретную гряду, где местные хариусы и сиги прямо-таки извелись в ожидании наших «мушек» и мормышек.

К сожалению, утром нас ждало огромное разочарование. Базовский снегоход, закрепленный за нами, сломался, а его починка требовала гораздо большего времени, чем пара утренних часов. И мы оказались просто в патовой ситуации – рядом с базой ловят только налима, да и то ночью. А пешком до заветных мест просто не добраться. И вот тут-то главную роль сыграл наш опыт, в том числе полученный при поездках на Кольский, а также наблюдательность.

Мы вспомнили, что, когда вчера рано утром ехали на базу, дорога во многих местах проходила достаточно близко к озеру. Карту озера нашли быстро, благо интернет на базе в некоторых местах работал, прыгнули в машину и двинули в сторону Медвежьегорска, не отрывая глаз от навигатора. И ехали не абы куда, а в конкретное место – к косе, четко выступающей в озеро и находящейся примерно в ста метрах от дороги.

Дело в том, что если провести аналогии с Кольским полуостровом и тамошними озерами, на которых мы бывали, то можно с максимальной долей вероятности утверждать, что практически все косы и мысы, уходящие от берега вглубь озера – каменистые. А каменистые и неглубокие места – это же любимое место обитания хариуса! Так что в выборе места мы были абсолютно уверены. Единственное, что смущало – это очень ясная солнечная погода, которую что летом, то зимой хариус не любит. Об этом нас и местные предупредили. К тому же еще и утренние часы оказались безвозвратно потерянными из-за непоняток со снегоходом. Но выбора у нас не оставалось. Не домой же так рано возвращаться?!

В общем, на месте мы очутились часам к десяти утра — и сразу стали дырявить почти метровый лед. Нужную глубину – около полутора метров вместе со льдом — нашли не сразу. Но нашли — и, сориентировавшись, стали облавливать обширное каменистое мелководье, обязательно затемняя лунки снегом и оставляя лишь маленькую дырочку, чтобы опустить туда мормышку.

Сегозеро в августе

Озеро Сегозеро расположено в средней части Карелии, относится к бассейну Белого моря. Географические координаты центра озера: 63°19′ с. ш., 33°38′ в. д. Озеро превращено в водохранилище.

Площадь водной поверхности озера 752,5 км2 (водохранилища около 900 км2). Общая площадь (с островами) 781,7 км2. Наибольшая длина 48,7 км, наибольшая ширина 35 км. Число островов 78 общей площадью 29,2 км2 (почти все острова сосредоточены в северной части озера). Длина береговой линии по материку 278,4 км, вместе с островами 410 км (береговая линия более развита в северной части озера). Высота над уровнем моря 113,7 м.
Берега разнообразны: от высоких, скалистых до низких, заболоченных. Преобладают берега возвышенные, каменистые, почти сплошь покрытые хвойным лесом.
Основные притоки — реки Селецкая и Сона (Волома). Из северо-восточной части озера вытекает р. Сегежа, протекающая через Линдозеро и впадающая в Выгозерское водохранилище. Значительно слабее притоки, впадающие в южные губы, озера.
Сегозеро — глубоководный водоем. Максимальная глубина его 97 м, средняя 23,3 м. На глубины 0—10 м приходится 19,1% водной площади, 10—20 м — 18,7%, 20—30 м — 36,9%, 30—40 м — 15,6%, 40—50 м — 5,7%, 50—60 м — 3% и на глубины свыше 60 м — 1 % площади. Наиболее глубоководна северная часть озера, где преобладают глубины в 40—50 м и где находится участок с максимальной глубиной (при входе в Орчунгубу). В южной и центральной частях обычны глубины в 20—30 м. В юго-западной открытой части, на восток от острова Акконшаари, расположено большое мелководье с глубинами до 10 м.
Из грунтов наиболее значительные площади дна занимают серо-зеленые и коричневые илы, покрывающие ложе котловины, начиная с глубин 15—20 м (в открытом озере). В северо-западном районе серо-зеленые илы покрыты рудной коркой с тонким слоем легкого ила сверху; на участки с рудоносными отложениями приходится около 8% всей площади дна. Песчано-илистые и илисто-песчаные грунты залегают от 10 до 15 м> глубины, иногда до 25 м, песчаные грунты встречаются обычно до 10 м глубины.
Прозрачность воды летом в открытых участках озера 4,25—5,2 м, в губах 2,3—3,2 м. Цвет воды светло-желтоватый и желтый.
Сегозеро — холодноводный водоем. Среднемесячные поверхностные температуры воды в июле (1948—1951 гг.) колебались по годам от 13,1 до 16,1°, в августе от 12,6 до 17,3°. На глубинах более 40 м температуры воды в июле — августе колебались от 5,6 до 4,4°, а на поверхности от 11,4 до 16,7°. Разница между поверхностной и придонной температурой составляла 7,0—11,1°. Ледостав наступает обычно в декабре, вскрытие — в мае.
Количество растворенного в воде кислорода колебалось в течение лета от 7,8 до 10,65 мг/л (70—100% насыщения, чаще 85—95%). В открытой части озера, даже на глубинах свыше 40 м, содержание кислорода оставалось таким же, как и на поверхности. Количество свободной СО2 изменялось в пределах от 1,65 до 2,8 мг/л, величина рН в пределах 6,61—6,98. Окисляемость воды (перманганатная) в открытых участках озера не превышала 5 мгО2/л, в Сондальском проливе 9—10 мгО2/л. Вода Сегозера отличается очень малой минерализацией: сухой остаток 38,7 мг/л, прокаленный остаток 17,2 мг/л. Преобладают гидрокарбонаты (HCCQ — 8— 20 мг/л, в среднем 13—14 мг/л. Содержание фосфора в верхних слоях 0,001—0,042 мг/л, в глубоких слоях воды до 0,06—0,068 мг/л.

Читать еще:  ШКУРЯТНИКИ НА СНЕГОХОДАХ

В Сегозере обитают рыбы 17 видов: лосось, палия, ряпушка, сиги, хариус, щука, плотва, язь, гольян, уклея, лещ, налим, девятииглая колюшка, окунь, ерш, бычок-рогатка, подкаменщик.

Лосось встречается в юго-западном и северо-западном районах Сегозера — между островом Акконшаари и Паданской губой, в Паданской губе и в Сондальском заливе. В Паданскую губу начинает входить ранней весной. Через 3—4 дня. после вскрытия р. Селедкой лосось поднимается в эту реку. Основными местами его нагула являются участки, прилегающие к Сондальскому заливу, где лосось держится всю зиму. Скопления зимой отмечены также в районе озера между островом Акконшаари и Паданской губой. Для размножения идет в р. Селецкую и притоки Селецкого озера — Янгозерку и Тумас. До постройки плотины на р. Соне, у порога Сиговца, лосось входил для размножения и в нее. Нерест проходит с середины до конца октября. Икра откладывается в нижних участках порогов, на каменисто-песчаном грунте. После нереста лосось скатывается в Сегозеро. Скат продолжается и подо льдом. Выход личинок из икры в конце апреля — начале мая. Молодь живет в реке от 2 до 4 лет, чаще 3 года. Скат молоди в озеро происходит весной и в первой половине лета.
К концу первого года жизни в реке лосось достигает длины 18—49 мм, в среднем 30 мм, к концу второго года — 53—98 мм, в среднем 86 мм, к концу третьего года — 89— 163 мм, в среднем 140 мм. Взрослый лосось имеет длину от 56 до 77 см и вес до 5 кг (чаще 3—4 кг). Численность сегозерского лосося невелика.

Палия. В Сегозере обитают две формы палии: лудная (местное название „нэрьяш») и ямная (черноротая).
Лудная палия. Основные места нереста этой палии находятся между островами Метчишаари, Акконшаари и Евгорскими лудами, на глубинах от 1 до 8-9 м, на каменистых грунтах. В 1951 г. ее нерест происходил с 16 сентября по 6 октября, при температуре воды 8—9,4°. Длина половозрелых особей (ставные сети) 47—75 см, вес 750—4000 г. В уловах была встречена палия шести возрастных групп: от восьмилеток до четырнадцатилеток. Питается палия ряпушкой и ершом. Ловят ее любители у острова Метчишаари и на Евгорских лудах во время нереста.
Ямная или черноротая палия. В августе в небольших количествах держится в Сондальском заливе, единично залавливается в сети. Летом придерживается преимущественно открытых участков озера и береговых склонов (свалов). Зимой встречается в Сондальском заливе. Молодь попадается в районе нерестилищ ряпушки.
Нерестится черноротая палия в тех же участках озера, где и лудная, но нерест ее проходит позднее. Массовое икрометание протекает с 4 по 10 октября. Длина от 32 до 50 см, вес 200—950 г. Черноротая, палия имеет почти в три раза меньший вес, чем лудная того же возраста. Питается ряпушкой и ершом.

Ряпушка самая многочисленная рыба, широко распространенная в Сегозере. В летний период чаще встречается в заливах и губах: в районе Каличьих островов, в Великой губе, Листьегубе. В августе и начале сентября в значительных количествах собирается в Сондальский залив. Главные места нереста — Сондальский залив и район Каличьих островов. В значительных количествах подходит также для нереста в район устья р. Воломы, в небольшие губы, прилегающие к устью реки, и далее на восток в Киэченьгубу, Орчунгубу и Пинемагубу. Нерестится и в южных губах: Великой, Листье и Мариной. После нереста ряпушка продолжительное время держится в Сондальском заливе. Всю зиму встречается у восточного побережья Сондальского залива и в участках, прилегающих к предустьевому пространству р. Соны. Встречается зимой и между Каличьими островами.
В Сондальском заливе наблюдается два подхода ряпушки. Со второй половины сентября идет „листопадка». Через 6—10 дней начинаются подходы „осенней» ряпушки. Массовый нерест осенней ряпушки проходит с 10 октября по 30 октября при температуре воды в прибрежной зоне 2—3°.

Сиги. Для Сегозера известно 7 пород сигов. Все сиги делятся на озерно-речных и чисто озерных. К озерно-речным относятся „нешко», осенний или черный сиг („мушта-сига») и „килоне»; к озерным — „мольга» (большеглазый), озерный сиг, лудога и озерный многотычинковый сиг.
Нешко распространен в районе озера, прилегающем к р. Соне, Сондальском заливе и в небольших губах восточнее устья р. Соны, меньше его в Орчунгубе и Киэченьгубе. Для размножения с конца августа до конца сентября поднимается в р. Сону. Нерест в первой половине октября, после чего нешко скатывается в озеро. Плодовитость 3—9 тыс. икринок, чаще 4—5 тыс. икринок. Половозрелость наступает на 4—5 году жизни. Рост нешко очень замедленный. Средняя длина половозрелых особей 26 см, средний вес 180 г.
Летом питается преимущественно воздушными насекомыми, падающими в воду, и рачком битотрефесом. Зимой поедает икру ряпушки.
Осенний сиг или мушта-сига. Для размножения идет в реки Селецкую и Сону. Нерестится,обычно в середине октября, после чего скатывается в озеро. Половозрелость наступает у самцов в пятилетнем, у самок в шестилетнем возрасте.
Рост этого сига по весовым показателям превосходит рост сига нешко в два раза. Размеры и вес мушта-сига колеблются от 28,6 до 34,3 см и от 294 до 515 г, средний вес 400 г.
Сиг килоне. Для размножения идет в ручей Пинема, впадающий в Пинемагубу. Нерест в конце ноября — начале декабря. Длина около 25 см, вес 60—80 г.
Сиг мольга. Осенью сиг мольга держится в Сондальском заливе, в районе Паданской губы, частично в губах Орчун и Киэчень. Летом в Сондальском заливе встречается изредка. В течение всей зимы держится в Сондальском заливе. Осенние и зимние концентрации в Сондальском заливе обусловлены кормовыми миграциями. Нерестится мольга в Сонт дальском заливе, со второй половины октября до начала ноября. Плодовитость 1700—4500, чаще 3—4 тыс. икринок. Длина 23,6—27,1 см, вес 120—180 г. В озере определены две формы: медленнорастущий и быстрорастущий, по весовым приростам почти в два раза превышающий медленнорастущего. Летом питается палласеей, хирономидами, частично битотрефесом и др. С конца, сентября и затем в течение всей зимы основу питания составляет икра ряпушки.
Сиг озерный, летний (малоголовый). Озерный сиг широко распространен по всему озеру, но в больших количествах встречается в Сондальском заливе. Обитает он и в районе Каличьих островов, Паданской губе и в участках озера между островом Акконшаари и западным берегом озера. В летнее время озерный сиг нагуливается на мелководных участках. Со второй половины сентября и на всю зиму собирается в значительных количествах в Сондальском заливе, где питается икрой ряпушки.
Нерест озерного сига в Сондальском заливе начинается с 10-15 октября при температуре воды 8° и продолжался до конца октября. Нерест проходит на глубинах 4—10 м. Плодовитость сига в возрасте от восьми до одиннадцати лет 11525—16124 икринки. Половозрелость наступает у самцов на пятом году, у самок на шестом. По размерам и весу озерный сиг крупнее всех сигов Сегозера. Длина взрослых особей колеблется от 33 до 50 см, средняя длина — 39 см; вес 350— 1550 г, в среднем 550 г. Основу питания озерного сига в августе и сентябре составляют личинки насекомых, моллюски, придонные ракообразные — битотрефес и др. Осенью и зимой питается икрой ряпушки.
Сиг лудога обитает преимущественно в районе Каличьих островов. Основные места нереста находятся в многочисленных губах там же — в Шунгунгубе, Куйвагубе, Сигагубе, Меригубе и др. Нерест со второй половины октября до начала ноября. Плодовитость в возрасте от 5 до 7 лет 3725—7460 икринок. Половозрелость у самцов наступает на четвертом, в массе на пятом году, у самок на пятом, реже на шестом году.
Длина взрослых сигов колеблется от 23,2 до 38 см, в среднем равна 30,3 см; вес 120—550 г, в среднем 320 г. Сиг лудога по росту и весовым приростам занимает среднее положение среди других сигов Сегозера. Основу питания сига лудоги в сентябре и октябре составляют главным образом личинки насекомых и молюски.

Рыбы Сегозерья.
Озерный многотычинковый сиг. В летнее время распространен по всему озеру, но больше придерживается открытых его участков. Нерест в ноябре. Плодовитость 15—17 тыс. икринок. Половозрелость наступает на четвертом и пятом году. Длина от 24,0 до 41,5 см, в среднем 31,6 см, вес 170—900 г, средний 450 г. Питается разнообразными представителями донной фауны, среди которых преобладают личинки насекомых и моллюски. Использует для питания и зоопланктон (босмин).

Хариус. В Сегозере обитает две формы хариуса: озерный и озерно-речной. Озерный хариус широко распространен по всему озеру, но в больших количествах держится в районе Каличьих островов, Паданской губе и у острова Акконшаари; встречается и во всех губах южной части озера. В весенне-летний период придерживается каменистых участков озера с глубинами до 5 м, осенью уходит в более глубокие участки, до 10—15 м. Нерестилища хариуса находятся в районе Каличьих и Сон-дальских островов, в северных и южных губах. Нерестится на каменистых местах, при глубинах 1—4 м. Нерест начинается через несколько дней после вскрытия озера и продолжается около одной недели. Половозрелость наступает на четвертом — шестом году, в массе на пятом.
Длина от 17,5 до 48,5 см, средняя 30 см, вес от 60 до 1100 г, в среднем 515 г. В сетных и неводных уловах встречены особи в возрасте от двухлеток до одиннадцатилеток.
Питается хариус личинками ручейников и поденок, хиро-номидами, моллюсками, реликтовыми ракообразными (понто-порея, палласея). Летом большую роль в его питании играют взрослые насекомые, падающие в воду.
Озерно-речной хариус имеет более крупные размеры. Для размножения идет в реки Селецкую и Сону. Нерест между .10 и 20 мая — на несколько дней раньше нереста озерного хариуса.

Щука широко распространена в Сегозере. В больших количествах обитает в районе Каличьих островов и Сондальском заливе. Длина половозрелых щук от 32 до 90 см, вес 170 г — 4 кг. У взрослых щук в питании преобладают ряпушка, плотва, молодь других рыб, изредка мелкий окунь и ерш.

Плотва встречается во всех заливах Сегозера, но в более значительных количествах в районе Каличьих островов, Сондальском заливе и Паданской губе. Нерестится в конце мая. Половозрелой становится в возрасте 5—6 лет. В уловах встречаются особи от 13 до 24 см, весом от 38 до 270 г, при среднем весе 119 г.

Окунь. В Сегозере обитают две формы окуня: прибрежный и пелагический, или лудный. Прибрежный (мелкий) окунь обитает в зоне зарослей, нерестится в участках с водной растительностью. Окунь пелагический распространен в более открытых участках озера. В летнее время он образует значительные скопления около острова Акконшаари, у Большой луды, в 8 км юго-восточнее Падан, в районе Каличьих островов и в южных участках озера. Нерест его происходит на лудах и каменистых мысах вскоре после освобождения озера ото льда и продолжается до средины июня. Половозрелость наступает на четвертом и пятом году.
В возрасте одного-двух лет окунь питается планктонными организмами, затем личинками поденок и ручейников — в прибрежной зоне, палласеей и понтопореей — в открытых участках озера. Крупный окунь питается ряпушкой, частично ершом и колюшкой.

Ерш распространен почти по всему озеру, но большие скопления его наблюдались в Сондальском заливе, в районе Каличьих островов, в Паданской губе и в южных губах озера. Обитает на глубинах до 10—15 м и более. Весною, после вскрытия озера, концентрируется на „ямах», где и нерестится. Летом молодь ерша держится в прибрежной зоне до 1,5—2 м глубины. Осенью в большом количестве подходит на места нереста ряпушки, где питается ее икрой.

Налим. В Сегозере обитают озерный и озерно-речной налимы. Озерный налим встречается в ряде участков озера, но в больших количествах у Каличьих островов, в Сондальском заливе, в Паданской губе, в Южной губе. Нерестится озерный налим со второй половины января до начала марта, массовый нерест в середине февраля. Встречаются налимы до 2 кг. В уловах отмечены особи девяти возрастных групп — от четырехлеток до двенадцатилеток, преоб

Источники:

http://mesto-kleva.ru/map/699.html
http://www.ohotniki.ru/archive/article/2012/11/19/637252-segozero-v-avguste.html
http://belkn.livejournal.com/9853.html
http://sfish.ru/page/karelija-vyhodnogo-dnja-zimnij-vojazh-na-segozero
http://vk.com/topic-35746274_32385441

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector