3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Русская подсадная утка: четыре разновидности

Стандарт породы «Русская подсадная утка»

Стандарт породы «Русская подсадная утка».

Русская подсадная утка (РПУ) — старинная порода произошедшая в результате одомашнивания дикой кряквы, путём получения от неё потомства выведенного в неволе.

РПУ используется на охоте для приманивания дикого крякового селезня, а также селезней других пород уток.

РПУ — некрупная подвижная утка, обликом и голосом напоминающая дикую крякву, Размер РПУ приближается к размеру дикой кряквы, но обычно чуть крупнее, вес больше.

Туловище — плотное, относительно короткое, с хорошо округлённой нижней частью и чуть изогнутой верхней.

Спина — относительно короткая, слегка выпуклая, длина спины в 2 раза больше чем ширина.

Грудь — хорошо округлённая, слегка приподнятая, плотная

Живот — гладкий, слегка выпуклый.

Хвост — горизонтальный, сомкнутый с упругими «рулями». (У селезня хорошо закрученные завитки).

Крыло — средней величины, меньше чем у дикой кряквы; с зеркальцем, в большинстве случаев сине-зелёного цвета, окаймлённым с двух сторон чёрными и белыми полосками.

Голова — округлая, с высоким лбом, небольшая. Через глаз часто проходит чёрная «проточинка», верх головы обычно темнее общего её тона.

Глаза — высоко поставленные, блестящие, «живые», тёмно-коричневые.

Клюв — относительно короткий, умеренной ширины, с тёмным кончиком. Окрас — сезонно изменчивый.

Шея — средней длины, тонкая, часто изящная, чуть изогнутая, обычно чуть светлее тона головы.

Голень — короткая, полная, оперённая.

Плюсна — короткая, тонкокостная, розового, оранжевого, реже тёмного цветов.

Окраска оперения — приближающаяся к окраске дикой кряквы. Контурное перо образует чередование четырёх «»подковок» коричневого и чёрного цветов.

Оперение — мягкое, но не рыхлое, плотно прилегающее с большим количеством густого пуха.

Недостатки экстерьера: неуклюжее общее сложение; слишком большой корпус; вывернутые крылья,;горбатая спина; вздёрнутый, либо опущенный хвост, серый, либо излишне пятнистый клюв, белое кольцо на шее, белые маховые перья, отдельные белые перья по корпусу, крупно-пятнистая грудь, белое подхвостье, размытый рисунок оперения, белое горло, рыжеватый или серый оттенок кроющих крыла, перьев живота, слишком широкое белое окаймление зеркала, невыразительный переход от клюва ко лбу, излишняя длинноклювость (в диких ладах) .

Тульская утка — небольшая, с широким корпусом, тёмноокрашенная. Оперение темнее чем у дикой кряквы. Ноги довольно короткие, тёмные, Клюв небольшой, гораздо меньше чем у дикой кряквы, тёмного цвета. (Окраска всех цветов у селезня темнее чем у дикого).

Семёновская утка — некрупная, пропорционально сложенная, туловище длиннее чем у тульской, голова небольшая на тонкой шее, через глаз проходят тёмные «проточинки», клюв неширокий, короче чем у дикой кряквы, обычно тёмного цвета. Окраска примерно как у дикой кряквы. (Окраска селезня — дикопёрая).

Чубарая семёновская утка (осиновка) — некрупная, пропорционально сложенная, тёмноокрашенная утка. Клюв небольшой, грязно-оранжевого или тёмного, но не свинцового цвета. Голова небольшая, изящная, с ярко выраженным переходом от клюва ко лбу, окрашенная в ровный тёмно-серый тон. Проточина через глаз отсутствует. Лапы тёмные, грязно-оранжевые, с тёмными перепонками, плюсна короткая. Зеркальце на крыле отсутствует, либо выражено слабо. В последнем случае без белого окаймления, матовое, без блеска. (Селезень без каштанового зоба и белого ошейника. Грудь, живот и бока окрашены в однотонный серый цвет. Зеркальце матовое, без белой окантовки, клюв оливковый или желтоватый.)

Русская подсадная утка: четыре разновидности

Тульские, семеновские, воронежские, пензенские, липецкие, рязанские… Примерно так, щедрыми широкими мазками рисуют многие авторы портрет нашей криковой утки, желая тем самым подчеркнуть породное разнообразие внутри подсадного племени. Только вот породное ли оно и разнообразное ли, попробуем выяснить, опираясь не на дух, а сугубо на букву…

Вот почему ее называют «круговая». ФОТО СЕРГЕЯ ФОКИНА

И начать, пожалуй, стоит с одной известной цитаты.

Несмотря на некоторую громоздкость, она заслуживает приведения целиком, опустим лишь фрагменты, не относящиеся к экстерьеру и рабочим качествам подсадных.

Дело в том, что, рассуждая о «многопородности» и «чистопородности» подсадных уток, авторы многочисленных публикаций опираются именно на этот текст с минимальными вариациями, или, если сказать чуть грубее, ничтоже сумняшеся переписывают его друг у друга.

Однако первоисточник известен, ибо спорные эти слова принадлежат Виктору Васильевичу Рябову, действительно замечательному знатоку охоты по перу и охоты утиной в частности.

Впервые появились они в его «Охоте на уток и гусей» в 1950 году и в дальнейшем многократно тиражировались автором в более поздних работах. Итак, сама цитата.

«По своему происхождению подсадные утки. делятся на четыре разновидности: тульские, пензенские (то же, что и воронежские), семеновские (в Горьковской области) и саратовские.

Тульская утка. Это некрупная широкая утка (самая мелкая из перечисленных разновидностей), на низких ножках, с темноокрашенным оперением. Тульская утка очень схожа с серой полукряквой, но отличается от последней более темным оперением; ножки «тулячки» темные, у некоторых почти черные; клюв короткий, неширокий.

Селезень в брачном оперении значительно темнее дикого крякового. Голоса тульских уток большей частью сравнительно высокие. Осадка… у некоторых из них очень заркая, и, случается, что тульская утка при высоком голосе, но с отличной короткой осадкой бывает очень добычливой.

Эта разновидность кряковой охотничьей утки в чистом виде стала теперь большой редкостью.

Пензенские и воронежские утки. Пензенские и воронежские утки отличаются прекрасным голосом, поэтому они очень добычливы. В большинстве своем они светлого окраса, светлые у них и лапы: желтовато-красного цвета».

В более поздних изданиях автор пишет о них чуть больше: «Эти утки очень походят на дикую кряковую и размером с нее. Цвет оперения их такой же серо-охристый с буриной на спине. Лапки желтовато-красные. Шейка и клюв короче, чем у диких уток».

Автор статьи на семинаре по подсадным уткам в Долголуговском охотхозяйстве. ФОТО АЛЕКАНДРА МИХАЙЛОВА

«Семеновская утка. Семеновская утка — пропорционально сложенная, некрупная, несколько удлиненной формы, с сравнительно тонкой шейкой и небольшой, хорошего рисунка головкой. От глаз в обе стороны тянутся резко выраженные темные проточинки.

Клюв неширокий, пропорциональной длины, но длиннее, чем у тульских уток, темный, без пятен. Лапки немного темнее, чем у дикой кряквы.

Иногда среди семеновской разновидности встречаются утки, у которых головка окрашена в ровный серый тон и проточинки у глаз выражены слабо… таких уток принято называть «осиновками», или чубарыми. Нередко в одном выводке случаются и чубарые, и обычно окрашенные утки.

Саратовская утка. Это некрупная, но широкая утка желтовато-серого окраса, с короткой шейкой. Особенно бросается в глаза желтоватый оттенок ее оперения. При густом сильном квачке у большинства из них короткие осадки, что для добычливости охоты с подсадными особенно важно».

Попробуем разобрать по буквам. Сначала о габаритах. «Некрупная», «размером с крякву», «пропорционального сложения» — это пустые слова, да простит меня уважаемый классик. Все подсадные ровно такие же.

У всех подсадных уток в процессе доместикации клюв стал шире и короче, чем у дикого предка. Короче стала и шея. «Высоких ножек» не бывает по тем же причинам. Все это давно доказано морфометрическими исследованиями.

Ну а такие «конкретные» характеристики, как «чуть шире», «чуть длиннее» применительно к клюву вообще обсуждать несерьезно: из промеренных мною примерно 800 уток разница между самым широким и самым узким клювом составила меньше 5 мм.

Так что все эти «чуть», помимо зоотехнически неприемлемой неконкретности, еще и весьма условны даже в абсолютных цифрах. Зато налицо обычный искренний субъективизм: человек где-то увидел три-пять-десять уток, и они ему показались в чем-то «чуть», чем некие другие.

От качества подсадной утки в значительной степени зависит успех охоты. ФОТО ВИКТОРА ЛУКЬЯНЧЕНКО

Таким образом, кроме небольшой вытянутой, с покатым лбом головки семеновской утки, о чем пишут порой и другие авторы, «выцедить» здесь нечего.

Сразу отмечу, что такая «щучья» головка у подсадных встречается настолько повсеместно и у уток обычной окраски, что никак не позволяет соотнести этот признак ни с «семеновостью», ни с «чубаростью».

Теперь немного колористики. Из вышеприведенного описания и массы похожих на него можно сделать лишь одно действительно научное заключение, и состоит оно в том, что в популяции подсадных уток, помимо особей некоей усредненной номинальной окраски, встречаются:

а) темнооокрашенные экземпляры с соответствующей по тону окраской оголенных частей тела — клюва и ног (от зелено-оливковой до почти черной);

б) светлоокрашенные экземпляры, в оперении которых преобладают бледные желто-серые тона при опять-таки согласованно пигментированных, т.е. светлых клюве и ногах;

в) утки с преобладающим рыжевато-каштаново-охристым тоном окраски пера, так называемые «ореховки».

ФОТО АНДРЕЯ ЛОХМАТОВА Фото лапок двух уток из коллекции Андрея Лохматова — «липецкой» и «рязанской». Как говорится, найдите 10 отличий. Или хотя бы одно.

Короче, говоря примитивно, по-пацански: брюнетки, блондинки и рыжие, которые в биологии называются, как известно, меланисты, альбиносы и хромисты. Альбиносы среди подсадных крайне редки, а вот меланистки и хромистки разной степени испорченности как раз и вводят в заблуждение классиков.

Вообще окраска пера птиц обусловлена содержанием двух основных групп пигментов: меланинов и липохромов. Высокая концентрация эумеланина обуславливает черный цвет пера, невысокая — серый (вот вам и «осиновки»).

Густое отложение зерен феомеланина даст бурый цвет, а более редкое — рыжевато-охристый различной интенсивности (здравствуйте, «ореховки»!). Липохромы зооксантин и зооэритрин привносят в окраску оперения желто-красно-оранжевые оттенки, которые, смешиваясь с основным тоном, обеспечивают интенсивность «рыжести» или «черности».

Более «серьезный» неполный меланизм, именуемый учеными мужами абундизмом, тоже явление в животном мире не слишком редкое, и вот вам и угольно-черноносые, черноногие «тулячки», и темно-серая голова, и шея «осиновок», у которых при таком тоне, естественно, никаких «проточинок» на голове не различить.

У всех же остальных (вновь вынужденно покритикую В.В. Рябова), а отнюдь не только у семеновских, есть и «проточинки», именуемые «уздечкой», и темная «запятая» от угла рта, именуемая «усом».

И являются они непременным породным признаком подсадной утки, хотя, безусловно, выражены у каждой конкретной птицы в разной степени.

ФОТО АНДРЕЯ ЛОХМАТОВА

Интенсивность пигментации лишь в определенной мере детерминирована генетически, и нет никаких аргументированных оснований для утверждений о ее «географической» привязке и тем более о сцеплении этих признаков с рабочими качествами.

Опыт «Клуба любителей русской подсадной утки», в рамках мероприятий которого было испытано несколько сотен птиц, не позволяет говорить о достоверной связи особенностей окраски с манными способностями.

Собственно, сам же В.В. Рябов, упоминая о смешанном потомстве «осиновок», дезавуирует «чистопородность» этих уток, указывая на отсутствие одного из самых существенных признаков любой породы — стойкой передачи экстерьерных признаков потомству.

И это, подчеркиваю, наиболее полное описание «породного разнообразия» подсадных уток из имеющихся в охотничьей литературе. Все остальное, как и упомянуто выше, вариации на ту же тему с перестановкой слов.

И еще один существенный нюанс. Будучи в большинстве своем биологами-охотоведами по образованию, профессионалы от охоты незаметно для себя, на подкорковом, так сказать, уровне, оперируют привычными для любого биолога понятиями «вид — подвид».

И здесь, безусловно, есть где разгуляться фантазии, ибо действительно, взаимные отличия некоторых видов тех же птиц (не говоря о подвидах) бывают столь минимальны, что некоего условного перышка или пятнышка может быть достаточно для определения искомого животного в отдельный таксон.

Потому и множатся с каждым годом списки видов, «настроганных» порою просто на ровном месте ради чьей-то диссертации.

Читать еще:  Весенний голавль

Однако в зоотехническом королевстве не все так радужно для любителей игры в систематический лототрон, ибо порода домашнего животного отнюдь не тождественна биологическому виду и вышеупомянутого «перышка-пятнышка» критически недостаточно для выделения селекционного объекта в отдельную номенклатуру.

Этот принцип абсолютно оправдан и универсален в отношении вообще любых одомашненных существ, каковым и является подсадная утка, прирученная и соответствующим образом отселекционированная кряква Anas platyrhynchos.

Дело в том, что выход популяции в процессе доместикации из-под контроля стабилизирующего отбора резко увеличивает внутрипопуляционное разнообразие, что, собственно, и является материальной основой формирования всех новых пород.

Говоря проще, вариативность тех самых условных «перышек-пятнышек» увеличивается многократно, но, если бы каждое из них становилось признаком новой породы, зоотехникам, утонувшим в безбрежном море «пород» с микроскопическими взаимоотличиями, посочувствовали бы даже энтомологи.

Именно поэтому конкретная, выраженная и стабильная отличимость определенной группы животных от прочих похожих является одним из опорных столпов пространной, но отнюдь не бесконечной балюстрады породного разнообразия братьев наших домашних.

Как мы смогли убедиться выше, таких «железобетонных» отличий одних «пород» подсадных от прочих за два столетия не удалось сыскать ни одному из уважаемых авторов, уделивших внимание подсадной утке.

Можно, конечно, ухватившись за соломинку последнего шанса, выбросить финальный аргумент: «Может, плохо искали?» Но в ответ услышим подлое переменчивое эхо: «А может, их и не было?»

А с чего бы им взяться при столь узкой специализации породы? Не просто узкой, а можно сказать, исчезающе узкой. Ведь ни яйценоскость, ни живая масса, ни вкусовые качества крикуши не интересовали нашего предка-охотника. Причем не интересовали от слова «совсем».

Как в общем-то и все эти лапки, пятнышки на лапках и чешуйки на пятнышках на лапках. Только его величество голос. Аттрактивность брачного сигнала. Все.

Так откуда при столь высокоспециализированном и узкоконкретизированном, сугубо прагматичном отборе взяться каким-то выраженным экстерьерным типам? В таком приземленно практическом вопросе, каковым была охота на селезней, это было просто никому не нужно.

Кто-то пишет: ну, они же, мол, формировались в разных географических зонах. В смысле Липецк и Воронеж — разные географические зоны? Другие рассуждают о различных условиях охоты: мол, волжские разливы не чета лесным речушкам и болотцам. Окей, не чета. А как широтой водной глади может быть обусловлено наличие «уздечки», светлой брови и «уса»?

Да, разумеется, есть определенные морфологические различия внутри породы. Как и у всех нас с вами. Индивидуальную изменчивость не властен отменить даже Минсельхоз на птицефабрике. Однако где здесь разные породы?

Скажем, английский сеттер может быть черно-крапчатым, коричнево-крапчатым, желто-крапчатым или оранжево-крапчатым, оставаясь при этом только английским и только сеттером.

И никому в голову не приходит искать здесь разные породы, связывать их как-то с географией, характером использования и полевыми качествами. Хотя и отличия визуальные налицо, и наверняка есть почитатели блю-бельтонов, ливер-бельтонов, лемон-бельтонов или оранж-бельтонов.

Просто потому, что нравятся. Но при чем здесь порода и связь с рабочими качествами? Так засыпающим мифам не дает уснуть человеческое невежество, как написано в одной восточной сказке.

Подводя итог, можно лишь выразить надежду, что единая порода русской подсадной утки, будучи пока недостаточно консолидированной и порой недопустимо разномастной, все-таки дождется своих терпеливых творцов для окончательной огранки уникального селекционного бриллианта русской охотничьей культуры.

Русская подсадная утка: четыре разновидности

И начать, пожалуй, стоит с одной известной цитаты.

Несмотря на некоторую громоздкость, она заслуживает приведения целиком, опустим лишь фрагменты, не относящиеся к экстерьеру и рабочим качествам подсадных.

Дело в том, что, рассуждая о «многопородности» и «чистопородности» подсадных уток, авторы многочисленных публикаций опираются именно на этот текст с минимальными вариациями, или, если сказать чуть грубее, ничтоже сумняшеся переписывают его друг у друга.

Однако первоисточник известен, ибо спорные эти слова принадлежат Виктору Васильевичу Рябову, действительно замечательному знатоку охоты по перу и охоты утиной в частности.

Впервые появились они в его «Охоте на уток и гусей» в 1950 году и в дальнейшем многократно тиражировались автором в более поздних работах. Итак, сама цитата.

«По своему происхождению подсадные утки… делятся на четыре разновидности: тульские, пензенские (то же, что и воронежские), семеновские (в Горьковской области) и саратовские…

Тульская утка… Это некрупная широкая утка (самая мелкая из перечисленных разновидностей), на низких ножках, с темноокрашенным оперением. Тульская утка очень схожа с серой полукряквой, но отличается от последней более темным оперением; ножки «тулячки» темные, у некоторых почти черные; клюв короткий, неширокий.

Селезень в брачном оперении значительно темнее дикого крякового. Голоса тульских уток большей частью сравнительно высокие. Осадка… у некоторых из них очень заркая, и, случается, что тульская утка при высоком голосе, но с отличной короткой осадкой бывает очень добычливой.

Читайте материал «Охотимся с подсадной уткой и чучелами»

Эта разновидность кряковой охотничьей утки в чистом виде стала теперь большой редкостью.

Пензенские и воронежские утки. Пензенские и воронежские утки отличаются прекрасным голосом, поэтому они очень добычливы. В большинстве своем они светлого окраса, светлые у них и лапы: желтовато-красного цвета».

В более поздних изданиях автор пишет о них чуть больше: «Эти утки очень походят на дикую кряковую и размером с нее. Цвет оперения их такой же серо-охристый с буриной на спине. Лапки желтовато-красные. Шейка и клюв короче, чем у диких уток».

Автор статьи на семинаре по подсадным уткам в Долголуговском охотхозяйстве.

«Семеновская утка… Семеновская утка — пропорционально сложенная, некрупная, несколько удлиненной формы, с сравнительно тонкой шейкой и небольшой, хорошего рисунка головкой. От глаз в обе стороны тянутся резко выраженные темные проточинки.

Клюв неширокий, пропорциональной длины, но длиннее, чем у тульских уток, темный, без пятен. Лапки немного темнее, чем у дикой кряквы.

Иногда среди семеновской разновидности встречаются утки, у которых головка окрашена в ровный серый тон и проточинки у глаз выражены слабо… таких уток принято называть «осиновками», или чубарыми. Нередко в одном выводке случаются и чубарые, и обычно окрашенные утки.

Саратовская утка. Это некрупная, но широкая утка желтовато-серого окраса, с короткой шейкой. Особенно бросается в глаза желтоватый оттенок ее оперения. При густом сильном квачке у большинства из них короткие осадки, что для добычливости охоты с подсадными особенно важно».

Читайте материал «Охота с подсадной уткой: невероятные эмоции»

Попробуем разобрать по буквам. Сначала о габаритах. «Некрупная», «размером с крякву», «пропорционального сложения» — это пустые слова, да простит меня уважаемый классик. Все подсадные ровно такие же.

У всех подсадных уток в процессе доместикации клюв стал шире и короче, чем у дикого предка. Короче стала и шея. «Высоких ножек» не бывает по тем же причинам. Все это давно доказано морфометрическими исследованиями.

Ну а такие «конкретные» характеристики, как «чуть шире», «чуть длиннее» применительно к клюву вообще обсуждать несерьезно: из промеренных мною примерно 800 уток разница между самым широким и самым узким клювом составила меньше 5 мм.

Так что все эти «чуть», помимо зоотехнически неприемлемой неконкретности, еще и весьма условны даже в абсолютных цифрах. Зато налицо обычный искренний субъективизм: человек где-то увидел три-пять-десять уток, и они ему показались в чем-то «чуть», чем некие другие.

От качества подсадной утки в значительной степени зависит успех охоты.

Таким образом, кроме небольшой вытянутой, с покатым лбом головки семеновской утки, о чем пишут порой и другие авторы, «выцедить» здесь нечего.

Сразу отмечу, что такая «щучья» головка у подсадных встречается настолько повсеместно и у уток обычной окраски, что никак не позволяет соотнести этот признак ни с «семеновостью», ни с «чубаростью».

Теперь немного колористики. Из вышеприведенного описания и массы похожих на него можно сделать лишь одно действительно научное заключение, и состоит оно в том, что в популяции подсадных уток, помимо особей некоей усредненной номинальной окраски, встречаются:

а) темнооокрашенные экземпляры с соответствующей по тону окраской оголенных частей тела — клюва и ног (от зелено-оливковой до почти черной);

б) светлоокрашенные экземпляры, в оперении которых преобладают бледные желто-серые тона при опять-таки согласованно пигментированных, т.е. светлых клюве и ногах;

в) утки с преобладающим рыжевато-каштаново-охристым тоном окраски пера, так называемые «ореховки».

Фото лапок двух уток из коллекции Андрея Лохматова — «липецкой» и «рязанской». Как говорится, найдите 10 отличий. Или хотя бы одно.

Короче, говоря примитивно, по-пацански: брюнетки, блондинки и рыжие, которые в биологии называются, как известно, меланисты, альбиносы и хромисты. Альбиносы среди подсадных крайне редки, а вот меланистки и хромистки разной степени испорченности как раз и вводят в заблуждение классиков.

Читайте материал «Охота с подсадной: опыт весенних охот»

Вообще окраска пера птиц обусловлена содержанием двух основных групп пигментов: меланинов и липохромов. Высокая концентрация эумеланина обуславливает черный цвет пера, невысокая — серый (вот вам и «осиновки»).

Густое отложение зерен феомеланина даст бурый цвет, а более редкое — рыжевато-охристый различной интенсивности (здравствуйте, «ореховки»!). Липохромы зооксантин и зооэритрин привносят в окраску оперения желто-красно-оранжевые оттенки, которые, смешиваясь с основным тоном, обеспечивают интенсивность «рыжести» или «черности».

Более «серьезный» неполный меланизм, именуемый учеными мужами абундизмом, тоже явление в животном мире не слишком редкое, и вот вам и угольно-черноносые, черноногие «тулячки», и темно-серая голова, и шея «осиновок», у которых при таком тоне, естественно, никаких «проточинок» на голове не различить.

У всех же остальных (вновь вынужденно покритикую В.В. Рябова), а отнюдь не только у семеновских, есть и «проточинки», именуемые «уздечкой», и темная «запятая» от угла рта, именуемая «усом».

И являются они непременным породным признаком подсадной утки, хотя, безусловно, выражены у каждой конкретной птицы в разной степени.

Интенсивность пигментации лишь в определенной мере детерминирована генетически, и нет никаких аргументированных оснований для утверждений о ее «географической» привязке и тем более о сцеплении этих признаков с рабочими качествами.

Читайте материал «Как сделать правильный шалаш»

Опыт «Клуба любителей русской подсадной утки», в рамках мероприятий которого было испытано несколько сотен птиц, не позволяет говорить о достоверной связи особенностей окраски с манными способностями.

Собственно, сам же В.В. Рябов, упоминая о смешанном потомстве «осиновок», дезавуирует «чистопородность» этих уток, указывая на отсутствие одного из самых существенных признаков любой породы — стойкой передачи экстерьерных признаков потомству.

И это, подчеркиваю, наиболее полное описание «породного разнообразия» подсадных уток из имеющихся в охотничьей литературе. Все остальное, как и упомянуто выше, вариации на ту же тему с перестановкой слов.

И еще один существенный нюанс. Будучи в большинстве своем биологами-охотоведами по образованию, профессионалы от охоты незаметно для себя, на подкорковом, так сказать, уровне, оперируют привычными для любого биолога понятиями «вид — подвид».

И здесь, безусловно, есть где разгуляться фантазии, ибо действительно, взаимные отличия некоторых видов тех же птиц (не говоря о подвидах) бывают столь минимальны, что некоего условного перышка или пятнышка может быть достаточно для определения искомого животного в отдельный таксон.

Потому и множатся с каждым годом списки видов, «настроганных» порою просто на ровном месте ради чьей-то диссертации.

Однако в зоотехническом королевстве не все так радужно для любителей игры в систематический лототрон, ибо порода домашнего животного отнюдь не тождественна биологическому виду и вышеупомянутого «перышка-пятнышка» критически недостаточно для выделения селекционного объекта в отдельную номенклатуру.

Читать еще:  Браконьеры убили более 20 амурских тигров с начала 2013 года

Этот принцип абсолютно оправдан и универсален в отношении вообще любых одомашненных существ, каковым и является подсадная утка, прирученная и соответствующим образом отселекционированная кряква Anas platyrhynchos.

Читайте материал «Весенняя охота: в дуэте с подсадной уткой»

Дело в том, что выход популяции в процессе доместикации из-под контроля стабилизирующего отбора резко увеличивает внутрипопуляционное разнообразие, что, собственно, и является материальной основой формирования всех новых пород.

Говоря проще, вариативность тех самых условных «перышек-пятнышек» увеличивается многократно, но, если бы каждое из них становилось признаком новой породы, зоотехникам, утонувшим в безбрежном море «пород» с микроскопическими взаимоотличиями, посочувствовали бы даже энтомологи.

Именно поэтому конкретная, выраженная и стабильная отличимость определенной группы животных от прочих похожих является одним из опорных столпов пространной, но отнюдь не бесконечной балюстрады породного разнообразия братьев наших домашних.

Как мы смогли убедиться выше, таких «железобетонных» отличий одних «пород» подсадных от прочих за два столетия не удалось сыскать ни одному из уважаемых авторов, уделивших внимание подсадной утке.

Можно, конечно, ухватившись за соломинку последнего шанса, выбросить финальный аргумент: «Может, плохо искали?» Но в ответ услышим подлое переменчивое эхо: «А может, их и не было?»

А с чего бы им взяться при столь узкой специализации породы? Не просто узкой, а можно сказать, исчезающе узкой. Ведь ни яйценоскость, ни живая масса, ни вкусовые качества крикуши не интересовали нашего предка-охотника. Причем не интересовали от слова «совсем».

Как в общем-то и все эти лапки, пятнышки на лапках и чешуйки на пятнышках на лапках. Только его величество голос. Аттрактивность брачного сигнала. Все.

Так откуда при столь высокоспециализированном и узкоконкретизированном, сугубо прагматичном отборе взяться каким-то выраженным экстерьерным типам? В таком приземленно практическом вопросе, каковым была охота на селезней, это было просто никому не нужно.

Кто-то пишет: ну, они же, мол, формировались в разных географических зонах. В смысле Липецк и Воронеж — разные географические зоны? Другие рассуждают о различных условиях охоты: мол, волжские разливы не чета лесным речушкам и болотцам. Окей, не чета. А как широтой водной глади может быть обусловлено наличие «уздечки», светлой брови и «уса»?

Читайте материал «Охота с подсадной уткой на селезня переживает второе рождение»

Да, разумеется, есть определенные морфологические различия внутри породы. Как и у всех нас с вами. Индивидуальную изменчивость не властен отменить даже Минсельхоз на птицефабрике. Однако где здесь разные породы?

Скажем, английский сеттер может быть черно-крапчатым, коричнево-крапчатым, желто-крапчатым или оранжево-крапчатым, оставаясь при этом только английским и только сеттером.

И никому в голову не приходит искать здесь разные породы, связывать их как-то с географией, характером использования и полевыми качествами. Хотя и отличия визуальные налицо, и наверняка есть почитатели блю-бельтонов, ливер-бельтонов, лемон-бельтонов или оранж-бельтонов.

Просто потому, что нравятся. Но при чем здесь порода и связь с рабочими качествами? Так засыпающим мифам не дает уснуть человеческое невежество, как написано в одной восточной сказке.

Подводя итог, можно лишь выразить надежду, что единая порода русской подсадной утки, будучи пока недостаточно консолидированной и порой недопустимо разномастной, все-таки дождется своих терпеливых творцов для окончательной огранки уникального селекционного бриллианта русской охотничьей культуры.

Русская подсадная утка: четыре разновидности

Тульские, семеновские, воронежские, пензенские, липецкие, рязанские… Примерно так, щедрыми широкими мазками рисуют многие авторы портрет нашей криковой утки, желая тем самым подчеркнуть породное разнообразие внутри подсадного племени. Только вот породное ли оно и разнообразное ли, попробуем выяснить, опираясь не на дух, а сугубо на букву…

Вот почему ее называют «круговая». ФОТО СЕРГЕЯ ФОКИНА

И начать, пожалуй, стоит с одной известной цитаты.

Несмотря на некоторую громоздкость, она заслуживает приведения целиком, опустим лишь фрагменты, не относящиеся к экстерьеру и рабочим качествам подсадных.

Дело в том, что, рассуждая о «многопородности» и «чистопородности» подсадных уток, авторы многочисленных публикаций опираются именно на этот текст с минимальными вариациями, или, если сказать чуть грубее, ничтоже сумняшеся переписывают его друг у друга.

Однако первоисточник известен, ибо спорные эти слова принадлежат Виктору Васильевичу Рябову, действительно замечательному знатоку охоты по перу и охоты утиной в частности.

Впервые появились они в его «Охоте на уток и гусей» в 1950 году и в дальнейшем многократно тиражировались автором в более поздних работах. Итак, сама цитата.

«По своему происхождению подсадные утки… делятся на четыре разновидности: тульские, пензенские (то же, что и воронежские), семеновские (в Горьковской области) и саратовские…

Тульская утка… Это некрупная широкая утка (самая мелкая из перечисленных разновидностей), на низких ножках, с темноокрашенным оперением. Тульская утка очень схожа с серой полукряквой, но отличается от последней более темным оперением; ножки «тулячки» темные, у некоторых почти черные; клюв короткий, неширокий.

Селезень в брачном оперении значительно темнее дикого крякового. Голоса тульских уток большей частью сравнительно высокие. Осадка… у некоторых из них очень заркая, и, случается, что тульская утка при высоком голосе, но с отличной короткой осадкой бывает очень добычливой.

Эта разновидность кряковой охотничьей утки в чистом виде стала теперь большой редкостью.

Пензенские и воронежские утки. Пензенские и воронежские утки отличаются прекрасным голосом, поэтому они очень добычливы. В большинстве своем они светлого окраса, светлые у них и лапы: желтовато-красного цвета».

В более поздних изданиях автор пишет о них чуть больше: «Эти утки очень походят на дикую кряковую и размером с нее. Цвет оперения их такой же серо-охристый с буриной на спине. Лапки желтовато-красные. Шейка и клюв короче, чем у диких уток».

Автор статьи на семинаре по подсадным уткам в Долголуговском охотхозяйстве. ФОТО АЛЕКАНДРА МИХАЙЛОВА

«Семеновская утка… Семеновская утка — пропорционально сложенная, некрупная, несколько удлиненной формы, с сравнительно тонкой шейкой и небольшой, хорошего рисунка головкой. От глаз в обе стороны тянутся резко выраженные темные проточинки.

Клюв неширокий, пропорциональной длины, но длиннее, чем у тульских уток, темный, без пятен. Лапки немного темнее, чем у дикой кряквы.

Иногда среди семеновской разновидности встречаются утки, у которых головка окрашена в ровный серый тон и проточинки у глаз выражены слабо… таких уток принято называть «осиновками», или чубарыми. Нередко в одном выводке случаются и чубарые, и обычно окрашенные утки.

Саратовская утка. Это некрупная, но широкая утка желтовато-серого окраса, с короткой шейкой. Особенно бросается в глаза желтоватый оттенок ее оперения. При густом сильном квачке у большинства из них короткие осадки, что для добычливости охоты с подсадными особенно важно».

Попробуем разобрать по буквам. Сначала о габаритах. «Некрупная», «размером с крякву», «пропорционального сложения» — это пустые слова, да простит меня уважаемый классик. Все подсадные ровно такие же.

У всех подсадных уток в процессе доместикации клюв стал шире и короче, чем у дикого предка. Короче стала и шея. «Высоких ножек» не бывает по тем же причинам. Все это давно доказано морфометрическими исследованиями.

Ну а такие «конкретные» характеристики, как «чуть шире», «чуть длиннее» применительно к клюву вообще обсуждать несерьезно: из промеренных мною примерно 800 уток разница между самым широким и самым узким клювом составила меньше 5 мм.

Так что все эти «чуть», помимо зоотехнически неприемлемой неконкретности, еще и весьма условны даже в абсолютных цифрах. Зато налицо обычный искренний субъективизм: человек где-то увидел три-пять-десять уток, и они ему показались в чем-то «чуть», чем некие другие.

От качества подсадной утки в значительной степени зависит успех охоты. ФОТО ВИКТОРА ЛУКЬЯНЧЕНКО

Таким образом, кроме небольшой вытянутой, с покатым лбом головки семеновской утки, о чем пишут порой и другие авторы, «выцедить» здесь нечего.

Сразу отмечу, что такая «щучья» головка у подсадных встречается настолько повсеместно и у уток обычной окраски, что никак не позволяет соотнести этот признак ни с «семеновостью», ни с «чубаростью».

Теперь немного колористики. Из вышеприведенного описания и массы похожих на него можно сделать лишь одно действительно научное заключение, и состоит оно в том, что в популяции подсадных уток, помимо особей некоей усредненной номинальной окраски, встречаются:

а) темнооокрашенные экземпляры с соответствующей по тону окраской оголенных частей тела — клюва и ног (от зелено-оливковой до почти черной);

б) светлоокрашенные экземпляры, в оперении которых преобладают бледные желто-серые тона при опять-таки согласованно пигментированных, т.е. светлых клюве и ногах;

в) утки с преобладающим рыжевато-каштаново-охристым тоном окраски пера, так называемые «ореховки».

ФОТО АНДРЕЯ ЛОХМАТОВА Фото лапок двух уток из коллекции Андрея Лохматова — «липецкой» и «рязанской». Как говорится, найдите 10 отличий. Или хотя бы одно.

Короче, говоря примитивно, по-пацански: брюнетки, блондинки и рыжие, которые в биологии называются, как известно, меланисты, альбиносы и хромисты. Альбиносы среди подсадных крайне редки, а вот меланистки и хромистки разной степени испорченности как раз и вводят в заблуждение классиков.

Вообще окраска пера птиц обусловлена содержанием двух основных групп пигментов: меланинов и липохромов. Высокая концентрация эумеланина обуславливает черный цвет пера, невысокая — серый (вот вам и «осиновки»).

Густое отложение зерен феомеланина даст бурый цвет, а более редкое — рыжевато-охристый различной интенсивности (здравствуйте, «ореховки»!). Липохромы зооксантин и зооэритрин привносят в окраску оперения желто-красно-оранжевые оттенки, которые, смешиваясь с основным тоном, обеспечивают интенсивность «рыжести» или «черности».

Более «серьезный» неполный меланизм, именуемый учеными мужами абундизмом, тоже явление в животном мире не слишком редкое, и вот вам и угольно-черноносые, черноногие «тулячки», и темно-серая голова, и шея «осиновок», у которых при таком тоне, естественно, никаких «проточинок» на голове не различить.

У всех же остальных (вновь вынужденно покритикую В.В. Рябова), а отнюдь не только у семеновских, есть и «проточинки», именуемые «уздечкой», и темная «запятая» от угла рта, именуемая «усом».

И являются они непременным породным признаком подсадной утки, хотя, безусловно, выражены у каждой конкретной птицы в разной степени.

ФОТО АНДРЕЯ ЛОХМАТОВА

Интенсивность пигментации лишь в определенной мере детерминирована генетически, и нет никаких аргументированных оснований для утверждений о ее «географической» привязке и тем более о сцеплении этих признаков с рабочими качествами.

Опыт «Клуба любителей русской подсадной утки», в рамках мероприятий которого было испытано несколько сотен птиц, не позволяет говорить о достоверной связи особенностей окраски с манными способностями.

Собственно, сам же В.В. Рябов, упоминая о смешанном потомстве «осиновок», дезавуирует «чистопородность» этих уток, указывая на отсутствие одного из самых существенных признаков любой породы — стойкой передачи экстерьерных признаков потомству.

И это, подчеркиваю, наиболее полное описание «породного разнообразия» подсадных уток из имеющихся в охотничьей литературе. Все остальное, как и упомянуто выше, вариации на ту же тему с перестановкой слов.

И еще один существенный нюанс. Будучи в большинстве своем биологами-охотоведами по образованию, профессионалы от охоты незаметно для себя, на подкорковом, так сказать, уровне, оперируют привычными для любого биолога понятиями «вид — подвид».

И здесь, безусловно, есть где разгуляться фантазии, ибо действительно, взаимные отличия некоторых видов тех же птиц (не говоря о подвидах) бывают столь минимальны, что некоего условного перышка или пятнышка может быть достаточно для определения искомого животного в отдельный таксон.

Читать еще:  На Черном и Азовском морях

Потому и множатся с каждым годом списки видов, «настроганных» порою просто на ровном месте ради чьей-то диссертации.

Однако в зоотехническом королевстве не все так радужно для любителей игры в систематический лототрон, ибо порода домашнего животного отнюдь не тождественна биологическому виду и вышеупомянутого «перышка-пятнышка» критически недостаточно для выделения селекционного объекта в отдельную номенклатуру.

Этот принцип абсолютно оправдан и универсален в отношении вообще любых одомашненных существ, каковым и является подсадная утка, прирученная и соответствующим образом отселекционированная кряква Anas platyrhynchos.

Дело в том, что выход популяции в процессе доместикации из-под контроля стабилизирующего отбора резко увеличивает внутрипопуляционное разнообразие, что, собственно, и является материальной основой формирования всех новых пород.

Говоря проще, вариативность тех самых условных «перышек-пятнышек» увеличивается многократно, но, если бы каждое из них становилось признаком новой породы, зоотехникам, утонувшим в безбрежном море «пород» с микроскопическими взаимоотличиями, посочувствовали бы даже энтомологи.

Именно поэтому конкретная, выраженная и стабильная отличимость определенной группы животных от прочих похожих является одним из опорных столпов пространной, но отнюдь не бесконечной балюстрады породного разнообразия братьев наших домашних.

Как мы смогли убедиться выше, таких «железобетонных» отличий одних «пород» подсадных от прочих за два столетия не удалось сыскать ни одному из уважаемых авторов, уделивших внимание подсадной утке.

Можно, конечно, ухватившись за соломинку последнего шанса, выбросить финальный аргумент: «Может, плохо искали?» Но в ответ услышим подлое переменчивое эхо: «А может, их и не было?»

А с чего бы им взяться при столь узкой специализации породы? Не просто узкой, а можно сказать, исчезающе узкой. Ведь ни яйценоскость, ни живая масса, ни вкусовые качества крикуши не интересовали нашего предка-охотника. Причем не интересовали от слова «совсем».

Как в общем-то и все эти лапки, пятнышки на лапках и чешуйки на пятнышках на лапках. Только его величество голос. Аттрактивность брачного сигнала. Все.

Так откуда при столь высокоспециализированном и узкоконкретизированном, сугубо прагматичном отборе взяться каким-то выраженным экстерьерным типам? В таком приземленно практическом вопросе, каковым была охота на селезней, это было просто никому не нужно.

Кто-то пишет: ну, они же, мол, формировались в разных географических зонах. В смысле Липецк и Воронеж — разные географические зоны? Другие рассуждают о различных условиях охоты: мол, волжские разливы не чета лесным речушкам и болотцам. Окей, не чета. А как широтой водной глади может быть обусловлено наличие «уздечки», светлой брови и «уса»?

Да, разумеется, есть определенные морфологические различия внутри породы. Как и у всех нас с вами. Индивидуальную изменчивость не властен отменить даже Минсельхоз на птицефабрике. Однако где здесь разные породы?

Скажем, английский сеттер может быть черно-крапчатым, коричнево-крапчатым, желто-крапчатым или оранжево-крапчатым, оставаясь при этом только английским и только сеттером.

И никому в голову не приходит искать здесь разные породы, связывать их как-то с географией, характером использования и полевыми качествами. Хотя и отличия визуальные налицо, и наверняка есть почитатели блю-бельтонов, ливер-бельтонов, лемон-бельтонов или оранж-бельтонов.

Просто потому, что нравятся. Но при чем здесь порода и связь с рабочими качествами? Так засыпающим мифам не дает уснуть человеческое невежество, как написано в одной восточной сказке.

Подводя итог, можно лишь выразить надежду, что единая порода русской подсадной утки, будучи пока недостаточно консолидированной и порой недопустимо разномастной, все-таки дождется своих терпеливых творцов для окончательной огранки уникального селекционного бриллианта русской охотничьей культуры.

Как выглядят подсадные утки?

Для того чтобы охота на уток была более эффективной используют приманки. Это утки, которых специально выращивают в помощь охотнику. Наиболее популярна охота с подсадными утками в бассейнах рек Волги и Оки. Разводят таких помощниц на специальных дичефермах.

Охотники предпочитают приобретать молодняк и выращивать птиц самостоятельно. В городе Тула организован клуб заводчиков и подворцев, которые занимаются разведением подсадных уток. Были выработаны стандарты, морфометрические параметры птицы, установлены недостатки в характеристиках.

Среди членов клуба устраиваются выставки, которые способствуют отбору лучших особей-приманок. В 2002 г. на собрании «клуба любителей охоты с подсадными и манными птицам» официально была признана новая порода – русская подсадная утка. В настоящее время ведутся переговоры с европейскими любителями охоты о том, чтобы порода была признана на международном уровне. Как выглядит подсадная утка? Как её обучают для охоты?

Характеристика породы

Подсадную утку используют для привлечения селезней речных видов птиц. Селекционные работы были начаты охотниками ещё в 17 веке. Проводили скрещивание одомашненной кряквы и диких уток. Отбирались эффективные особи, которые привлекали наибольшее количество селезней.

Вначале 20 века над улучшением птицы стали работать селекционеры, были организованы дичефермы. Внешне особи похожи на самок и селезней кряквы, но размером они больше. Специалисты делают следующее описание для самок:

  • оперение самки буро-коричневого цвета; вдоль пера располагаются светлые полосы; перо на теле образует индивидуальный рисунок; он должен быть похожим на перо дикой кряквы;
  • голова у самок гладкая, без чубов, слегка закругленная; крылья хорошо развиты;
  • вес от 1234 г, но не более 1285 г;
  • длина головы – 105-110 мм; ширина 28,5 мм;
  • клюв среднего размера, 48,8 мм; его ширина 23,5 мм; цвет серый с чёрной точкой на конце; по периметру клюва 3-4 выпуклости;
  • крылья плотно прижаты к телу, их длина 264 мм;
  • грудь слегка выдаётся вперёд; имеет округлую форму; её ширина 70,5 мм;
  • длина туловища – 214,7 мм;
  • рулевые перья на хвосте направлены прямо; их размер 106,8 мм;
  • длина лапы 55,9 мм, цевки 56,9 мм;
  • голос громкий с хрипотцой;
  • темперамент активный.

Путём проб и ошибок селекционеры и охотники установили морфометрические признаки самок, которые являются наиболее привлекательными для самцов. Отклонение от данных характеристик определяют птиц, не соответствующих породе. В селекции их не используют.

Для создания птичьих семей отбирают селезней, которые имеют определённые качества. По экстерьеру они идентичны самцам кряквы, но размеры их немного больше, чем у птиц, живущих в дикой природе:

  • селезни яркие с тёмным оперением головы, которое отливает зелёным оттенком. Шея коричневого цвета с украшением в виде белой широкой полосы;
  • грудь у самца тёмно-коричневого цвета;
  • тело серое; серый оттенок переходит в чёрный цвет в области хвоста;
  • масса тела 1352-1400 г. Это почти на 100 г больше веса селезня дикой кряквы;
  • голова немного укорочена, 104 мм, ширина 29,9 мм. Лоб слегка выпуклый. У диких особей голова более плоская, неширокая;
  • клюв, напротив, на 10 см короче. Его длина 48,8 мм, ширина 24,3 мм;
  • длина крыла 267,7 мм;
  • грудь широкая, 319,9 мм, но туловище на 5 см короче, чем у селезня, живущего в дикой природе. Длина составляет 233,9 мм. Селезень кажется подтянутым, с компактным телосложением;
  • длина хвоста 100,5 мм;
  • длина лапы 59,8, цевки 58,9 мм.

Некоторые охотники и птицеводы стараются получить самостоятельно подсадных уток, проводя скрещивание особей домашних пород. Результаты далеки от совершенства. На форумах охотники отмечают, что птицы, выведенные в домашних условиях, чаще отпугивают селезней, нежели привлекают их к себе. Экстерьер у самок может быть похожим на крякву, но голос и поведение утки не будет соответствовать требованиям диких самцов.

Как ухаживать за птицей?

Поголовье содержат в условиях, приближенных к природным. Для уток выстраивают птичник. Его рекомендуют утеплить, но помещение не отапливают. Особей содержат на глубокой подстилке. Она должна быть сухой. В помещении не допускают сквозняков, но предусматривают вентиляцию. Воздух в птичнике должен быть чистым.

Обязательно учитывают скученность поголовья. На 1 м 2 располагают 2 особи. Часто птиц содержат семьями. Они состоят из 2 самок и 1 селезня. Для птичьей семьи предусматривают отдельный вольер. Селезня периодически отсаживают от самок, дают им соскучиться по нему. В этом случае утки будут кричать, звать самца: этого и добиваются охотники.

В то же время самки должны стать настоящими подружками. Их тоже периодически разделяют, рассаживают в отдельные вольеры, огороженные глухой стенкой. В этом случае самки будут слышать друг друга, но увидеться не смогут. Особи начинают кричать. Тренировка голоса является важной частью воспитания подсадной утки.

Если самка находится в вольере одна, то у неё не будет необходимости подавать голос. Ей не надо ни с кем спорить из-за корма, звать селезня или подруг. В этом случае не стоит надеяться, что особь закричит, находясь на водоёме, чтобы позвать самца. Приманки из неё не получится, охота будет неэффективной.

Для содержания птицы необходим водоём. Большую часть времени поголовье должно находиться на воде. Наличие естественного пруда приветствуется. Утка сама будет добывать себе корм днём. Если вблизи хозяйства нет пруда, то его необходимо выстроить. Это делается не из-за экономии кормовой базы.

Утка должна свободно и комфортно себя чувствовать на воде, легко нырять и плавать. Вечером поголовье отводят в помещение или в закрытый вольер. Здесь их кормят зерновой смесью из пшеницы и проса. Летом подачу корма осуществляют 1 раз в день, с учётом того, что основную пищу она найдёт в пруду.

В зимнее время уток кормят 3 раза в день. Утром дают зерновую смесь. В обед растительную пищу с небольшим количеством зерна. Вечернее кормление состоит из сочной травы. Рекомендуют заготовить на зиму ряску и другие водоросли. Их замораживают, измельчают и дают птицам. Зимние купания в водоёме непродолжительные. Особь высушивают и заводят в тепло. В противном случае она обморозит себе лапы.

Если молодняк был приобретён весной, то использовать его можно осенью. Особи должны вырасти, многому научиться. Охотнику надо ещё поработать над воспитанием птиц. Научить их не бояться выстрелов, не реагировать на убитых селезней. Самки должны находиться на том месте, которое необходимо охотнику.

Как воспитывают птицу?

Чтобы утка постоянно находилась на воде, не выходила на берег, для неё обустраивают площадку. Это круг, сделанный из фанеры или из пенопласта. Круг прикрепляют к металлическому пруту. Прут устанавливают в пруду, погружая площадку в воду на 2-3 см. Чтобы утка привыкла отдыхать на заданной для неё площадке, охотник приучает её с помощью корма.

Чтобы самка не улетела, на её лапе укрепляют нагавку. Это кольцо, сделанное из натуральной кожи или пластика. Оно не должно сдавливать лапу, натирать кожу. К нагавке пристёгивают карабин. Карабин соединяет шнуром 2 кольца, на лапе птицы, и на пруте, к которому прикреплена фанерная площадка для утки. Шнур делают плетёным из тёмно-зелёной или коричневой бечёвки. Светлый или яркий шнур будет виден в воде.

Он отпугнёт диких птиц. Бечёвку обрабатывают олифой, чтобы материал не впитывал воду и не загнивал. Рекомендуют плести шнур косичкой. В этом случае он не будет скручиваться, и мешать утке-приманке, двигаться в воде.

Охотники перевозят птиц к водоёму или к месту охоты в корзине. На дно корзины укладывают глубокую подстилку из сена. Уткам должно быть спокойно и комфортно. Приехав к озеру, устанавливают площадки для уток, пристёгивают их шнурами к металлическим прутьям. Дают время, чтобы птицы адаптировались, осмотрелись на месте. Дальнейшее их воспитание проводят на водоёме:

Источники:

http://volgahunter.ru/%D0%B1%D0%B8%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BE%D1%82%D0%B5%D0%BA%D0%B0/the-ideal-length-of-everything-online-backed-by-research.html
http://www.ohotniki.ru/hunting/societys/societys/article/2018/04/28/651148-russkaya-podsadnaya-utka-chetyire-raznovidnosti.html
http://eribka.ru/okhota/russkaja-podsadnaja-utka-chetyre-raznovidnosti
http://labuda.blog/52726
http://goferma.ru/ptitsevodstvo/utki/kak-vyglyadyat-podsadnye-utki.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector