1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Расстрелянные аншлаги: в поисках решения проблемы

Расстрелянные аншлаги: в поисках решения проблемы

Опубликовал: Стас Молотов в Охота 09.07.2018 0 2 просмотра

Я не охотник и не рыбак, но я заядлый грибник. «Уважаемая редакция! Сколько раз мне приходилось видеть в лесу, в поле, на дороге расстрелянные охотниками аншлаги с противопожарной агитацией, которые так старательно вывешивают лесники. Хожу за грибами в подмосковный лес с появления весной сморчков и строчков и до самой поздней осени. Даже указатели о границах охотхозяйств расстреливают так, что порой и прочитать трудно, что там написано. Да что там аншлаги! Неужели за такое, я бы сказал, хулиганство нет никакой ответственности? А иногда они бывают сбиты и валяются под столбами, на которых висели. Малкин, г. Может, надо разъяснить охотникам, что так относиться к чужому труду не следует?» Н. Москва.

фото: Мухамедшина Рафаэля

Да, проблема такая была и есть.

Горько бывает видеть следы дикого отношения человека с ружьем к чужому труду.

Конечно, в этом проявляется, в первую очередь, низкая культура охотника.

Культурный охотник никогда этого себе не позволит.

Однако в связи с этим хотелось бы затронуть еще один вопрос.

В этом стремлении ничего плохого нет. С открытием охоты очень многим охотникам при выезде на охоту хочется пострелять. А где? Чтобы хорошо стрелять, надо тренироваться.

Даже на охотбазах, куда приезжают охотники, не везде имеются надлежащим образом оборудованные места. Далеко не во всех городах имеются стрельбища. За определенную дополнительную плату можно было бы представлять охотникам услуги по пристрелке ружья, преподавать навыки стрельбы, давать возможность пострелять «по тарелочкам». А жаль.

Поэтому нередко бывают подранки, разочарование в достоинствах своего ружья, очень часто совсем не оправданно. Ведь многие охотники не знают ни кучности, ни резкости своего ружья.

Что касается ответственности за уничтожение или повреждение специальных знаков, то она предусмотрена.

Ведь им не дано право составлять протокол. Конечно, встает вопрос, а как быть, если это правонарушение выявил егерь охотхозяйства или лесник, которые устанавливали эти специальные знаки?

Они должны составить акт о правонарушении с участием не менее двух понятых, записать данные как о правонарушителе, так и о свидетелях, если они имеются, и передать материал одному из должностных лиц, которому дано право составлять административный протокол. Выход в этой ситуации простой. Материал можно направлять и прокурору, который вправе возбудить дело о любом административном правонарушении.

Рассматривать дела об этих административных правонарушениях и налагать взыскания вправе должностные лица органов, уполномоченных в области использования, охраны и защиты лесного фонда, а также должностные лица органов, уполномоченных в области охраны, контроля и регулирования использования объектов животного мира и среды их обитания.

Немного истории на эту тему

Проблема правовой защиты от уничтожения и повреждения специальных знаков сопровождает человека на протяжении многих столетий.

Так, в «Русской правде» XIX века читаем: «А иже межу переореть либо перетес, то за обиду 12 гривен» или»А иже дуб подотнеть знаменьныи или метьныи, то 12 гривен продажи».

То есть за уничтожение межи путем перепахивания или перетеса на дереве налагался такой же штраф, как и за кражу холопа — 12 гривен.

На нем ставились специальные ветки, они служили ориентирами. Широко использовался дуб в качестве знака, как наиболее крепкое и долго растущее дерево. Штраф налагался очень высокий. Срубать такой дуб строго запрещалось.

Можно еще привести сравнение: за кражу морского судна налагался штраф в 3 гривны, то есть в 4 раза меньше.

Пойдем дальше по ступеням истории.

В Уложении о наказаниях, подписанных царем Николаем I 15 августа 1845 года по этому вопросу тоже есть норма: «Кто сорвет или истребит выставленные публично от местного начальства или полиции объявления, тот за сие подвергается: или аресту на время от трех дней до трех недель, или же денежному взысканию от одного до десяти рублей, смотря по обстоятельствам, более или менее увеличивающим или уменьшающим его вину».

Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, подписанный Александром II 20 ноября 1864 года тоже не обошел эту проблему: «За порчу или истребление выставленных по распоряжению законных властей гербов, надписей или объявлений, а равно за искажение публичных памятников виновные, если они не имели намерения оказать неуважение властям, подвергаются: аресту не свыше одного месяца или денежному взысканию не свыше ста рублей».

Так-то вот. Следует заметить, что обстоятельствами, увеличивающими вину, признавалась среди других и известная степень образованности и более или менее высокое положение виновного лица в обществе. Есть над чем задуматься и в наше время.

Расстрелянные аншлаги: в поисках решения проблемы

«Уважаемая редакция! Я не охотник и не рыбак, но я заядлый грибник. Хожу за грибами в подмосковный лес с появления весной сморчков и строчков и до самой поздней осени. Сколько раз мне приходилось видеть в лесу, в поле, на дороге расстрелянные охотниками аншлаги с противопожарной агитацией, которые так старательно вывешивают лесники. Да что там аншлаги! Даже указатели о границах охотхозяйств расстреливают так, что порой и прочитать трудно, что там написано. А иногда они бывают сбиты и валяются под столбами, на которых висели. Неужели за такое, я бы сказал, хулиганство нет никакой ответственности? Может, надо разъяснить охотникам, что так относиться к чужому труду не следует?» Н. Малкин, г. Москва.

фото: Мухамедшина Рафаэля

Да, проблема такая была и есть.

Горько бывает видеть следы дикого отношения человека с ружьем к чужому труду.

Конечно, в этом проявляется, в первую очередь, низкая культура охотника.

Культурный охотник никогда этого себе не позволит.

Однако в связи с этим хотелось бы затронуть еще один вопрос.

С открытием охоты очень многим охотникам при выезде на охоту хочется пострелять. В этом стремлении ничего плохого нет. Чтобы хорошо стрелять, надо тренироваться. А где?

Далеко не во всех городах имеются стрельбища. Даже на охотбазах, куда приезжают охотники, не везде имеются надлежащим образом оборудованные места. А жаль. За определенную дополнительную плату можно было бы представлять охотникам услуги по пристрелке ружья, преподавать навыки стрельбы, давать возможность пострелять «по тарелочкам».

Читать еще:  Куда идет наша охота и к чему уже пришли

Ведь многие охотники не знают ни кучности, ни резкости своего ружья. Поэтому нередко бывают подранки, разочарование в достоинствах своего ружья, очень часто совсем не оправданно.

Что касается ответственности за уничтожение или повреждение специальных знаков, то она предусмотрена.

Конечно, встает вопрос, а как быть, если это правонарушение выявил егерь охотхозяйства или лесник, которые устанавливали эти специальные знаки? Ведь им не дано право составлять протокол.

Выход в этой ситуации простой. Они должны составить акт о правонарушении с участием не менее двух понятых, записать данные как о правонарушителе, так и о свидетелях, если они имеются, и передать материал одному из должностных лиц, которому дано право составлять административный протокол. Материал можно направлять и прокурору, который вправе возбудить дело о любом административном правонарушении.

Рассматривать дела об этих административных правонарушениях и налагать взыскания вправе должностные лица органов, уполномоченных в области использования, охраны и защиты лесного фонда, а также должностные лица органов, уполномоченных в области охраны, контроля и регулирования использования объектов животного мира и среды их обитания.

Немного истории на эту тему

Проблема правовой защиты от уничтожения и повреждения специальных знаков сопровождает человека на протяжении многих столетий.

Так, в «Русской правде» XIX века читаем: «А иже межу переореть либо перетес, то за обиду 12 гривен» или»А иже дуб подотнеть знаменьныи или метьныи, то 12 гривен продажи».

То есть за уничтожение межи путем перепахивания или перетеса на дереве налагался такой же штраф, как и за кражу холопа — 12 гривен.

Широко использовался дуб в качестве знака, как наиболее крепкое и долго растущее дерево. На нем ставились специальные ветки, они служили ориентирами. Срубать такой дуб строго запрещалось. Штраф налагался очень высокий.

Можно еще привести сравнение: за кражу морского судна налагался штраф в 3 гривны, то есть в 4 раза меньше.

Пойдем дальше по ступеням истории.

В Уложении о наказаниях, подписанных царем Николаем I 15 августа 1845 года по этому вопросу тоже есть норма: «Кто сорвет или истребит выставленные публично от местного начальства или полиции объявления, тот за сие подвергается: или аресту на время от трех дней до трех недель, или же денежному взысканию от одного до десяти рублей, смотря по обстоятельствам, более или менее увеличивающим или уменьшающим его вину».

Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, подписанный Александром II 20 ноября 1864 года тоже не обошел эту проблему: «За порчу или истребление выставленных по распоряжению законных властей гербов, надписей или объявлений, а равно за искажение публичных памятников виновные, если они не имели намерения оказать неуважение властям, подвергаются: аресту не свыше одного месяца или денежному взысканию не свыше ста рублей».

Следует заметить, что обстоятельствами, увеличивающими вину, признавалась среди других и известная степень образованности и более или менее высокое положение виновного лица в обществе. Так-то вот. Есть над чем задуматься и в наше время.

Расстрелянные аншлаги: в поисках решения проблемы

«Уважаемая редакция! Я не охотник и не рыбак, но я заядлый грибник. Хожу за грибами в подмосковный лес с появления весной сморчков и строчков и до самой поздней осени. Сколько раз мне приходилось видеть в лесу, в поле, на дороге расстрелянные охотниками аншлаги с противопожарной агитацией, которые так старательно вывешивают лесники. Да что там аншлаги! Даже указатели о границах охотхозяйств расстреливают так, что порой и прочитать трудно, что там написано. А иногда они бывают сбиты и валяются под столбами, на которых висели. Неужели за такое, я бы сказал, хулиганство нет никакой ответственности? Может, надо разъяснить охотникам, что так относиться к чужому труду не следует?» Н. Малкин , г. Москва .

фото: Мухамедшина Рафаэля

Да, проблема такая была и есть.

Горько бывает видеть следы дикого отношения человека с ружьем к чужому труду.

Конечно, в этом проявляется, в первую очередь, низкая культура охотника.

Культурный охотник никогда этого себе не позволит.

Однако в связи с этим хотелось бы затронуть еще один вопрос.

С открытием охоты очень многим охотникам при выезде на охоту хочется пострелять. В этом стремлении ничего плохого нет. Чтобы хорошо стрелять, надо тренироваться. А где?

Далеко не во всех городах имеются стрельбища. Даже на охотбазах, куда приезжают охотники, не везде имеются надлежащим образом оборудованные места. А жаль. За определенную дополнительную плату можно было бы представлять охотникам услуги по пристрелке ружья, преподавать навыки стрельбы, давать возможность пострелять «по тарелочкам».

Ведь многие охотники не знают ни кучности, ни резкости своего ружья. Поэтому нередко бывают подранки, разочарование в достоинствах своего ружья, очень часто совсем не оправданно.

Что касается ответственности за уничтожение или повреждение специальных знаков, то она предусмотрена.

Конечно, встает вопрос, а как быть, если это правонарушение выявил егерь охотхозяйства или лесник, которые устанавливали эти специальные знаки? Ведь им не дано право составлять протокол.

Выход в этой ситуации простой. Они должны составить акт о правонарушении с участием не менее двух понятых, записать данные как о правонарушителе, так и о свидетелях, если они имеются, и передать материал одному из должностных лиц, которому дано право составлять административный протокол. Материал можно направлять и прокурору, который вправе возбудить дело о любом административном правонарушении.

Рассматривать дела об этих административных правонарушениях и налагать взыскания вправе должностные лица органов, уполномоченных в области использования, охраны и защиты лесного фонда, а также должностные лица органов, уполномоченных в области охраны, контроля и регулирования использования объектов животного мира и среды их обитания.

Читать еще:  Почему медведь напал на человека?

Немного истории на эту тему

Проблема правовой защиты от уничтожения и повреждения специальных знаков сопровождает человека на протяжении многих столетий.

Так, в «Русской правде» XIX века читаем: «А иже межу переореть либо перетес, то за обиду 12 гривен» или»А иже дуб подотнеть знаменьныи или метьныи, то 12 гривен продажи».

То есть за уничтожение межи путем перепахивания или перетеса на дереве налагался такой же штраф, как и за кражу холопа — 12 гривен.

Широко использовался дуб в качестве знака, как наиболее крепкое и долго растущее дерево. На нем ставились специальные ветки, они служили ориентирами. Срубать такой дуб строго запрещалось. Штраф налагался очень высокий.

Можно еще привести сравнение: за кражу морского судна налагался штраф в 3 гривны, то есть в 4 раза меньше.

Пойдем дальше по ступеням истории.

В Уложении о наказаниях, подписанных царем Николаем I 15 августа 1845 года по этому вопросу тоже есть норма: «Кто сорвет или истребит выставленные публично от местного начальства или полиции объявления, тот за сие подвергается: или аресту на время от трех дней до трех недель, или же денежному взысканию от одного до десяти рублей, смотря по обстоятельствам, более или менее увеличивающим или уменьшающим его вину».

Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, подписанный Александром II 20 ноября 1864 года тоже не обошел эту проблему: «За порчу или истребление выставленных по распоряжению законных властей гербов, надписей или объявлений, а равно за искажение публичных памятников виновные, если они не имели намерения оказать неуважение властям, подвергаются: аресту не свыше одного месяца или денежному взысканию не свыше ста рублей».

Следует заметить, что обстоятельствами, увеличивающими вину, признавалась среди других и известная степень образованности и более или менее высокое положение виновного лица в обществе. Так-то вот. Есть над чем задуматься и в наше время.

Расстрелянные аншлаги: в поисках решения проблемы

«Уважаемая редакция! Я не охотник и не рыбак, но я заядлый грибник. Хожу за грибами в подмосковный лес с появления весной сморчков и строчков и до самой поздней осени. Сколько раз мне приходилось видеть в лесу, в поле, на дороге расстрелянные охотниками аншлаги с противопожарной агитацией, которые так старательно вывешивают лесники. Да что там аншлаги! Даже указатели о границах охотхозяйств расстреливают так, что порой и прочитать трудно, что там написано. А иногда они бывают сбиты и валяются под столбами, на которых висели. Неужели за такое, я бы сказал, хулиганство нет никакой ответственности? Может, надо разъяснить охотникам, что так относиться к чужому труду не следует?» Н. Малкин, г. Москва.

фото: Мухамедшина Рафаэля

Да, проблема такая была и есть.

Горько бывает видеть следы дикого отношения человека с ружьем к чужому труду.

Конечно, в этом проявляется, в первую очередь, низкая культура охотника.

Культурный охотник никогда этого себе не позволит.

Однако в связи с этим хотелось бы затронуть еще один вопрос.

С открытием охоты очень многим охотникам при выезде на охоту хочется пострелять. В этом стремлении ничего плохого нет. Чтобы хорошо стрелять, надо тренироваться. А где?

Далеко не во всех городах имеются стрельбища. Даже на охотбазах, куда приезжают охотники, не везде имеются надлежащим образом оборудованные места. А жаль. За определенную дополнительную плату можно было бы представлять охотникам услуги по пристрелке ружья, преподавать навыки стрельбы, давать возможность пострелять «по тарелочкам».

Ведь многие охотники не знают ни кучности, ни резкости своего ружья. Поэтому нередко бывают подранки, разочарование в достоинствах своего ружья, очень часто совсем не оправданно.

Что касается ответственности за уничтожение или повреждение специальных знаков, то она предусмотрена.

Конечно, встает вопрос, а как быть, если это правонарушение выявил егерь охотхозяйства или лесник, которые устанавливали эти специальные знаки? Ведь им не дано право составлять протокол.

Выход в этой ситуации простой. Они должны составить акт о правонарушении с участием не менее двух понятых, записать данные как о правонарушителе, так и о свидетелях, если они имеются, и передать материал одному из должностных лиц, которому дано право составлять административный протокол. Материал можно направлять и прокурору, который вправе возбудить дело о любом административном правонарушении.

Рассматривать дела об этих административных правонарушениях и налагать взыскания вправе должностные лица органов, уполномоченных в области использования, охраны и защиты лесного фонда, а также должностные лица органов, уполномоченных в области охраны, контроля и регулирования использования объектов животного мира и среды их обитания.

Немного истории на эту тему

Проблема правовой защиты от уничтожения и повреждения специальных знаков сопровождает человека на протяжении многих столетий.

Так, в «Русской правде» XIX века читаем: «А иже межу переореть либо перетес, то за обиду 12 гривен» или»А иже дуб подотнеть знаменьныи или метьныи, то 12 гривен продажи».

То есть за уничтожение межи путем перепахивания или перетеса на дереве налагался такой же штраф, как и за кражу холопа — 12 гривен.

Широко использовался дуб в качестве знака, как наиболее крепкое и долго растущее дерево. На нем ставились специальные ветки, они служили ориентирами. Срубать такой дуб строго запрещалось. Штраф налагался очень высокий.

Можно еще привести сравнение: за кражу морского судна налагался штраф в 3 гривны, то есть в 4 раза меньше.

Пойдем дальше по ступеням истории.

В Уложении о наказаниях, подписанных царем Николаем I 15 августа 1845 года по этому вопросу тоже есть норма: «Кто сорвет или истребит выставленные публично от местного начальства или полиции объявления, тот за сие подвергается: или аресту на время от трех дней до трех недель, или же денежному взысканию от одного до десяти рублей, смотря по обстоятельствам, более или менее увеличивающим или уменьшающим его вину».

Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, подписанный Александром II 20 ноября 1864 года тоже не обошел эту проблему: «За порчу или истребление выставленных по распоряжению законных властей гербов, надписей или объявлений, а равно за искажение публичных памятников виновные, если они не имели намерения оказать неуважение властям, подвергаются: аресту не свыше одного месяца или денежному взысканию не свыше ста рублей».

Читать еще:  АНТИКРИЗИСНЫЕ СОВЕТЫ

Следует заметить, что обстоятельствами, увеличивающими вину, признавалась среди других и известная степень образованности и более или менее высокое положение виновного лица в обществе. Так-то вот. Есть над чем задуматься и в наше время.

Жителей села Еремково, которые попросили их расстрелять и закопать, обвинили в организации митинга за попытку встретиться с журналистами

В середине ноября этого года сетевое издание «Нос» рассказало о жителях села Еремково Удомельского района Тверской области, которые оказались настолько истерзаны равнодушием местных властей к накопившимся на селе проблемам, что написали открытое письмо на имя президента России Владимира Путина, в котором попросили их расстрелять и закопать

Несмотря на то, что сегодня проблема загибающихся деревень и сел совершенно не нова, эта история получила неожиданный резонанс. Ей заинтересовались ряд федеральных изданий, которые выехали на место событий и погрузились в царящее в Еремково средневековье. А на этой неделе в Удомельском районе побывал и телеканал ТВЦ, который, по имеющейся информации, готовит сюжет для программы Алексея Пушкова «Постскриптум».

На этом фоне местная власть заметно зарефлексировала.

Как сообщил на своей странице в Facebook депутат Удомельской городской думы Дмитрий Подушков, областное правительство явно не желает засветиться на одном из центральных каналов в столь неприглядном деле и уже выходило на руководство ТВЦ с убедительной просьбой — сюжет о Еремково в эфир не выдавать.

Чтобы выяснить подробности происходящего, издание «Нос» снова связалось с инициатором письма президенту учителем Любовью Петровой.

Напомним, жители села Еремково жаловались на отсутствие света на улицах населенного пункта, пешеходного перехода через железнодорожные пути и убитые дороги. Свою борьбу за восстановление уличного освещения горожане ведут с 2013 года.

Как говорит Любовь Александровна, стучались во все двери, начиная с местной администрации, прокуратуры и заканчивая аппаратом губернатора Тверской области и президента. В ответ — обещания, которые так и остались лишь на бумаге.

По словам Любови Петровой, ее обращения в прокуратуру Тверской области, а также в правительство тверского региона пришли два абсолютно идентичных ответа за подписью…. главы Удомельского городского округа Рема Рихтера. В своих письмах (копии документов имеются в распоряжении нашей редакции) чиновник объяснил отсутствие освещения недавним ураганом. Видимо, как-то запамятовал, что стихия в тверском регионе случилась в октябре этого года, а вот освещения на улице в Еремково нет уже без малого 6 лет.

Такая же странная история и с переходом через железную дорогу, который был признан несанкционированным и потому ликвидирован. Как утверждает в своем ответе глава Удомельского городского округа, в настоящее время на расстоянии 100 метров от демонтированного перехода функционирует железнодорожный переезд, оборудованный пешеходной дорожкой. Такой вывод чиновник, вероятно, сделал на основании полученного им ответа по данному вопросу от заместителя главного инженера Октябрьской железной дороги В.И Иванова (копия письма также имеется в редакции).

«Это полный обман, — говорит Любовь Александровна. — Метров там 220 с лишним, но, самое главное, что никакой пешеходной дорожки там нет и в помине». Возможно, что ни инженер Иванов, ни глава района Рем Рихтер об этом не знают, поскольку лично никто из них там не был.

«Гиря до полу дошла, — продолжает педагог. — Потому что надоели уже эти отписки». Жителей убивает порочная практика — спускать все обращения и жалобы граждан, как бы высоко они ни были адресованы, для ответов вниз — тем чиновникам, которые по сути и являются виновниками сложившейся ситуации.

«Так нас сразу уведомляют о том, что вы пишите хоть куда, хоть президенту, хоть губернатору, а рассматривать вопросы все равно будут на местах», — выражает всеобщее негодование собеседница издания.

Встречи с журналистами из столицы проходили, по словам жительницы, также непросто.

«Когда в Еремково приехал корреспондент из газеты, нам попытались пришить организацию митинга, — рассказывает Любовь Александровна. — Приехала прокуратура нас допрашивать, почему митинг был несанкционированный, почему мы о нем не заявили. Но никакого митинга не было и даже не намечалось. Была лишь встреча жителей с журналистом из федерального СМИ в местном ДК».

Как рассказывает Любовь Петрова, после выхода первых материалов о ситуации в Еремково раздался звонок из местной санчасти, в котором людей предупредили, что, если они продолжат жаловаться, то существующий медицинский пункт будет закрыт.

Сейчас же сельчане настроены не просто не допустить его закрытия, но и добиться ремонта ФАП (фельдшерско-акушерский пункт). Еще одна проблема, по словам педагога, здание местной почты, где отсутствует туалет, и работники вынуждены справлять нужду в кустах, невзирая на погоду и время года.

И все же результат есть. Благодаря активности самих граждан, а также силами СМИ на злополучной улице, где во мгле потерялась ехавшая на вызов «скорая», наконец повесили фонари, грейдировали дорогу, жителям отремонтировали колонку.

За это Любовь Александровна благодарна прежде всего журналистам.

«Больше всего удручает, что никакого истинного раскаяния чиновники не испытывают, им совершенно наплевать на наши проблемы. Они приезжают и пытаются что-то срочно исправить, только потому, что их петух клюнул в одно место», — отмечает собеседница издания.

Действительно, чем, как не тотальным равнодушием, еще можно объяснить тот факт, что в XXI веке, пустить грейдер и повесить два фонаря на сельской улице, можно лишь с помощью целого десанта СМИ и, желательно, федеральных. Говоря об истории села Еремково, мы все понимаем, что сейчас на кону судьба не только этого крошечного населенного пункта и его жителей, но и всех подобных сел и деревень, всей русской провинции.

Источники:

http://osnastka-art.ru/rasstrelyannye-anshlagi-v-poiskax-resheniya-problemy/
http://www.ohotniki.ru/hunting/societys/societys/article/2018/07/09/651690-rasstrelyannyie-anshlagi-v-poiskah-resheniya-problemyi.html
http://news.myseldon.com/ru/news/index/191457354
http://labuda.blog/78405
http://pikabu.ru/story/zhiteley_sela_eremkovo_kotoryie_poprosili_ikh_rasstrelyat_i_zakopat_obvinili_v_organizatsii_mitinga_za_popyitku_vstretitsya_s_zhurnalistami_7087441

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector