2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Подсадная утка: история происхождения

Подсадная утка: история происхождения

Свадебная бутылка.

Яркий кожаный ремень.

Шапка 3D «Черная кошка».

Мишка.

Пирог.

Одной из самых поэтичных русских охот является охота на селезня с подсадной уткой. Смею утверждать, что самой знаменитой породой подсадных уток на Руси является тульская подсадная. Ведь какие необходимы предпосылки для возникновения породы подсадных уток и охоты с подсадной. Первое условие — большое количество вводно-болотных угодий как мест проведения охоты. Второе — массовый весенний пролет утиных. Третье условие — доступность ружья. Четвертое — определенный уклад жизни, необходимый для разведения уток, — сельский или пригородный дом и водоем.

Рассмотрим их по порядку. Известно, что массовый пролет водоплавающих птичьих стай с юга на север идет вдоль разливов рек того же направления. В Европейской части страны это Волга и Дон. Дон берет свое начало на Тульской земле, а Ока с многочисленными притоками широко представляет Волжский бассейн на территории области. Реки, речушки, старицы, болота и болотца до побед мелиорации занимали огромные территории губернии, едва ли уступающие количеству пахотных земель.

О ружье несколько подробнее. Ради сбережения государства Российского великий князь Василий III решил превратить Тулу в крепость и сделать ее центром всей южной оборонительной системы. Крымское ханство в те времена при поддержке Турецкого султана «многие беды хрестиянам творяху». После возведения кремля в 1520 г. Тула действительно стала надежным оплотом южных рубежей непокоренной ни одним иноземным завоевателем!

Для ремонта старых и выделки новых сабель и пищалей в 1599 году в Туле были поселены правительством 30 «самопальных мастеров». Развитию кузнечного дела способствовала доступность железной руды, издревле добывавшейся в тридцати верстах от Тулы, около древней столицы вятичей Дедославля, ныне — село Дедилово.

К 1700 году сословие тульских оружейников насчитывало уже более 1000 человек! А в 1712 году именным указом Петра I был основан казенный оружейный завод. Но большая часть мастеров продолжала выделывать оружие на дому. Уже в 1720 году количество выпущенных здесь ружей достигло 22 тысяч.

Несмотря на строжайшие требования к качеству оружия и количественного выполнения «урока», под угрозой «. вечного разорения и битья батогами», из-за примитивной технологии не все ружья проходили строгую государеву приемку и оседали в руках мастеровых, тешивших душу охотой.

Осуществлялась и продажа оружия. Так, в Государевой грамоте от 29.02.1632 г. разрешалась вольная продажа на сторону разных изделий и даже пушек после выполнения «госзаказа». Выполнялись и частные заказы, даже серийные. Так, в 1672 г. казенные кузнецы Петрушка Варламов, Ивашка Орехов, Власка да Ивашко Филипповы изготовляли 10 стволов «винтовальныхъ красныхъ длиною въ полтора аршина» (в современной трактовке — нарезных улучшенной отделки). Подтверждалось право всяким оружием торговать «беспрепятственно на основании узаконения городских, как и в чужие края отпускать» и § 134 «Положения о Тульском заводе» 1782 г. Да и по цене доступно было купить понравившуюся тульскую фузею. Стоила она 1 руб. 50 коп., а заработок рядового работника, доходил до 6 руб. 90 коп. в месяц!

В 1821 г. в лавке тульского мещанина Антона Пономарева уже широко продавались «ружья короткие охотницкие, зделанные на манер немецких и длинноствольные, в ложах зделанных на манер черкесских, винтовальные и кругляки. ».

Таким образом, можно смело утверждать о широком распространении ружей в руках туляков начиная с ХVII в., без которых немыслима успешная охота на уток. В других местах России таких «тепличных» для ружейных охотников условий в те годы не существовало.

Теперь о разведении уток. Все обширные оружейные производства, мельничное и пильное дело требовали вододействующих машин с сопутствующими прудами-накопителями водной энергии. Многочисленные барские усадьбы немыслимы были без прудового рыбного хозяйства. Достаточно упомянуть, что свое победное шествие по Центральной России прудовой карп начал именно с тульских прудов. В 1762 г. Андрей Тимофеевич Болотов, один из основоположников отечественного прудового рыбного хозяйства, привез в бочках из-под Кенигсберга (!) в с. Дворяниново (ныне Заокский р-н) первых «карпиев». Поэтому в достатке и вблизи домов повсеместно находились удобные водоемы для разведения уток.

Как мы видим соблюдены все условия возникновения охоты с подсадными утками и самой породы подсадных уток. А что же говорят исторические источники о предмете нашего исследования.

Позволю себе несколько цитат из книги В. В. Рябова «Охота по перу». Вот что пишет автор в 1966 г. о Тульских утках: «. некрупная широкая утка (самая мелкая из всех. ), на низких ножках, с темноокрашенным оперением. Тульская утка очень схожа с серой полукряковой, но отличается от последней более темным оперением; ножки «тулячки» темные, у некоторых почти черные; клюв короткий, неширокий. Селезень в брачном оперении значительно темнее дикого крякового».

Еще в XIX веке на Нижегородской ярмарке «. особенно ценились чистопородные некрупные черноносые тулячки — тульские утки».

«В Нижнем Новгороде в начале 20-х годов было много больших любителей и знатоков этой охоты как среди городских, так и среди заволжских охотников-промысловиков. Некоторые из них завозили себе уток из Воронежской и Тульской губерний».

«Не так давно, примерно лет 30 назад, охота с подсадными утками распространилась и среди петроградских и вологодских охотников».

Таким образом, небольшой размер, вкупе с темной окраской клюва и ножек, являлись типичными внешними признаками «чистопородной» тульской утки. А без выдающихся рабочих качеств трудно себе представить столь широкое распространение в разных регионах России этой маленькой «маломясной» птицы.

О маленьком размере и выдающихся рабочих качествах тулячек указывает и один из лучших современных знатоков подсадных уток С. Ю. Фокин. «Я видел прекрасно работающих изящных маленьких тульских уточек. И в то же время в течение нескольких сезонов наслаждался работой- пары очень крупных черноклювых подсадных, привезенных в наш питомник из Нижегородской области охотоведом В. Е. Размахниным».

Можно предполагать, что именно из Тулы охота с подсадной и распространилась дальше, сначала вниз по Дону до Воронежа, окрестности которого в XVII в. активно заселялись переселенцами из «верховых» губерний, а позже — по Волге, до Саратова. Несколько позднее подсадные утки были завезены в Сибирь — в Томск, Новосибирск, Красноярск и на Алтай.

«Та самая подсадная утка, которую мы имеем в настоящее время, произошла в результате народной селекции, узконаправленной на развитие таких охотничьих качеств, как голос и поведение» пишет В. А. Лобанов, один из лучших специалистов по подсадным уткам России. Простое скрещивание диких уток с домашними не дает необходимых манных качеств.

Придать новый импульс этой работе было решено в Тульской региональной общественной организации охотников и рыболовов (ТРОООиР) (председатель СИ. Цурко). С этой целью впервые в истории России 4 октября состоялась Первая Тульская областная выставка подсадных уток, посвященная 50-летию Ассоциации «Росохотрыболовсоюз».

На выставку собрались самые преданные породе заводчики из Тулы, Узловского, Щекинского и Ленинского районов. Не обошлось и без курьезов. Один из участников от волнения не смог удержать свою питомицу, и она, почувствовав свободу, тут же продемонстрировала великолепные летные качества, скрывшись в небе. Пусть пока невелико число участников, поголовье выставленных к осмотру уток удостоилось самых лучших похвал от строгого судейского жюри — биолога-охотоведа В. А. Лобанова, президента Клуба подсадных и манных птиц, учрежденного под эгидой «Росохотрыболовсоюза» и научного сотрудника Московской сельскохозяйственной академии им. К.А. Тимирязева А. В. Кулишова.

По итогам выставки в торжественной обстановке заместитель председателя ТРОООиР Е. А. Братчиков наградил всех участников почетными дипломами Общества и выразил надежду, что первые шаги в организации планомерной научной работы с породой подсадных уток помогут сохранить и приумножить многовековую славу тульской подсадной утки.

Подсадная утка: история происхождения

В журнале «Охота и охотничье хозяйство» № 4 за 2017 год была опубликована статья В.А. Лобанова «Происхождение подсадной утки».

Фото Richard Bartz/wikimedia.org (CC BY-SA 2.5)

Оставим в стороне безапелляционность заявления, не допускающего сомнения, откуда есть эта охотничья птица.

Автору, вероятно, известно это доподлинно, хотя в статье прослеживаются целых три версии происхождения подсадной утки. Причем с оговорками «возможно», «могло быть» и пр. Не будем рассматривать некорректность отнесения Дании и Голландии к прибалтийским странам.

О дезориентации во времени и пространстве упомянем ниже. Пропустим даже то, что в названии организации, президентом которой является сам автор, он допустил ошибку. Правильное название «Клуб любителей охоты с подсадными и манными птицами», а не утками, как следует из статьи.

Рассмотрим написанное автором по существу. В кратком изложении суть версий такова. Версия первая — скучноватая.

Охота с подсадной уткой зародилась в просвещенной Дании в XI–XII веках, откуда через новаторскую Северную Германию распространилась в прогрессивные Голландию, Францию и Италию, дойдя до отсталой Великобритании к XVIII веку. Российские просторы эта версия обходит стороной.

Читать еще:  Про кризис и оружие детям?

Версия вторая — экзотическая.

Среди гавайских водно-болотных ландшафтов жил-был эндемик — то ли лайсанская, похожая на гренландскую, то ли просто гавайская кряква. Гавайскую впервые описал Sclater в 1878 году, назвав Anas wyvilliana.

«В силу своих охотничьих качеств» или карликовости роста(?) эндемик привлек внимание голландских мореплавателей, которые в начале XVII в. завезли его в Европу. Напомним, кстати, что открытие Гавайев экспедицией Д. Кука, произошло в 1778 г., т.е. в XVIII веке.

Размножив гавайскую крякву в датской (?!) Прибалтике, торговцы стали продавать ее во Фландрию, откуда, вероятно, она попала в Англию к великому натуралисту Чарльзу Дарвину, который вновь впервые (после Sclater?) почему-то

в 1941 г. описал эту уникальную птицу в качестве Манной утки (у автора — с большой буквы). В настоящее время: «У любителей-птицеводов эти утки называются карликовыми декоративными (уже не Манными?) и представлены множеством цветовых вариаций».

Наконец, версия третья — национально-классовая.

Великодушный автор допускает возможность, что и русские моряки, обогнав голландцев, завезли на Русь голосистых «Манных» уток гавайских аборигенов в XVI (?!) веке и стали использовать их в декоративных целях в дворянских усадьбах.

Спустя 300 лет, «…где-то в XIX»(?!), после смешения дворянской Манной и крестьянской Домашней уток (у автора опять-таки с большой буквы) и выведения Подсадной утки, уже она стала использоваться в целях охоты.

Первая версия — не выдерживает критики со стороны отечественных археологов. В работах Е.Д. Каверзневой и А.В. Емельянова (1992 г.) было отмечено, что кости водоплавающих птиц, уток и гусей, найденные при раскопках волосовских поселений, расположенных на территории Центральной России и в Поволжье (III—II тысячелетие до н. э.), «…более массивны, нежели это положено дикой птице.

Отсюда можно сделать вывод, что жители… обрезали утятам маховые перья, чтобы птица не могла улететь. Видимо, это был первый шаг к одомашниванию гусей и уток». Так что датчане в использовании и разведении уток далеко не первопроходцы.

Прежде рассмотрения второй версии — немного теории.

Добычливость охоты с подсадной уткой неразрывно связана массовым пролетом утиных стай на места гнездовий и с брачным поведением уток в период весенней и осенней миграции. В состояние «перелетного беспокойства» весной утки переходят из-за удлинения светового дня, изменяющего работу гипофиза и активизирующего выработку половых гормонов.

Пары у уток формируются осенью по мере сокращения долготы дня в период «ложного брачного возбуждения», а также на местах зимовки.

Для того чтобы весной отманить селезня от «законной супруги», подсадная утка должна обладать выдающимися манными качествами как в поведении, так и особенно в голосовых данных.
Оставим на совести автора выбор места происхождения предков русской подсадной утки на Гавайских островах.

Известно, что ранее автор искал этих предков в Китае, но безуспешно. Теперь вот Гавайи — после острова Пасхи самый отдаленный от материка населенный центр в мире! Архипелаг расположен в 3850 км от Калифорнии (США) и в 6195 км от Японии.

Как утверждают ученые, первые полинезийцы прибыли на острова между 300–800 гг. н.э. Возможно, они и завезли с собой одомашненную крякву. Маловероятно, что кряква сама могла преодолеть такие огромные океанские просторы.

Утка-кряква (Anas platyrchynchus), обычная в Средней полосе России, гнездится по всей Северной Америке и Евразии, от тундр до субтропиков. Этот вид очень пластичен. Неудивительно, что некоторые популяции, попав на тропические острова, могли остаться там жить и стали оседлыми.

В силу островной изолированности со временем образовались подвиды названные гавайская кряква (Anas (platyrhynchus) wyvilliana) и лайсанский чирок (Anas (platyrhynchus) laysanensis ). Сейчас такие формы считают даже отдельными (но близкими) видами.

А теперь перейдем ко второй версии.

В силу природно-климатических особенностей тропических островов сезонных миграций гавайские утки не имеют. Яйца откладывают круглый год, хотя для сеголеток первый брачный сезон длится с декабря по май.

Подсадная утка: история происхождения

Фото Richard Bartz/wikimedia.org (CC BY-SA 2.5)

Оставим в стороне безапелляционность заявления, не допускающего сомнения, откуда есть эта охотничья птица.

Автору, вероятно, известно это доподлинно, хотя в статье прослеживаются целых три версии происхождения подсадной утки. Причем с оговорками «возможно», «могло быть» и пр. Не будем рассматривать некорректность отнесения Дании и Голландии к прибалтийским странам.

О дезориентации во времени и пространстве упомянем ниже. Пропустим даже то, что в названии организации, президентом которой является сам автор, он допустил ошибку. Правильное название «Клуб любителей охоты с подсадными и манными птицами», а не утками, как следует из статьи.

Рассмотрим написанное автором по существу. В кратком изложении суть версий такова. Версия первая — скучноватая.

Охота с подсадной уткой зародилась в просвещенной Дании в XI–XII веках, откуда через новаторскую Северную Германию распространилась в прогрессивные Голландию, Францию и Италию, дойдя до отсталой Великобритании к XVIII веку. Российские просторы эта версия обходит стороной.

Версия вторая — экзотическая.

Среди гавайских водно-болотных ландшафтов жил-был эндемик — то ли лайсанская, похожая на гренландскую, то ли просто гавайская кряква. Гавайскую впервые описал Sclater в 1878 году, назвав Anas wyvilliana.

Читайте материал «Послевкусие от весенней охоты»

«В силу своих охотничьих качеств» или карликовости роста(?) эндемик привлек внимание голландских мореплавателей, которые в начале XVII в. завезли его в Европу. Напомним, кстати, что открытие Гавайев экспедицией Д. Кука, произошло в 1778 г., т.е. в XVIII веке.

Размножив гавайскую крякву в датской (?!) Прибалтике, торговцы стали продавать ее во Фландрию, откуда, вероятно, она попала в Англию к великому натуралисту Чарльзу Дарвину, который вновь впервые (после Sclater?) почему-то

в 1941 г. описал эту уникальную птицу в качестве Манной утки (у автора — с большой буквы). В настоящее время: «У любителей-птицеводов эти утки называются карликовыми декоративными (уже не Манными?) и представлены множеством цветовых вариаций».

Наконец, версия третья — национально-классовая.

Великодушный автор допускает возможность, что и русские моряки, обогнав голландцев, завезли на Русь голосистых «Манных» уток гавайских аборигенов в XVI (?!) веке и стали использовать их в декоративных целях в дворянских усадьбах.

Спустя 300 лет, «…где-то в XIX»(?!), после смешения дворянской Манной и крестьянской Домашней уток (у автора опять-таки с большой буквы) и выведения Подсадной утки, уже она стала использоваться в целях охоты.

Первая версия — не выдерживает критики со стороны отечественных археологов. В работах Е.Д. Каверзневой и А.В. Емельянова (1992 г.) было отмечено, что кости водоплавающих птиц, уток и гусей, найденные при раскопках волосовских поселений, расположенных на территории Центральной России и в Поволжье (III—II тысячелетие до н. э.), «…более массивны, нежели это положено дикой птице.

Читайте материал «Проект положения и Правила полевых испытаний подсадных уток»

Отсюда можно сделать вывод, что жители… обрезали утятам маховые перья, чтобы птица не могла улететь… Видимо, это был первый шаг к одомашниванию гусей и уток». Так что датчане в использовании и разведении уток далеко не первопроходцы.

Прежде рассмотрения второй версии — немного теории.

Добычливость охоты с подсадной уткой неразрывно связана массовым пролетом утиных стай на места гнездовий и с брачным поведением уток в период весенней и осенней миграции. В состояние «перелетного беспокойства» весной утки переходят из-за удлинения светового дня, изменяющего работу гипофиза и активизирующего выработку половых гормонов.

Пары у уток формируются осенью по мере сокращения долготы дня в период «ложного брачного возбуждения», а также на местах зимовки.

Для того чтобы весной отманить селезня от «законной супруги», подсадная утка должна обладать выдающимися манными качествами как в поведении, так и особенно в голосовых данных.
Оставим на совести автора выбор места происхождения предков русской подсадной утки на Гавайских островах.

Известно, что ранее автор искал этих предков в Китае, но безуспешно. Теперь вот Гавайи — после острова Пасхи самый отдаленный от материка населенный центр в мире! Архипелаг расположен в 3850 км от Калифорнии (США) и в 6195 км от Японии.

Как утверждают ученые, первые полинезийцы прибыли на острова между 300–800 гг. н.э. Возможно, они и завезли с собой одомашненную крякву. Маловероятно, что кряква сама могла преодолеть такие огромные океанские просторы.

Читайте материал «Первая охота с подсадной уткой»

Утка-кряква (Anas platyrchynchus), обычная в Средней полосе России, гнездится по всей Северной Америке и Евразии, от тундр до субтропиков. Этот вид очень пластичен. Неудивительно, что некоторые популяции, попав на тропические острова, могли остаться там жить и стали оседлыми.

Читать еще:  Живые барометры

В силу островной изолированности со временем образовались подвиды названные гавайская кряква (Anas (platyrhynchus) wyvilliana) и лайсанский чирок (Anas (platyrhynchus) laysanensis ). Сейчас такие формы считают даже отдельными (но близкими) видами.

А теперь перейдем ко второй версии.

В силу природно-климатических особенностей тропических островов сезонных миграций гавайские утки не имеют. Яйца откладывают круглый год, хотя для сеголеток первый брачный сезон длится с декабря по май.

фото: Игнатова Валентина

Из-за отсутствия сезонности пары уток приходят в брачное возбуждение в разное время года, поэтому о добычливости охоты с «Манной» уткой говорить не приходится и об охоте с подсадными на Гавайях в доступных источниках не упоминается.

Голос лайсанского чирка похож на голос обыкновенной кряквы, но слабее, выше по тону и довольно писклявый.

Голос гавайской кряквы также тихий, квачка редкая и тембр несколько жужжащий и мягкий. То есть по голосовым данным эти «Манные» утки не идут ни в какое сравнение с русской подсадной с ее звучными, четкими квачками и страстной, доносчивой осадкой.

Вышеуказанное не дает оснований для того, чтобы считать гавайских уток предками голосистой Русской подсадной утки.

Русскими моряками в XVI веке могли, наверное, быть поморы, казаки Ермака или опричники Ивана Грозного, но автор ссылок на летописи не дает, поэтому сомнения остаются. Каким ветром занесло их ладьи и кочи на Гавайи? Для чего им было везти с далеких, еще не открытых островов, внешне похожих на крякву, но более мелких гавайских уток, тоже не разъясняется.

Читайте материал «Выращиваем подсадных уток правильно»

В.А. Лобанов — один из авторитетных зачинателей объединения заводчиков и владельцев подсадных уток, руководитель первого в России клуба, занимающегося подсадными утками. Тем печальнее видеть повторяющиеся попытки вывести нашу национальную охоту то от китайских императоров, то от полинезийских аборигенов, то присудить честь первого описания подсадных уток Ч. Дарвину.

Это небезобидные заблуждения. Такая позиция может негативно отразиться на официальном признании охоты с Русской подсадной уткой в качестве отечественного этнокультурного наследия.

Поиск истины дело благородное, но научная истина должна опираться на факты. А известный В.А. Лобанову факт первого в мире описания подсадной утки русским ученым-просветителем Василием Алексеевичем Левшиным даже не упомянут в рассматриваемой публикации!

В 1779 г., за 30 лет до рождения Ч. Дарвина, в книге «Совершенной егерь, стрелокъ и псовой охотникъ…» мы находим параграф 37 «О стрельбе селезней на кругу, посредством утки крикуши…». Там же найдем информацию о разведении, подготовке уток к охоте и необходимых принадлежностях.

За 16 лет до публикации Дарвина о подсадных утках писал и Сергей Тимофеевич Аксаков. В книге «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии» в 1852 г. он описывал стрельбу селезней весной на «русскую ученую утку, похожую пером на диких». То есть в России эта охота к тому времени была широко известна, по меньшей мере от Тульской губернии, где жил В.А. Левшин, до Оренбуржья — родных мест С.Т. Аксакова.

Факты — упрямая вещь. Экспедиция Кука, известившая ученый мир об открытии Гавайских островов, вернулась в Англию в 1780 г., спустя год после описания охоты с подсадной уткой В.А. Левшиным.

Первенство отечественных естествоиспытателей и охотников на сегодняшний день никем не оспорено! Охота с Русской подсадной уткой остается нашим национальным и культурным наследием!

Корни и ветви: подлинная история подсадной утки.

Целью выведения подсадной было получение птицы для «индивидуализированной» весенней охоты на селезня, а никоим образом не на птичьи стаи, заманиваемые в ловушки. Теперь настала пора определить время и место появления подсадной, то есть «отечество подсадной утки», как образно выразился Л.П. Сабанеев.

Морфометрические измерения подсадной утки на выставке КЛРПУ. Фото из архива Александра Кулишова.

Любой способ добычи животных непременно взаимосвязан с определенным типом средств охоты.

Этот фактор зачастую, к сожалению, недооценивается в ходе поиска «корней» той или иной охоты, и наш случай не является исключением.

С учетом изложенного в первой части статьи становится очевидным, что охота с подсадной уткой ни с биологической, ни с организационно-технической точки зрения не предусматривает и никогда не предусматривала использования тех промысловых орудий лова, каковые ей традиционно приписываются.

Добыча при охоте с подсадной — это одиночный селезень в брачный сезон, и «заводить комбайн из-за одного колоска», растягивать десятки метров сетей ради его поимки никто в здравом уме не стал бы.

Наш предок-охотник был предельно рационален в вопросах обеспечения своего пропитания, и совершенно оправданно.

А сети ждали своего часа до осени, до массового пролета, когда с их помощью и в самом деле за несколько дней можно было решить продовольственную проблему на всю зиму. Либо до периода линьки — сначала селезней, а позже уток, ибо исключительно для этих целей сооружались сохранившиеся до сих пор кое-где в Европе стационарные ловушки, на которые так любят ссылаться отдельные адепты «промысловой» теории.

Охота же с подсадной уткой изначально была не только однозначно весенней, но и, можно сказать, вполне любительской, более потехой, нежели мясозаготовкой, и в этом еще одно ее несомненное достоинство.

Косвенным, но оттого не менее обоснованным доводом в пользу сказанного может служить факт отсутствия какого-либо упоминания об охоте с криковой уткой осенью в отечественной литературе — от начала охотничьего книгоиздания вплоть до конца XIX века, так же как и использования в ходе оной сетных орудий лова.

Это тем более примечательно, что сами по себе эти орудия были делом обычным не только во времена Левшина и Аксакова (достаточно вспомнить мастерски написанную Сергеем Тимофеевичем «Ловлю шатром тетеревов и куропаток»), но и оставались в ходу в отдельных местностях вплоть до начала прошлого столетия.

И при этом ни намека на подсадную и уток, т.е. самый массовый вид пернатой дичи на большей части России. Представляется крайне сомнительным, чтобы такая охота была обойдена вниманием классиков, имей она распространение, соответствующее численности водоплавающей дичи в то время.

Возможное же факультативное использование подсадной в качестве манной утки для промысловых осенних охот на пролете никоим образом не отменяет ни ее основного предназначения ни, главное, цели создания породы.

Весенняя охота с подсадными и чучелами не чужда и западноевропейским охотникам. ИЛЛЮСТРАЦТЯ JONATHAN YULE

Вернемся к орудиям и попробуем предположить, чем же теоретически мог добываться селезень в весеннем сезоне.

Если использование при этом громоздких сетных орудий лова попросту избыточно, а потому нерационально, то применение метательного холодного оружия (пращи, лука, самострела, наконец, если угодно, рогатки, боласа и бумеранга) непродуктивно либо с точки зрения демаскировки охотника перед выпуском снаряда, либо вследствие неоправданных потерь этих самых снарядов.

Все вышеперечисленное применялось и применяется на охоте по перу, но на другие виды птиц, либо в иных условиях.

На первый взгляд, было бы весьма заманчивым встроить в подобные рассуждения арбалет, который, появившись в оружейной историографии в качестве охотничьего оружия, обеспечивал возможность без длительной тренировки (по сравнению с луком) вести точную стрельбу по дичи.

Это в свою очередь позволило бы отодвинуть вероятное время появления рассматриваемой породы на пару-тройку столетий вглубь веков. Однако в таком случае мы столкнемся с проблемой гораздо более существенной, нежели удобство стрельбы, — со стоимостью. выстрела.

Практически гарантированная потеря болта (арбалетной стрелы) при стрельбе на воде даже в случае удачного попадания, не говоря уже о промахах, явно не способствовала применению этого оружия в условиях, когда хотя бы часть стрел не могла быть подобрана охотником.

Это положение в полной мере подтверждается практикой охотничьего использования арбалета в средневековой Западной Европе.

В феврале 2018 года при Росохот-рыболовсоюзе в составе орнитологического совета создана секция подсадных уток для их сохранения и популяризация охоты с ними. ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

Да и вообще, охота на птицу с арбалетом была не самым, мягко говоря, распространенным занятием даже в странах с богатыми арбалетными традициями. Для дворянина она почиталась неблагородной, а для простолюдина была недоступной в силу стоимости орудия добычи.

Тем более финансово недоступны были для него шнепперы — более поздние арбалеты для стрельбы пулей (или камешками), которые с точки зрения технических характеристик были бы вполне подходящим оружием для подобной охоты.

На Руси же аналог западноевропейского арбалета — самострел — использовался на охоте почти исключительно в качестве настороженного, самоловного орудия, о чем недвусмысленно свидетельствует его русское название.

Таким образом, единственно оправданным и рациональным средством добычи селезня в весеннюю пору является только огнестрельное дробовое оружие.

В свете рассмотренных ранее биологических закономерностей охоты с подсадной этот, казалось бы, сугубо технический факт, приобретает решающее значение при определении даты рождения породы.

Читать еще:  За окунем с балансиром в глухозимье

Дело осталось за малым: определить время, и, по возможности, место, где масштаб распространения и уровень доступности охотничьего огнестрельного оружия создали бы предпосылки для широкого использования оного.

Начинающий охотник должен знать, что по российскому законодательству охота по весне на селезня без утки-крикуши запрещена. ФОТО ИЛЬИ САВКИНА

Как аргументированно показал в своих публикациях мой коллега по Клубу любителей русской подсадной утки Сергей Осокин, такие благоприятные условия возникли на территории современной Тульской области в конце XVII — начале XVIII веков.

Именно здесь поначалу кустарное, а позднее, после организации Петром I казенного завода, и фабричное производство ружей впервые в стране позволило создать достаточную концентрацию доступного охотничьего оружия в руках простых охотников.

Простых, потому что даже чуть более века назад, не говоря уже о XVIII столетии, профессор Мензбир указывал на подчеркнуто пренебрежительное отношение состоятельных поклонников стрельбы по красной дичи к утиной охоте: само слово «утятник» употреблялось ими как бранное.

Так что с уверенностью можно считать именно безымянных охотников из низших сословий подлинными авторами уникальной птицы, которая, пройдя жесткое, если не сказать жестокое горнило народной селекции, выкристаллизовалась в итоге в самостоятельную породу с выдающимися голосовыми данными, превосходящими аналогичные у диких соплеменниц.

Так сформировалась ситуация, когда в северо-восточной Руси приблизительно на стыке зон Волжско-Окского и Волго-Донского междуречий возникло удачное сочетание доступности огнестрельного охотничьего оружия и благоприятных природных условий для обитания водоплавающей дичи в совокупности с развитым сельскохозяйственным производством и усадебным укладом жизни.

Этот симбиоз естественным образом послужил предпосылкой для успешного породообразования подсадной утки именно на территории нынешней Тульской области. Как раз здесь, в сотне километров от Тулы, в Белевском уезде, прожил большую часть жизни выдающийся просветитель XVIII века Василий Алексеевич Левшин.

Незаменимая помощница охотника. Фото из архива Александра Кулишова.

Поэтому вовсе не удивительно, что первое в отечественной охотничьей литературе достоверное описание охоты с уткой-крикушей сделано в его работе «Совершенный егерь, стрелок и псовый охотник», увидевшей свет в 1779 году в издательстве Ивана Глазунова в Санкт-Петербурге.

В соответствующем параграфе, озаглавленном «О стрельбе селезней на кругу, посредством утки крикуши», Левшин однозначно указывает на то, что подсадная утка отнюдь не является просто прирученной кряквой (или выведенной из ее яиц, подложенных под домашнюю несушку), а представляет собой, говоря современным языком, вполне самодостаточную селекционную единицу.

С учетом того факта, что работа Левшина стала всего лишь пятой печатной книгой в России с начала охотничьего книгоиздания в 1766 году, представляется крайне маловероятным, что удастся отыскать более раннее упоминание о такой охоте.

Можно было бы вполне справедливо упрекнуть автора в игнорировании старинной европейской охотничьей литературы, если бы не одно но.

На момент издания в Российской империи первой такой книги (а по сути, компиляции Логина Краузольда из некоторых более ранних немецких охотничьих пособий) в той же, например, Германии охотничья и около-охотничья библиография насчитывала уже без малого 500 (!) наименований.

Тем не менее в таком море охотничьей букинистики самой разнообразной тематики при тщательном изучении в ходе аннотирования списков литературы доселе мною не было встречено упоминаний об охоте на селезней, подобных левшинскому.

ФОТО МИХАИЛА МЕЛЕШКОВА

Хотя, конечно, проведенная проверка пока не может претендовать на исчерпывающую полноту, и, если какому-либо пытливому исследователю удастся обнаружить таковую, я всегда готов первым снять перед ним шляпу.

В.А. Левшин описывает охоту с крикушей с позиции знатока, упоминая на первый взгляд незначительные, но весьма специфичные детали, что однозначно свидетельствуют о достаточно давних традициях как самой охоты, так и практики выведения специально подготовленных для нее уток.

Например, более трех веков назад публицист — не охотовед! — достаточно квалифицированно рассуждает об особенностях предварительного «вынашивания» птицы, т.е. вызаривания подсадной, воспринимая таким образом утку не просто как приманку, а как полноценную помощницу охотника.

Такой пласт сопутствующей селекционной и охотничьей культуры просто не мог сформироваться мгновенно, и потому начало стихийной, но вполне целенаправленной народной селекции подсадной утки следует отнести, вероятнее всего, к первой четверти XVIII века.

В равной степени справедливым видится предположение, что, если бы западноевропейская охотничья культура в то же или более раннее время обладала подобными наработками, это непременно нашло бы отражение в соответствующих литературных источниках.

Пока же за недостатком таковых приходится вслед за Л.П. Сабанеевым констатировать, что «отечеством и рассадником круговых уток считается Тула». Великий охотничий писатель не анализирует этот факт, но объективно указывает на него как на информацию, не подвергавшуюся в то время сомнению.

Тем более примечательно, что человек энциклопедических знаний, владевший основными европейскими языками и широко использовавший зарубежные источники в ходе написания своих работ, никаких упоминаний о чем-то подобном в них не обнаружил. Иначе он не преминул бы упомянуть о таковых.

Поэтому на сегодняшний день нет причин подвергать сомнению факт формирования особой породы подружейной охотничьей птицы, уникального отечественного селекционного достижения в окрестностях Тулы в первой половине XVIII столетия.

Как и принято в честной науке, ровно до тех пор, пока не будет аргументированно доказано иное.

Курганский областной общественный благотворительный фонд по охране охотничьих животных
«САПСАН»


1. ИСТОРИЯ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ПОДСАДНЫХ УТОК

В России наибольшего успеха в разведении манных уток достигли тульские и нижегородские заводчики, которым вплоть до начала XX в., удавалось сохранить эту породную группу в «чистоте (Лобанов, 2007,).

Утка была важным религиозным символом у вятичей, объектом поклонения,
птицей плодородия и жизненной животворящей силы.
Племя вятичей располагалось на территориях, занимаемых ныне Тульской, Калужской, Орловской и Южной частью Московской областей.

Несколько позднее Тульские подсадные утки были завезены в Сибирь — в Томск, Новосибирск, Красноярск и на Алтай. Выдающиеся рабочие качества позволили Тульской подсадной и ее потомкам широко распространиться в разных регионах России. «Тюменская охота» №.7. 28.05.05

2. УТИНАЯ ПЕСНЯ НА ОЗЕРЕ «БЕЛОЕ»

Каждую весну и осень на пойменных разливах и озере «Белое» Заполойского охотничьего хозяйства начинаются утиные охоты. С первой зорьки и до глубокой осени призывно работают подсадные утки. Эта команда из первичной охоторганизации «Медиков» активно участвуют в охоте.


На фото: Андрей Бондарев

Мне интересно бывать на охотбазе «Медиков». Во-первых, не каждая первичка может похвастать таким пристанищем на берегу озера. Отсюда начинаются у команды все охоты на утку, зайца, лисицу и косулю.

Особый интерес вызывает работа подсадных уток. Моя утка с виду как у них, но через час другой она похожа на «мокрую курицу». В разговоре с Андреем Бондаревым и его командой о технологии подготовки уток к охоте узнаю много интересных и поучительных моментов.
» Весенняя охота разрешается только с подсадной уткой. Чтобы она была успешной птицу надо готовить.
Важно с первым проявлением весны приучать птицу к воде. Регулярно бывая на воде, кряква ухаживает за своим оперением, смазывая его копчиковой железой. Это позволит ей при охоте долго работать на воде.
Важно подготовить утку к ногавке — это специальный ремень на ноге, чтобы утка не уплыла во время охоты.
Для того чтобы утка на воде чувствовала себя комфортно, её нужно к этому приучить. Для вызаривания молодых уток необходимо два-три раза выехать на открытый водоем.
Лучшим местом для весенней охоты с подсадной уткой являются разливы озер и рек. Шалаш устанавливают на расстоянии 20-30 метров, из расчета хорошего обзора водоема. Лучшее время для охоты — рано утром и вечером, в это время птица наиболее активна.
При возможности подсадной утке можно помочь, разместив неподалеку от нее селезня. Учуяв его, птица обязательно начнет крякать».

3. ПОЛЕВЫЕ ИСПЫТАНИЯ ПОДСАДНЫХ УТОК ПО ДИКОМУ И ПОДСАДНОМУ СЕЛЕЗНЮ В ЗАУРАЛЬЕ

13 мая на территории Кетовского и Утятского охотничьих угодий Курганоблохотрыболовсоюза состоялись первые Курганские полевые испытания подсадных уток.
Интересный проект Курганоблохотрыболовсоюза был поддержан межрегиональной общественной организацией «Клуб любителей русской подсадной утки» и Курганским областным общественным благотворительным фондом «По охране охотничьих животных «Сапсан».
Для проведения полевых испытаний были приглашены члены экспертной комиссии Александр Кулишов – научный сотрудник из Московской академии им. К.А. Тимирязева, Сергей Осокин — председатель Клуба любителей русских подсадных уток и Сергей Сушко – старший инспектор комитета по охоте и рыболовству (г. Тула).

Большой интерес к испытаниям с подсадной уткой проявил телеканал «Область-45».
Пропаганда работы Курганского клуба подсадных уток и его спонсоров позволит привлечь внимание к этому природоохранному виду охоты.

Источники:

http://www.comgun.ru/ohota/2007-k-istorii-proisxozhdeniya-podsadnyx-utok.html
http://www.ohotniki.ru/hunting/societys/societys/article/2017/08/27/649068-podsadnaya-utka-istoriya-proishozhdeniya.html
http://fishertime.ru/ohota/podsadnaya-utka-istoriya-proiskhozhdeni
http://labuda.blog/48789
http://sapsankurgan.ru/index/polevye_ispytanija_podsadnykh_utok/0-104

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector