0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Оленина в кухне аборигенов Севера

ОЛЕНИНА В КУХНЕ Туземцев СЕВЕРА

Более пятидесяти лет я работаю на Последнем Севере. Раз в год в различных регионах я длительное время разделял кров и еду с коренными народами белоснежного безмолвия и зеленоватого моря тайги.

Базу их питания составляют экологически незапятнанные продукты – мясо и рыба, которые богаты белком, жиром, макро – и микроэлементами, витаминами и другими ценными субстанциями. Это позволяет коренным народам Севера в грозных экстремальных критериях поддерживать физиологический статус собственного организма на рациональном уровне.

Познание кухни коренных народов Севера позволило мне опубликовать две монографии: «Кухня Севера» и «Оленина на столе». Предлагаю описание нескольких рецептов изготовления оленины (мясо домашних и одичавших северных оленей).

– Нужно свежее мясо маленько есть, а то силы нет, тело болит. Скоро будет томная работа, – произнес бригадир-оленеводов ненец Вэла Сейка, демонстрируя на важенку, привязанную к нарте. Это была юная важенка, у которой вторую весну не было теленка, другими словами она была яловой.

Пока я делал записи и составлял текущую документацию, оленеводы разделали оленя. Подойдя к пастухам, я увидел лежащую на шкуре тушу. Одна половина ребер была удалена. Полость груди и животика были заполнены кровью. В ней были видны разрезанные ребра, кусочки печени, на видном месте лежали почки.

Бригадир присыпал немного кровь солью, помешал ножиком и отдал команду к началу трапезы. Торжество началось с поедания ребер. Оленеводы окунали их в кровь, захватывали мясо зубами и обрезали его ножиком конкретно около губ. Бригадир посоветовал мне полакомиться почками и печенкой. Достаточно скоро с ребрами было покончено.

Дальше пошло все попорядку, включая жир. Деликатесом у оленеводов признан мозг из трубчатых костей. Он был разбит поровну меж всеми. Из чума принесли кружки, и оленеводы кровью запили мясную трапезу. Сейка зачерпнул полную кружку крови и протянул мне со словами: «Витаминов много».

Я не испытал экстаза. Пастухи опустили ножики и уставились на меня. На всех лицах было выражение: «Ты нас уважаешь?» Я их уважал и испил. О собственных впечатлениях писать не буду. Зато сходу зазвучали возгласы одобрения: «Саво, ули саво» (отлично, очень отлично).

После того как оленеводы отошли от туши и стали мыться у наиблежайшего ручья, тушу обступили другие жители стойбища – дамы, старики, малыши. Независимо от возраста они все показывали виртуозное владение ножиками.

Когда все насытились, дамы остатки мяса разделили поровну на два чума. Скоро из чумов повалил интенсивно дым: началась варка мяса. Досталась свежатинка и оленегонным собакам. А силы вправду стало больше, ведь свежайшая оленина богата витаминами и микроэлементами, а в тундре это главный их источник.

В один прекрасный момент после трапезы парной оленины супруга Сейки Ари внесла в чум желудок оленя. Я поинтересовался:

– Для чего, Ари, ты принесла в чум желудок?

– Я его маленько чистила, в него кровь налила и куски мяса положила, маленько посолила, желудок завязала. На данный момент я его положу под мох, чтоб от промерзлой земли было маленько холодно, – ответила Ари.

– А что с мясом будешь делать?

– Маленько полежит, есть будем.

– Ты говоришь, маленько полежит. Это сколько?

– Денька два, можно три, – констатировала хранительница очага.

Пришло время, когда Ари содержимое желудка освободила в огромную миску, которую торжественно водрузила на стол. Мясо, нарезанное кусками величиной 3-4 см, было пропитано кровью и запахом желудка. Оно оказалось с очень приятным вкусом. Это кушанье высоко ценится посреди туземцев Севера и относится к уровню деликатесных.

• Строганина из оленины

Вспоминаю, как мы зимой целый денек работали в стаде: проводили просчет оленей по тропе, вылавливали животных для поездки в соседнюю бригаду. Возвратились на стойбище затемно. За денек вволю надышались прохладным воздухом и проголодались основательно. Зайдя в чум, мы сходу оценили тепло и комфорт жилья.

Хозяйка чума Ари поставила пред нами низенький столик и положила на него замороженную заднюю ногу оленя. Вооружившись ножиком, Сейка уверенными движениями стал отделять от нее крупную мясную стружку. Когда на конечности оленя стали просматриваться трубчатые кости, Сейка произнес: «Мась» (хватит, достаточно). Ари поставила на стол соль. Каждый рядом с собой насыпал соли столько, сколько пожелал.

Мы интенсивно приступили к пиршеству: брали кусочек мяса, окунали его в соль и высылали в рот, обрезая его одним движением ножика около губ. Съев один кусочек, брались за последующий. Насыщение пришло скоро. Мороженая оленина оказалась очень смачной, питательной и легкоусвояемой. Выпив чая, мы скоро уснули, без преувеличения – богатырским сном.

Я работал 6 лет на Полярном Урале посреди оленеводов уральских зырян. Наилучшим их блюдом считается жаркое из оленины. Готовится оно последующим образом.

В котел закладывается оленина, нарубленная кусками. Базу составляют ребрышки и грудинка. Наполнителем служат позвонки с мясом. Мясо в котел кладется с верхом. Величина котла находится в зависимости от числа едоков с поправкой на их аппетит.
Если окажется горячего с излишком – не неудача. Оно не испортится и сохранит свои вкусовые свойства и на 2-ой денек. Мясо солится по вкусу, добавляется кружка воды.

Последнее делается для того, чтоб сначала тушения мясо не пригорало. Котел с мясом вешают над костром. Мясо тушится на маленьком огне. Тушение в своем соку и жиру длится в течение нескольких часов – зависимо от возраста животного.

Готовность кушанья устанавливается по запаху, сочности мяса, его легкости отделения от костей. Вкус такового горячего прекрасен. О питательности и значении такового блюда для организма гласить не приходится, приведу только один факт.

Мама оленевода Архипа Александровича готовила такое жаркое всю жизнь папе, который был не только лишь неплохой оленевод, да и человек нестандартный: он мог дежурить в стаде без пищи попорядку до 7 суток.
Итак вот, ворачиваясь с такового длительного дежурства, он ел только жаркое. Оно помогало ему вернуть силы и спустя два денька вновь отчаливать на долгое дежурство.

Невзирая на грозные условия жизни, отец прожил восемьдесят 6 лет, а когда я говорил с мамой, ей было девяносто три года, и она все делала по дому и каждую весну и осень благословляла Архипа Александровича на нелегкий труд оленевода.[]

Живя посреди эвенков – охотников и оленеводов, – я отведал это обычное, прекрасное кушанье. Для его изготовления берутся кусочки оленины весом 200–300 г. Их солят по вкусу и насаживают на очищенные от коры ветки тальника. Потом ветки с мясом втыкают около костра под углом примерно 40–45 градусов.

Очень значительно при всем этом верно поддерживать огнь в костре, который должен быть не сильным, да и не слабеньким, другими словами от него должен исходить жар достаточный, чтоб мясо умеренно жарилось и пропитывалось запахом дыма.
Как мясо по всей собственной толщине изменит цвет на сероватый, можно приступать к трапезе.

Это блюдо эвенки готовят очень стремительно, при всем этом сохраняется питательная и витаминная ценность мяса. Готовится чукин 2-мя методами.

Читать еще:  За весенней уклейкой

1-ый метод. Мясо нарезают плоскими кусочками величиной с ладонь, шириной приблизительно 8–10 мм. Потом мясо немного отбивают острием ножика. Подсаливают. Мясо кладется на сковороду в раскаленный жир. Обжаривается с 2-ух сторон. Чукин считается готовым, если при надавливании на кусочек мяса ножиком проступает розовый сок.

2-ой метод. Оленину нарезают полосами по 3–5 см (как для бефстроганов). Нарезанное мясо солят по вкусу и выкладывают на нагретую сковороду с оленьим салом. Помешивают, накрывают крышкой. Когда мясо изменит собственный цвет – чукин готов.

Нарезанное полосами оленье мясо развешивают в чуме, где оно вялится и коптится. Мясо висит в чуме до полной готовности. Хранится такое мясо в защищенном от сырости и осадков месте длительно. Такое мясо употребляют во время длительной охоты, при далеких переездах либо продолжительном отсутствии на становище. Его употребляют при варке супов.

Оленина в кухне аборигенов Севера

Более пятидесяти лет я работаю на Крайнем Севере. Ежегодно в разных регионах я продолжительное время делил кров и пищу с коренными народами белого безмолвия и зеленого моря тайги.

Фото Tomi Knuutila/flickr.com

Основу их питания составляют экологически чистые продукты — мясо и рыба, которые богаты белком, жиром, макро — и микроэлементами, витаминами и другими ценными веществами. Это позволяет коренным народам Севера в суровых экстремальных условиях поддерживать физиологический статус своего организма на оптимальном уровне.

Знание кухни коренных народов Севера позволило мне опубликовать две монографии: «Кухня Севера» и «Оленина на столе». Вниманию читателей «Российской охотничьей газеты» я предлагаю описание нескольких рецептов приготовления оленины (мясо домашних и диких северных оленей).

Айбад наябад

— Надо свежее мясо маленько кушать, а то силы нет, тело болит. Скоро будет тяжелая работа, — сказал бригадир-оленеводов ненец Вэла Сейка, показывая на важенку, привязанную к нарте. Это была молодая важенка, у которой вторую весну не было теленка, то есть она была яловой.

Пока я делал записи и составлял текущую документацию, оленеводы разделали оленя. Подойдя к пастухам, я увидел лежащую на шкуре тушу. Одна половина ребер была удалена. Полость груди и живота были заполнены кровью. В ней были видны разрезанные ребра, куски печени, на видном месте лежали почки.

Бригадир присыпал слегка кровь солью, помешал ножом и дал команду к началу трапезы. Торжество началось с поедания ребер. Оленеводы обмакивали их в кровь, захватывали мясо зубами и обрезали его ножом непосредственно около губ. Бригадир порекомендовал мне полакомиться почками и печенью. Довольно скоро с ребрами было покончено.

Далее пошло все подряд, включая жир. Деликатесом у оленеводов признан мозг из трубчатых костей. Он был разделен поровну между всеми. Из чума принесли кружки, и оленеводы кровью запили мясную трапезу. Сейка зачерпнул полную кружку крови и протянул мне со словами: «Витаминов много».

Я не испытал восторга. Пастухи опустили ножи и уставились на меня. На всех лицах было выражение: «Ты нас уважаешь?» Я их уважал и выпил. О своих впечатлениях писать не буду. Зато сразу зазвучали возгласы одобрения: «Саво, ули саво» (хорошо, очень хорошо).

После того как оленеводы отошли от туши и стали умываться у ближайшего ручья, тушу обступили остальные обитатели стойбища — женщины, старики, дети. Независимо от возраста все они демонстрировали виртуозное владение ножами.

Когда все насытились, женщины остатки мяса разделили поровну на два чума. Вскоре из чумов повалил активно дым: началась варка мяса. Досталась свежатинка и оленегонным собакам. А силы действительно стало больше, ведь свежая оленина богата витаминами и микроэлементами, а в тундре это главный их источник.

Деликатесная оленина

Однажды после трапезы парной оленины жена Сейки Ари занесла в чум желудок оленя. Я поинтересовался:

— Зачем, Ари, ты принесла в чум желудок?
— Я его маленько чистила, в него кровь налила и кусочки мяса положила, маленько посолила, желудок завязала. Сейчас я его положу под мох, чтобы от мерзлой земли было маленько холодно, — ответила Ари.
— А что с мясом будешь делать?
— Маленько полежит, кушать будем.
— Ты говоришь, маленько полежит. Это сколько?
— Дня два, можно три, — констатировала хранительница очага.

Настало время, когда Ари содержимое желудка опорожнила в большую миску, которую торжественно водрузила на стол. Мясо, нарезанное кусочками величиной 3-4 см, было пропитано кровью и запахом желудка. Оно оказалось с весьма приятным вкусом. Это кушанье высоко ценится среди аборигенов Севера и относится к разряду деликатесных.

Строганина из оленины

Вспоминаю, как мы зимой целый день работали в стаде: проводили просчет оленей по тропе, вылавливали животных для поездки в соседнюю бригаду. Вернулись на стойбище затемно. За день вдоволь надышались холодным воздухом и проголодались основательно. Зайдя в чум, мы сразу оценили тепло и уют жилища.

Хозяйка чума Ари поставила перед нами низенький столик и положила на него замороженную заднюю ногу оленя. Вооружившись ножом, Сейка уверенными движениями стал отделять от нее крупную мясную стружку. Когда на конечности оленя стали просматриваться трубчатые кости, Сейка сказал: «Мась» (хватит, довольно). Ари поставила на стол соль. Каждый рядом с собой насыпал соли столько, сколько пожелал.

Мы активно приступили к пиршеству: брали кусок мяса, обмакивали его в соль и отправляли в рот, обрезая его одним движением ножа около губ. Съев один кусок, брались за следующий. Насыщение наступило вскоре. Мороженая оленина оказалась очень вкусной, питательной и легкоусвояемой. Выпив чая, мы вскоре заснули, без преувеличения — богатырским сном.

Жаркое по-зырянски

Я работал шесть лет на Полярном Урале среди оленеводов уральских зырян. Лучшим их блюдом считается жаркое из оленины. Готовится оно следующим образом.

В котел закладывается оленина, нарубленная кусочками. Основу составляют ребрышки и грудинка. Наполнителем служат позвонки с мясом. Мясо в котел кладется с верхом. Величина котла зависит от числа едоков с поправкой на их аппетит. Если окажется жаркого с избытком — не беда. Оно не испортится и сохранит свои вкусовые качества и на второй день. Мясо солится по вкусу, добавляется кружка воды.

Последнее делается для того, чтобы в начале тушения мясо не пригорало. Котел с мясом вешают над костром. Мясо тушится на небольшом огне. Тушение в собственном соку и жиру продолжается в течение нескольких часов — в зависимости от возраста животного. Готовность кушанья устанавливается по аромату, сочности мяса, его легкости отделения от костей. Вкус такого жаркого великолепен. О питательности и значении такого блюда для организма говорить не приходится, приведу лишь один факт.

Мать оленевода Архипа Александровича готовила такое жаркое всю жизнь отцу, который был не только хороший оленевод, но и человек неординарный: он мог дежурить в стаде без еды подряд до 7 суток. Так вот, возвращаясь с такого продолжительного дежурства, он ел исключительно жаркое. Оно помогало ему восстановить силы и спустя два дня вновь отправляться на длительное дежурство. Несмотря на суровые условия жизни, отец прожил восемьдесят шесть лет, а когда я разговаривал с матерью, ей было девяносто три года, и она все делала по дому и каждую весну и осень благословляла Архипа Александровича на нелегкий труд оленевода.

Читать еще:  Условия заряжания и выстрел

Шашлык по-эвенкийски

Живя среди эвенков — охотников и оленеводов, — я отведал это простое, великолепное кушанье. Для его приготовления берутся куски оленины весом 200–300 г. Их солят по вкусу и насаживают на очищенные от коры ветки тальника. Затем ветки с мясом втыкают около костра под углом приблизительно 40–45 градусов.

Весьма существенно при этом правильно поддерживать огонь в костре, который должен быть не сильным, но и не слабым, то есть от него должен исходить жар достаточный, чтобы мясо равномерно жарилось и пропитывалось ароматом дыма. Как только мясо по всей своей толщине изменит цвет на серый, можно приступать к трапезе.

Чукин

Это блюдо эвенки готовят очень быстро, при этом сохраняется питательная и витаминная ценность мяса. Готовится чукин двумя способами.

Первый способ. Мясо нарезают плоскими кусками величиной с ладонь, толщиной примерно 8–10 мм. Затем мясо слегка отбивают острием ножа. Подсаливают. Мясо кладется на сковороду в раскаленный жир. Обжаривается с двух сторон. Чукин считается готовым, если при надавливании на кусок мяса ножом проступает розовый сок.

Второй способ. Оленину нарезают полосками по 3–5 см (как для бефстроганов). Нарезанное мясо солят по вкусу и выкладывают на разогретую сковороду с оленьим салом. Помешивают, накрывают крышкой. Когда мясо изменит свой цвет — чукин готов.

Сушеная оленина

Нарезанное полосками оленье мясо развешивают в чуме, где оно вялится и коптится. Мясо висит в чуме до полной готовности. Хранится такое мясо в защищенном от сырости и осадков месте долго. Такое мясо употребляют во время продолжительной охоты, при дальних переездах или длительном отсутствии на становище. Его используют при варке супов.

Какая еда северных народов смертельно опасна для других людей

Суровые природные условия крайнего Севера Евразии и Америки выработали у коренных народов совершенно своеобразную кухню. Она характеризуется исключительно высоким содержанием животных жиров и белков в рационе, почти полным отсутствием клетчатки и молочных продуктов. Есть и весьма экзотические блюда. Всем хорошо известна строганина – сильно замороженная рыба, которая строгается ножом на небольшие ломтики. Но это-то как раз то северное кушанье, на которое есть много охотников и среди русских. Правда, многие предпочитают эту строганину обжаривать.

Северный одомашненный олень – главный кормилец северных народов. От оленя идёт в пищу буквально всё, не только мясо, печень, почки, сердце, лёгкие и костный мозг. Северные народы едят также головной мозг оленя, глаза, уши, молодые рога (панты)… Оленину предпочитают парную – сырую, только что зарезанного оленя, ещё тёплую. Это пристрастие обще для ненцев, ханты, чукчей, да практически для всех народов, у которых разведение северного оленя это основа хозяйства. Приготовляют северные народы и такие части оленя, которые вряд ли станут добровольно есть люди других национальностей, разве только если будут помирать с голоду. Одним из деликатесных национальных блюд чукчей, коряков и эскимосов является каныга. Это полупереваренное содержимое желудка только что забитого оленя. Его едят ложками, как кашу, сдабривая для вкуса свежей тундровой ягодой – шикшей, голубикой, брусникой, морошкой. Из этого содержимого в те сезоны, когда олень питается почти исключительно ягелем, чукчи приготавливают также опангу. Она напоминает густой суп. В опанге к полупереваренному ягелю из оленьего желудка добавляются его кровь, жир (иногда используется моржовый жир) и рубленые кишки. Весной, когда олени питаются свежей зелёной травой, чукчи, ненцы и другие народы тундры употребляют в пищу их свежий кал. Олений кал смешивается с травами и рубленой оленьей печенью. Печень перед этим должна хорошенько протухнуть.

Человек питается… паразитами

Кожный овод – злейший паразит северного оленя. Появляется он в разгар короткого тундрового лета, нападает на оленей, откладывая им под кожу яйца, из которых развиваются личинки. Оленеводы мстят за это оводу по-своему. К тому же личинки овода – тоже животный белок, ценный в пищевом отношении. Созревшие личинки овода достигают трёх сантиметров в длину при толщине до полутора сантиметров. Если олень истощён от этих паразитов, тем более погиб, то… Одно мясо заменяет другое. Большинство народов Севера ест личинок овода в сыром виде. Чукчи предпочитают их жарить, как делает это большинство индейцев Канады. В жареном виде, уверяют они, личинки овода замечательно вкусны. Согласно одному из сообщений начала ХХ века, чукчи употребляли также… собственных вшей. Это же засвидетельствовано для этого времени путешественником В.К. Арсеньевым у удэгейцев Дальнего Востока. Разумеется, в данном случае речь не шла о целенаправленном сборе с себя паразитических насекомых. Обнаруживая их, аборигены не давили и выбрасывали, а съедали их.

Всё вышесказанное представляет собой просто экзотику, однако, при всех неприятных для других людей вкусовых и прочих качествах данных продуктов, не грозит отравлениями с летальным исходом. Последнее относится уже к другого рода еде – «тундровым консервам». Эта история описана Андреем Ломачинским в «Рассказах судмедэксперта». Вертолёт с командой военных топографов и ненцем-проводником потерпел крушение на Таймыре. Все шесть человек выжили в аварии, но остались без продовольствия, без средств связи, с двумя единицами тёплых вещей. На сотни километров вокруг – безлюдная тундра. Понятно, что, потеряв с ними связь, на их поиски уже выслали другие вертолёты. Но когда их найдут? Питаясь только грибами да ягодами, долго не проживёшь. На третье утро местный предложил найти копальхем – дар Духа Большого Оленя. Что это такое, топографы не вникли, но одобрили идею ненца отправиться на его поиски. В самом деле, какая разница умирающему от голода человеку, что съесть? Вечером ненец пришёл в лагерь тундровых робинзонов и принёс с собой отрезанную полуразложившуюся ногу оленя. Несмотря на отвратительный запах, неприятный вкус и непривычную студёнистую консистенцию, топографы поели. Сперва они почувствовали приятную сытость и легли спать у костра. Ночью у всех проявились симптомы сильнейшего отравления, и к утру трое из пятерых топографов умерли. Двое других находились без сознания. После того, как их на следующий день обнаружила поисковая партия, спасти удалось только одного, другой также умер, уже в больнице. Самое удивительное, что ненец, съевший больше всех этого копальхема, не обнаруживал ни малейших симптомов недомогания. Копальхем (копальхен), или копанина, как её иногда называют русские, это оставленный гнить в болоте труп специально подготовленного оленя. Время от времени северные народы приносят вожака оленьего стада в жертву духам. Оленю сперва два дня не позволяют есть, чтобы у него очистился кишечник, затем отводят к болоту, душат арканом так, чтобы не повредить шкуру, погружают в болото, присыпают сверху торфом и оставляют на сколь угодно долгое время. Место отмечают какими-нибудь вешками. Таких «консервов», многие из которых были заготовлены ещё десятки и даже сотни лет назад, в тундре разбросано множество. Они нередко, как в описанном случае, служили для местных источником пропитания, если тем приходилось заблудиться в тундре. При температуре болотной воды в тундре, близкой к нулю, процесс гниения туши происходит очень медленно и своеобразно. Бактериям туда почти нет доступа, мясо же и жир переходят в состояние, для которого придуман термин «жировоск». При распаде органических тканей в трупе накапливается огромное количество трупных ядов, самым опасным из которых является нейротоксичный нейрин. Его летальная доза для человека (не северных народностей) составляет 11 миллиграмм на килограмм веса. Почему же аборигены Севера питаются копальхемом без вреда для себя? Откуда у них такая толерантность к трупному яду? Этот вопрос ещё досконально не изучен. Обычно предполагают, что главную роль играет постепенная выработка толерантности к этим ядам через употребление их в небольших дозах начиная с младенческого возраста. Однако не исключено, что предрасположенность тут – генетическая. Подобным же образом – гнилостное ферментирование мяса под прессом – приготовляется копальхем также у чукчей, хантов, нганасан, энцев и эскимосов. Эскимосы ещё готовят похожий на него кивиак. В шкуру тюленя с невычищенными кишками помешают несколько сотен забитых, не ощипанных и не потрошённых чистиковых птиц (кайр, топорков и т.п.), выпускают из шкуры воздух, заклеивают её салом и закапывают в землю. Сверху приваливают большой камень и оставляют так на год-полтора. За это время ферменты, содержащиеся в трупах птиц, успевают разложить тюленьи кишки. Уверяют, что кивиак не столь токсичен, как копальхем. Но и некоторая наша еда порой опасна для северных народов. Рассказывают, что известного советского нанайского певца Кола Бельды однажды едва выходили после того, как он поел в гостях салата из свежей зелени и огурцов.

Читать еще:  Другие вертушки

Мерзкая еда северных народов: Каныга с ягодой

Привет! Как вы знаете, а может и не знаете, северные аборигены очень любят оленей. Даже олени так сильно не любят себя, как это делают аборигены. Речь идёт не той любви, в которой оленя холят и лелеют. Речь о кровожадном пожирании туши, в любом виде: жареной, пареной, варёной, тухлой, и даже пять минут назад дышавшей. Чтобы вы понимали, если северный народ ловит оленя с целью его сожрать, то жрут под чистую, не оставляя рожек да ножек. Северяне просто засовывают руку в любое отверстие в туше оленя (отверстие можно сделать самому, если вам не по нраву базовый комплект отверстий), достают кусок за который смогли ухватиться и едят. Все полезно, что из оленя полезло. Людям имеющим богатое воображение, беременным, старикам, инвалидам, вегетарианцам, извращенцам, детям, детям-извращенцам, беременным старикам, детям беременных стариков-извращенцев и особенно инвалидам вегетарианцам, советую сразу подписаться на канал и поставить лайк, дабы не пропустить следующий выпуск . Немного затянул с вступлением, давайте начнём.

Каныга с ягодой — ничто иное как самое простое блюдо из оленя. Для приготовления блюда нам понадобится сытый (обязатально) олень. Допустим олень уже лежит на нашем кухонном столе — блюдо готово, осталось только вспороть брюхо вместе со стенками желудка, закинуть в желудок ягод по вкусу, усадить младших аборигенов за стол, помянуть оленя, отпеть, и можно наслаждаться трапезой.

Для тех кто в танке. Каныга с ягодой — это полупереваренное содержимое желудка северного оленя с ягодой. Чаще всего добавляют голубику, бруснику, шикшу или содержимое желудка другого оленя, который покушал более вкусно, чем тот который валяется на столе. Если следовать логике, то существует множество вариаций каныги: каныга с майонезом, с дошираком, с пельменями и так далее.

Некоторые аборигены специально перед забоем откармливают оленя до свиной отдышки, чтобы каныги получилось как можно больше. Как известно олени питаются лишайниками, листвой и придерживаются вегетарианского рациона. Нужно держать себя в форме, когда столько психопатов аборигенов бродит вокруг и хотят съесть еду прямо из твоих недр, думают олени. Благодаря оленям, люди перерабатывают для собственного потребления листву и траву, которая не пригодна в пищу для человека. Хотя если так подумать, то раз уж они едят каныгу, то могут сожрать даже не мытого Аркадия Укупника и не подавятся его волосами.

Копальхен — мясной деликатес народов Севера, который нельзя пробовать туристам

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Копальхен – это северный «деликатес», описание которого многим может показаться отвратительным. Блюдо «готовят» чаще всего из свежей оленины, реже – из моржа, тюленя или даже кита. Тушу животного заготавливают целиком, такого запаса еды может хватить целой семье на несколько недель или даже месяцев.

Первый этап «приготовления» копальхена — правильно убить животное. Если речь идет об олене, то выбирают самого здорового и сильного из стада. Далее – отбивают его от стада и держат в течение нескольких дней голодным. Так желудок оленя полностью очищается естественным путем, и животное можно будет отправлять на убой. Убивают оленя путем удушения, стараясь не повредить кожу, чтобы на теле не осталось ран. Далее тушу животного погружают в болото, присыпая дерном, и делают пометку на месте его «захоронения». Интересно, что в советские годы в качестве маркировки использовали пионерские галстуки, которые были хорошо видны и не выцветали при любой погоде.

Тушу оставляют под водой на срок не менее полугода. После, зимой, откапывают и едят. За это время мясо начинает разлагаться, выделяются трупные яды, именно поэтому неподготовленному человеку ни в коем случае нельзя пробовать копальхен. Да и вряд ли кто-то из туристов захочет отведать мертвечины: у копальхена специфический вид и запах, который напрочь отбивает аппетит. Местные же народы едят такое мясо с удовольствием, для них это спасительный запас в том случае, если охотникам долго не удается добыть пищу. Эскимосы и ненцы приловчились нарезать замерзший копальхен тонкими ломтиками и перед употреблением приправлять солью.

Копальхен известен с древних времен. Такое мясо высококалорийно, поэтому всего нескольких кусков достаточно для того, чтобы взрослый мужчина целый день мог работать на холоде, не замерзая и не испытывая физического истощения.

Чтобы употребление копальхена не вызвало отравления, детей приучают к свежему мясу с рождения. Младенцам вместо соски дают кусочек мяса или сала, а после того, как ребенок подрос, он ест копальхен наряду со старшими членами семьи. Копальхен, кстати, используется и для того, чтобы накормить ездовых собак.

У каждого северного народа – свои традиции. Например, ненцы предпочитают заготавливать на зиму мясо оленей, чукчи – моржей, а канадские инуиты – китов. Еще один вариант этого блюда – тюлень, фаршированный чайками. Способ приготовления аналогичный: оставить освежеванную тушу на несколько месяцев в вечной мерзлоте, а затем, откопав, можно употреблять в пищу.

Трупный яд, содержащийся в перегнившем мясе, однозначно приведет к сильнейшему отравлению или смерти, если такое блюдо решится отведать чужак, а вот для местных жителей это настоящее спасение от голодной смерти и лакомство.

Конечно, не все национальные блюда столь опасны, как копальхем. Фирменные блюда часто становятся визитными карточками разных стран, и туристы, отправляясь в путешествие, обязательно стараются их отведать.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Источники:

http://survincity.ru/2015/03/olenina-v-kuhne-aborigenov-severa/
http://www.ohotniki.ru/hunting/societys/societys/article/2014/03/21/641057-olenina-v-kuhne-aborigenov-severa.html
http://pikabu.ru/story/kakaya_eda_severnyikh_narodov_smertelno_opasna_dlya_drugikh_lyudey_5842615
http://zen.yandex.ru/media/id/5a4542e63c50f77c93ceb468/5bc6694cc6f3c100ad47b56a
http://kulturologia.ru/blogs/140917/35975/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector