2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Одноглазая лосиха, рассерженный лось и храбрый лосенок

Одноглазая лосиха, рассерженный лось и храбрый лосенок

Было это давно, еще в студенческие годы. Отсидев на лекциях, я после обеда практически ежедневно уходил в лес, где наблюдал за жизнью его обитателей и много фотографировал. Мытищинский леспаркхоз, в будущем ставший Национальным парком «Лосиный остров», что в ближнем Подмосковье, находился рядом, всего-то в 20 минутах ходьбы от дома.

В семидесятые годы прошлого века лосей в лесах было много, а в лесопарках они ежедневно слышали, а иногда и видели отдыхающих, постепенно привыкали к ним и особенно не боялись, хотя здесь иногда и производился выборочный селекционный отстрел животных.

В средине января стояли крепкие морозы; после оттепели и последующих метелей установилась наконец ясная погода. Уже выпало сантиметров сорок снега, а лес представлял собой сплошную белую стену. Каждая веточка и травинка согнулись под его тяжестью и выглядели как толстый белый канат, искрящийся на солнце. В такую пору лес надежно скрывает своих обитателей от посторонних глаз, и найдется мало жела-ющих ходить на лыжах вне дорог и просек. Однако мне было интересно исследовать самые потаенные уголки лесного массива, пролезая по его дебрям. Возвращался я домой уже в сумерках, совершенно мокрый от насыпавшегося за шиворот снега.

В одном из таких мест встретились свежие следы группы лосей. Я решил вытропить их, чтобы попытаться сфотографировать своим «Зенитом» с объективом «Таир 3 А». Но, увы, нашел только три совсем свежие лежки да гонные следы лосей, в панике ушедших от меня. На следующий день, сразу после занятий, снова был на следах «знакомой» группы лосей. Дошел до их лежек, но теперь заметил черные силуэты зверей, убегавших прочь.

Так повторялось дней десять подряд. Чувствуя близость животных, стал говорить с одной и той же тональностью приглушенным голосом одинаковые ласковые слова, что-то вроде – «лосики мои, не бойтесь, я вас не трону». Этот прием я почерпнул из напечатанного где-то рассказа индейца «Серой совы», таким образом приручившего группу бобров, поселение которых было недалеко от его хижины. Одежду и тон голоса не менял, и постепенно, день за днем, животные привыкали ко мне, «узнавали в лицо» и подпускали уже метров на 30, вставая с лежек и кормясь побегами ивы и осины на виду, что давало возможность их фотографировать.

Интересно, что как только лоси слышали или видели проходившего по просеке в 70–100 м от них лыжника, сразу настораживались и уходили в сторону.
Не все, но некоторые особи различных животных постепенно привыкают и запоминают человека, не причиняющего им особого беспокойства.

Впоследствии, таким образом, удалось «приручать» тетеревов на току, кабанов и даже одного из токующих глухарей, к которому, уже не прячась за стволами сосен и не подскакивая под песню, при ярком весеннем солнце удавалось подходить метров на 25 и спокойно фотографировать.

В свободные полностью, преимущественно выходные дни, я ездил на охоту, а после занятий бегал на лыжах в ближайший лесопарк на фотоохоту. Как-то в декабре снега выпало совсем мало, и можно было легко ходить без лыж. Одинокая лосиха постоянно кормилась в лесных культурах сосны 15-летнего возраста. Междурядья были неширокими, а прогалы в молодняках совсем отсутствовали, ветви закрывали обзор, поэтому никак не удавалось сфотографировать ее. Находя зверя по следам, изо дня в день подходил все ближе. Поведение лосихи было не совсем обычным. То она подпускала на 15–20 метров, то уходила в сторону и за 30 метров. Приглядевшись, я заметил, что у лосихи отсутствует левый глаз. Что с ней приключилось и где она его потеряла, осталось загадкой. Решил использовать это обстоятельство в свою пользу. Учитывая направление ветра, стал осторожно подкрадываться к зверю с левой стороны, что давало возможность приблизиться на 5–10 метров и фотографировать без длиннофокусного объектива. Корова, конечно слышала меня, но не могла понять, откуда «грозит опасность». И вот в какой-то момент кормившаяся сочными сосновыми побегами лосиха повернула голову в сторону подозрительного шороха от неосторожно задетой ветки и здоровым правым глазом вдруг заметила меня, совсем рядом. Прижала уши и решительно двинулась навстречу опасности. Нажав кнопку спуска затвора фотоап-парата, я тут же отпрыгнул с междурядий культур за стволики сосен и быстро ретировался. Больше желания тропить одноглазую лосиху не возникало.

В конце февраля в другом участке лесного массива вытропил группу лосей. Эти лоси, а их было три, оказались совсем непугливыми. На второй или третий день их можно было преспокойно фотографировать с 20 метров. Но хотелось подойти ближе, чтобы снять «портрет» зверя. Группа состояла из быка и двух коров. Бык был очень крупным, почти черного цвета, с белыми «штанами», но, к сожалению, а может, к счастью, без рогов, сброшенных по-видимому, еще в декабре. И вот я стал подходить на лыжах с настроенным для съемки фотоаппаратом к кормящимся лосям сперва на 20, потом на 15, приблизился уже на 12 метров. Звери косились на меня, но продолжали скусывать побеги. Молодость, самонадеянность и охотничий азарт заглушали чувство страха. На всякий случай, скосив глаза, приметил поблизости довольно приличный ствол ели, за который, в случае крайней опасности, можно было «нырнуть», быстро развернувшись на лыжах. Сделав еще один осторожный шаг с камерой у глаз, в видоискателе вдруг увидел, что бык наклонил голову, подался корпусом вперед и начал прижимать уши. В этот момент я нажал на спуск затвора и резко повернулся на лыжах к спасительному стволу ели. Но одна из лыж неожиданно зацепилась за нижнюю лапу ели, присыпанную снегом, и я упал, правда, тут же перекатившись за спасительный ствол. А лось стоял, нагнув голову, уже в двух метрах и, как мне показалось, сверлил поверженного и абсолютно беспомощного врага злыми глазами.

Постояв так с минуту и дав понять, кто в лесу хозяин, бык повернулся и медленно побрел к лосихам, искоса поглядывая назад. Повезло, что не дошло до известного оборонительного приема, когда зверь передними копытами наносит мгновенные и смертельные удары. Стадо удалилось в лес, а я встал, отряхнулся и пошел к дому.

Похожий, но весьма комичный случай произошел совсем недавно, весной 2012 года в Ярославской области. В тихое теплое туманное утро в начала мая я шел после утренней зари с подсадной уткой к дому краем залива. Вдруг услышал неподалеку странные, приглушенные звуки. То ли подал голос медведь, то ли лось. Остановился, прислушался, звук повторился, и стало понятно, что это «мыкание» лося. И тут краем глаза неожиданно заметил справа от себя какое-то движение. Повернулся в ту сторону и увидел совсем маленького лосенка, бежавшего к зовущей его матери. Я неоднократно находил и только что родившихся, и уже подросших лосят и предположил, что лосенку всего-то 3–5 дней от роду. Он тоже заметил меня и как вкопанный замер в совершенно нелепой позе. Дрожащими руками, не делая резких движений, я достал из футляра фотоаппарат и стал снимать. До лосенка было метров 10–12. Захотелось подойти как можно ближе, чтобы ветки не заслоняли его. Малыш поудобнее переставил ножки и снова замер. Постепенно и очень медленно я подошел на расстояние вытянутой руки и решил дотронуться пальцем до его бока, держа фотоаппарат наготове. Вдруг лосенок прижал уши, сморщил и поднял края верхней губы, фыркнул, ударил меня передними копытцами в грудь и бросился наутек.

Все произошло настолько неожиданно и быстро, а мне стало так смешно и весело, что, несмотря на незаладившуюся в это утро охоту, я шел к дому, окрыленный впечатлениями, и всю дорогу вспоминал этот комичный, а вместе с тем поучительный случай. Телогрейка смягчила совсем слабенький удар, а поднятый к лицу фотоаппарат, к счастью, не пострадал. В безвыходной ситуации не только звери, но даже отдельные представители пернатых умеют за себя постоять!

Одноглазая лосиха, рассерженный лось и храбрый лосенок

Интерес к книгам о дикой живой природе постоянно и быстро растет. Я бы сказал, что он прямо пропорционален процессу исчезновения нетронутой природы. Характерно, что люди, живущие в больших, городах, испытывают особенно острую тоску по природе, иногда похожую на болезнь. Ученые стали называть это явление натуральней, сравнивая его с известной ностальгией — тоской по родным местам.

В какой-то мере эту жажду по контактам с природой, желанию сблизиться с ней восполняют книги…

Читать еще:  Блесна подледная — спортивная

К сожалению, в массовой отечественной литературе последних лет не так уж много хороших книг о дикой природе, диких животных. Здесь нам чаще приходится пользоваться переводами Даррелла, Гржимека и других хорошо известных советскому читателю талантливых зарубежных писателей-натуралистов, ученых экологов и этологов.

В научной биологической отечественной литературе сейчас также немного книг, написанных учеными-натуралистами. К сожалению, в большом потоке публикаций, например по зоологии, становится все больше математизированных сочинений, где самоцелью бывает сама формализация. Делается это и там, где можно обойтись без этого. Выводы и обобщения после сложных математических расчетов, длинных рядов формул и использования дорогостоящих вычислительных машин зачастую не приносят ничего нового по сравнению с тем, что уже было сделано или можно сделать с помощью достаточно надежных и простых методов экологов-натуралистов. Более того, эколог-натуралист в природе зачастую подмечает то, что легко проходит мимо при сухой формализации массы фактических материалов, нередко собранных одними, а обработанных другими исследователями. Здесь не нужно далеко ходить за примерами. Достаточно вспомнить ювелирную аналитическую работу нашего современника — крупнейшего эколога-натуралиста профессора А. Н. Формозова. Мне могут возразить, сказав, что это был особый дар таланта, который нельзя повторить. Конечно, повторить А. Н. Формозова нельзя (как и никого другого), но большая плеяда его учеников и последователей составила школу экологов, биогеографов и охотоведов, пожалуй, крупнейшую в мире.

Этот экскурс в ход течения науки я сделал для того, чтобы создать фон для оценки лежащей перед нами книги С. А. Корытина о повадках диких зверей.

Доктор биологических наук С. А. Корытин много лет работает в нашем крупнейшем охотоведческом научно-исследовательском институте. Со студенческих лет он посвятил себя изучению поведения охотничьих животных. Спою работу тесно связывал с практикой, так как наладить охотничий промысел, разработать систему рационального использования и охраны животных невозможно без глубокого знания образа жизни зверей и птиц. Им были разработаны продуктивные и оригинальные приемы охотничьего промысла. Одновременно шла разработка теоретических вопросов поведения животных. С. А. Корытина можно считать основоположником прикладных этологических исследований в нашей стране. Характерно, что он шел своим путем, не копируя зарубежных ученых-этологов. Дело в том, что зарубежные этологи развивали школу, имеющую преимущественно этолого-физиологическое направление. С. А. Корытин же прежде всего выступал как эколог-натуралист и эколог-экспериментатор в природе, развивая отечественное направление, заложенное А. Н. Формозовым и П. А. Мантейфелем. Интересно отметить, что такой аспект исследований был в свое время выдвинут еще Э. Сетоном-Томпсоном, знаменитым американским натуралистом-писателем и ученым. К сожалению, мировая общественность значительно меньше осведомлена о Э. Сетоне-Томпсоне как об ученом, хотя его научные труды (например, многотомная «Жизнь диких зверей») считаются выдающимися.

За много лет С. А. Корытин накопил огромный фактический материал о повадках и поведении диких животных, преимущественно охотничьих. Материалы тщательно обработаны, проанализированы и изложены в предлагаемой книге, которая, безусловно, привлечет внимание широкого контингента читателей — всех, кто интересуется дикой живой природой, дикими животными, вопросами их охраны и рационального использования. Конечно, книга имеет значение и как капитальный научный труд, основанный на многочисленных фактах. Много полезного извлекут из нее для себя практические работники охотничьего хозяйства и службы фауны.

Хотелось бы предупредить читателя об одном. В книге имеется много материалов, где описано поведение диких животных, столкнувшихся с человеком и его деятельностью. Здесь есть картины довольно суровые, рисующие, например, поведение животного, попавшего в ловушку. Можно было бы опустить такие факты, не помещать их в книге. Однако я думаю, что это было бы позицией ложного гуманизма, а читатель лишился бы возможности получить объективное представление о реальной действительности.

Изучение поведения диких животных в связи с воздействием на них антропогенного фактора становится необходимым перед лицом неотвратимого, все возрастающего наступления цивилизации на природу. Предполагается, что в мезозое примерно каждую тысячу лет вымирал один вид. С 1000 до 1950 г. темп возрос: до 1 вида каждые 10 лет. Более 100 видов зверей и птиц уничтожено за последние 400 лет, из них 70 после первой мировой войны. Сейчас находятся под угрозой исчезновения 687 видов животных.

Повышается необходимость мероприятий, направленных на спасение дикой фауны, создание необходимых условий для ее существования. Организуются заповедники, национальные парки, заказники; человек переселяет диких животных, подкармливает их в трудные периоды жизни, содержит представителей вымирающих видов в загонах, зоопарках, регулирует количество зверей и птиц в соответствии с кормовой базой и т. д.

Успешность проведения различных биотехнических мероприятий в большой степени зависит от нашего умения обращаться с животными, от знания их поведения, в первую очередь особенностей их повадок в конкретных ситуациях, от нашей способности предвидеть реакции зверей разных видов на те или иные конкретные раздражители, в том числе антропогенного происхождения.

Чтобы организовать эффективную подкормку, мало иметь требуемые корма, нужно знать видовую специфику повадок животных на привадах. Чтобы переселять животных или вести селекцию, необходимо их отлавливать живыми, а для этого надо знать, как они реагируют на ту или иную ловушку, как ведут себя в ней, каково их поведение во время транспортировки, при выпуске на волю и т. д. Чтобы действовать, надо знать, поэтому в книге рассмотрены факты, касающиеся поведения не только промысловых, но и ныне охраняемых зверей.

Поведение животных, связанное с человеком и его деятельностью, мы называем «антропогенным поведением». К сожалению, антропогенное поведение животных в научном плане изучено еще недостаточно, в большинстве случаев целенаправленно исследуются лишь отдельные элементы поведения зверя какого-либо одного вида. Гораздо больше отдельных наблюдений, результаты которых приводятся в разных статьях и книгах о диких животных. Почти не было попыток собрать и обобщить материалы об антропогенном поведении зверей, в частности о повадках промысловых млекопитающих, в связи с их добыванием, проведением биотехнических мероприятий. Поскольку охота является важной отраслью народного хозяйства, необходимость в такой книге не вызывает сомнения. Мне известна лишь одна небольшая популярная книга Н. А. Зворыкина «Повадки животных» (М. — Л., КОПЗ, 1934, 103 с.), в значительной степени посвященная данной проблема. Эта интересная работа давно стала библиографической редкостью. В то же время есть немало цепных книг, в которых авторы касаются отдельных аспектов поведения млекопитающих, связанных с антропогенным фактором, или вопросов, позволяющих понять его закономерности. Имею в виду работы П. А. Мантейфеля, А. Н. Формозова, Л. В. Крушинского, Э. Сетона, К. Лоренца, И. Тинбергена, Б. Гржимека и ряда других авторов.

Боевые лоси

Боевые лоси, состоявшие на вооружении советской армии в финской войне, до сих пор вызывают огромный интерес. Лосей воспитывали в Волосовском специальном питомнике № 3. К 1939 году в питомнике было подготовлено и обучено более 1500 боевых лосей. В первые послевоенные годы финские охотники натерпелись страху, сталкиваясь во время охотничьего сезона с необычным поведением животных. Лоси, не обращая никакого внимания на грохот выстрелов, выбегали прямо на охотников и яростно атаковали их, заслышав финскую речь.

С советско-финской войной связано множество легенд и курьезных фактов. Сегодня в тех далеких событиях многие склонны видеть романтику. Еще бы — рекордные морозы, лыжные войска, непроходимые финские чащи, кишевшие снайперами, и прочее, и прочее. Однако как романтическая сторона той войны, так и реальная, стратегическая, до сих пор не раскрыли всех тайн военных действий.

Одной из таких тайных, но без сомнения интересных аспектов финской войны, являются боевые лоси, состоявшие на вооружении советской армии.

Еще на рубеже 1920–1930-х годов видный советский зоолог, замдиректора по науке Московского зоопарка Петр Мантейфель высказал идею об одомашнивании лося.

В 1932 году СССР и Финляндия подписали договор о ненападении, а в 1934-м этот договор был продлен на десять лет. Но к середине 1930-х Сталин начал опасаться, что Финляндия предоставит свою территорию Германии или Великобритании как плацдарм для нападения на СССР, ведь граница проходила всего в 32 км от Ленинграда. Война с Финляндией была лишь вопросом времени, и в наркомате обороны отдавали себе в этом отчет.

Одна из важных проблем, которую требовалось решить в связи с этим, – транспортная. Малонаселенные территории, на которых предполагалось вести военные действия, были покрыты лесами и болотами. Дорог, пригодных для передвижения техники, практически не существовало, а лошади просто увязли бы в снегу.

Вот тут то и вернулись к идее приручения лося, но уже не с целью одомашнивания, а с целью использования рогатых жителей леса в войне.

Читать еще:  Фидер ранней весной

Отчет, написанный одним из учеников профессора Мантейфеля, был внимательно изучен. Там говорилось, что лоси:

— способны питаться подножным кормом;

— выносливы и могут легко передвигаться по почти непроходимой местности, включая болота;

— могут нести значительный груз.

Это показалось советским военачальникам идеальным решением одной из проблем финской войны.

Так был создан Волосовский специальный питомник № 3. Он расположился неподалеку от поселка Волосово, а его директором назначили автора того самого отчета Михаила Глухова, молодого, но уже опытного зоолога.

С 1934 по 1937 год коллектив питомника (около ста человек) смог буквально совершить невозможное. Лосят с раннего детства приучали к человеку и с помощью специально разработанных методик отрабатывали у них нужные навыки.

Согласно записям Михаила Глухова, к 1939 году в питомнике было подготовлено и обучено более 1500 боевых лосей. Также проходили соответствующее обучение кавалеристы (рядом с питомником построили специальные корпуса и площадки для обучения бойцов).

Как признавался Михаил Глухов, одной из самых сложных задач было приучить лосей не бояться звука выстрелов. Для этого рядом с лосятами ежедневно отстреливали определенное количество холостых патронов с уменьшенной навеской пороха и с каждым днем навеску увеличивали, постепенно переходя к обычным штатным патронам. Кстати, выяснилось, что лоси по-разному реагируют на выстрелы из различного оружия. Как это ни странно, спокойнее всего они относились к очередям из ДП (пехотного пулемета Дегтярева), а вот резкие пистолетные выстрелы их пугали сильнее. Поэтому вооружить лосиные подразделения планировалось именно этими пулеметами.

Были разработаны специальные седла с креплением для пулемета, однако возможность маневра заставляла желать лучшего. Бойцы-кавалеристы, которые работали в питомнике, приспособились опирать сошки пулемета на развесистые рога – этот способ оказался гораздо более удобен (хотя и был невозможен в те периоды, когда лоси сбрасывали свои ветвистые украшения). Сначала даже пробовали жестко крепить пулеметы к рогам, однако выяснилось, что вибрация при стрельбе приводила к сотрясению мозга у животных и ломала лопаты. Все попытки сделать рога более прочными с помощью специально подобранных кормов не увенчались успехом, поэтому от жестких креплений отказались, заменив их кожаными подушечками. Позднее сошки стали опирать на концы ветвистых лопат – выяснилось, что в этом случае лоси выполняют функцию самонаведения: поворачивая голову в сторону опасности, они одновременно наводили на цель пулемет, и бойцу оставалось только скорректировать прицел и нажать на спусковой крючок.

Зато у военных инструкторов питомника появилась новая идея – они решили использовать феноменальный слух животных и научить их отличать интонации, которые в финском и русском языках существенно различаются. В питомник были приглашены несколько военных переводчиков, знающих финский язык, и лосей стали тренировать на распознавание речи. И небезуспешно: животные, слух которых во много раз чувствительнее человеческого, оказались способными лингвистами и разведчиками. Лоси могли различать финскую речь с расстояния почти в километр, после чего условным сигналом (типа фыркания) привлекали внимание всадников или даже атаковали противника, затаптывая его ударами копыт мощных передних ног, способных одним ударом убить волка.

Однако самый главный недостаток лосиной кавалерии ни ученым, ни военным преодолеть не удалось. Лосей так и не смогли приучить собираться большими стадами, поэтому о создании огромных конных (то есть лосиных) армий, о которых мечтал Сталин, пришлось забыть. Для лосиных групп была выработана особая тактика и поставлены специфические задачи. Они должны были противостоять многочисленным мелким разведывательно-диверсионным группам врага, от которых военные ожидали серьезных неприятностей (и, как показало время, были правы). А также, разумеется, сами должны были доставлять финским войскам множество неприятностей, действуя за линией фронта мелкими группами, состоящими из 10–15 кавалеристов верхом на лосях в режиме свободной охоты в карельских лесах.

С середины года с обеих сторон начались военные приготовления, и летом, во время одного из своих визитов, Жданов задал Глухову прямой вопрос: Михаил Александрович, вы обеспечите, как обещали, полторы тысячи подготовленных кавалеристов? Товарищ Сталин считает, что они будут нам очень нужны к октябрю. Нет, Андрей Александрович, – честно ответил Глухов, – в октябре у лосей будет гон, в это время они не слушаются никого, даже меня. А товарища Сталина они послушаются? – помрачнев, спросил Жданов. Люди – послушаются! – выкрутился Глухов. – Поэтому люди умнее лосей. Когда зовет природа, лоси не слышат никого. Такой ответ мог стоить Глухову жизни, но сошел с рук – Жданов прислушался к мнению зоолога. Что именно он доложил Сталину, история умалчивает, но в результате СССР, как известно, всеми способами затягивал дипломатические переговоры с Финляндией до конца осени. Как только гон у лосей закончился, все диверсионные группы были приведены в боевую готовность. А утром 30 ноября началась советско-финская война.

По воспоминаниям Инари Яарвинен, внучка командира финской диверсионной группы Олли Паавинена, захваченного в плен, а позднее вернувшегося на родину, это стало одним из самых ярких впечатлений в его жизни: Дед часто рассказывал эту историю и признавался, что такого страха он не испытывал в своей жизни больше никогда, даже когда его чуть было не расстреляли в плену. А те из финских бойцов, кто все же сумел уйти, потом рассказывали своему командованию такое… Командование не верило, но среди финнов поползли всяческие слухи и небылицы, породившие среди неграмотных солдат легенды о том, что красноармейцы заключили договор с духами лесов.

С началом советско-немецкой войны часть лосей (около полусотни) летом отправили в Белоруссию для действий в тылу врага (где их использовали партизаны, которых обучали инструкторы питомника), а остальных было решено оставить в питомнике до окончания гона и отрастания рогов. Но к тому времени началась блокада Ленинграда, а во время одного из артобстрелов снаряд попал в склад топлива по соседству с питомником. Произошел взрыв, начался пожар, который почти дотла уничтожил питомник. Михаил Глухов погиб, остались только его записи.

А вот лоси в большинстве своем остались живы – они разбежались по окружающим лесам. Впрочем, боевую выучку они не забыли. В первые послевоенные годы финские охотники натерпелись страху, сталкиваясь во время охотничьего сезона с необычным поведением животных. Лоси, не обращая никакого внимания на грохот выстрелов, выбегали прямо на охотников и яростно атаковали их, заслышав финскую речь.

«Пробить Лося» и другие армейские приколы

Все знают, что армия — это сборник всяких приколов, странных и смешных случаев. О некоторых мы расскажем в этой статье.

Когда солдат приходит в армию, он становится салагой и входит в подчинение. И без особого обряда «инициации» тут никак не обойдется. Дедам могут грозить дисбатом и пытаться наводить порядки, но те все равно будут проверять «духов» на крепость по-своему.

Классика

«Лось» — опасная штука. Испытуемому можно как подправить лицо, так и серьезно его повредить, зависит от силы «дедушки» и цели, с которой «Лось» назначается. Обыкновенный вариант «Лося» — плотно приставленные ко лбу руки, сложенные ладонями друг на друга (рога). После удара кулаком или локтями в самый центр обычно следует вопрос: «Лось прообит, рога отпали, не желаете еще?». Для разнообразия «Лось» может быть «музыкальным», «камышовым» и даже «любопытным».

Велосипед

Спать опасно. Да-да. Утреннюю побудку не проспишь, но засунуть бумажки между пальцами ног и все это дело поджечь могут — так «велосипед». Другой вариант воспитательного метода называется «барабан». В этом случае горящую бумагу кладут на живот.

Далее со слов знакомого, служившего на Украине сразу после распада Союза.

Для справки: ПНВ — прибор ночного видения. Соответствующую кличку за огромные квадратные очки с толстенными линзами получил у них один майор. Ну и за то, что слишком глазастый был. Особого уважения к нему не питали и однажды, когда майор делал обход, кто-то из солдат так и крикнул: «Ребята, ПНВ!». «Очень остроумно!», — последовал ответ от него же.

Месть не заставила себя долго ждать, и ПНВ назначил «крикуна» менять разбитые стекла. Ну, как менять — фанеру вставить. «Себе в очки фанеру вставь!», ругался потом несчастный, разбирая осколки.

Вообще, много экспонатов было. Смеялись и над капитаном с визгливым женским голосом, навзрыд оравшим «Равняйсь», и над вечно пьяным командиром батареи, называвшим всех «голуби мои».

Интересная история была со снабжением. Каждому солдату в качестве средства личной гигиены помимо прочего полагалось полотенце «в клеточку» (ни в коем случае не вафельное!), которое отрезалось от общего рулона ткани, определенный метраж на каждого бойца. И вот в ходе очередной проверки вздумалось проверяющим перемерять полотенца у каждого солдата. Естественно, после нескольких стирок ткань «села», и полотенце получалось на сантиметра два-три короче, чем отрезали изначально. Снабженцы получили нагоняй: нехорошо, мол, солдатиков обижать.

Читать еще:  Лосиные загоны

Путем долгих раздумий пришли к следующему решению:

  • Полотенца резать строго по клеточкам;
  • Во избежание скандалов, по количеству клеточек определять длину.

Хорошо хоть не спичечными коробками мерять.

Друзья! На нашем новом канале мы рассказываем об известных брендах, раскрываем секреты успеха их основателей и делимся интересными фактами. Подписывайтесь! История брендов

Лось животное. Образ жизни и среда обитания лося

В древние времена люди поклонялись лосю. Рисунки с его изображением можно найти на саркофагах, гробницах, в пещерах.

Народы Сибири считали, что всем знакомое созвездие Большая Медведица и Млечный путь образовались, когда люди охотились на лося. У апачей, есть легенда о коварном лосе, а канадские индейцы наоборот восхваляют его благородность. На сегодня животное лось хорошо всем известно и относится к промысловым млекопитающим.

Среда обитания лося

Популяция лося насчитывает около полутора миллионов особей. Около половины общей численности живут в России. Но кроме пределов нашей страны эти животные обитают в Европе (Польше, Чехии, Белоруссии, Венгрии, Прибалтике), занимают северную часть Украины, Скандинавию.

В вышеназванных европейских странах лось был истреблен в XVIII — XIX вв. Позднее популяцию восстановили благодаря охранным мероприятиям, омоложению лесопосадок, истреблению естественных хищников лося – волков.

Занимает северную Монголию и северо-восток Китая до северных районов Сибири. Северная Америка так же стала домом лося, там он обжил Аляску, Канаду и северо-восточную часть США.

Лось занимает лесные массивы и кустарники — березовые и сосновые леса, осинники, ивняки по берегам рек и озер. В тундре и степи лоси могут жить вдалеке от леса. Но любят смешанные леса, где хорошо развит подлесок.

Очень важным условием летнего обитания лося являются водоемы, которые необходимы для спасения от летней жары, а так же в качестве дополнительного пропитания. Зимой же они пасутся в смешанных и хвойных лесах. Глубокий снег не любят, и оседлый образ жизни ведут только в тех районах, где его не выпадает более полуметра.

Если же снег глубокий, они кочуют другие места. Обычно это происходит в конце осени. Сначала уходят самочки с лосятами, затем их догоняют взрослые самцы. Возвращение обратно приходится на начало весны, в период таяния снега. За день животные способны пройти около 15 км.

Особенности лося

Лось – самый крупный представитель семейства оленевых. Взрослый самец весит около 600 кг., при длине тела 3 метра, высоте 2,4 метра. Самки намного меньше.

Взрослого лося легко отличить от самки по большим лопастям рогов. Их размер бывает до 1,8 метра в ширину, а вес до 30 килограмм. Правда, рога не такой уж постоянный показатель разницы полов – каждую осень лоси лишаются этого отличительного знака.

Они сбрасывают рога после прошедшего периода гона, чтобы весной снова начать их отращивать. Чем старше животное, тем больше ответвлений у него на голове. Так же у самца имеется «серьга» — кожистый вырост под горлом.

Внешность лося довольно незаурядная, это дикое животное сильно отличается от остальных оленевых. Можно судить об этом по множественным фото лосей.

Можно даже сказать, что лосиха немного неказиста – слишком длинные по отношению к телу ноги, горб на спине, большая горбоносая голова с мясистой верхней губой. Но все же, как и все представители животного мира, они пользуются успехом у представителей противоположного пола своего вида.

У лосей отличный слух и обоняние, но при этом слабое зрение. Если человек будет стоять неподвижно, то лось не заметит его и с расстояния 20-30 метров. Лоси хорошие пловцы, любят воду и как спасение от гнуса, и как источник пищи.

Если это крупное животное захочет защититься, то рога не использует, будет отбиваться от хищников передними ногами. Но они не конфликтны, если есть возможность убежать, то не станут вступать в драку.

Образ жизни лося

Лосей можно поделить на несколько подвидов, по разным данным их от 4 до 8. Аляскинский подвид самый крупный, может достигать веса 800 кг. Самый небольшой – уссурийский подвид, отличается своими оленеобразными рогами (без лопастей). В разное время года лоси ведут разную активность. Зависит это от температуры окружающей среды.

В сильную летнюю жару предпочитают прятаться от насекомых в густых зарослях, по шею в воде или на обдуваемых ветром полянах. На кормежку же выходят прохладными ночами. Зимой наоборот кормятся днем, а ночью отдыхают. В особо сильные заморозки ложатся в рыхлый снег, который как берлога греет животных.

Такие места, где лось проводит зиму, называются стойбищем, и зависит их расположение от мест, где больше пищи. Чаще всего это молодые заросли сосны в средней полосе России, ивняки или заросли карликовых берез в Сибири, лиственный подлесок на Дальнем Востоке.

На одном стойбище могут собираться несколько животных. Было зафиксировано до ста лосей на 1000 гектаров приобского соснового бора. Лоси не стадные животные, чаще всего ходят по одному, либо собираются по 3-4 особи.

В летний период молодые животные иногда присоединяются к самкам с сеголетками, а зимой небольшое стадо включает в себя и молодых самок и полуторагодовалых особей. С приходом весны эта небольшая компания снова разойдется.

Питание

Рацион лося составляют всевозможные кустарники, мхи, лишайники, грибы, высокие травянистые растения (щипать траву не могут из-за высокого роста и короткой шеи), молодые побеги и листья деревьев (рябину, березу, осину, черемуху и другие виды кустарников).

Лоси большими губами удерживают ветку и съедают всю листву. Летом любят искать пищу в водоемах, могут около минуты стоять головой в воде и выбирать различные водные растения (калужницу, кувшинку, кубышку, хвощ).

С приходом осени переходят на ветки, обгладывают кору с деревьев. Когда пищи много, в летнее время, лось съедает около 30 кг., зимой же только 15 кг. Большая численность лосей вредит лесам, так как одно животное в год съедает около 7 тонн растительности. Лосям необходима соль, которую они слизывают с дорог, или посещают специально устроенные егерями для них солонцы.

Размножение и продолжительность жизни

С приходом осени, приблизительно в сентябре, у лосей начинается гон. Самцы издают громкие звуки, чешут рога о деревья, ломают ветви, как бы приглашая других самцов сразиться за самку.

Найдя самку, они преследуют ее, не давая другим животным к ней подойти. В этот период они очень агрессивны. Битва двух взрослых самцов иногда заканчивается смертью более слабого. В ожесточенных боях лось борется не за стадо, а всего за одну самку – они моногамные животные.

Исключая те случая, когда лося одомашнивают и в стаде присутствуют в основном самки. Тогда один самец должен покрыть нескольких самок, что не вполне правильно.

После двух месяцев ухаживаний происходит спаривание, и через 230-240 дней рождается малыш. В зависимости от количества пищи и благоприятности условий, а помете рождается 1-2 лосенка. Но один чаще всего гибнет в первые же дни или недели жизни.

Первую неделю жизни лосенок очень слаб и не может быстро передвигаться, поэтому тактика защиты у него одна – лечь в траву и переждать опасность. Правда, у него есть хороший защитник – его большая мать. Она будет изо всех сил защищать своего отпрыска, иногда успешно.

Даже медведи иногда погибают от ударов сильных ног разъяренной лосихи. Позже он сможет уверенно держаться на ножках и ходить за мамой. В это время он умеет только объедать листву, которая находится на уровне его роста.

Позже он научиться вставать на колени, чтобы пощипать траву, и пригибать тонкие деревца, чтобы достать свежие листочки. Молоком лосята питаются около 4 месяцев. На таком корме детеныш с 6-16 кг. новорожденного веса уже к осени достигнет 120-200 кг.

Лосям предназначено жить около 25 лет, но в жестоких условиях дикой природы они чаще всего проживают лишь половину жизни. Виной тому медведи, волки, которые охотятся на больных животных, а так же старых, или наоборот, совсем молодых. К тому же лось – промысловое животное, охота на него разрешена с октября по январь.

Источники:

http://www.ohotniki.ru/editions/rog/article/2013/11/14/640099-odnoglazaya-losiha-rasserzhennyiy-los-i-hrabryiy-losenok.html
http://www.litmir.me/br/?b=178660&p=79
http://pikabu.ru/story/boevyie_losi_4748073
http://zen.yandex.ru/media/id/599c81d750c9e58fd74553fc/5cb74bca14031500b386a96c
http://givotniymir.ru/los-zhivotnoe-obraz-zhizni-i-sreda-obitaniya-losya/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector