2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

О бобре и его промысле

Бобр и его промысел

На территории Омской области обитают четыре вида полуводных животных – это бобр, выдра, ондатра и норка американская. Последние два вида были завезены в нашу страну из Америки и Канады в 30-ые годы прошлого века (это самый успешный и единственный проект акклиматизации животных на территории СССР). В нашей области с 1948 года с целью поднятия численности бобра, которая к тому времени заметно сократилась, производился завоз и выпуск бобра с Воронежской области. В последствие в некоторых районах Омской области были образованы государственные заказники по бобру. В настоящее время популяции бобра в области ничто не угрожает, а численность его на промысловом уровне.

Бобр – необычное и своеобразное животное. Он занял прочное место в экологической нише. Основная численность бобра приходится на подзону северной лесостепи и конечно зону южных таежных лесов. В тайге из болот берут начало множество речек и ручьев, которые и являются местообитанием бобра. В любой таежной реке бобр, встречается повсеместно, но чтобы понять и увидеть все особенности его жизнедеятельности, нужно исследовать места в верхнем течении реки и прилегающих к ней ручьев. В таких местах бобр, строит свое знаменитое сооружение – плотину. На участках среднего течения реки и ниже по руслу строительство плотин уже невозможно по причине большого объема паводковых вод и увеличения высоты берега. В таких местах бобр роет в берегу временные и выводковые норы, как правило не одну и он уже не привязан к какому-то определенному месту на реке, а может мигрировать по руслу.

Фотографии стаций бобра. Тарский район, Омская область.

Вообще на численность и распределение бобра в водоеме, решающее влияние оказывает кормовая база пойменного комплекса, в т.ч. произрастание трех лиственных пород деревьев – береза, осина и ива. Бобр хорошо определяет объем запасов этих деревьев в пойме и их состояние. Бобр маркируя (слегка подгрызая) деревья определяет здорово ли оно, или угнетено, так как пойма реки является не идеальным местом произрастания березы. Зимой бобр питается только корой дерева, а точнее сосудо-проводящим слоем (камбием) и поэтому можно представить сколько древесины ему надо переработать за свою жизнь, а вход идет все начиная от комля и кончая тонкими ветками деревьев.

Если наличие кормовой базы и объема воды в русле благоприятны для бобра, то он обязательно займет этот участок реки. Бобр определяет границу кормового участка и ниже его, по руслу реки строит плотину. В результате этого уровень воды может подняться до полутора и более метров, что приводит к затоплению обширной части поймы. В последствие если на этом участке обоснуется семья бобров и запасы корма позволяют, то выше по течению от первой плотины, бобры могут сделать вторую плотину, подняв уровень воды еще выше. Плавая по образующимся многочисленным протокам, бобры осваивают кормовые запасы поймы реки. Так же плотина препятствует сильному падению уровня воды, в конце зимы.

Фото. Бобровая плотина.

Фото. Затопленная пойма реки.

Вторым большим сооружением после плотины, является хата. Наличие хаты будет обязательным, если на данной территории поселились самец и самка и весной они дадут потомство.

Фотография хаты бобра

Хата делается по принципу и из такого же материала, что и плотина. Вход в хату располагается под водой, внутри выше уровня воды делается гнездовая камера и также обязательно наличие минимум одного вентиляционного отверстия. Даже в самые сильные морозы, в хате сохраняется плюсовая температура. Если бобр зимует один, он может в корнях большого дерева сделать нору, утеплив ее сверху материалом, который используется для строительства плотины.

Основной рабочий инструмент бобра – это его резцы, в сочетании с хорошо развитыми скуловыми мышцами. Бобр валит деревья с таким расчетом, чтобы оно упало на воду. Сваленное дерево он раскряжевывает на более мелкие части и транспортирует их к месту переработки.

Фотографии. Следы жизнедеятельности бобра.

Осенью бобры начинают усиленно запасать на зиму корм, делая кормушку. Суточная активность бобров увеличивается, вплоть до ледостава.

Фотография. Заготовка корма .

Кормушка располагается у хаты или норы. Бобр сначала закрепляет ветки у дна, а потом натаскивая все больше веток, собирает их в кучу под водой, стараясь максимально заглубить их.

Фотография. На заднем плане хата, а перед ней кормушка бобра .

Как правило, участок обитания с хорошей кормовой базой подо льдом и заготовленным кормом, обеспечивает питанием семью бобров на всю зиму. Но иногда зимой или чаще в марте, корма становится не достаточно и бобр, прогрызая лед, вылезает на поверхность. Там он нагрызает части деревьев и через вылаз затаскивает их под лед. В поисках корма он может отходить от места вылаза на 10-20 метров и в этот момент бобр может стать очень легкой добычей для волка, рыси или росомахи.

Фотография. Место вылаза бобра.

Промысел бобра можно начинать сразу после ледостава, а исследование русла реки проводят при минимальном снежном покрове. Плотину найти легко, а определить живет ли кто в этом месте можно только по погрызам. Погрызы свежие, прошлогодние и старые хорошо различимы.

Иногда осенью бобр одиночка на зиму занимает старую хату, кормушку сделать не успевает, а начинает усиленно валить в воду деревья. Зимой когда все под снегом и если есть сомнения, то чтобы зря не долбить лед для постройки ловушки, лучше под лед воткнуть несколько колов березы или осины и если бобр здесь зимует он обязательно обрадуется такому подарку и даст о себе знать.

Бобра с одинаковым успехом можно ловить всю зиму, только в начале зимы легче, потому что тонкий лед и мало снега. На промысле используют три вида самоловов – это петли, капканы и очень редко крючки.

Далее по тексту, в этой статье были изложены материалы описывающие способ добычи бобра в зимний период подо льдом, с помощью петель. Категория темы — техника добычи охотничьих животных.

По требованию Роскомнадзора, согласно закона РФ: о запрете использования петель на охотничьем промысле — данная информационная составляющая была запрещена к опубликованию.

Весь письменный и фото материалы, были удалены автором из текста статьи.

После того как бобра достали из воды, его лучше обвалять в снегу, чтобы тот впитал в себя часть воды с волоса, а затем можно сделать фотку для потомков.

Фотографии. Трофейные фото на память.

Если вы поймали бобра и хотите сделать из него трофей, то тушу лучше заморозить. Для этого делают разрез от анального отверстия вверх по животу на 20-25см. Через него вырезают струю и вынимают кишечник.

Фотография. Вскрытие бобра.

Далее ножом подрезают диафрагму и удаляют легкие с сердцем. В полость тела засыпают снег, который хорошо впитывает остатки крови и вытирают сухой тряпкой. После этого тушку пакуют в мешок и замораживают.

В настоящее время спрос на мех бобра очень сильно упал, что не могло не повлиять на увеличение его численности. Чаще охотники добывают бобра для пропитания или для приманки на соболя. Кстати мясо бобра очень вкусное, но при его приготовлении надо полностью срезать весь жир. Для меня же приоритетом в добычи бобра остается его использование в качестве изготовления трофея.

Удачной всем охоты!

Автор статьи: Юрий Желтов

Вам понравилась статья? Оставьте комментарий ниже.

Бобр и его промысел

С 1956 г. порядок и правила оформления лицензий были упрощены. Выдача отдельных лицензий была прекращена, а количество зверьков, разрешенных к добыче штатным охотникам, стали указывать в нарядах-заданиях, а охотникам-сезонникам – в договорах на добычу и сдачу пушнины. Эту систему позже стали называть лимитно-договорной. За перевыполнение лимита добычи зверьков и заготовки их шкурок охотник и заготовитель наказывались иском вначале в пятикратном, а затем в трехкратном размере от закупочной цены шкурки 1-го сорта. Виновные могли быть привлечены также к административной или уголовной ответственности.

С увеличением количества лицензионных видов и применением самоловной технологии промысла превышение лимита их отлова становилось неизбежным. Охотник вынужден был стоять перед выбором: искать оправдание сверхлимитной добычи или утаить ее, реализовав по более высокой цене на сторону. Проконтролировать охотника в сложившихся условиях практически невозможно. В конечном итоге лицензионная система применительно к пушным видам к 80-м годам XX в. превратилась в свою противоположность: утаиванию части продукции, ее оседанию, нелегальной реализации, своеобразной формой скрытого браконьерства.

Из вышеизложенного следует вывод: скомпрометировавшая себя система оказалась наживкой для реформаторов охотничьего хозяйства нашего времени, распространив ее не только на крупных и средних, но и мелких охотничьих и полуохотничьих животных через постановление Правительства «О плате за пользование объектами животного мира и ее предельных размерах» № 1251 от 29.09.1997 г. с последующими дополнениями и изменениями. Многие ведущие специалисты, в том числе и экономисты, отвергали взымание платы за самовосстанавливающиеся природные ресурсы (животный мир). Наиболее аргументированно критиковался принцип платности охотресурсов в статье В. Дежкина «Ведомственная некомпетентность или корыстный умысел?» («Охота и охотничье хозяйство» № 1, 1998 г.). Автор отмечал, что принятие платности охотресурсов является серьезнейшей ошибкой, которая на долгие годы закроет путь для нормального развития охоты в России.

Однако концепция единообразной (без дифференциации промысловой и любительской охоты) платности за охотничьи объекты получила законодательную основу («Концепция развития охотничьего хозяйства РФ», составленная Охотдепартаментом Минсельхозпрода).

Эти нормативы должны стимулировать рациональное и комплексное использование земли, леса, полезных ископаемых и других ресурсов. Очевидно, разработчики этого постановления имели представление о том, что охотничьи животные составляют естественно возобновимый природный ресурс и в приведенный платный перечень их не включили. Следует обратить внимание также на то, что Госохоторганы, как бюджетники, затрат по непосредственному использованию охотресурсов не несут (если исключить оформление документов).

Анализ 12-летнего применения разовых именных платных лицензий «за намерения» добычи пушных видов нарушило возможность соблюдения охотниками научно-обоснованные квоты их отлова. Как правило, охотники выкупают минимум лицензий, часто одну, а добывают сколько смогут. В современных условиях с ликвидацией статотчетности служба мониторинга охотресурсов утратила важный компонент и ориентир – информацию о фактической добыче пушных зверей. Динамика их заготовок служила надежным показателем динамики численности с поправкой на оседание пушнины.

Престиж промысла пушных зверей может быть резко повышен отменой платы и поштучного лицензирования их добычи, а также проведением региональных ярмарок или аукционов, на которых охотники свободно будут продавать свою пушнину. Только в таких условиях могут формироваться конкурентные (справедливые) закупочные цены (Каверзин, 2001). Такая форма реализации пушнины резко повлияет на повышение качества сырья, сократит его импорт при повышении таможенных пошлин. Лучшие угодья должны быть закреплены за промысловиками пушных зверей.

Читать еще:  О глухаре и за глухаря

Драматическая ситуация с внедрением поштучного платного лицензирования сложилась в рациональном использовании соболя – основного пушного товара не только Сибири, но и РФ в целом. Специалисты предлагают вместо оплаты лимита «за голову» внедрить оплату за угодья конкретного участка с учетом его кадастровой оценки. Такая система сохранит ресурсосберегающие технологии ведения соболиного хозяйства (Петренко, 2006). Автор полагает, что при действующей системе охотник-промысловик из-за недостатка средств вынужден обходиться заниженными лимитами, но часто даже непреднамеренно перевыполняет.

Этим он поставлен в дискриминационное положение перед законом. Поэтому охотники-промысловики – основная армия, которая создает основу пушной продукции, выступают за отмену разовых платных лицензий (Кельбешиков, 2008). Автор отмечает, что действующая процедура передачи охотугодий задумана так, что охотник без высшего образования не может получить конкретные угодья, и попадает в крепостную зависимость от юридического лица – арендатора угодий. Он научно обоснованно делает вывод: замена командно-распорядительной (лицензионной) системы добычи соболя на заявительную, декларационную снимет напряженность на пушном рынке.

Каковы же перспективы российского пушного рынка? В соответствии с официальной статистикой объемы выпуска меховых изделий по результатам деятельности 2002 г. составили около 3,6–4,4 млрд. руб., а присутствие на отечественном рынке товаров российских производителей не превышало 25%. В то время планировалось к 2010 г. отечественную долю этой продукции увеличить до 50% («Мягкое золото», № 8, 2003).

Однако на внутреннем меховом рынке до сего времени преобладают импортные меха из Турции, Греции, Италии, Аргентины, Китая и др. стран. По сведениям специалистов, из-за рубежа часто завозят стриженые изделия из нутрии и даже кролика породы «Рекс» под названием бобра. Л. Грудев («РОГ», 2008 г.) сообщает, что наше правительство пошло навстречу отечественным меховщикам и снизило таможенные пошлины на импорт шкур бобра канадского. Но надо было бы сделать наоборот, резко увеличить пошлины, но избавить своих охотников от излишних преград в форме платных разовых лицензий и заменить сборы налогом на торговый оборот полуфабриката и готовых меховых изделий (Гревцев, 2001), или платой за аренду промысловых участков в Сибири (Петренко, 2006; Кельбешеков, 2008).

Отвечая на вышепоставленный вопрос, скажу: необходимо восстанавливать собственный российский пушной рынок на цивилизованной основе, законодательно избавив охотника-пушника от бюрократических нагромождений, как это справедливо отмечает Н. Астафьев в публикации «Правовое обеспечение охоты: путаница и неразбериха» («Охота и охотничье хозяйство», № 12, 2008).

Из вышеизложенного следует, что лицензионная добыча пушных зверей, сыгравшая в прошлом положительную роль в восстановлении ценных пушных зверей, однако содействовала также формированию впоследствии «черного рынка». Модернизация ее реформаторами охотничьего хозяйства страны в наше время в поштучно-платно-лицензионную породила теневой, коррумпированный пушной бизнес. Она исключила основного производителя – охотника из ресурсосберегательного и ресурсовосстановительного процессов использования пушных ресурсов страны.

В охотничьей среде утвердилась крылатая фраза: «В основе поголовного лицензирования заложена правовая основа коррупции». Настал неотложный момент изменения этой системы, пока еще не принят закон «Об охоте» № 66299-5. Основные предложения к проекту закона сводятся к следующему. В проекте закона дать расшифровку понятиям «промысловая», «любительская», «научная» охота (см. Д.К. Соловьев, 1926, с. 8).

Предусмотреть дифференцированную плату за пользование объектами охоты: по платным лицензиям при охоте на копытных, медведей и других ценных (редких), трофейных животных; безлицензионный и бесплатный отлов всех пушных зверей со сбором налога с оборота при реализации полуфабриката или меховых изделий, или взымать арендную плату за конкретные участки охотугодий с учетом преимущественной продуктивности по какому-либо виду – собольи, ондатровые, бобровые и пр.

Признав охоту (ст. 1, п. 5) социально-культурной ценностью, следует предусмотреть предоставление льгот для социально различных групп охотников: участников войн, инвалидов, пенсионеров, студентов, охотников национальных меньшинств и т.д.

Охотничьи животные – результат прямой или опосредованной деятельности человека. Не следует забывать, что численность многих животных в России (соболь, ондатра, американская норка, бобр, енотовидная собака, северный олень и др.) – результат целенаправленной работы специалистов охотничьего хозяйства предшествующих поколений, как бы их ни хулили новоявленные спасители». Все верно. Однако в перечне отсутствует главное действующее лицо – охотник. Один из цитируемых авторов, В.В. Мельников («РОГ», 2008), став директором Охотдепартамента МСХ, уточняет: «Ведение охотничьего хозяйства – это производство со всеми свойственными технологическими процессами и, в принципе, не отличающееся от животноводства.

Охота (организация охоты) для охотпользователя – это не развлечение, а организация сбора урожая – технологический процесс, имеющий свои особенности». В цитате четко прослеживается смысл об идентичности «сбора урожая» при ведении процессов охотничьего хозяйства и животноводства. Следовательно, вполне допустима аналогия: фермер – стадо мясных бычков; охотник – пушные звери. Права же у этих работяг для «снятия урожая» диаметрально противоположные. Фермеру для забоя бычка и реализации мяса предварительно оплаченной «бумаги» не требуется. Охотнику она обязательна, а чтобы добыть вожделенный «товар» ему надо еще забраться в тайгу, где «Макар бычков не пас».

Если же добудет «товар» – обязан по договору сдать его арендатору угодий по выгодной для него цене. Уточняю смысл внесенных в проект ФЗ «Об охоте» поправок: защита охотника-пушника от произвола чиновников, открытое (конкурентное) его участие в реализации добытых шкурок, обеспечение через него рационального использования пушных ресурсов. Принимаемые правовые акты должны быть социально ориентированы. Обсуждаемый проект ФЗ без учета интересов большинства охотников заведомо обречен на неудачу.

Бобр и его промысел

фото: Антона Журавкова

Проблема боброводства дискуссируется в отрыве от анализа реформирования охотничьего хозяйства страны, а также особенностей саморегуляции численности этого вида в условиях повышенной плотности населения угодий и систематического недопромысла.

Исходя из 50-летнего личного опыта по оценке результатов восстановления исторического ареала, состояния численности и перспектив боброводства, считаю необходимым поделиться с читателями «РОГ» по вышеизложенной проблеме.

Начало восстановления исторического ареала бобра в стране началось в 1934 году.

Это был бескорыстный напряженный труд энтузиастов-ученых и простых охотников по обследованию разрозненных очагов обитания этого вида и сохранению оставшегося поголовья (900–1000 голов) от полного истребления, а позже накопления племенного поголовья во вновь организованных заповедниках и заказниках для интродукции в исторические места обитания.

Всего с этой целью было расселено более 18 тыс. голов, в том числе около 800 особей канадских бобров, отловленных в северо-западных регионах, куда они, естественно, проникли из Финляндии.

Результаты интродукции, а позже и промысла бобра (1963 г.) периодически подводились на десятке научно-практических конференций (совещаний).

До 1990 г. Главохотой постоянно организовывались всероссийские учеты бобра. Анализ имеющихся многолетних сведений Центрохотконтроля, постоянно действующей cлужбы «урожая» основных видов охотничьих животных ВНИИОЗ, а также публикаций специалистов по регионам показывает, что современная численность речного бобра в РФ составляет более 500 тыс. особей. Ресурсы канадского бобра на северо-западе превысили 9 тыс. голов.

В Карелии и Ленинградской области интенсивно расширяются территории совместного местообитания канадского и речного бобров, этот процесс отмечается также в соседних Архангельской и Вологодской областях (Данилов и др., 2007).

Результативность акклиматизации канадского и речного бобров в Дальневосточном регионе оказалась низкой.

Основными сдерживающими факторами являются неблагоприятные условия: гидрологический режим в форме периодических наводнений, мощных наледей и промерзание водоемов, проявление циклонического и тайфунного влияния климата.

В целом можно утверждать, что результаты титанических усилий специалистов по спасению бобра увенчались ощутимым охотоведческим успехом. Исторический ареал бобра в России практически к настоящему времени восстановлен.

Утверждение Л. Грудева («РОГ», 2008) о том, что численность бобра в РФ и Кировской области в два раза выше официальных данных (в Московской области вместо 11,7–30 тыс. особей) считаю необоснованно популистским.

Автор упрощенно объясняет высокую численность бобра, ссылаясь на «отсутствие природных регуляторов».

Известно, что любому виду или слагающим его популяциям присущи естественные, основанные на законах биосферы, механизмы регуляции численности, закрепленные в процессе эволюции генетически.

Рациональное освоение ресурсов промысловых животных определяется полнотой данных о закономерностях изменения их численности во времени и пространстве. Численность вида не только в пределах ареала, но и в отдельных его локальных популяциях не остается постоянной.

Количественное изменение популяций животных представляет собой итог трех показателей: размножения, смертности и перемещения особей – миграций. Эти процессы видоспецифичны, интенсивность которых определяется взаимодействием биотических и абиотических факторов.

Механизмы, регулирующие численность бобра, обладают большим совершенством и реализуются в соответствии с емкостью угодий через изменения внутрисемейной и возрастной структуры, уровня рождаемости и смертности, изменения соотношения полов в потомстве, резко выраженный территориализм особей разных семей, являющийся причиной травмирования зверей от покусов сородичей и частой их гибели.

фото: Рудмана Виктора

Последний негативный признак хорошо известен боброловам по встречам закусов на шкурках и хвостах отловленных зверей. С ростом плотности населения интенсивность размножения бобров понижается.

В опромышляемых угодьях воспроизводственные возможности популяции реализуются полнее. Поэтому промысел бобра, в противоположность пассивной охране (чаще в заказниках), научно признан как важнейшее средство в управлении его ресурсами.

Наблюдаемое в настоящее время некоторое увеличение численности бобра связано с тем, что бобровая ниша свыше 250–300 лет была свободна в связи с истреблением этого грызуна в историческом прошлом.

За этот период основные древесно-кустарниковые корма, составляющие основу осенне-зимнего питания, восстановились в полном объеме, особенно осина. Кора осины характеризуется не только высококалорийным кормом, но и повышенным содержанием гонадотропного фермента полифенолоксидазы (ПФО), стимулирующей размножение растительноядных животных.

Вторая причина «акклиматизационного взрыва» численности бобра связана с проявлением гетерозиса («гибридной силы») в результате гибридизации (доказано в эксперименте) при контактировании в природе разных подвидов бобров.

Известно, что исходным племенным поголовьем зверей послужили два подвида: воронежский и белорусский.

Причем, в начальный период интродукции партии зверей часто были малочисленны и поэтому могли быть имбредными (близкородственными – ред.), что сдерживало рост численности бобра. Но позже генофонд интродуцентов обогащался за счет контактирования особей разных популяций.

Однако рост численности бобра в природе не беспределен. Обычно через 10–15 лет, в зависимости от водосборной площади бассейна, осина в прибрежной зоне доступности (10–15 м) бобрами выедается, а действие гетерозиса во втором и последующих поколениях затухает.

Его численность как строго территориального вида в условиях хронического недопромысла определяется плотностью населения угодий через механизмы ее саморегуляции со всеми отрицательными последствиями.

Имеются многочисленные факты уже вторичного исчезновения бобра по бассейнам рек, чаще всего по причине антропогенного пресса, в том числе браконьерства.

Предложения некоторых авторов (Зарубин, Макаров, Анчугов), на которых ссылается Л. Грудев, по увеличению норм отлова бобра в сложившихся условиях существенно запоздали и на практике не работают. Еще в 1989 г., Главохота (Приказ № 274) увеличила нормы отлова бобра по природным зонам с 10 до 25%.

Читать еще:  СОПА В ГЛУХОЗИМЬЕ

В примечании приказа отмечено: «В отдельных районах, в целях регулирования численности бобра и предотвращения ущерба, наносимого этими животными народному хозяйству, допускается его добыча в размере до 50–80% от осенней численности».

Профессор В.В. Дежкин («РОГ» № 5, 2009), ссылаясь на А. Савельева, А. Портнягина (1998), более радикальным в добыче бобра считает введение его отстрела из огнестрельного оружия. Эти авторы по анонимному опросу (считая 53 браконьеров) рекомендуют весенний отстрел.

Результаты опытного весеннего отстрела бобра однозначно показали недопустимость этого мероприятия (Гревцев, 2008). Шкурки в этот период по качеству низкозачетны, многие подранки в последствии погибают, нарушается естественный процесс освоения угодий молодыми бобрами старших генераций.

В странах Скандинавии бобров весной не стреляют. Опыт ружейной охоты (1 октября – 31 декабря) в Белоруссии себя не оправдал. Результативность отстрела в эти сроки минимальная, зачастую практически нулевая.

Совершенно неприемлема аргументация Л. Грудева о нанесении бобрами вреда народному хозяйству. Все беды лесного, особенно дорожного и сельского хозяйства, по версии этого автора, можно теперь взвалить на бобров.

Нельзя сравнивать вред бобра североамериканского континента с евроазиатским по причине неадекватности природных условий и вследствие чего разной их численности: канадского – 6–8 млн., а бобра речного меньше 1 млн. голов на всем евроазиатском материке.

В России актуальной проблема о вреде бобра остается лишь для Калининградской области, где имеются участки суши, расположенные ниже уровня поверхностных вод. Л. Грудеву, как биологу-охотоведу, оказалась неведомой громадная положительная биоценотическая роль бобра.

В результате средообразующей деятельности строительством плотин этим грызуном существенно повышается продуктивность охотничьих угодий околоводного комплекса. Этому вопросу посвящены многие специальные работы. Наиболее часто сообщается об использовании водоплавающей дичью бобровых прудов.

В частности, на некоторых территориях Канады общая площадь бобровых прудов составляет около 25% от всей водопокрытой площади, на которой гнездятся разные представители водоплавающей дичи.

Стратегия интенсивного использования бобра в этой стране основана с учетом значения этого животного для другой дичи. Велика водовосстановительная роль бобра после осушительной мелиорации болот, пойменных угодий, рубок леса.

Специальными исследованиями установлено, что после интенсивных рубок леса существенно понижается значение меженного стока водотоков и уровень грунтовых вод. Когда за 5–10 лет вырубаются десятки тысяч гектар леса, по прошествии 35–40 лет в засушливые годы наступает катастрофическое маловодье (Крестовский, 1986).

Этим в основном и обуславливается наблюдаемое обмеление не только малых, но и крупных рек. На северо-западе европейской части небольшие речки, площадью водосбора до 100 кв. км, в периодически повторяющиеся засушливые годы иногда пересыхают (Куприянова, 1967). В это время бобры активизируют строительство плотин и углубление русел малых водотоков.

Бобровые пруды становятся жизненно необходимыми источниками водопоев для лесных обитателей, как это наблюдалось автором этих строк в необычно сухое лето 1972 г. В частности, по официальным данным в Кировской области площади малых рек и ручьев к 80-м годам в процессе рубок леса сократились на 10 тыс. га (11%) от всей водопокрытой площади.

Бобры хорошо адаптируются к измененным хозяйственной деятельностью угодьям, активно заселяют торфяные карьеры, луго- и лесомелиоративные каналы. Интенсивно расселяются по лесным малым речкам и ручьям, сооружая каскады плотин, регулируя общий водный баланс лесных угодий.

Велика водоочистительная роль бобровых прудов (Балодис, 1990). Следует отметить, что в США с 1970 г. действует закон о водосборах, на основании которого владелец земли соглашается по контракту с Министерством сельского хозяйства сохранить болота в первозданном виде, а государство выплачивает за это ежегодную компенсацию. Бобры, обитающие на подобной территории, выполняют эту роль бесплатно.

Для определения перспектив рационального использования восстановленных ресурсов бобра и других пушных зверей следует кратко привести ретроспективный анализ отношения государства к пушному промыслу.

В период средневековья с образованием Русского централизованного государства бюджет страны в значительной степени зависел от пушных доходов. Развитие внешней торговли повышало спрос на меха.

Основная промысловая нагрузка в европейской части страны приходилась на бобра и куницу, в таежной Сибири – на соболя, а в южных широтах – на лисицу. В процессе чрезмерного промысла ресурсы соболя и бобра в конце XVI начале XVII вв. были уже подорваны.

Пресс промысла переключился на другие виды. Аналогичный процесс в истории страны повторился в начале XX века в связи с повышенным спросом на меха с целью восстановления разрушенного хозяйства войнами и революциями.

В частности, в 1925 г. общий российский экспорт составил 50 млн. золотых рублей, а пушнина занимала 4-е место после нефти, зерна и леса. Однако в 1928 г. общий объем российского экспорта увеличился до 82 млн. золотых рублей, а пушнина вышла на 1-е место.

Советским правительством были приняты меры по интенсификации воспроизводства и расширению ассортимента сырьевой пушной базы охотничьего хозяйства, вошедшие в историю как реконструкция охотничье-промысловой фауны страны.

Это введение запретов и создание резерватов (заповедников) с целью изучения биологии и восстановления подорванной чрезмерным промыслом ценных охотничьих видов животных, а позже (1946 г.) была введена лицензионная система добычи соболя, выдры, куницы, выхухоля и уссурийского енота, а в 1965 г. – бобра.

Бобр и его промысел

В последнее время в СМИ, в том числе в «РОГ», часто уделяется внимание состоянию вольного боброводства в России. Авторы затрагивают вопросы оценки численности, причин ее роста, состояния промысла, нормирования и сроков добычи, а также якобы наносимого бобрами мифических размеров ущерба народному хозяйству, игнорируя при этом его полезную биоценотическую роль в природе.

фото: Антона Журавкова

Проблема боброводства дискуссируется в отрыве от анализа реформирования охотничьего хозяйства страны, а также особенностей саморегуляции численности этого вида в условиях повышенной плотности населения угодий и систематического недопромысла.

Исходя из 50-летнего личного опыта по оценке результатов восстановления исторического ареала, состояния численности и перспектив боброводства, считаю необходимым поделиться с читателями «РОГ» по вышеизложенной проблеме.

Начало восстановления исторического ареала бобра в стране началось в 1934 году.

Это был бескорыстный напряженный труд энтузиастов-ученых и простых охотников по обследованию разрозненных очагов обитания этого вида и сохранению оставшегося поголовья (900–1000 голов) от полного истребления, а позже накопления племенного поголовья во вновь организованных заповедниках и заказниках для интродукции в исторические места обитания.

Всего с этой целью было расселено более 18 тыс. голов, в том числе около 800 особей канадских бобров, отловленных в северо-западных регионах, куда они, естественно, проникли из Финляндии.

Результаты интродукции, а позже и промысла бобра (1963 г.) периодически подводились на десятке научно-практических конференций (совещаний).

До 1990 г. Главохотой постоянно организовывались всероссийские учеты бобра. Анализ имеющихся многолетних сведений Центрохотконтроля, постоянно действующей cлужбы «урожая» основных видов охотничьих животных ВНИИОЗ, а также публикаций специалистов по регионам показывает, что современная численность речного бобра в РФ составляет более 500 тыс. особей. Ресурсы канадского бобра на северо-западе превысили 9 тыс. голов.

В Карелии и Ленинградской области интенсивно расширяются территории совместного местообитания канадского и речного бобров, этот процесс отмечается также в соседних Архангельской и Вологодской областях (Данилов и др., 2007).

Результативность акклиматизации канадского и речного бобров в Дальневосточном регионе оказалась низкой.

Основными сдерживающими факторами являются неблагоприятные условия: гидрологический режим в форме периодических наводнений, мощных наледей и промерзание водоемов, проявление циклонического и тайфунного влияния климата.

В целом можно утверждать, что результаты титанических усилий специалистов по спасению бобра увенчались ощутимым охотоведческим успехом. Исторический ареал бобра в России практически к настоящему времени восстановлен.

Утверждение Л. Грудева («РОГ», 2008) о том, что численность бобра в РФ и Кировской области в два раза выше официальных данных (в Московской области вместо 11,7–30 тыс. особей) считаю необоснованно популистским.

Автор упрощенно объясняет высокую численность бобра, ссылаясь на «отсутствие природных регуляторов».

Известно, что любому виду или слагающим его популяциям присущи естественные, основанные на законах биосферы, механизмы регуляции численности, закрепленные в процессе эволюции генетически.

Рациональное освоение ресурсов промысловых животных определяется полнотой данных о закономерностях изменения их численности во времени и пространстве. Численность вида не только в пределах ареала, но и в отдельных его локальных популяциях не остается постоянной.

Количественное изменение популяций животных представляет собой итог трех показателей: размножения, смертности и перемещения особей – миграций. Эти процессы видоспецифичны, интенсивность которых определяется взаимодействием биотических и абиотических факторов.

Механизмы, регулирующие численность бобра, обладают большим совершенством и реализуются в соответствии с емкостью угодий через изменения внутрисемейной и возрастной структуры, уровня рождаемости и смертности, изменения соотношения полов в потомстве, резко выраженный территориализм особей разных семей, являющийся причиной травмирования зверей от покусов сородичей и частой их гибели.

фото: Рудмана Виктора

Последний негативный признак хорошо известен боброловам по встречам закусов на шкурках и хвостах отловленных зверей. С ростом плотности населения интенсивность размножения бобров понижается.

В опромышляемых угодьях воспроизводственные возможности популяции реализуются полнее. Поэтому промысел бобра, в противоположность пассивной охране (чаще в заказниках), научно признан как важнейшее средство в управлении его ресурсами.

Наблюдаемое в настоящее время некоторое увеличение численности бобра связано с тем, что бобровая ниша свыше 250–300 лет была свободна в связи с истреблением этого грызуна в историческом прошлом.

За этот период основные древесно-кустарниковые корма, составляющие основу осенне-зимнего питания, восстановились в полном объеме, особенно осина. Кора осины характеризуется не только высококалорийным кормом, но и повышенным содержанием гонадотропного фермента полифенолоксидазы (ПФО), стимулирующей размножение растительноядных животных.

Вторая причина «акклиматизационного взрыва» численности бобра связана с проявлением гетерозиса («гибридной силы») в результате гибридизации (доказано в эксперименте) при контактировании в природе разных подвидов бобров.

Известно, что исходным племенным поголовьем зверей послужили два подвида: воронежский и белорусский.

Причем, в начальный период интродукции партии зверей часто были малочисленны и поэтому могли быть имбредными (близкородственными – ред.), что сдерживало рост численности бобра. Но позже генофонд интродуцентов обогащался за счет контактирования особей разных популяций.

Однако рост численности бобра в природе не беспределен. Обычно через 10–15 лет, в зависимости от водосборной площади бассейна, осина в прибрежной зоне доступности (10–15 м) бобрами выедается, а действие гетерозиса во втором и последующих поколениях затухает.

Его численность как строго территориального вида в условиях хронического недопромысла определяется плотностью населения угодий через механизмы ее саморегуляции со всеми отрицательными последствиями.

Имеются многочисленные факты уже вторичного исчезновения бобра по бассейнам рек, чаще всего по причине антропогенного пресса, в том числе браконьерства.

Читать еще:  Последствия жары

Предложения некоторых авторов (Зарубин, Макаров, Анчугов), на которых ссылается Л. Грудев, по увеличению норм отлова бобра в сложившихся условиях существенно запоздали и на практике не работают. Еще в 1989 г., Главохота (Приказ № 274) увеличила нормы отлова бобра по природным зонам с 10 до 25%.

В примечании приказа отмечено: «В отдельных районах, в целях регулирования численности бобра и предотвращения ущерба, наносимого этими животными народному хозяйству, допускается его добыча в размере до 50–80% от осенней численности».

Профессор В. В. Дежкин («РОГ» № 5, 2009), ссылаясь на А. Савельева, А. Портнягина (1998), более радикальным в добыче бобра считает введение его отстрела из огнестрельного оружия. Эти авторы по анонимному опросу (считая 53 браконьеров) рекомендуют весенний отстрел.

Результаты опытного весеннего отстрела бобра однозначно показали недопустимость этого мероприятия (Гревцев, 2008). Шкурки в этот период по качеству низкозачетны, многие подранки в последствии погибают, нарушается естественный процесс освоения угодий молодыми бобрами старших генераций.

В странах Скандинавии бобров весной не стреляют. Опыт ружейной охоты (1 октября – 31 декабря) в Белоруссии себя не оправдал. Результативность отстрела в эти сроки минимальная, зачастую практически нулевая.

Совершенно неприемлема аргументация Л. Грудева о нанесении бобрами вреда народному хозяйству. Все беды лесного, особенно дорожного и сельского хозяйства, по версии этого автора, можно теперь взвалить на бобров.

Нельзя сравнивать вред бобра североамериканского континента с евроазиатским по причине неадекватности природных условий и вследствие чего разной их численности: канадского – 6–8 млн., а бобра речного меньше 1 млн. голов на всем евроазиатском материке.

В России актуальной проблема о вреде бобра остается лишь для Калининградской области, где имеются участки суши, расположенные ниже уровня поверхностных вод. Л. Грудеву, как биологу-охотоведу, оказалась неведомой громадная положительная биоценотическая роль бобра.

В результате средообразующей деятельности строительством плотин этим грызуном существенно повышается продуктивность охотничьих угодий околоводного комплекса. Этому вопросу посвящены многие специальные работы. Наиболее часто сообщается об использовании водоплавающей дичью бобровых прудов.

В частности, на некоторых территориях Канады общая площадь бобровых прудов составляет около 25% от всей водопокрытой площади, на которой гнездятся разные представители водоплавающей дичи.

Стратегия интенсивного использования бобра в этой стране основана с учетом значения этого животного для другой дичи. Велика водовосстановительная роль бобра после осушительной мелиорации болот, пойменных угодий, рубок леса.

Специальными исследованиями установлено, что после интенсивных рубок леса существенно понижается значение меженного стока водотоков и уровень грунтовых вод. Когда за 5–10 лет вырубаются десятки тысяч гектар леса, по прошествии 35–40 лет в засушливые годы наступает катастрофическое маловодье (Крестовский, 1986).

Этим в основном и обуславливается наблюдаемое обмеление не только малых, но и крупных рек. На северо-западе европейской части небольшие речки, площадью водосбора до 100 кв. км, в периодически повторяющиеся засушливые годы иногда пересыхают (Куприянова, 1967). В это время бобры активизируют строительство плотин и углубление русел малых водотоков.

Бобровые пруды становятся жизненно необходимыми источниками водопоев для лесных обитателей, как это наблюдалось автором этих строк в необычно сухое лето 1972 г. В частности, по официальным данным в Кировской области площади малых рек и ручьев к 80-м годам в процессе рубок леса сократились на 10 тыс. га (11%) от всей водопокрытой площади.

Бобры хорошо адаптируются к измененным хозяйственной деятельностью угодьям, активно заселяют торфяные карьеры, луго- и лесомелиоративные каналы. Интенсивно расселяются по лесным малым речкам и ручьям, сооружая каскады плотин, регулируя общий водный баланс лесных угодий.

Велика водоочистительная роль бобровых прудов (Балодис, 1990). Следует отметить, что в США с 1970 г. действует закон о водосборах, на основании которого владелец земли соглашается по контракту с Министерством сельского хозяйства сохранить болота в первозданном виде, а государство выплачивает за это ежегодную компенсацию. Бобры, обитающие на подобной территории, выполняют эту роль бесплатно.

Для определения перспектив рационального использования восстановленных ресурсов бобра и других пушных зверей следует кратко привести ретроспективный анализ отношения государства к пушному промыслу.

В период средневековья с образованием Русского централизованного государства бюджет страны в значительной степени зависел от пушных доходов. Развитие внешней торговли повышало спрос на меха.

Основная промысловая нагрузка в европейской части страны приходилась на бобра и куницу, в таежной Сибири – на соболя, а в южных широтах – на лисицу. В процессе чрезмерного промысла ресурсы соболя и бобра в конце XVI начале XVII вв. были уже подорваны.

Пресс промысла переключился на другие виды. Аналогичный процесс в истории страны повторился в начале XX века в связи с повышенным спросом на меха с целью восстановления разрушенного хозяйства войнами и революциями.

В частности, в 1925 г. общий российский экспорт составил 50 млн. золотых рублей, а пушнина занимала 4-е место после нефти, зерна и леса. Однако в 1928 г. общий объем российского экспорта увеличился до 82 млн. золотых рублей, а пушнина вышла на 1-е место.

Советским правительством были приняты меры по интенсификации воспроизводства и расширению ассортимента сырьевой пушной базы охотничьего хозяйства, вошедшие в историю как реконструкция охотничье-промысловой фауны страны.

Это введение запретов и создание резерватов (заповедников) с целью изучения биологии и восстановления подорванной чрезмерным промыслом ценных охотничьих видов животных, а позже (1946 г.) была введена лицензионная система добычи соболя, выдры, куницы, выхухоля и уссурийского енота, а в 1965 г. – бобра.

О бобре и его промысле

11.1. Семейство Бобров — Castoridae

Средней величины околоводные звери (длина тела 75-120 см), очень массивные, с плоским лопатообразным хвостом, покрытым роговыми щитками. Глаза и уши маленькие, между пальцами задних лап — плавательные перепонки. Окраска от светло-бурой до черной. Следы похожи на отпечатки узких ладоней с длинными когтями на пальцах длиной до 13 см (Приложение 1, рис.11).

Населяют берега медленных рек и озер с поросшими лиственным лесом берегами. Живут семьями. В крутых берегах строят норы, а там, где берега плоские — хатки из скрепленных илом сучьев высотой до 3-5 м с подводным входом. В местах с непостоянным уровнем воды строят плотины из стволов и веток, скрепленных илом и глиной. Плотины достигают 200 м в длину и 7 м в ширину. Иногда бобры роют в пологих берегах узкие каналы, по которым сплавляют к водоему заготовленный древесный корм.

Питаются корой и тонкими ветками деревьев и кустарников, водными и травянистыми прибрежными растениями. В безлесных районах могут обходиться без древесных кормов, но обязательно нуждаются в травянистых. Из деревьев предпочитают осину, иву, черемуху, иногда едят ольху и березу. Хвойные породы поедают редко, видимо, как лекарственные. Бобры способны быстро валить небольшие деревья, оставляя пеньки с конической вершиной. Изредка они перегрызают и толстые стволы. Кормятся и работают в основном по ночам. В случае опасности ныряют, подав сигнал тревоги — громкий шлепок хвостом по воде. На зиму делают большие запасы веток на дне, без которых зимой при замерзании водоема погибают от голода. Подобно зайцам, бобры часто поедают собственный помет, чтобы получить белки и витамины, которые вырабатываются бактериями, живущими в толстом кишечнике.

В период гона (с поздней осени до ранней весны) бобры делают небольшие снежные бугорки, на которые выделяют буровато-желтую пахучую жидкость — бобровую струю. Запах этой жидкости привлекает хищников, поэтому охотники вырезают пахучие железы у добытых бобров и используют струю в качестве приманки при установке капканов. Беременность длится дольше, чем у других

грызунов: 105-107 дней. Бобрята рождаются в апреле-мае зрячими, покрытыми мехом, и уже через день-два могут плавать, а в возрасте 3 недель начинают питаться самостоятельно. Половозрелыми они становятся только в 2 года и до этого возраста живут в родительской семье. Зимой активность бобров резко снижается, и они значительную часть времени проводят в полусне — дреме.

Запруживание рек и ручьев бобрами в сухих лесах приводит к насыщению почвы влагой, что заметно улучшает рост деревьев. Присутствие бобров благотворно отражается на жизни многих обитателей леса, особенно выхухоли, норки, выдры и водоплавающих птиц. Кроме того, в результате их деятельности повышается продуктивность водоемов, очищается вода, больше становится рыбы. Вред, приносимый бобрами лесному хозяйству, обычно невелик, поскольку они валят почти исключительно молодые деревья малоценных пород, чаще всего осину. Мех бобров очень высокого качества.

В России два вида одного рода.

Бобровое хозяйство и культ бобра у народов Сибири

Прототипом современного охотничьего хозяйства можно назвать отношения, которые с доисторических времен складывались на Руси и у коренных народов Сибири между человеком и бобром. Такие порядки сохранялись, например, у якутов на Алдане до конца XIX века. Охотники относились к бобрам почти как к домашним животным. У каждой пары бобров был свой хозяин, по отношению к своим подопечным он должен был придерживаться строгих правил. Бобровые угодья охраняли. Здесь нельзя было охотиться с собакой и ловить рыбу. Промысел бобров начинали только после заморозков, когда бобрята взматереют, и вели коллективно. Добывали в основном приплод. Убить самку бобра считалось тяжким преступлением.

Бережное отношение человека к бобру доходило до обожествления этого зверя. Существовал настоящий культ бобра. Например, в преданиях хантов, живущих в бассейне Малой Сосьвы бобры — это бывшие люди, скрывающиеся от преследований. Считалось, что бобры понимают речь человека, а потому отзываться о них непочтительно нельзя, существовал целый ряд специальных обращений к бобру. Почитание распространялось на отдельные части тела добытого зверя. Шкура, череп, нижние челюсти бобра служили талисманами. Их сохраняли в лабазах или сундучках с культовым инвентарем, брали на охоту. Мясо бобра полагалось съедать так, чтобы ничего не досталось собакам. Кости и когти тщательно собирали и топили в воде или зарывали под деревом. Бобровую струю (мешочек с пахучим секретом) многие народы Сибири использовали не только как лекарство, но и в ритуальных обрядах. Небольшие кусочки струи входили в состав смеси, которую употребляли для окуривания с целью очищения и снятия порчи.

Древнему и современному охотнику добыть бобра гораздо легче, чем многих других пушных зверей. Бобры сохранялись на той или иной территории до тех пор, пока местное население могло обеспечить их охрану. При стихийном, бесконтрольном промысле эти звери даже в глухих таежных местах быстро исчезали.

По книге В.Н. Скалона «Речные бобры Северной Азии».— М., 1951.

Источники:

http://xn--e1afaebtgaetre2ae8a.xn--p1ai/blog_ohotnika/?id=7
http://www.hunting.ru/articles/view/26526/
http://eribka.ru/okhota/bobr-i-ego-promysel
http://labuda.blog/454160
http://www.cnshb.ru/akdil/0021/base/k135.shtm

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector