1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Нормы отстрела дичи в осенне-зимний период утвердили в Дагестане

Информация о сроках охоты и нормах добычи охотничьих ресурсов на территории Республики Дагестан

Вид охотничьих ресурсов

Сроки охоты в Республике Дагестан согласно Указа Главы Республики Дагестан от 17 августа 2018 года № 93

Дикий Кабан:

— все половозрастные группы, за исключением самок с приплодом текущего года:

— все половозрастные группы:

(при осуществлении любительской и спортивной охоты на дикого кабана в период с 1 июня по 30 сентября и с 1 января по 28 (29) февраля запрещается добыча особей загоном, нагоном, а также с применением собак охотничьих пород, за исключением добора раненых кабанов).

– с 1 июня по 30 сентября

– с 1 октября по 28 (29) февраля

Косуля европейская:

— все половозрастные группы

–с 1 октября по 31 декабря

Тур:

— все половозрастные группы, за исключением самок с приплодом текущего года

–с 1 августа по 30 ноября

Медведь бурый:

— за исключением особей, в возрасте менее одного года и самок с приплодом текущего года

– с 1 августа по 30 ноября

–с 1 апреля по 31 мая

Заяц-русак

– с первой субботы ноября по 31 января

Волк, Шакал

–с 15 сентября по 28 (29) февраля

Лисица обыкновенная, Корсак,

Енотовидная собака

–с 15 сентября по 31 января

Ондатра

–с 1 ноября по 1 апреля

Болотно-луговая дичь: водяной пастушок, погоныш, коростель, чибис, тулес, камнешарка, турухтан, травник, большой улит, поручейник, фифи, черныш, щеголь, мородунка, большой и малый веретенник, бекас, дупель, гаршнеп

– с третьей субботы сентября по 31 декабря

Водоплавающая дичь: серый гусь, утки, лысуха, камышница

– с третьей субботы сентября по 31 декабря

Селезни кряквы в период весенней охоты

(весенняя охота на селезней кряквы осуществляется только с использованием подсадных уток, чучел, духовых манков, шалашей и скрадков)

– с 1 марта по 10 марта

(в течении 10 календарных дней)

Фазан

–с 15 октября по 31 декабря

Полевая и степная дичь: серая куропатка, перепел, голуби (вяхирь, сизый голубь, клинтух), горлица обыкновенная

– с третьей субботы сентября по 31 декабря

Горная дичь: кеклик, улар

– с третьей субботы сентября по 31 декабря

Боровая дичь: вальдшнеп

– с третьей субботы сентября по 31 декабря

Прочие виды птиц: серая ворона, болотный лунь, большой баклан

– с третьей субботы сентября по 31 декабря

Регулирующим фактором отношений в сфере охоты, кроме установления сроков охоты на виды и группы видов охотничьих ресурсов на территории охотничьих угодий Республики Дагестан, является утверждение норм допустимой добычи охотничьих ресурсов, которая подразделяется на суточную и сезонную норму добычи охотничьих ресурсов.

Распоряжением Правительства Республики Дагестан от 10 августа 2018 г. № 172-р у тверждены нормы добычи охотничьих ресурсов в целях любительской и спортивной охоты в сезоне 2018-2019 годов в отношении дикого кабана, пернатой дичи, фазана, улара и пушных видов животных, а также в целях промысловой охоты на ондатру на одно разрешение в границах общедоступных и закрепленных охотничьих угодий Республики Дагестан» Таблица № 2.

Нормы отстрела

С упорядочением норм отстрела будет положен конец бесхозяйственному использованию дичи, откроется возможность для лучшего воспроизводства ее. Однако наряду с нормами отстрела в статье высказываются суждения по поводу весенней охоты. Говорить же о нормах отстрела и одновременно ратовать за открытие весенней охоты — это значит свести на нет все усилия по сохранению фауны.

Нормы отстрела

Как можно согласиться с мнением о безвредности весенней охоты на том основании, что среди допущенных к отстрелу пернатых распространена полигамия, которая никогда не являлась надежной броней, способной защитить, дичные запасы от истощений? Многобрачие как фактор биологического порядка, выработанный тысячелетней эволюцией, способствует вообще сохранению вида в природе и вовсе не гарантирует численный рост или стабильность его особей по тем или иным стациям.

Отрицание возможности недооплодотворения самок в результате интенсивного отстрела самцов нам кажется более чем абсурдным. Известно, что половое соотношение видов поддерживается в природе на необходимой уровне при условии, когда самцы не отстреливаются. Но нельзя допустить, что в весеннее время произойдет отстрел только самцов, то в результате этого соотношение полов резко нарушится. Это, естественно, приведет к недооплодотворению какого-то количества самок.

Некоторые ученые, утверждали, что весной отстреливают лишь незначительную часть самцов. Это не совсем правильно. Какой вид пернатых и на какие площади стаций имеется в виду? Если касаться только тетеревов и уток, обычно разрешаемых к отстрелу весной и в густонаселенной части страны, где сосредоточена основная масса охотников-спортсменов, то здесь зачастую встречаются тетеревиные тока, насчитывающие до 10 птиц. Примерно такое же количество селезней оседает весной по рядовым стациям.

Вот в таких угодьях весенняя охота приводит к почти поголовному отстрелу косачей и селезней. К этому надо добавить еще и то, что благоприятных мест, пригодных для обитания боровой и водоплавающей дичи в гнездовой период, не так много. Все эти места сейчас доступны в силу развития транспортных средств.

Таким образом, во время и после весенней охоты в отдельных стациях и притом на больших территориях самцов вовсе не остается, а к уцелевшим здесь самкам самцы не прилетают за сотню километров. Они пользуются гораздо меньшим радиусом брачных полей. Следует также учесть, что не всякого самца принимает самка. Она обладает избирательной особенностью, что очень важно для получения жизнеспособного потомства.

Вот почему очень часто в угодьях встречаются так называемые холостые самки и полигамных Твидов. Одна из причин этого — недостача самцов весеннее время. Из практики весенних охот, например на уток и тетеревов, известно, что браконьеры, в том числе охотники-потребители, не в меру отстреливают самцов, не щадя при этом и самок. Они палят в любое время суток как по стаям, так и по одиночным птицам лишь бы больше набить. А это приводит к тому, — что в охотничьих угодьях ежегодно теряется значительная часть дорогостоящего маточного поголовья. Это ощутимо сказывается на запасах дичи осенью. В этом, пожалуй, главная отрицательная сторона весенней охоты.

Весенняя охота открывается в среднем на период до 15 дней, так что основная масса занятых общественно полезным трудом охотников в состоянии посвятить этой охоте только два выходных дня. Крайне редко встречаются спортсмены, приурочивающие свой трудовой отпуск к началу весенней охоты, в связи с тем, что она не может дать отличного отдыха из-за своей скоротечности.

Исключением является охота на глухариных токах и на тяге, где нужны, конечно, особые навыки и опыт. Да и по красоте своей и впечатлительности эта охота стоит на особой высоте. Но, основная масса спортсменов весной охотится на ток и тетеревов, причем очень немногие охотятся с подсадными утками и из палашей. Почти вся стрельба по дичи производится с подхода или скрада и на перелетах.

В районах Крайнего Севера и в других приравненных к ним областях весенняя охота не оказывает существенного влияния на состояние фауны в силу огромных пространств, больших скоплений дичи и редкой населенности. Но в густонаселенных зонах страны весенняя охота, громе вреда, ничего не дает. Запрещение весенней охоты и соблюдение норм отстрела дичи в летне-осенне-зимний сезоны — основные пути сличения фауны. Вопросы сохранения дичи, особенно в весеннее время, и увеличение ее численности к предстоящему основному сезону — цело всей охотничьей общественности.

А как быть с вольными стрелками? Продолжать разговор о недопустимости превышения норм отстрела дичи? Но этого явно недостаточно. Мы полностью разделяем предложение авторов статьи о необходимости активной перестройки психологии охотника-потребителя через привлечение его к трудовому участию в приумножении богатств природы. Мы у себя эту работу начинаем с приписки охотугодий и закрепления их за крупными коллективами и районными обществами охотников. Тем самым будем сокращать размеры охотугодий общего пользования, ограничивая поле деятельности для охотника-потребителя.

В отдаленных охотугодьях общего пользования, помимо существующих норм отстрела, вводятся ограничения времени охоты до двух-трех дней в неделю. Такой порядок позволяет воздействовать на охотника-потребителя силами местной общественности и штатных работников госинспекции. Как видно, нельзя обойтись и без некоторых ограничений в производстве охоты. Воспитание у охотника чувства хозяйского отношения к родной природе — большая и ответственная задача.

О регулировании отдельных отношений в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов на территории Республики Дагестан

ПРАВИТЕЛЬСТВО РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

от 14 августа 2015 г. № 325-р

В соответствии с Законом Республики Дагестан от 5 октября 2012 года № 64 «О регулировании отдельных отношений в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов на территории Республики Дагестан»:

  1. Утвердить на территории закрепленных и общедоступных охотничьих угодий Республики Дагестан норму добычи дикого кабана на одно разрешение в период летне-осенней охоты 2015 года (кроме самок с приплодом текущего года) и осенне-зимней охоты 2015-2016 годов в количестве 1 особи на одно разрешение.
  2. Утвердить на территории закрепленных и общедоступных охотничьих угодий Республики Дагестан суточную норму добычи пернатой дичи на одно разрешение в период летне-осенней охоты 2015 года:
Читать еще:  Карельская лайка: ее судьба в будущем

суммарно различных видов полевой и степной дичи в количестве не более 10 особей на одного охотника за сутки (в том числе: серой куропатки — не более 3 особей, голубей и горлиц — не более 10 особей, перепела — не более 3 особей);

суммарно различных видов болотно-луговой дичи в количестве не более 10 особей на одно разрешение;

суммарно различных видов водоплавающей дичи в количестве не более 10 особей на одно разрешение (в том числе: гусей — не более 2 особей, уток — не более 10 особей, лысухи — не более 10 особей);

суммарно различных видов боровой и горной дичи в количестве не более 5 особей на одно разрешение (в том числе: вальдшнепа — не более 2 особей, кеклика — не более 3 особей)

  1. Утвердить суточную (в количестве 1 особи за сутки) и сезонную норму добычи фазана и улара на одно разрешение в период летне-осенней охоты 2015 года и осенне-зимней охоты 2015-2016 годов в количестве по 7 особей за сезон охоты.
  2. Утвердить суточную норму добычи пушных видов: заяц-русак — одна особь на одно разрешение за сутки охоты. Норму добычи волка, шакала, лисицы, корсака, енотовидной собаки в целях любительской и спортивной охоты в период осенне-зимней охоты 2015-2016 годов на территории закрепленных и общедоступных охотничьих угодий Республики Дагестан

установить без ограничения суточной нормы добычи.

  1. Утвердить сезонную норму добычи ондатры в целях промысловой охоты в количестве 100 особей на одно разрешение.
  2. Контроль за исполнением настоящего распоряжения возложить на Министерство природных ресурсов и экологии Республики Дагестан.

В Казахстане вспыхнули охотничьи протесты из-за введения ограничений весеннего отстрела дичи

5 особей — такова суточная норма добычи на одного охотника одного вида птиц или зверей в РК

25.01.2017 в 07:31, просмотров: 7160

Приказом комитета лесного хозяйства и животного мира Минсельхоза был введен на нее запрет в период с 16 февраля по 14 июня 2017 года. Таким образом, предстоящей весной не будет охоты на уток, а также на тетерева и глухаря на токах, вальдшнепа на тяге и на медведя.

Это, как считают биологи, абсолютно правильный шаг в организации действительно рационального использования животного мира и его сохранения. Однако он пошел вразрез с представлениями охотхозяйств, которые в один голос начали утверждать, что у них, дескать, отнимают хлеб. Впрочем, обо всем по порядку.

Откуда крылья летят

В конце сентября прошлого года Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия (АСБК) совместно с Институтом зоологии Министерства образования и науки в ответ на запрос комитета лесного хозяйства и животного мира оперативно рассмотрели целесообразность ограничения весенней охоты, подготовив соответствующее биологическое обоснование.

Отметим, что это было уже не в первый раз, так как биологическое обоснование для запрета весенней охоты на тех же водоплавающих птиц АСБК по своей инициативе разработала и направила в комитет еще в 2014 году, но тогда довести дело до конца не удалось, хотя вопиющая ситуация наблюдалась как раз с водоплавающими.

Так, например, формально охота должна была проводиться только на самцов (селезней) уток с обязательным использованием охотниками живых подсадных уток и чучел. Однако самцы безошибочно отличимы от самок лишь у одного вида речных уток — у кряквы. В Казахстане же многие охотники, попав весной в угодья и пользуясь недостаточно строгим контролем над процессом охоты со стороны егерей охотхозяйств, владельцы которых сейчас как раз сокрушаются по поводу запрета, стреляли без разбора как самцов, так и самок всех птиц, включая запрещенных гусей и даже лебедей.

С моральной точки зрения, убивать птиц, переживших зиму, дальние перелеты и только что вернувшихся на родину для гнездования, просто нехорошо. Однако оставив в стороне для кого-то спорную этическую сторону, добавим сухих аргументов.

Во-первых, современная общая численность гнездящихся и пролетных гусеобразных птиц — лебедей, уток, гусей — в стране снизилась более чем вдвое по сравнению с серединой 1990-х годов.

Во-вторых, объективные ежегодные данные о реальной численности по видам обитающих в Казахстане водоплавающих птиц отсутствуют (!), поскольку как-то учитываются только «утки», «гуси» и т.п. И при этом цифры, получаемые разными методами, каждый раз несопоставимы и ситуация с каждым отдельным видом неясна.

В-третьих, формирование брачных пар у многих видов уток происходит еще в период зимовки, что создает угрозу гибели от охоты одного из партнеров весной и нарушает размножение.

В-четвертых, на юге страны сроки весенней охоты всегда накладывались на начало периода размножения, а значит, возникал мощный фактор беспокойства, так как первыми уничтожались наиболее активные селезни, что резко ухудшало размножение и генофонд самих уток.

И, наконец, после нового положения об охотхозяйствах стало невозможным обеспечить эффективный контроль за процессом охоты со стороны егерской службы многих из этих хозяйств из-за недостатка у них штата, квалификации и даже транспорта. И еще: весной гораздо выше риск заноса из охотничьих угодий вируса птичьего гриппа, который имеет очаги в южных странах и переносится перелетными птицами.

Кроме того, тетерева и глухари в период с 2013 по 2016 год явно стали снижать численность, и в отношении этих пернатых до сих пор остаются в силе все те же аргументы по выбиванию лучших самцов и этические по поводу охоты весной. Удовольствие превратить великолепную токующую птицу, готовящуюся дать продолжению роду, в окровавленный кусок мяса с перьями, не дав ей даже размножиться, кажется несколько странным, но судить о мотивации таких весенних стрелков сложно.

Вальдшнепа на тяге и вовсе никто и никогда в Казахстане не считал, а без этого использование любого вида в корне неверно. Действительно, как можно подвергать охоте вид, точной численности представителей которого не только никто не знает, но даже практически его не видел?

И, наконец, медведь. Охота на него идет только в Восточно-Казахстанской области, где обитает всего-то около двух тысяч этих зверей. Весной медведи, в том числе самки с новорожденными медвежатами, выходят из берлог. Самцы плохо отличимы от самок, поэтому очень велик риск отстрела медведицы, имеющей потомство, — малыши в кустах и траве плохо видны, а при стрельбе времени рассматривать мелькающего в лесу зверя нет. Оставшись без матери, медвежата-сироты обречены на неминуемую гибель. И потому вся эта картина, по меньшей мере, выглядит бесчеловечно.

В Казахстане и без того ввиду достаточной плотности поселения медведя и небольшого ареала в ВКО, осеннего охотничьего сезона вполне достаточно, чтобы в полной мере контролировать и удовлетворить потребности охотников. А ввиду всетаки малой численности зверя можно было бы и вообще обойтись без его отстрела — уж слишком много гибнет в том же восточном регионе республики медведей от рук браконьеров.

Пока в Казахстане в Красной книге только один подвид этого животного — тяньшаньский, но как бы ни пришлось туда добавлять и бурого медведя.

Земля — крестьянам, животный мир — охотничьим хозяйствам?

Между тем, если опираться на мнение директора центра прикладной биологии АСБК Сергея Скляренко, то, по большому счету, охотничьи хозяйства, за редчайшим исключением, с функцией весенней охоты просто не справились. Охотники сейчас в один голос твердят — давайте государство будет контролировать, а мы просто будем охотиться. Дескать, государство само не справляется с функцией охраны, а что вы хотите от нас?

На самом деле, говорит Скляренко, они просто ставят проблему с ног на голову и в корне не правы. Во-первых, в Казахстане вся система охраны животного мира завязана именно на охотничьих хозяйствах и ООПТ (особо охраняемые природные территории). Идея же заключается в том, что животный мир должны охранять его пользователи, чтобы у них был интерес. Если пользователи не справляются, то государство просто не успевает его охранять. Потому что уже была проведена реформа, потому что штаты инспекций — областных и территориальных, на которые охотники сейчас кивают и говорят, что пусть они контролируют, — просто физически не смогут это сделать. Так как количество инспекторов резко оказалось сокращено, земля роздана охотничьим хозяйствам — для права его ведения, на которые, как упоминалось, возложены функции охраны.

Однако охотники продолжают настойчиво утверждать, что с тех пор государство нисколько не вкладывает деньги, а с них только требует, хотя это не совсем так. Да, государство не вкладывает деньги в широком смысле в охрану, но территория для ведения охотничьего хозяйства предоставляется ему бесплатно, и государство не требует за это никаких денег.

Правда, есть охотхозяйства с великолепной охраной, с хорошим учетом живот ного мира, но подавляющее их большинство только для вида содержат пару егерей, числящихся у них, а по факту никаких реальных затрат не несет, хотя и продает путевки. Вот потому и считается, что практически все охотхозяйства убыточны, что они просто перебиваются, скажем так, одноразовыми акциями.

Читать еще:  Минибойлы привлекательны не только для карпа

А ведь у них существует подписанный договор на ведение охотничьего хозяйства, в котором все расписано, но государству никто никаких денег не платит, пользуясь при этом животным миром, который, кстати, числится отдельно от той или иной территории. То есть практически получается и смех, и грех: земля — «крестьянам», животный мир — охотничьим хозяйствам. При этом они должны производить учет численности, получая определенную квоту на изъятие и продавая ее по своему усмотрению.

Отсюда — в разных регионах разные цены на путевки, в то время как по самой области цены на это примерно выровненные. Что же касается охотников, то они, как правило, едут туда, где есть дичь и где есть приемлемые для них условия — дороги, поменьше таких же охотников и больше шансов что-то добыть и т.п. И даже при всем этом большинство охотхозяйств все равно остаются убыточными.

Безубыточными являются только те, что находятся вблизи крупных городов, имеют хорошие охотничьи угодья и очень хорошее управление, так как у них в этих случаях большое количество дичи, к ним приезжает много охотников, и они могут как-то поддержать свое существование.

Стенания по поводу отмены весенней охоты в любом случае и в отношении любых охотхозяйств все равно, честно говоря, смешны. Поскольку квотирование на весеннюю охоту выделялось и выделяется, как правило, к разрешенной к добыче в течение всего года не более пяти процентов от общей численности. И потому эти пять процентов в финансовом отношении (если их честно придерживаться) погоды для охотхозяйств не делали и не сделают. Ведь эти деньги, эту квоту на весеннюю охоту у охотхозяйств никто не отнимал, эти цифры добычи, согласно нынешнему положению, всего лишь перенесены на осень.

Но лишний раз, как правильно распределить средства на целый год, никто думать не хочет. И еще, пожалуй, главная причина может быть в том, что по факту дело не в пяти процентах, а в том, что дичи может, как вариант, добываться больше. Но платят в таком случае по весне охотхозяйствам не за дичь, а за путевки, потому что охотхозяйствам становится по большому счету неважно, сколько дичи отстреляют на их территории — эти деньги пойдут в бюджет. А вот сколько продастся путевок — тут другой разговор и интерес, деньги-то за них остаются в охотхозяйствах.

«Народ против»

Обсуждение проекта приказа об изменении правил охоты, включающего в том числе полный запрет весенней охоты в Казахстане, не прошло незамеченным и в социальных сетях. Минсельхоз однозначно при этом высказал свое мнение, так же как и АСБК, и институт зоологии МОН РК — две организации, которые подготовили обоснование запрета.

И тогда поднялся ужасный шум. Основная идея борцов за сохранение весенней охоты — бедные охотники не убьют дичь весной, охотхозяйства разорятся и пойдут по миру, охотничьи угодья всю весну будут заполонять браконьеры. К хору присоединились даже некоторые специализированные издания, одно из которых разместило у себя на странице петицию за сохранение стрельбы весной (как же печально, но до 1990-х весенней охоты на уток в Казахстане не было — то есть плохо было), предлагая ее подписать.

Конечно, странствовать с ружьем гораздо веселее, не правда ли? Убьем больше, а то эти утки все съедят и никому ничего не достанется. Да и любоваться весной на прилетающих птиц настоящему путешественнику гораздо приятнее под грохот выстрелов.

Петиция получилась куцая — разрешить охоту надо в течение круглого года, безлимитно и повсеместно, потому что тех, что мы не убьем здесь, добьют на зимовках. Ведь тот же селезень всю зиму мешает утке, так убьем его весной, и ей сразу станет легче, не правда ли?

Верхнее меню

Разработанные в нашей стране нормы охотохозяйственного использования запасов различных видов дичи направлены, как правило, на поддержание численности зверей и птиц на определенном постоянном уровне. Применение этих норм обеспечивает стабильность поголовья животных. Таковы нормы отстрела, предложенные П. Б. Юргенсоном (1966) в «Основах охотоустройства» и послужившие основой для составления соответствующих разделов в ряде охотоустроительных инструкций («Методическое руководство по внутрихозяйственному устройству охотничьих хозяйств Росохотрыболовсоюза», «Технические указания по проектированию охотничьих и лесоохотничьих хозяйств» и т. д.).

Для интересующих нас видов мелкой дичи эти нормы при осенне-зимней охоте в процентах от осенней численности составляют:

Однако в зависимости от условий, определяющих интенсивность размножения охотничьих животных и величину прироста их численности к началу охоты, возможно, а иногда и необходимо изменение указанных норм добычи.

Как мы видели, количество молодых животных, приходящееся на пару взрослых к открытию сезона, значительно меняется по годам. Это соотношение в популяции молодых и взрослых особей определяет индекс прироста популяции. По данным Ф. Г. Куча (1971), в Канаде и США экспериментально установлено, что при неизменных условиях охраны, охотхозяйственного использования и т. д. у водоплавающей дичи численность воспроизводственного поголовья остается постоянной при индексе 1,1:1, т. е., когда к началу охоты на одну старую птицу приходится 1,1 молодой. Если индекс ниже (например 0,5—1), популяция численно уменьшается, если он выше (1,6:1) — она увеличивается в численности. При этом американские и канадские специалисты, в частности для кряквы, исходят из следующих средних показателей: потомство дают 95% прилетевших весной на гнездовье уток, так как около 5% их гибнет в течение весны и лета; прирост численности к началу охоты составляет 100%; отстрел с учетом подранков составляет около 40% осенней численности; естественная смертность до весны следующего года — 13% сохранившихся после охоты крякв. Указывается, что, поскольку индекс прироста популяции может меняться от 0,5—1 до 1,6—1 (что соответствует величине прироста от 50 до 160%), сохранение поголовья уток на каком-то постоянном уровне требует изменения норм отстрела. Эти нормы должны уменьшаться при сокращении и могут увеличиваться при повышении величины ежегодного прироста.

У нас с нормированием отстрела водоплавающей дичи дело обстоит иначе.

Прежде всего мы очень мало знаем о том, какая часть уток, улетевших осенью на зимовку, возвращается к нам весной и приступает к размножению. Сопоставление показателей весенней, летней и осенней численности птиц помочь нам не может. Методы учета птиц по сезонам различны и дают разные данные. В одном случае учитываются и местные и пролетные особи, в другом (летом) —только местные экземпляры. Продолжительность и интенсивность весеннего и осеннего пролета различны, а кроме того, утки не всегда проходят одними и теми же путями. Поэтому есть водоемы, где количество учтенных на 10 км маршрута уток может быть либо весной гораздо больше, чем осенью, либо, наоборот, осенью больше, чем весной.

Так, многолетние учеты, проведенные в охранной зоне Окского заповедника, показали следующее (Сапетин, 1959). Весной в среднем за апрель и май на 10 км маршрута учитывалось по 76 речных и нырковых уток. В августе этот показатель равнялся 22, а в сентябре, октябре и ноябре в среднем 38 птицам. Только в разгар осеннего пролета (вторая декада октября) он приближался к весеннему уровню (73 утки на 10 км). Получалось так, будто осенью, несмотря на появление молодняка, дичи было меньше, чем весной.

В выяснении размеров ежегодной гибели водоплавающих может помочь анализ результатов кольцевания птиц. Такую работу провела Т. П. Шиварева (1960). Обработав соответствующие материалы, собранные за тридцатипятилетний период, она установила, что ежегодная гибель взрослых крякв, шилохвостей, чирков, широконосок, серых уток и свиязей колеблется по видам от 41 до 47%, что, по утверждению автора, связано почти исключительно с отстрелом птиц охотниками. Но наряду с этим несомненна и смерть птиц от других причин (погодные условия, болезни, хищники и т. д.). Размеры этих потерь по возрасту Колец определить трудно, так как отыскать кольцо с утки, где-то замерзшей или растерзанной ястребом, удается очень редко.

X. А. Михельсон с соавторами (1963), проведя на озере Энгурев Латвийской ССР кольцевание самок некоторых видов уток, установил, что к местам старых гнездований возвращается до 58% окольцованных хохлатых чернетей. Общая же выживаемость взрослых самок этого вида составляет 70—75%. Таким образом, процент отхода в группе старых самок был очень невелик (25—30%).

Ю. А. Исаков (1949) приводит данные о том, что 55—58% крякв, окольцованных в птенцовом возрасте в северо-западной части Ладожского озера, на следующий год вернулись на места вывода; отход при этом составлял 42—45%.

Однако в обоих случаях опыт проводился в местах обитания беломорско-североморской популяции уток, в наименьшей мере подверженной прессу охоты. Отход дичи в других популяциях, видимо, значительно больше.

Поскольку мы знаем, что на протяжении последних лет почти повсеместно у нас наблюдается некоторое сокращение запасов водоплавающей дичи, можно предположить, что размер ее отхода за год по различным причинам, включая и охоту, сейчас несколько больше размеров годового прироста. Он близок, по-видимому, к 60—65% имеющегося к началу августа количества птиц. Если в процессе охот охотниками берется около 44% поднявшихся на крыло уток, то смертность от других причин колеблется где-то в пределах 16—20%, что очень близко к показателям, установленным Ф. Кучем для Канады и США.

Читать еще:  Безнасадочная ловля

Для правильного расчета допустимых норм отстрела нам крайне важно знать, какая часть уток, попадающих под выстрелы охотников, берется в местах гнездовий и какая на зимовках, какая часть — в пределах нашей страны и какая — за рубежом.

Такие данные мы находим у Л. Ю. Зыковой (1965). Подводя итоги кольцевания водоплавающих птиц, проведенного егерями Госохотинспекции РСФСР с 1958 по 1961 г., автор приходит к выводу, что за пределами Российской Федерации добывается только 18% общего количества окольцованных здесь уток и лишь 5% из них убивают за рубежом.

Следовательно, чтобы обеспечить стабильность численности водоплавающей дичи, мы могли бы планировать отстрел 30% осеннего количества птиц.

Предположим, что численность загнездившихся уток в каком-то месте равна 10 000 особей. К началу охоты количество их увеличится (с учетом индекса прироста популяции 1,5:1) до 25 тыс. Взяв в местах гнездовья осенью 30% этого поголовья, мы сократим его до 17 500 голов. Из них еще около 4000 голов будут взяты охотниками в местах зимовок и до 20%, т. е. 3500 особей, погибнет от каких-то не связанных с охотой причин. К весне следующего года сохранится 10 000 экземпляров. Однако мы заинтересованы не в сохранении численности водоплавающей дичи на постоянном уровне, а в постепенном увеличении ее запасов. Поэтому отстрел 30% нужно считать завышенным и целесообразно сократить его максимум до 20% осеннего поголовья уток.

В годы, когда к началу охоты на одну самку в среднем будет приходиться меньше трех молодых или (что обычно то же самое) в выводке будет менее пяти утят, эта норма отстрела должна быть еще уменьшена. Так обстоит дело с нормами отстрела водоплавающей дичи.

Что касается птиц, постоянно живущих в наших угодьях, то смертность их в неохотничий сезон значительно выше и достигает (Юргенсон, 1966) примерно 50% зазимовавших птиц. Происходит это, несмотря на то, что в большинстве наиболее густонаселенных областей зимняя охота на глухаря, тетерева, рябчика и серую куропатку запрещена. Правда, в промысловых районах положение иное. Там запасы боровой дичи начинают по-настоящему осваиваться с поздней осени и в течение зимы, но зато летне-осенние охоты по выводкам проводятся сравнительно редко.

Высокий процент зимнего отхода дичи ведет к тому, чтобы обеспечить возможность охоты в тех нормах, которые приведены выше, могут только достаточно высокие индексы годового прироста численности популяций птиц.

Так, для большинства видов боровой и полевой дичи отстрел 15—20% осенней численности можно планировать при индексе не ниже 1,5:1. Например, имея в каком-либо хозяйстве весной 1000 рябчиков, мы можем назначать к отстрелу 20% осеннего их количества, если индекс прироста популяции будет не ниже 1,5:1, т. е. если на пару взрослых будет осенью приходиться не меньше трех молодых птиц.

В этом случае осенняя численность будет равна 2500 рябчикам, и, взяв из нее 20%, или 500 птиц, мы оставим на зимовку 2000 экземпляров. Около половины их к весне следующего года погибнет, и к периоду размножения, как и в предыдущем году, сохранится 1000 особей.

Если же индекс прироста будет ниже и составит, к примеру, 1,2:1, то осенью численность рябчика поднимется всего до 2200. После отстрела 20% поголовья останется 1760, а к весне — 800— 900 птиц, т. е. популяция количественно уменьшится. Такое несоответствие между размерами прироста численности дичи и нормами ее добычи в течение ряда лет неизбежно приведет к резкому сокращению запасов рябчика.

Необходимо помнить и о том, что, как мы видели, сейчас плотность большинства видов мелкой дичи значительно ниже оптимальной: зайцев, глухарей, тетеревов, рябчиков и серых куропаток, а также различных уток почти повсеместно имеется меньше, чем это возможно, если исходить из качества угодий. Следовательно, нормы отстрела, обеспечивающие стабильность численности этих животных по годам, не могут в настоящее время быть признаны разумными. Запасы мелкой дичи необходимо увеличивать, а для этого нормативы ее добычи должны быть снижены не менее чем вдвое.

Только при введении охотничьего хозяйства на зайцев, после годов интенсивного их размножения, может возникнуть необходимость отстрела 30—40% (а возможно, и более) осеннего поголовья, чем в какой-то мере можно будет предотвратить угрозу возникновения различных эпизоотии среди чрезмерно размножившихся зверьков.

Нормы осенней добычи глухаря, тетерева, рябчика, фазана и серой куропатки, по-видимому, не должны превышать 10—15% имеющегося перед началом охоты количества птиц.

При планировании добычи животных совершенно необходимо также учитывать изменения, которые вносят в состав популяции зверей и птиц различные способы охоты.

При всех способах охоты на тетерева, глухаря и фазана мы добываем преимущественно самцов этих птиц. Изменения, вносимые охотой в состав их популяций, в силу этого не вызывают опасений. Сокращение количества самцов, при котором соотношение полов в воспроизводственном поголовье изменяется до 1:2 в пользу самок, никакого отрицательного воздействия на темпы размножения птиц не оказывает. Даже наоборот: некоторое, а порой очень значительное, преобладание самок обеспечивает наивысший прирост популяции.

В Чехословакии, например, соотношение, при котором в поголовье глухарей самок вдвое больше, чем самцов, считается наилучшим (Л. Банцик, 1969). В Америке, как мы уже говорили, соотношение 1:20 в пользу самок считают хорошим для фазана и т. д. Однако все это касается полигамных видов, у которых один самец может спариваться со многими самками.

В то же время нарушение половой структуры популяции тех видов, которые живут парами, чревато самыми неприятными последствиями: уменьшение количества самок ведет к сокращению числа выводков и падению прироста численности, недостаточное количество самцов может вызвать прохолостание части самок, что приведет к тем же последствиям.

Правда, не исключена возможность, что какая-то часть не нашедших пары самок, воспользовавшись временем, когда их более удачливые товарки приступят к высиживанию кладок, с помощью освободившихся самцов все же смогут дать потомство. Однако, бывает это очень редко, так как, например, у куропаток самцы принимают непосредственное участие в присмотре за молодняком.

При планировании отстрела таких видов, как рябчик, серая или белая куропатка, следует исходить из соображений следующего порядка. Известно, например, что охота на серую куропатку избирательна на отстрел самок, которые составляют 65% числа добытых птиц. Предположим, что имеющееся весной в хозяйстве поголовье в 1000 серых куропаток к осени увеличилось до 3000 птиц, и хозяйство считает возможным взять в процессе охот 30% этого количества. Из 900 убитых куропаток 60% составят самки (540 птиц), а 40% (360 птиц)—самцы. Тогда на зимовку останется 2100 куропаток, причем самок из них будет 960, а самцов— 1140. Половина тех и других до весны погибнет, К периоду размножения поголовье будет состоять из 480 самок и 570 самцов, т. е. самок будет на 20 голов меньше, чем весной прошлого года, вследствие чего неизбежно уменьшится и количество молодняка. Этого можно избежать, планируя отстрел так, чтобы сохранить к весне на прежнем уровне не общую численность птиц, а общее количество самок. К весне их должно остаться 500 голов, следовательно, зазимовала бы 1000, а в процессе осенних охот могло быть взято 500 самок, которые составляют 60% допустимого отстрела, и, таким образом, общий его размер может быть равным 800—850 птицам, а не 900, как это было сделано. Иными словами, при планировании отстрела моногамных видов дичи необходимо стремиться к сохранению на весну следующего года не какой-то общей численности птиц, а определенного количества самок или самцов, которое может обеспечить стабильный по годам процент прироста молодняка. При этом в популяции дичи неизбежно будет накапливаться какой-то излишек самцов (как в нашем примере) или самок. Взять его можно только за счет изменений сроков или способов охоты.

Необходимо подчеркнуть, что при нормировании отстрела контролироваться должно в первую очередь общее количество животных, добываемое на территории какого-либо охотничьего хозяйства, а не количество дичи, добываемое одним охотником за день. Установление индивидуальной нормы дневного отстрела в две-три утки на одного охотника вовсе не исключает возможности перепромысла. Большое количество охотников при ежедневном проведении охот, пусть с самой минимальной нормой отстрела, может привести к тому, что за сезон в угодьях будет взято дичи больше, чем это допустимо. Ограничивать допустимое количество зайцев или тетеревов, которых охотник может взять за день, конечно, нужно. Обязателен и строгий учет общего количества взятой в хозяйстве дичи. Как только это количество достигнет заранее предусмотренного уровня, т. е. как только будет выполнена общая для хозяйства норма отстрела, всякая охота на данный вид дичи должна быть запрещена. Иногда это может произойти задолго до окончания сезона охоты.

Источники:

http://mprdag.ru/news/item/703
http://www.hunt-dogs.ru/normy_otstrela/
http://kazbekovskiy.ru/o-regulirovanii-otdelnyx-otnoshenij-v-oblasti-oxoty-i-soxraneniya-oxotnichix-resursov-na-territorii-respubliki-dagestan/
http://mk-kz.kz/articles/2017/01/25/v-kazakhstane-vspykhnuli-okhotnichi-protesty-izza-vvedeniya-ogranicheniy-vesennego-otstrela-dichi.html
http://piterhunt.ru/library/books/okhota_i_okhrana_fauny/normy_otstrela

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector