3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Неизвестная история русских арсеналов

НЕИЗВЕСТНАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ Автор Александр Прозоров, Геннадий aka Dohtur

1. Недавно отмечалось 1000-летие Руси. А когда она появилась на самом деле? Первая столица (только столица крупной страны!), город Словенск, был основан в 2409 году до нашей эры (3099 год от сотворения мира) источник информации — летопись Холопьего монастыря на реке Мологе, хронограф академика М. Н. Тихомирова, «Записки о Московии» С. Герберштейна, «Сказание о Словене и Русе», имеющее повсеместное хождения и записанное многими этнографами.

Поскольку считается, что Новгород построен на месте Словенска, археологам задали вопрос, насколько это правдоподобно. Их ответ: «А хрен его знает. Мы там уже до палеолитических стоянок докопались».

2. Утверждается, что Русь заимствовала у скандинавов не только князей и государственность, но и письменность. Чудинов В. А., профессор («Священные камни и языческие храмы древних славян.» 2004, «Руница и тайны археологии Руси» 2003. «Загадки славянской письменности.» 2002) дешифровал славянское докирилловское слоговое письмо — руницу и прочитал к настоящему времени более 2000 надписей. Доказал наличие трех собственных видов письменности (кириллицы, глаголицы и руницы) у славянских народов — беспрецедентное в истории культуры явление, которое показывает наличие у славян высочайшей духовной культуры в древности. Найдены тайные сакральные надписи славянской руницей как на греческих средневековых (V-X вв.) иконах, так и на древнегреческих (VI-II вв. до н.э.) вазах. Найдены также надписи более древних эпох вплоть до палеолита. Их чтение проливает свет на историю развития славянской мифологии и культуры на протяжении последних 30 000 лет. Изучая многочисленные культовые объекты, профессор обнаружил данные о присутствии славянской культуры в пространстве (от берегов Португалии до зауральского Аркаима) и во времени (от неолита до первой половины XVII века), что привело к сенсационному выводу: евразийская культура — это культура славян, а Евразия — это Русь.

2. Принято считать, что где-то в VIII веке дикие безмозглые и ни на что не годные славяне, бродящие табунами по лесам, призвали к себе викинга Рюрика и сказали: «Владей нами, о великий европейский сверхчеловек, а то мы, идиоты, сами ничего не можем». (Вольное изложение учебника по истории).

На самом деле: Рюрик — внук новгородского князя Гостомысла, сын его дочери Умилы и одного из соседних князей рангом помельче. Был призван вместе с братьями, поскольку все 4 сына Гостомысла умерли или погибли в войнах. Был принят по уговору со старейшинами, и зело потрудился, чтобы заслужить уважение на Руси. Источник: «Иоакимовская летопись», «Российская история по Татищеву», «Брокгауз и Ефрон» и т. д.

3. Повсеместно насаждается мнение, что чуть ли не единственной цивилизации прошлого была Римская Империя, образец законности и морали.

Официальная история: великая прекрасная и могучая римская цивилизация пала под ударами вонючих косматых дикарей.

На самом деле осточертевшие всем выродки были подвергнуты санации со стороны более приличных соседей. Голозадая и голоногая, плохо вооруженная римская пехота (откройте учебник по истории древнего мира, и полюбуйтесь на легионеров) была стоптана закованными в сталь от макушек и до конских копыт катафрактариями. Основной источник информации — «Катафрактарии и их роль в истории военного искусства», А.М. Хазанов.

Самое интересное — откуда пришли «зачищать» Рим гунны? Обь, Угра, Поволжье, Приуралье, Приазовье… Могилы с частичным вооружение катафрактариев найдены и в Дагестане.

Вы, товарищи патриоты, на карту давно смотрели? Так откуда гунны на Рим ходили? Почему «дикую Русь» в Европе Гардариком — Страной Городов называли?

Четыре тысячелетия отправлены псу под хвост, нахально похерены, как неинтересные — и ни одна собака даже не вякнула.

4. Нашествие монголо-татар и три века покорности и смирения. Чем отмечена эта эпоха в реальности? Не станем отрицать по лености своей монгольское иго, но: Как только на Руси стало известно о существовании Золотой орды, туда тут же отправились молодые ребята, чтобы… пограбить пришедших из богатого Китая на Русь монголов. Лучше всего описаны русские набеги XIV века. В 1360 году новгородские хлопцы с боями прошли по Волге до Камского устья, а затем взяли штурмом большой татарский город Жукотин (Джукетау близ современного города Чистополя). Захватив несметные богатства, ушкуйники вернулись назад и начали «пропивать зипуны» в городе Костроме.

С 1360 по 1375 год русские совершили восемь больших походов на среднюю Волгу, не считая малых налетов. В 1374 году новгородцы в третий раз взяли город Болгар (недалеко от Казани), затем пошли вниз и взяли сам Сарай — столицу Великого хана. В 1375 году смоленские ребята на семидесяти лодках под началом воевод Прокопа и Смолянина двинулись вниз по Волге. Уже по традиции они нанесли «визит» в города Болгар и Сарай. Причем правители Болгара, наученные горьким опытом, откупились большой данью, зато ханская столица Сарай была взята штурмом и разграблена. В 1392 году ушкуйники опять взяли Жукотин и Казань. В 1409 году воевода Анфал повел 250 ушкуев на Волгу и Каму. И вообще, Бить татар на Руси считалось не подвигом, а промыслом. За время татарского «ига» русские ходили на татар каждые 2-3 года, Сарай палили десятки раз, татарок продавали в Европу сотнями. Что делали в ответ татары? Писали жалобы! В Москву, в Новгород. Жалобы сохранились. Больше ничего «поработители» сделать не могли.

Источник информации по упомянутым походам — вы будете смеяться, но это монография татарского историка Альфреда Хасановича Халикова.

Они нам до сих пор этих визитов простить не могут! А в школе все еще рассказывают, как русские сиволапые мужики плакали и отдавали своих девок в рабство — потому, как быдло покорное. И вы, их потомки, тоже этой мыслью проникайте.

5. Есть такой план Далласа о разжигании национальной розни. И никто не обратил внимания, как он претворяется в жизнь. Тоже в школе. Добрые учителя старательно сеют рознь между наиболее крупными национальными группами — русскими и татарами. Весь курс истории першит перлами о том, как татары нападали, как русские шли на татар и т. д. Но нигде не указывается, что татары являются симбиотом, народом-напарником.

Казань брали не русские, а русско-татарские войска. Прикрытие стрелецким отрядам обеспечивала конница Шиг-Алея, или это не татарин, а Папа Римский?

Русско-татарские войска взяли Казань, устраняя влияние Стамбула на Волге, и защищая мирных людей от разбойничьих набегов, освободили десятки тысяч рабов. Татарские части всегда входили в состав русских войск, участвовали во всех русских войнах — и междоусобных, и в битвах с внешним врагом. Можно сказать, что татары — это просто русская легкая конница. Или русские — татарская кованая рать. Татары дрались против Мамая на Куликовом поле вместе с московской ратью, татары первыми атаковали врага в шведской и Ливонской войне, в 1410 году под Грюнвальдом объединенное польско-русско-татарское войско наголову разгромило крестоносцев, сломав хребет Тевтонскому ордену — причем именно татары приняли первый удар.

Русские четыре тысячи лет жили с татарами бок о бок. Дрались, дружили, роднились. Громили римлян, крестоносцев, османов, поляков, французов, немцев… А теперь дети открывают учебник, и им с каждой страницы капает: враги, враги, враги…

6. В XVI веке к власти пришел Иван Грозный. За время его правления на Руси:
введен суд присяжных
бесплатное начальное образование (церковные школы)
медицинский карантин на границах
местное выборное самоуправление вместо воевод
впервые появилась регулярная армия (и первая в мире военная форма — у стрельцов)
остановлены татарские набеги
установлено равенство между всеми слоями населения (вы знаете, что крепостничества в то время на Руси не существовало вообще? Крестьянин обязан был сидеть на земле, пока не заплатит за ее аренду — и ничего более. А дети его считались свободными от рождения в любом случае!)
запрещен рабский труд
источник: «Судебник» Ивана Грозного
государственная монополия на торговлю пушниной, введенная Грозным, отменена всего 10 (десять) лет назад.
территория страны увеличена в 30 раз!
эмиграция населения из Европы превысила 30 000 семей (тем, кто селился вдоль Засечной черты, выплачивались подъемные 5 рублей на семью. Расходные книги сохранились)
рост благосостояния населения (и выплачиваемых налогов) за время царствования составил несколько тысяч (!) процентов
за все время царствования не было ни одного казненного без суда и следствия, общее число «репрессированных» составило от трех, до четырех тысяч. (А времена были лихие — вспомните Варфоломеевскую ночь)

Читать еще:  Большой кроншнеп

А теперь вспомните, что вам рассказывали об Иване Грозном в школе? Что он кровавый самодур и проиграл Ливонскую войну, а Русь тряслась в ужасе?

7. Уже в XVI веке в Европе выходило множество брошюр для всякого безмозглого обывателя. Там писалось, что русский царь — пьяница и развратник, а все его подданные — такие же дикие уроды. А в наставлениях послам указывалось, что царь трезвенник, неприятно умен, пьяных не выносит категорически, и даже запретил распитие алкоголя в Москве, в результате чего «нажраться» можно только за городом, в так называемых «наливках» (месте, где наливают). Источник — исследование «Иван Грозный» Казимира Валишевского, Франция.

Теперь угадайте с трех раз — какая из двух версий излагается в учебниках? Вообще, учебники исходят из принципа, все, что говорится про Россию мерзостного — это правда. Все, что говорится хорошего или вразумительного — это ложь.

8. В 1569 году Грозный приехал в Новгород, имевший примерно 40 000 населения. Там бушевала эпидемия, а также пахло бунтом. По результатам пребывания государя полностью сохранившиеся в синодиках поминальные списки отмечают 2800 умерших. А вот Джером Горсей в «Записках о России» указывает, что опричники вырезали в Новгороде 700 000 (семьсот тысяч) человек.

Угадайте, какая из двух цифр считается исторически достоверной?

Неизвестная история русских арсеналов

Для многих интересующихся историей оружия кажется, что в XIX в. в Российской Империи армейское оружие производили три крупнейших оружейных завода — Тульский, Ижевский и Сестрорецкий. Оружейной историей нашей страны я увлекся в конце 1970-х гг., много интересных бесед было проведено с нашими иерархами! Тогда я не задавался вопросами производства вооружения, истина о главных военных кузницах России не подлежала никакому сомнению.

Клеймо «Киев 1857» очень редкое и крайне необычное. Мы привыкли к тульским и сестрорецким клеймам на старых ружьях. Сохранившихся ружей с клеймом «Киев» практически не встречается. Хотя это один из старейших производителей. Киевским арсеналом было произведено совсем немного винтовок, тем не менее это заметная веха в истории производства оружия.

Все изменилось в июле 1989 г., когда раздался телефонный звонок от моего товарища — декана истфака МГУ Ю.С. Кукушкина. К ним приехали американцы и… попросили устроить экскурсию в какой-нибудь оружейный музей. В то время к иностранцам и тем более к американцам относились с большим трепетом и новомодные обмены делегациями курировались на самом высшем уровне. Отказать другу я не мог. Пришлось потратить несколько дней и провести экскурсию.

Американцы меня очень удивили, точнее удивил их руководитель Роберт Штефман — после нашей достаточно обширной программы он спросил меня, почему в наших музеях практически нет русского оружия. Это было очень неожиданным, мне даже показалось, что я неверно понимаю его слова. После уточнения мне стало ясно, что он удивлен отсутствием оружия, выпущенного до начала ХХ в.

Он рассказал о том, что его дед с семьей, еще до Первой мировой войны эмигрировал из Варшавы в США, где открыл небольшой оружейный магазин. И… он коллекционировал русское оружие. Американец пригласил посмотреть его, как он сказал, небольшое семейное собрание. В то время съездить в Америку было просто фантастикой.

Но ровно через 6 месяцев эта история получила продолжение, по линии МИДа меня направили в Атланту. Ближе к концу командировки я позвонил Роберту, скорее для приличия. Он тут же стал очень настойчиво звать меня к себе в гости — это было не так просто, надо было ехать в Теннесси.

Дело кончилось тем, что Роберт просто приехал за мной. То, что я увидел, меня в то время поразило, это скорее походило на небольшой оружейный склад. Достаточно просторный двухэтажный дом его отца представлял собой в моем понимании музей с развешанными повсюду охотничьими трофеями и дульнозарядным оружием самого разного производства.

В одной из комнат находились русские ружья и винтовки, и вот тут я увидел то, что пошатнуло мои представления об отечественном оружии. Я привык видеть на замочных досках наших ружей обозначения «Тула», «ТОЗ», «Ижъ», «ИОЗ», «Стрск», «СОЗ». Но тут было по кругу написано просто «КИЕВЪ 1857», это была 7-линейная винтовка образца 1854 г. Роберт ничего про нее рассказать не смог, он с удивлением слушал поток моих вопросов о какой-то заурядной, на его взгляд, винтовке.

Объяснение появилось через несколько часов, когда приехал его отец. Несмотря на очень почтенные годы, помнил он многое и рассказал увлекательную историю. Дед Роберта работал долгое время в оружейных мастерских в российской Польше, его достаточным заработком была переделка старых армейских ружей на охотничьи.

Приехав в США, он работал сначала приказчиком в оружейном магазине, а после Первой мировой открыл свое дело — комиссионный магазин по торговле оружием. С этого момента он стал коллекционировать дульнозарядные русские ружья; как выразился его сын, он испытывал ностальгию по своему месту службы в России.

Когда я показал ему на ружье с надписью «КИЕВЪ», то отец Роберта сказал очень просто — это делал киевский арсенал, и, открыв шкаф, достал казачью винтовку системы Чернолихова, на замке которой красовалось аналогичная надпись — «КИЕВЪ 1861». Откуда взялись эти винтовки с клеймом старейшего оружейного предприятия России, сказать мне он не мог, рассказчик помнил лишь только, что появились эти винтовки у них одновременно.

В коллекции было около 50 русских ружей, начиная от конца XVIII в. и заканчивая 1870 г. Интересного было много, но ничего не могло сравниться с удивительными и загадочными «киевлянками».

Вернувшись в Москву, я задавал вопросы нашим оружейным специалистам и неожиданно получил очень интересный ответ в Киеве на том самом легендарном предприятии. Мой товарищ Сергей Авдеенко в самом начале 1990-х гг., занимаясь оптическими системами, имел тесные связи с киевлянами, работавшими на заводе «Арсенал».

Оказывается, для руководства завода производство винтовок в 1850-х – 1860-х гг. не было тайной, более того, оказывается, долгое время они пытались безуспешно найти их изображения. Исходя из имеющихся документов «Арсенал» исполнял заказы как военного министерства, так и иррегулярных подразделений — в известных заводу документах упоминается Оренбургское казачье войско.

Более того, оказалось известным точное число винтовок, выпущенное заводом — 359 штук для военного министерства и 171 штука для казаков. Это были именно винтовки, и получается, что я видел эти две модели! Можно четко сопоставить архивные записи с конкретными винтовками.

Мой рассказ об американце, владельце винтовок, их производстве очень заинтересовал заводчан. Но начался передел 1990-х гг., руководство завода сменилось, и интерес к его истории пропал под грузом коммерческих интересов.

Читать еще:  ЭКСПЕРИМЕНТЫ С ЦВЕТОМ ПРИМАНКИ

Охота и рыбалка

Для многих интересующихся историей оружия кажется, что в XIX в. в Российской Империи армейское оружие производили три крупнейших оружейных завода — Тульский, Ижевский и Сестрорецкий. Оружейной историей нашей страны я увлекся в конце 1970-х гг., много интересных бесед было проведено с нашими иерархами! Тогда я не задавался вопросами производства вооружения, истина о главных военных кузницах России не подлежала никакому сомнению.

Американцы меня очень удивили, точнее удивил их руководитель Роберт Штефман — после нашей достаточно обширной программы он спросил меня, почему в наших музеях практически нет русского оружия. Это было очень неожиданным, мне даже показалось, что я неверно понимаю его слова. После уточнения мне стало ясно, что он удивлен отсутствием оружия, выпущенного до начала ХХ в.

Он рассказал о том, что его дед с семьей, еще до Первой мировой войны эмигрировал из Варшавы в США, где открыл небольшой оружейный магазин. И… он коллекционировал русское оружие. Американец пригласил посмотреть его, как он сказал, небольшое семейное собрание. В то время съездить в Америку было просто фантастикой.

Но ровно через 6 месяцев эта история получила продолжение, по линии МИДа меня направили в Атланту. Ближе к концу командировки я позвонил Роберту, скорее для приличия. Он тут же стал очень настойчиво звать меня к себе в гости — это было не так просто, надо было ехать в Теннесси.

Дело кончилось тем, что Роберт просто приехал за мной. То, что я увидел, меня в то время поразило, это скорее походило на небольшой оружейный склад. Достаточно просторный двухэтажный дом его отца представлял собой в моем понимании музей с развешанными повсюду охотничьими трофеями и дульнозарядным оружием самого разного производства.

В одной из комнат находились русские ружья и винтовки, и вот тут я увидел то, что пошатнуло мои представления об отечественном оружии. Я привык видеть на замочных досках наших ружей обозначения «Тула», «ТОЗ», «Ижъ», «ИОЗ», «Стрск», «СОЗ». Но тут было по кругу написано просто «КИЕВЪ 1857», это была 7-линейная винтовка образца 1854 г. Роберт ничего про нее рассказать не смог, он с удивлением слушал поток моих вопросов о какой-то заурядной, на его взгляд, винтовке.

Объяснение появилось через несколько часов, когда приехал его отец. Несмотря на очень почтенные годы, помнил он многое и рассказал увлекательную историю. Дед Роберта работал долгое время в оружейных мастерских в российской Польше, его достаточным заработком была переделка старых армейских ружей на охотничьи.

Приехав в США, он работал сначала приказчиком в оружейном магазине, а после Первой мировой открыл свое дело — комиссионный магазин по торговле оружием. С этого момента он стал коллекционировать дульнозарядные русские ружья; как выразился его сын, он испытывал ностальгию по своему месту службы в России.

Когда я показал ему на ружье с надписью «КИЕВЪ», то отец Роберта сказал очень просто — это делал киевский арсенал, и, открыв шкаф, достал казачью винтовку системы Чернолихова, на замке которой красовалось аналогичная надпись — «КИЕВЪ 1861». Откуда взялись эти винтовки с клеймом старейшего оружейного предприятия России, сказать мне он не мог, рассказчик помнил лишь только, что появились эти винтовки у них одновременно.

В коллекции было около 50 русских ружей, начиная от конца XVIII в. и заканчивая 1870 г. Интересного было много, но ничего не могло сравниться с удивительными и загадочными «киевлянками».

Вернувшись в Москву, я задавал вопросы нашим оружейным специалистам и неожиданно получил очень интересный ответ в Киеве на том самом легендарном предприятии. Мой товарищ Сергей Авдеенко в самом начале 1990-х гг., занимаясь оптическими системами, имел тесные связи с киевлянами, работавшими на заводе «Арсенал».

Оказывается, для руководства завода производство винтовок в 1850-х – 1860-х гг. не было тайной, более того, оказывается, долгое время они пытались безуспешно найти их изображения. Исходя из имеющихся документов «Арсенал» исполнял заказы как военного министерства, так и иррегулярных подразделений — в известных заводу документах упоминается Оренбургское казачье войско.

Более того, оказалось известным точное число винтовок, выпущенное заводом — 359 штук для военного министерства и 171 штука для казаков. Это были именно винтовки, и получается, что я видел эти две модели! Можно четко сопоставить архивные записи с конкретными винтовками.

Мой рассказ об американце, владельце винтовок, их производстве очень заинтересовал заводчан. Но начался передел 1990-х гг., руководство завода сменилось, и интерес к его истории пропал под грузом коммерческих интересов.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Неизвестная история русских арсеналов

Для многих интересующихся историей оружия кажется, что в XIX в. в Российской Империи армейское оружие производили три крупнейших оружейных завода — Тульский, Ижевский и Сестрорецкий. Оружейной историей нашей страны я увлекся в конце 1970-х гг., много интересных бесед было проведено с нашими иерархами! Тогда я не задавался вопросами производства вооружения, истина о главных военных кузницах России не подлежала никакому сомнению.

Клеймо «Киев 1857» очень редкое и крайне необычное. Мы привыкли к тульским и сестрорецким клеймам на старых ружьях. Сохранившихся ружей с клеймом «Киев» практически не встречается. Хотя это один из старейших производителей. Киевским арсеналом было произведено совсем немного винтовок, тем не менее это заметная веха в истории производства оружия.

Все изменилось в июле 1989 г., когда раздался телефонный звонок от моего товарища — декана истфака МГУ Ю.С. Кукушкина. К ним приехали американцы и… попросили устроить экскурсию в какой-нибудь оружейный музей. В то время к иностранцам и тем более к американцам относились с большим трепетом и новомодные обмены делегациями курировались на самом высшем уровне. Отказать другу я не мог. Пришлось потратить несколько дней и провести экскурсию.

Американцы меня очень удивили, точнее удивил их руководитель Роберт Штефман — после нашей достаточно обширной программы он спросил меня, почему в наших музеях практически нет русского оружия. Это было очень неожиданным, мне даже показалось, что я неверно понимаю его слова. После уточнения мне стало ясно, что он удивлен отсутствием оружия, выпущенного до начала ХХ в.

Он рассказал о том, что его дед с семьей, еще до Первой мировой войны эмигрировал из Варшавы в США, где открыл небольшой оружейный магазин. И… он коллекционировал русское оружие. Американец пригласил посмотреть его, как он сказал, небольшое семейное собрание. В то время съездить в Америку было просто фантастикой.

Но ровно через 6 месяцев эта история получила продолжение, по линии МИДа меня направили в Атланту. Ближе к концу командировки я позвонил Роберту, скорее для приличия. Он тут же стал очень настойчиво звать меня к себе в гости — это было не так просто, надо было ехать в Теннесси.

Дело кончилось тем, что Роберт просто приехал за мной. То, что я увидел, меня в то время поразило, это скорее походило на небольшой оружейный склад. Достаточно просторный двухэтажный дом его отца представлял собой в моем понимании музей с развешанными повсюду охотничьими трофеями и дульнозарядным оружием самого разного производства.

В одной из комнат находились русские ружья и винтовки, и вот тут я увидел то, что пошатнуло мои представления об отечественном оружии. Я привык видеть на замочных досках наших ружей обозначения «Тула», «ТОЗ», «Ижъ», «ИОЗ», «Стрск», «СОЗ». Но тут было по кругу написано просто «КИЕВЪ 1857», это была 7-линейная винтовка образца 1854 г. Роберт ничего про нее рассказать не смог, он с удивлением слушал поток моих вопросов о какой-то заурядной, на его взгляд, винтовке.

Читать еще:  Зачем сдавать путевки?

Объяснение появилось через несколько часов, когда приехал его отец. Несмотря на очень почтенные годы, помнил он многое и рассказал увлекательную историю. Дед Роберта работал долгое время в оружейных мастерских в российской Польше, его достаточным заработком была переделка старых армейских ружей на охотничьи.

Приехав в США, он работал сначала приказчиком в оружейном магазине, а после Первой мировой открыл свое дело — комиссионный магазин по торговле оружием. С этого момента он стал коллекционировать дульнозарядные русские ружья; как выразился его сын, он испытывал ностальгию по своему месту службы в России.

Когда я показал ему на ружье с надписью «КИЕВЪ», то отец Роберта сказал очень просто — это делал киевский арсенал, и, открыв шкаф, достал казачью винтовку системы Чернолихова, на замке которой красовалось аналогичная надпись — «КИЕВЪ 1861». Откуда взялись эти винтовки с клеймом старейшего оружейного предприятия России, сказать мне он не мог, рассказчик помнил лишь только, что появились эти винтовки у них одновременно.

В коллекции было около 50 русских ружей, начиная от конца XVIII в. и заканчивая 1870 г. Интересного было много, но ничего не могло сравниться с удивительными и загадочными «киевлянками».

Вернувшись в Москву, я задавал вопросы нашим оружейным специалистам и неожиданно получил очень интересный ответ в Киеве на том самом легендарном предприятии. Мой товарищ Сергей Авдеенко в самом начале 1990-х гг., занимаясь оптическими системами, имел тесные связи с киевлянами, работавшими на заводе «Арсенал».

Оказывается, для руководства завода производство винтовок в 1850-х – 1860-х гг. не было тайной, более того, оказывается, долгое время они пытались безуспешно найти их изображения. Исходя из имеющихся документов «Арсенал» исполнял заказы как военного министерства, так и иррегулярных подразделений — в известных заводу документах упоминается Оренбургское казачье войско.

Более того, оказалось известным точное число винтовок, выпущенное заводом — 359 штук для военного министерства и 171 штука для казаков. Это были именно винтовки, и получается, что я видел эти две модели! Можно четко сопоставить архивные записи с конкретными винтовками.

Мой рассказ об американце, владельце винтовок, их производстве очень заинтересовал заводчан. Но начался передел 1990-х гг., руководство завода сменилось, и интерес к его истории пропал под грузом коммерческих интересов.

ТАЙНЫ РУССКОЙ ИСТОРИИ, Неизвестная Русь

В 1854 году Е. И. Классен издал интереснейшую работу польского профессора-языковеда XIX века Тадеуша Воланского под названием «Описание памятников, объясняющих славяно-русскую историю», перевод которой сделал также он.

Классен дополнил перевод развернутым предисловием и пространными комментариями. Все Е. Классеном было собрано в книге «Новые материалы для древнейшей истории славян вообще и славяно-руссов до-рюриковского времени в особенности с легким очерком ИСТОРИИ РУССОВ ДО РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА», — см. илл. 1. Книга была отпечатана типографией Московского университета в 1854 году [Классен Е. И. Новые материалы для древнейшей истории славян вообще и славяно-руссов до-рюриковского времени в особенности с легким очерком истории руссов до Рождества Христова. В. 1-3. С прил. «Описания памятников», сост. Фаддеем Воланским и перев. Е. Классеном. – М., Тип. МУ, 1854. Репринт. переи-е СПб., «Андреев и согласие», 1995].

Классен приходит примерно те же выводам, что до него сделал и Мавро Орбини, хотя с книгой Орбини Е. Классен знаком не был.

Что же это за выводы? Классен пишет: «Факты, служащие основанием для созиждения древнейшей Русской истории, долго лежали под спудом неразобранные… Между тем история древнейшей славянской Руси так богата фактами, что везде находятся ее следы, вплетшиеся в быт ВСЕХ НАРОДОВ ЕВРОПЕЙСКИХ» [Классен Е. И. Новые материалы. — С. 80].

Илл. 1. Титульный лист труда Е. И. Классена 1854 года

Классен, будучи по происхождению немцем, ответственно заявляет, что некоторые германские историки искренне пытались заниматься русской историей, но оказались к этому плохо подготовленными, поскольку недостаточно знали славянские языки [Там же, С. 8].

Упоминая о признанных основателях русской исторической науки — немцах, обосновавшихся в Российской Академии наук в XVIII веке, Классен отзывается о них КРАЙНЕ ОТРИЦАТЕЛЬНО:

«К этим НЕДОБРОСОВЕСТНЫМ ЛИЦАМ принадлежат: Байер, Миллер, Шлецер, Гебгарди, Паррот, Галлинг, Георги и целая фаланга их последователей. Они все русское, характеристическое усвоили своему племени и даже покушались отнять у Славяно-Руссов не только их славу, величие, могущество, богатство, промышленность, торговлю и все добрые качества сердца, но даже и племенное имя их — имя Руссов, известное исстари как Славянское, не только всем племенам Азийским, но и Израильтянам, со времени пришествия их в обетованную землю. И у них Руссы стоят во главе не только Римлян, но и древних Греков — как их прародители… Мы знаем, что ИСТОРИЯ НЕ ДОЛЖНА БЫТЬ ПАНЕГИРИКОМ, но не дозволим же им ОБРАЩАТЬ РУССКУЮ ИСТОРИЮ В САТИРУ» [Там же, С. 8-9].

Классен пишет далее: «Славяноруссы, как народ, ранее Римлян и Греков образованный, оставили по себе во всех частях старого света множество памятников, свидетельствующих о их там пребывании и о древнейшей письменности, искусствах и просвещении. Памятники пребудут навсегда неоспоримыми доказательствами; они говорят нам о действиях наших предков на языке, нам родном, составляющем прототип всех славянских наречий» [там же, С. 11].

Здесь он упомянул о многочисленных археологических памятниках, которые время от времени обнаруживаются в Европе, Азии, Америке, Австралии и Африке во время раскопок, и надписи на которых никто не желает прочесть.

Т. Воланский писал: «Ученые претыкались на эти памятники и напрасно трудились до нашего времени разбором их надписей по алфавитам греческому и латинскому, и видя неприложимость таковых, напрасно искали ключа в еврейском языке, потому что таинственный этот ключ ко всем неразгаданным надписям находится ТОЛЬКО В СЛАВЯНСКОМ первобытном языке… Как далеко простиралось в древние времена жительство СЛАВЯН В АФРИКЕ, пусть докажут СЛАВЯНСКИЕ НАДПИСИ НА КАМНЯХ Нумидии, Карфагена и Египта» [Там же. С. 73 — 74].

Русский ученый Чертков пишет: «Первый договор между Римом и Габиею был писан Пелазгийскими буквами… Поливий свидетельствует, что в его время ученейшие из Римлян уже не разумели мирного договора, заключенного между Карфагеном и Римом в первые годы после изгнания Тарквиния. Этот договор был написан языком столь отличным от латинского, что даже сам Поливий едва мог его перевести. Следовательно, Римляне… совершенно забыли первоначальный свой Пелазгийский язык и уже превратились в позднейших Латин» [Чертков А.Д. О языке пелазгов, населивших Италию и сравнение его с древлеславенским. – Временник Московского общества истории древностей славянских. Кн. 23, 1855. М. — С. 4].

Далее он продолжает: «Но народ и после этого всегда говорил на языке, весьма отличном от письменного (Maffei, Stor. di Verona, XI, 602). Оски и Волски, даже в цветущую пору Латинского языка, сохранили свое наречие, которое очень хорошо понимали ПРОСТОЛЮДИНЫ РИМА, — доказательство, что ученый Латинский язык был нечто, составленное искусством и отличное от народного говора всех Пелазгийских племен» [там же, — С. 5].

. Видимо, когда гуманисты эпохи Возрождения, наконец, научились писать на недавно придуманной ими «классической латыни», им, видимо, приходилось слышать жителей Рима, которые все еще продолжали разговаривать на славянском языке. И ведь разговаривали, судя по всему, вплоть до XIX века. Потом, видимо, язык бабушек и дедушек жители Италии забыли. Западноевропейцы назовут эту забывчивость прогрессом.

Источники:

http://pikabu.ru/story/neizvestnaya_istoriya_rossiiavtor_aleksandr_prozorov_gennadiy_aka_dohtur_281949
http://www.ohotniki.ru/weapon/smoothbore/article/2015/09/30/644765-neizvestnaya-istoriya-russkih-arsenalov.html
http://handf.mirtesen.ru/blog/43875014587/Neizvestnaya-istoriya-russkih-arsenalov
http://123ru.net/life/32794228/
http://cont.ws/post/478382

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector