1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

На утиных перелетах

Охота и рыбалка в Тверской области

На утиных перелетах

Все утки, кроме нырков, вечером покидают место своей дневки и отправляются на ночную жировку, а на рассвете возвращаются обратно. На этом и основана стрельба их на вечерних и утренних зорях на перелетах.

Охота эта начинается тогда, когда почти все молодые поднимутся на крыло. В большинстве районов это происходит не позднее первых чисел августа.

Кончаются утиные перелеты с наступлением заморозков и отлетом утиных стай на зимовку. Однако уже со второй половины сентября стрелять на перелетах фактически невозможно: утки летят на жировку много спустя после захода солнца, в почти полной темноте.

Утки совершают свои перелеты всегда одними и теми же воздушными путями. Понаблюдав вечером за направлением летящих одиночек или парочек, а чаще маленьких стаек, можно более или менее точно определить, где проходит их воздушная дорога. Тогда остается только разыскать место, над которым утки летят сравнительно невысоко или почему-либо заметно снижают полет. Здесь и надо становиться для стрельбы на перелете.

Устраивать шалаша не надо. Вполне достаточно, если охотник укроется где-нибудь под кустом, у дерева, у стога или даже просто опустится на колени в зарослях густой и высокой травы.

Зато чрезвычайно важно сохранять, завидев налетающих уток, полную неподвижность. Сидеть или стоять надо, не шевеля ни одним членом тела, совершенно замерев на месте. Утки необыкновенно далеко и хорошо усматривают двигающиеся предметы и немедленно сворачивают в сторону от них. Поэтому и ружье нужно вскидывать только в тот самый момент, когда утки уже подлетели на выстрел, который должен следовать немедленно за вскидкой.

Стрельба на перелетах должна быть отнесена к разряду наиболее трудных. Утки летят в этих условиях с чрезвычайной быстротой, особенно чирки, которых не без основания называют „чортовой почтой». Табунчик чирков, едва только очутившись в поле зрения охотника, уже проносится над ним прежде, чем недостаточно расторопный стрелок успеет поднять ружье. Другие породы летят медленнее, но все же настолько быстро, что прицел надо выносить вперед, смотря по расстоянию, до метра и даже дальше.

Трудность стрельбы усугубляется еще сумерками, переходящими к концу охоты в полную темноту. И попадать в мелькающие на фоне потухающей зари утиные силуэты — неблагодарная задача даже для очень хорошего и опытного стрелка. Крупнее № 5 брать дробь для этой охоты не следует. Лучше всего — шестерка.

На утиных перелетах

Для абсолютного большинства наших охотников летнее открытие охоты на уток едва ли не самый любимый «праздник» в году. Прежде всего потому, что охота доступна и старому, убеленному сединами ветерану, и совсем еще молодым охотникам. Ведь способы охоты просты, понятны и не требуют специального снаряжения, такого, например, как подсадные утки, чучела и утиные манки, хотя и эти, совсем необязательные, элементы снаряжения могут быть с успехом использованы.

Основная задача подружейной собаки — поиск и подача добытой дичи.

Поведение уток в это время характеризуется достаточно высокой активностью и предсказуемостью. Большинство выводков, как благородных, так и нырковых уток, уже на крыле, старые селезни заканчивают линьку, но их отсутствие совершенно незаметно среди массы молодых уток и матерых самок. В светлое время суток утки находятся на дневном отдыхе, или, как принято говорить, на дневке.

На крупных водоемах с сильно изрезанной береговой линией, отделенной от суши широкой полосой водной растительности, они отдыхают на труднодоступных мелководных плесах, отделенных от основного зеркала воды непроходимыми зарослями камыша и тростника, хорошо защищенными от ветра. В качестве места дневки могут быть выбраны малопосещаемые людьми небольшие лесные озера или даже пруды, старые заброшенные карьеры, густо заросшие осокой или рогозом.

На реках с широкой заболоченной поймой утки выбирают для дневки глухие мелководные заводи или плесы. Вечером, перед наступлением сумерек, утиные выводки поднимаются на крыло и отправляются на ночную жировку. Выбор мест ночной жировки достаточно разнообразен. Если в окрестностях водоема, на котором утки находятся днем, имеются поля, засеянные созревающими культурами пшеницы, ячменя или проса, то кряковые утки предпочитают летать на жировку именно на них.

Если таких полей нет или крайне мало и они сильно удалены от водоема, то кряквы летают кормиться на мокрые луга, обильно заросшие сочной травой с многочисленными лужами. В качестве мест жировки кряквы также могут выбрать прибрежные болота, обильно заросшие низкорослой осокой. На широких пойменных реках кряквы могут летать вдоль реки на ночную жировку с одних заводей на другие, более открытые, но более заросшие водорослями, богатыми как растительным, так и животным кормом.

Чирки предпочитают летать на прибрежные мелководные плесовые места и болота с грязными отмелями, богатыми мелкими ракушками и другим животным кормом. Примерно такие же плесы выбирают для жировки шилохвости и широконоски.

Нырковые утки летают кормиться на прибрежные плесы и небольшие прибрежные озерки и даже пруды, где всю ночь питаются растительным и животным кормом. Пожировав ночь, утки на рассвете отправляются на дневку, причем пролет идет как бы волнами, с утренних сумерек до рассвета и с восходом солнца, примерно до 10 часов утра. Знанием этой особенности в поведении уток и пользуются охотники, организуя охоту на перелетах.

Заняв перед заходом солнца облюбованную позицию с хорошим обзором вблизи водоема и замаскировавшись, используя подручные средства (маскхалат, кусты, заросли камыша), охотник наблюдает за тем, откуда поднимаются табунки уток и по каким маршрутам и куда они направляются на жировку. Определив коридоры, по которым следует основная масса утиных стай, охотнику надлежит теперь выбрать наиболее удобное место на том пути, по которому будут следовать утки на утренней заре, возвращаясь с мест жировки.

Здесь есть два варианта. Обычно в начале сезона охоты утки летят невысоко, в пределах досягаемости надежного выстрела, поэтому засаду можно устраивать непосредственно на трассе пролета утиных стай.

Есть и другой вариант. Если вы определили место, куда стаи уток опускаются на жировку, и если позволяет местность, можно организовать засаду в месте вблизи жировки, там, где утки начинают снижаться перед посадкой. Но этот вариант более удобен в случае, если вы планируете охоту на вечерней заре, так как утром утки могут подниматься и лететь другим маршрутом и таким образом обойти охотника. Поэтому для утренней охоты лучше все-таки устраивать засаду все же на трассе пролета.

Искусство охоты на уток на перелетах — это искусство выбора позиции, маскировки и, конечно же, искусство стрельбы.

Итак, утки пролетели место, где вы определили встать и где оно доступно, и теперь нужно идти готовить засаду. Хорошо если на пути пролета уток есть естественные укрытия в виде кустов, куртин камыша, в которые можно встать либо непосредственно, либо на лодке. Но бывает, что пролет уток идет над достаточно чистым местом, над широким плесом, например, где спрятаться негде. Тогда нужно делать скрадок.

Если на краю плеса можно встать в воду в болотных сапогах или в забродном костюме, то лучше скрадок готовить именно здесь, сообразуясь с его максимальной близостью к трассе пролета уток. Для сооружения придется использовать подручный материал: небольшие зеленые деревца, ветки кустов, камыш, который придется носить к месту охоты или привозить на лодке.

Работа эта может оказаться весьма трудоемкой, в особенности, если ее придется делать в ночное время. Но скрадок должен быть устроен так, чтобы он не выделялся на местности и не нарушал естественной картины плеса, к которой пролетающие утки привыкли. Но вот наконец работа закончена, возможно, спать вам уже не придется, так как около четырех часов утра вам уже нужно быть на позиции.

Рассвет постепенно набирает силу. В ближайших камышах крякают утки, заставляя вас внимательно всматриваться в тени на воде. Быть может, удастся увидеть крякушу, выплывшую из зарослей, окружающих ваш заветный плес. Не для того, чтобы подстрелить ее, спортивнее будет стрелять влет. Просто чтобы проверить надежность вашего укрытия. Свист крыльев над головой заставляет вас встрепенуться. Началось… Теперь все внимание на светлеющее небо от горизонта до зенита. Утренний перелет пошел! Теперь главное не зевать и не мазать.

Охота на вечернем перелете отличается только тем, что она скоротечна, продолжается обычно не более часа и уже в сумерках. Поэтому позицию для стрельбы лучше выбирать ближе к месту ночной жировки уток — их будет больше, и лететь они будут ниже, выискивая место посадки. Обычно скрадок для охоты на вечернем перелете при самостоятельной охоте не делают, поскольку наиболее интенсивный лет уток приходится на сумеречное время, и это обстоятельство позволяет эффективно маскироваться, используя на местности естественные укрытия: складки местности, кусты, высокую траву, камыши.

Искусство охоты на уток на перелетах — это искусство выбора позиции, маскировки и, конечно же, искусство стрельбы. Мастера стендовой стрельбы здесь имеют неоспоримое преимущество перед обычными охотниками, но, на мой взгляд, важно не только стрелять метко, но и стрелять так, чтобы сбитую утку можно было надежно взять. Ведь очень часто приходится охотиться в местах с густой водной и прибрежной растительностью, и даже чисто битую птицу найти, особенно в сумерках, бывает весьма не просто.

Хорошо, если у охотника есть подающая собака, способная хорошо работать в воде в густых крепких местах. Тогда проблем меньше, но большинство охотников собак не имеют. Поэтому стрелять надо с таким расчетом, чтобы утки были биты наповал и падали либо на чистое место, либо как можно ближе к охотнику, еще лучше, если прямо к его ногам. Лучший способ стрельбы — это стрельба с быстрой поводкой, на обгоне, когда мушка ружья обгоняет цель и при появлении небольшого просвета между мушкой и целью следует нажатие на спусковой крючок без остановки ружья.

Такой способ стрельбы активно пропагандируют наши известные мастера стендовой стрельбы. И следует признать, что способ этот очень хорош, и я также стараюсь его придерживаться. А еще лучше бить «в штык» на самой короткой дистанции, тогда почти наверняка при попадании утка будет бита надежно и упадет прямо к скрадку.

Стрельба уток на перелетах

Стрельба уток на перелетах

Охотники, любящие охоту с легавыми собаками на так называемую красную дичь, совершенно несправедливо, с пренебрежением относятся к охотникам-утятникам. Охота на уток у нас распространена наиболее широко. Там, где имеются какие-либо водоемы — озера, пруды, болота и водохранилища, обязательно водятся и утки. Для наших охотников охота на уток наиболее доступна.

Читать еще:  ЧТО ЕДИТЕ, КАРАСИ?

Многим охотникам просто незнакомо все многообразие и сложность целого ряда видов охоты на уток, успех которой зависит от многих условий: сезона года и времени суток, когда производится охота, погодных условий, качества инвентаря (подсадные утки, чучела), рабочих способностей собаки, видов уток, на которых производится охота, знания их биологии и т.д., и т.п.

Известно, что на утиной охоте, как и на всякой другой, в одних и тех же угодьях за одно и то же время один охотник добудет значительное количество дичи, а другой — в несколько раз меньше.

Срельба уток на перелетах очень интересна. Подкупает сама обстановка, напоминающая прелестную тягу вальдшнепов. Перелеты уток происходят поздно вечером после заката солнца и рано утром, поэтому стрельба бывает не совсем проста. Недаром даже самые ярые противники утиной охоты снисходят до того, что не отказываются от приглашения поехать на хороший утиный перелет.

Ко второй половине августа, когда в средней и южной зонах открывается обычно летняя охота, молодые кряковые утки успевают уже достаточно подрасти и вместе со старыми начинают регулярно летать кормиться на поля, а в некоторых местах на богатые кормами болота, плёсы, заводи рек и озер. Ближе к осени, когда молодняк различных пород уток взматереет, такие регулярные перелеты на вечерних и утренних зорях начинают совершать и все другие разновидности благородных уток. Нырковые утки после заката солнца с мест дневок летят на обширные водные пространства, где они кормятся ночью.

Чем ближе к отлету, тем все дольше остаются утки на больших плёсах и, наконец, стабунившись, значительную часть суток проводят на открытых водоемах. На хлебные поля летают кормиться лишь кряковые утки, предпочитая всем другим зерновым культурам гречиху, просо, а если таковых поблизости нет, то летают на пшеницу и овес.

Успех охоты на перелетах всецело зависит от знания мест, где пролетают утки. Кряквы на дневку летят в свои излюбленные заболоченные, поросшие камышом, тростником и кустарниками, труднодоступные урочища и на глухие протоки и плёсы.

Если перед закатом солнца пробраться поближе к таким местам, то можно услышать, как где-то на болоте осторожно закрякает одна утка, ей деловито отзовется другая, третья, и, точно сговорившись, поднимется и пролетит над вами с характерным свистом крыльев один табунок за другим.

Становиться на перелете лучше всего там, где утки летят наиболее концентрированно, и так, чтобы битые птицы падали на сухое место, где их легче потом находить. Грузно шлепаются о землю сытые, тяжелые, отъевшиеся на хлебных полосах кряковые. Но находить их на болоте среди камышей и осоки нелегко. Поэтому на перелет не лишне брать с собой легавую собаку, лайку или спаниэля, хорошо подающих битую дичь. В этом случае ни одна убитая вами утка и подранок не пропадут зря.

Собака, которую вы будете брать на перелеты, быстро поймет свои обязанности: зорко следить за результатом каждого вашего выстрела и опрометью бросаться за упавшими утками. На утиных перелетах охотятся обычно только на вечерних зорях, так как утром с хлебов птенцы поднимаются как-то сразу и быстро уходят на места дневки.

Чтобы меньше затрачивать времени на разведку в новой местности, куда вы приехали на охоту, нужно хорошенько расспросить местных жителей, пастухов, а еще лучше связаться с охотниками, постоять на перелете в первую же вечернюю зарю. Там, где кряквы наносят хлебам значительный ущерб, колхозники с удовольствием в этом вам помогут.

В двадцатых числах сентября собрался я как-то за утками (дело было в Сибири) на речку Кудинку, в пойме которой среди камышей много проток и озер, где постоянно гнездилась масса различной водоплавающей дичи. У меня было несколько свободных дней, поэтомуеуервый день я решил потратить только на разведку. По пути к месту охоты на широком лугу я увидел табун скота. Из-за кустов вился сизый дымок костра. Было прохладно — в воздухе чувствовалось уже дыхание приближающихся заморозков.

У костра грелись старичок-пастух с подпаском. На мой вопрос, где еще остались неубранные хлеба и где по зорям больше летает уток, старик толково рассказал, что хлеба убрать успели вовремя и только у Гусиного озера остались еще невывезенные суслоны совхозной пшеницы. На том Гусином озере я не раз по веснам охотился на гусей, поэтому, поблагодарив пастуха, я направился дальше. Было уже около трех часов дня, поэтому я решил добраться до места, чтобы до вечера успеть все осмотреть и подготовиться к вечерней заре.

Когда до совхозных полей оставалось уже меньше километра, я издали увидел табунки кряковых уток голов по тридцать-сорок, перелетавших в направлении Гусиного озера, скрытого еще за холмом. Поднявшись на бугор, я увидел, что среди обширной площади совхозных полей лишь в одном месте, невдалеке от Гусиного озера, на значительном участке поле было уставлено суслонами спелой пшеницы. Издали было видно, как над суслонами все время вились табунки уток. Одни снижались на полосы, другие снимались и летели за Кудинку на озера.

Охотники, вероятно, замечали, что ближе к осени в пасмурные дни утки летают на поля кормиться в течение всего дня. Объясняется это отсутствием пернатых хищников, которые в пасмурную погоду не летают, боясь дождя. В ясную солнечную погоду они кормятся только по зорям: вечером и рано утром.

В бинокль я увидел, что особенно много уток снижается на одном конце поля, ближе к Гусиному озеру. Когда я стал подходить к суслонам хлеба, много крякв снялось с поля и большими стаями улетело в сторону Кудинки. Быстро соорудив из бабок пшеницы скрадок, ничем не отличающийся от соседних суслонов, я положил около себя сумку с патронами и стал ждать. Не прошло и пяти минут, как я увидел, что со стороны речки в мою сторону летит большая стая уток. Сверкая белыми подкрыльями, с густым деловитым кряканьем, проходили утки надо мной. Они меня заметили, но было уже поздно: три выстрела из браунинга оборвали полет нескольких грузных, отъевшихся крякв. Остальные, взмыв кверху и учащенно махая крыльями, поспешили улететь.

Скоро опять налетел табунок крякв и, сделав облет, над самой землей пошел на посадку. Когда они были уже шагах в двадцати, я успел сделать по ним четыре выстрела, и шесть крякуш закувыркались по стерне.

Вдоволь настрелявшись по налетавшим на меня, точно из рога изобилия, грузным, тяжелым кряквам, я дал возможность нескольким табункам сесть на пашню, чтобы понаблюдать за ними во время кормежки. Опустившись на землю, вытянув шейки, весь табунок несколько секунд сторожко оглядывал полосу: нет ли какой опасности, и затем быстро, деловито устремлялся к суслонам хлеба. Покрякивая, «переговариваясь» между собой, точно так же, как и обычные домашние кряковые утки, они начинали торопливо, жадно обирать-выщелачивать из колосьев спелые зерна. Когда же я вставал у них на виду во весь рост, они моментально, точно подброшенные пружиной, «колом» взмывали вверх, но выстрелы настигали их, и несколько уток упали.

Кормиться зерном на поля летают не все кряковые утки. Некоторые, гнездящиеся по глухим заболоченным урочищам, на хлебные полосы совсем не вылетают, оставаясь на водоемах, где и кормятся. Такие «болотные» кряковые утки по сравнению с отъевшимися на хлебных полях обычно бывают менее упитаными. Все другие разновидности благородных уток и нырковые летают кормиться на наиболее богатые кормами мелкие заводи и плёсы.

Места, где регулярно пролетают по зорям эти породы уток, естественно, иногда отличаются от тех, где бывают перелеты кряковых. Чаще это перемычки между отдельными водоемами, займища на изгибах заболоченных рек, мысы, вдающиеся внутрь водоемов и т.п. Если на перелете приходится ожидать уток на воде, не лишне на плёс выбросить несколько чучел, окрашенных в летнее оперение уток, и высадить хорошую подсадную.

На утиных перелетах

В конце июля — начале августа в средней полосе России подросший утиный молодняк, вставший на крыло, начинает совершать по зорям перелеты с мест дневок на кормежку и наоборот. Местами жировок уткам служат хлебные поля, расположенные сравнительно недалеко от водоемов, на которых днюют утки, мелководные речные заливы и мелкие места болот и озер с илистыми отмелями.

В этих местах утки находят себе достаточно корма и жируют на протяжении всей ночи, до первых проблесков утренней зари. Едва начнет светлеть на востоке небо, птицы поднимаются на крыло и возвращаются на свои излюбленные укромные места дневки: в густые, труднопроходимые заросли тростника, на глухие заводи и в другие крепкие места. Там они проводят целый день: приводят в порядок оперение, плещутся в воде или, выбравшись на какую-либо кочку и засунув голову под крыло, спят.

В настоящее время, при полной разрухе в сельском хозяйстве, когда в нечерноземной полосе нашей страны уже поросли березовым мелколесьем давно не возделываемые поля, ни о каких хлебах, на которые должны вылетать кормиться утки, не может быть и речи! Наши утки сейчас кормятся на тех же самых водоемах, где и днюют, в подходящих мелких местах. Но великая вещь — инстинкт! Повинуясь ему, утки по зорям все равно поднимаются из тростниковых крепей и, разминая крылья, облетают водоем, подсаживаясь к своим сородичам, облюбовавшим какое-либо спокойное, кормное место. Если поблизости имеются еще несколько подходящих для жировки водоемов, утки не упустят возможности совершать туда перелеты, часто путешествуя от одного водоема к другому.

Успевать, не торопясь

При современном сильном прессе охоты утиные перелеты зачастую сводятся к тому, что утки после выстрела по ним начинают искать на водоеме укромное место и налетают на другого охотника, который, также стреляя по ним, вспугивает уток, сидящих поблизости и не желавших до этого подниматься на крыло. Эти утки, в свою очередь, налетают на следующих охотников, расположившихся на данном водоеме, и так далее. Вот такая получается утиная карусель! Особенно это хорошо заметно в первые два-три дня после открытия летне-осенней охоты. Затем утка становится так настегана, что даже при обилии ее на водоеме она очень неохотно поднимается на крыло, предпочитая отсиживаться в крепях. А уж если перелетает по водоему, то обычно в полной темноте, когда не то чтобы выстрелить, но и увидеть ее решительно невозможно!

Читать еще:  На личинку стрекозы

Когда большинство охотников после открытия охоты отъезжают по домам, на водоеме воцаряется тишина, и птицы через несколько дней заметно успокаиваются — в этих местах можно опять успешно охотиться.

Еще одно наблюдение. Каждый год, взяв отпуск, мы ездим на открытие охоты на огромное заболоченное озеро, затерянное в лесах Нижегородчины. В день открытия охоты, как только начинается канонада «из всех видов оружия» — и одиночными, и дуплетами, и очередями из полуавтоматов, — стаи уток, вспугнутые выстрелами, пометавшись какое-то время по водоему, в конце концов, видимо, испытав настоящий шок, пытаются найти тихие места либо покидают водоем. Охоту обычно открывают по времени задолго до захода солнца, следовательно, и до начала перелета как такового. В первые годы охоты на этом водоеме мы стремились быстрее, чтобы успеть ко времени открытия охоты, забраться в свои излюбленные, зачастую находящиеся далеко от берега труднопроходимые места. Постреляв в течение тридцати-сорока минут мечущихся по водоему уток, затем еще около двух часов сидели до сумерек в ожидании начала перелета, кормя многочисленных злых, давно соскучившихся по человеку комаров. Почти все утки — а их в этих местах, я скажу, немало — спешили покинуть водоем, чтобы возвратиться на него, так как водоем в большей части своей кормовой уже только в сумерках. Лишь тогда удавалась вторая часть представления с участием уток!

Понаблюдав за всем этим, мы на следующий год изменили тактику. Приехав на место, не торопясь разбивали лагерь, готовили ужин, кипятили чай, расчехляли оружие, в то время как другие соседи-охотники, побросав все свои вещи на месте стоянки и наспех собравшись, гребли на лодках, куда-то в глубь озера, к горизонту и второпях продирались сквозь густой тростник, спотыкаясь о кочки и затопленные пни, чтобы успеть к местам охоты.

Итак, лагерь у нас был разбит, ужин почти готов, через пятнадцать минут — начало охоты. Подхватив ружья и подпоясавшись патронташами, мы неторопливо занимали позиции на суше: кто в лагере, кто на соседних полянах, а некоторые — на широкой насыпи, по которой проходила дорога. По нашим многолетним наблюдениям, вся вспугнутая утка шла прямехонько через эти места, стремясь укрыться на небольших водоемах, располагавшихся на расстоянии нескольких километров от озера и мало посещаемых охотниками вследствие незначительного количества на них местной утки. Результаты первого вечера были такие: за полчаса охоты на сухом месте удавалось на каждого охотника взять уток столько же или даже чуть больше, чем на вечернем перелете! Нужно было только понаблюдать, куда и через какие места летят напуганные выстрелами утки, и выбрать выгодную позицию для стрельбы. Все битые утки падали на сухие, зачастую хорошо просматриваемые места либо в лес, что посветлу нам совсем не мешало добрать подранка, так как с нами постоянно находилась моя западносибирская лайка Ласка, хорошо работающая по утке и обладающая великолепным чутьем. Ни одной птицы при такой охоте не было загублено напрасно. Здесь присутствовал еще один положительный момент: после охоты в темноте не нужно было, выкалывая об острые сучья глаза и спотыкаясь о корни, развертывать палатки и готовить — все уже было сделано!

Первый опыт

Теперь, собственно, что касается самих перелетов. Охота на перелетах — самая первая охота, с которой начинали свой охотничий путь многие охотники. Эта охота очень интересна, захватывающа, но и трудна в плане стрельбы и выбора места. У меня было такое любимое место, где с наступлением густых сумерек практически все утки появлялись на фоне зари и налетали прямо «в штык» (мой любимый и самый легкий для меня выстрел), при этом летели они невысоко, со средней скоростью. Видеть меня утки не могли. Я удобно сидел, словно на стуле, на торчащем из воды затопленном пне и замечал их издалека над самыми метелками тростника. На другом пне, чуть позади меня, сидела моя собака, чутко поводя ушами и пристально всматриваясь вдаль, временами втягивая воздух своим влажным носом. За моей спиной находился широкий плес, и после выстрелов все утки падали на открытую воду. Собака моментально прыгала за ними и подавала битых птиц. Подранков я достреливал немедля.

У нас, в средней полосе, при охоте на перелетах добычей охотника могут стать различные породы уток. Из речных, или, как их принято называть, благородных, это кряква, серая утка, свиязь, широконоска, шилохвость и чирки — свистунок и трескунок. Из нырковых пород — гоголь, хохлатая чернеть и красноголовый нырок. Иногда добычей становится лысуха, по каким-либо причинам пожелавшая подняться на крыло. Несколько раз, стоя на перелете, доводилось случайно добывать вальдшнепов и вяхирей, а однажды — летящего вдоль берега по своим тетеревиным делам красавца-черныша!

Как-то очень давно прочитал, что утки начинают подниматься на крыло по очереди: сначала чирки, затем широконоски и свиязи и уже в абсолютной темноте — кряковые. Более чем за двадцать лет охоты на перелетах ничего подобного, никакой «живой очереди» стать трофеем у охотника я за утками не замечал! И чирки, сбившись в плотную кучу, могут пронестись в темноте, и кряковая налететь, когда солнце только скрылось за лесом. В общем, никакой очереди!

Поговорим о погоде

Занять место для стрельбы нужно заранее. Собственно, охота уже началась! Красный диск солнца едва коснулся своим краем верхушек сосен на далеком, едва различимом в легкой дымке противоположном берегу лесного озера. Ни ветерка и душно. Метелки тростника стоят неподвижно, не слышно его характерного шепота, разговора с ветром. Воздух звенит от роя толкущихся комаров. Слышно, как жуки-водолюбы, басовито прогудев где-то за спиной, с бульканьем шлепаются в воду. Возле затопленного ствола дерева, у самой травы, бьет крупная щука. Неподалеку стайкой охотятся окуни. Рыбья мелочь бисером рассыпается и, спасаясь от острых зубов, скачет по воде. Серая цапля, словно доисторический летающий ящер, скользит на широких, неподвижных крыльях по направлению к отмели. В светлом еще небе парят канюки, а над тростниками, то и дело опускаясь вниз и пропадая из виду, ищет свою добычу «волк тростниковых зарослей» — болотный лунь. Ондатра, выбравшись неподалеку на кочку, аппетитно похрустывает сочным стеблем кубышки.

А солнце между тем уже давно скрылось за лесом, позолотя своим светом вершины деревьев. Охотник смотрит на часы, и в это самое время стайка чирков, эта «чертова почта», вихрем проносится у него над головой и, рассыпавшись веером и круто заложив вираж, словно истребители на авиашоу, взмывает почти вертикально вверх. Тут же слышится в той стороне тяжелый дуплет, но куда там! Вспугнутая выстрелом утка с отчаянным кряканьем вырывается из камыша совсем рядом и, быстро работая крыльями, тянет над самыми метелками тростника куда-то вглубь озера. Эх, опять прозевал! Ну, что ты будешь делать! Вокруг уже слышатся частые выстрелы охотников. Видно, как метрах в двухстах правее после удачного дуплета две темные точки упали вниз. «Вот кто-то уже с полем!», — с тайной завистью думает охотник. А уже через некоторое время прямо перед ним — пять быстрых силуэтов длинношеих птиц. Быстрый разворот назад — и выстрел в угон… Утка, сложившись в воздухе, словно натолкнувшись на невидимую нить, комом падает в воду, подняв фонтан брызг…

Стрельба на перелетах во многом зависит от погоды. В ясную, солнечную погоду утки обычно летят высоко и достаточно быстро. Это не следует воспринимать как аксиому, и здесь бывают исключения. Все же наиболее благоприятная «утиная» погода — это пасмурная и теплая. Не повредит и мелкий, словно через сито, дождичек. В этом случае скорость и высота полета уток значительно снижаются. В таких погодных условиях утки часто перелетают после посадки на воду по водоему, не желая сидеть в одном месте.

И, собственно, охота

Стрелять уток нужно с таким расчетом, чтобы битая птица падала на чистое место. Хуже — в невысокую траву. В густом и высоком, как стена, тростнике даже с опытной лайкой или спаниелем найти и догнать подранка зачастую невозможно. Достреливать подранка нужно тут же, иначе он нырнет либо, отплыв, затаится, так что поиск его окажется бесполезным делом. Подранка, упавшего рядом с охотником, нужно достреливать, прицелившись в голову, чтобы на близком расстоянии не разбить птицу. И не надо пытаться в этом случае отходить подальше для выстрела. Зачастую это и невозможно сделать, а при попытке отойти подальше подранок в это время, как правило, скрывается.

На этой охоте маскировка нужна только посветлу, на начальном этапе перелета. Хорошо зарекомендовали себя костюмы и накидки типа «леший» и «кикимора». Когда сумерки сгустятся, достаточно встать так, чтобы позади охотника был какой-либо темный фон: куст, куртинка тростника и т. д. Упреждение по быстро летящей птице порой приходится брать значительное. Все наши утки — прекрасные летуны!

Помните, что на этой охоте категорически нельзя стрелять ниже или на уровне человеческого роста. При занятии места для стрельбы, если рядом с вами охотится ваш товарищ или посторонний охотник, необходимо обозначить себя, окликнув его. На эту охоту обязательно нужно брать с собой электрический фонарик — не столько для отыскания подранка или битой птицы (потому что в крепи это практически безнадежное дело), сколько для того, чтобы выбраться, не искупавшись, на берег. Если вы добирались до места охоты на резиновой лодке, то, преодолев глубокие места, не оставляйте ее на мелководье. Лучше подтащите ее поближе к себе, где вы обосновались для стрельбы, и замаскируйте в тростнике. Были случаи, когда в азарте, достреливая подранка, охотники простреливали свои же лодки или лодки своих товарищей, оставленные поодаль.

Для охоты на перелетах наряду с двустволками неплохо использовать полуавтоматы. Третий, а то и четвертый выстрел иногда бывает очень необходим. В начале сезона стрелять уток лучше патронами «дисперсант» с дробью № 8 или № 7 в нижнем (правом) стволе и контейнерными патронами, снаряженными дробью № 6 — в верхнем (левом). Утка в это время не крепка на рану, да и непуганая налетает зачастую очень близко. Крупные номера дроби понадобятся позднее — при стрельбе взматеревшей, сторожкой утки и пролетных нырков, одетых в одежду из густого пуха и плотного пера.

Читать еще:  Лукавая росомаха

Манок, если охотник им уверенно владеет, будет очень кстати, так как пролетающие стороной утки, иногда довольно далеко от охотника, охотно сворачивают на звук манка и подлетают на верный выстрел.

Охота на утренней заре мало чем отличается от вечерней. Но здесь охотнику желательно знать излюбленные места дневок уток и поджидать их в тех местах либо рядом с ними. Утки непременно вернутся туда. Эти места легко определить в начале охоты по множеству перьев на воде и кочках. Утренний перелет начинается с первыми признаками рассвета и заканчивается незадолго до восхода солнца.

Спустя неделю-другую после открытия охоты, когда охотничьи страсти потихоньку улягутся, а охотники будут меньше посещать угодья, при охотах на перелете можно успешно применять подсадную утку, а еще лучше — несколько уток. Для этой охоты предпочтительнее молодые утки. Осенью они охотно кричат и дают фору в этом «старкам» и «переходкам». Охота с подсадными иногда бывает очень добычлива, но стрелять приходится все-таки обычно влет, поэтому скрадок, если вы его делаете, должен быть с открытым верхом.

Большую помощь при охоте на перелетах могут оказать собаки: спаниели, лайки, опытные легавые. На мой взгляд, для добора подранка и поиска в крепких местах битой птицы лайки наиболее предпочтительны. Рослые, обладающие прекрасным чутьем, густой, теплой псовиной лайки очень охотно работают в воде, даже на позднеосенней охоте, когда другие собаки отказываются лезть в холодную воду. Естественно, после такой охоты собаку нужно тщательно вытереть сухой тряпкой, чтобы ваш четвероногий друг не простудился. Нужно отметить, что некоторые лайки к утке относятся с какой-то брезгливостью, при этом охотно подавая какую-либо другую битую дичь. При этом они азартно догоняют и ловят раненую утку, душат ее, но на этом все дело заканчивается. С большим трудом удается «упросить» таких собак подать вам добытый трофей!

Вячеслав Ососков, г. Нижний Новгород

На утиных перелетах

Охотники, любящие охоту с легавыми собаками на так называемую красную дичь, совершенно несправедливо, с пренебрежением относятся к охотникам-утятникам. Охота на уток у нас распространена наиболее широко. Там, где имеются какие-либо водоемы — озера, пруды, болота и водохранилища, обязательно водятся и утки. Для наших охотников охота на уток наиболее доступна.

Многим охотникам просто незнакомо все многообразие и сложность целого ряда видов охоты на уток, успех которой зависит от многих условий: сезона года и времени суток, когда производится охота, погодных условий, качества инвентаря (подсадные утки, чучела), рабочих способностей собаки, видов уток, на которых производится охота, знания их биологии и т.д., и т.п.

Известно, что на утиной охоте, как и на всякой другой, в одних и тех же угодьях за одно и то же время один охотник добудет значительное количество дичи, а другой — в несколько раз меньше.

Срельба уток на перелетах очень интересна. Подкупает сама обстановка, напоминающая прелестную тягу вальдшнепов. Перелеты уток происходят поздно вечером после заката солнца и рано утром, поэтому стрельба бывает не совсем проста. Недаром даже самые ярые противники утиной охоты снисходят до того, что не отказываются от приглашения поехать на хороший утиный перелет.

Ко второй половине августа, когда в средней и южной зонах открывается обычно летняя охота, молодые кряковые утки успевают уже достаточно подрасти и вместе со старыми начинают регулярно летать кормиться на поля, а в некоторых местах на богатые кормами болота, плёсы, заводи рек и озер. Ближе к осени, когда молодняк различных пород уток взматереет, такие регулярные перелеты на вечерних и утренних зорях начинают совершать и все другие разновидности благородных уток. Нырковые утки после заката солнца с мест дневок летят на обширные водные пространства, где они кормятся ночью.

Чем ближе к отлету, тем все дольше остаются утки на больших плёсах и, наконец, стабунившись, значительную часть суток проводят на открытых водоемах. На хлебные поля летают кормиться лишь кряковые утки, предпочитая всем другим зерновым культурам гречиху, просо, а если таковых поблизости нет, то летают на пшеницу и овес.

Успех охоты на перелетах всецело зависит от знания мест, где пролетают утки. Кряквы на дневку летят в свои излюбленные заболоченные, поросшие камышом, тростником и кустарниками, труднодоступные урочища и на глухие протоки и плёсы.

Если перед закатом солнца пробраться поближе к таким местам, то можно услышать, как где-то на болоте осторожно закрякает одна утка, ей деловито отзовется другая, третья, и, точно сговорившись, поднимется и пролетит над вами с характерным свистом крыльев один табунок за другим.

Становиться на перелете лучше всего там, где утки летят наиболее концентрированно, и так, чтобы битые птицы падали на сухое место, где их легче потом находить. Грузно шлепаются о землю сытые, тяжелые, отъевшиеся на хлебных полосах кряковые. Но находить их на болоте среди камышей и осоки нелегко. Поэтому на перелет не лишне брать с собой легавую собаку, лайку или спаниэля, хорошо подающих битую дичь. В этом случае ни одна убитая вами утка и подранок не пропадут зря.

Собака, которую вы будете брать на перелеты, быстро поймет свои обязанности: зорко следить за результатом каждого вашего выстрела и опрометью бросаться за упавшими утками. На утиных перелетах охотятся обычно только на вечерних зорях, так как утром с хлебов птенцы поднимаются как-то сразу и быстро уходят на места дневки.

Чтобы меньше затрачивать времени на разведку в новой местности, куда вы приехали на охоту, нужно хорошенько расспросить местных жителей, пастухов, а еще лучше связаться с охотниками, постоять на перелете в первую же вечернюю зарю. Там, где кряквы наносят хлебам значительный ущерб, колхозники с удовольствием в этом вам помогут. УТКИ. Шилохвость

В двадцатых числах сентября собрался я как-то за утками (дело было в Сибири) на речку Кудинку, в пойме которой среди камышей много проток и озер, где постоянно гнездилась масса различной водоплавающей дичи. У меня было несколько свободных дней, поэтомуеуервый день я решил потратить только на разведку. По пути к месту охоты на широком лугу я увидел табун скота. Из-за кустов вился сизый дымок костра. Было прохладно — в воздухе чувствовалось уже дыхание приближающихся заморозков.

У костра грелись старичок-пастух с подпаском. На мой вопрос, где еще остались неубранные хлеба и где по зорям больше летает уток, старик толково рассказал, что хлеба убрать успели вовремя и только у Гусиного озера остались еще невывезенные суслоны совхозной пшеницы. На том Гусином озере я не раз по веснам охотился на гусей, поэтому, поблагодарив пастуха, я направился дальше. Было уже около трех часов дня, поэтому я решил добраться до места, чтобы до вечера успеть все осмотреть и подготовиться к вечерней заре.

Когда до совхозных полей оставалось уже меньше километра, я издали увидел табунки кряковых уток голов по тридцать-сорок, перелетавших в направлении Гусиного озера, скрытого еще за холмом. Поднявшись на бугор, я увидел, что среди обширной площади совхозных полей лишь в одном месте, невдалеке от Гусиного озера, на значительном участке поле было уставлено суслонами спелой пшеницы. Издали было видно, как над суслонами все время вились табунки уток. Одни снижались на полосы, другие снимались и летели за Кудинку на озера.

Охотники, вероятно, замечали, что ближе к осени в пасмурные дни утки летают на поля кормиться в течение всего дня. Объясняется это отсутствием пернатых хищников, которые в пасмурную погоду не летают, боясь дождя. В ясную солнечную погоду они кормятся только по зорям: вечером и рано утром.

В бинокль я увидел, что особенно много уток снижается на одном конце поля, ближе к Гусиному озеру. Когда я стал подходить к суслонам хлеба, много крякв снялось с поля и большими стаями улетело в сторону Кудинки. Быстро соорудив из бабок пшеницы скрадок, ничем не отличающийся от соседних суслонов, я положил около себя сумку с патронами и стал ждать. Не прошло и пяти минут, как я увидел, что со стороны речки в мою сторону летит большая стая уток. Сверкая белыми подкрыльями, с густым деловитым кряканьем, проходили утки надо мной. Они меня заметили, но было уже поздно: три выстрела из браунинга оборвали полет нескольких грузных, отъевшихся крякв. Остальные, взмыв кверху и учащенно махая крыльями, поспешили улететь.

Скоро опять налетел табунок крякв и, сделав облет, над самой землей пошел на посадку. Когда они были уже шагах в двадцати, я успел сделать по ним четыре выстрела, и шесть крякуш закувыркались по стерне.

Вдоволь настрелявшись по налетавшим на меня, точно из рога изобилия, грузным, тяжелым кряквам, я дал возможность нескольким табункам сесть на пашню, чтобы понаблюдать за ними во время кормежки. Опустившись на землю, вытянув шейки, весь табунок несколько секунд сторожко оглядывал полосу: нет ли какой опасности, и затем быстро, деловито устремлялся к суслонам хлеба. Покрякивая, «переговариваясь» между собой, точно так же, как и обычные домашние кряковые утки, они начинали торопливо, жадно обирать—выщелачивать из колосьев спелые зерна. Когда же я вставал у них на виду во весь рост, они моментально, точно подброшенные пружиной, «колом» взмывали вверх, но выстрелы настигали их, и несколько уток упали.

Кормиться зерном на поля летают не все кряковые утки. Некоторые, гнездящиеся по глухим заболоченным урочищам, на хлебные полосы совсем не вылетают, оставаясь на водоемах, где и кормятся. Такие «болотные» кряковые утки по сравнению с отъевшимися на хлебных полях обычно бывают менее упитаными. Все другие разновидности благородных уток и нырковые летают кормиться на наиболее богатые кормами мелкие заводи и плёсы.

Места, где регулярно пролетают по зорям эти породы уток, естественно, иногда отличаются от тех, где бывают перелеты кряковых. Чаще это перемычки между отдельными водоемами, займища на изгибах заболоченных рек, мысы, вдающиеся внутрь водоемов и т.п. Если на перелете приходится ожидать уток на воде, не лишне на плёс выбросить несколько чучел, окрашенных в летнее оперение уток, и высадить хорошую подсадную.

Источники:

http://tverhunter.ru/index.php/home/598-perelety.html
http://www.ohotniki.ru/editions/oir/article/2013/07/05/639062-na-utinyih-pereletah.html
http://www.ihunter.ru/encyclopedia/books/okhota-po-peru-v-v-ryabov/strelba-utok-na-pereletakh/
http://www.oir.su/anons/23-08-2011-na-utinykh-pereletakh
http://aljapkin.ru/index/strelba_utok_na_pereletakh/0-400

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector