0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

На барсука с таксой

Охота с таксой на барсука, лису

Таксы относятся к древнему типу собак по богатству охотничьих инстинктов и являются одним из самых удачных опытов человека в выведении животного – сотрудника и помощника.

У такс чистых охотничьих линий инстинкт работы так силен, что перевешивает тягу к удобству и комфорту.

Такса отличается разнообразием охотничьих талантов. Ее главная обязанность – работа в норе, но так же успешно таксы охотились на мелких грызунов, использовались в качестве тихоходной гончей, удобной тем, что зверь, который уходит от погони со скоростью преследователя, не спешит убегать от таксы со всех ног, что дает возможность пешему охотнику настигнуть его. Благодаря острому нюху таксы использовались как ищейки, заменяли ретриверов для работы по кровяному следу при отыскании подранков.

Таксы не боятся воды, поэтому они могут вместо легавой быть приучены к аппортировке добытой водоплавающей дичи. А сильный инстинкт охраны территории, бдительность, отличный слух, мгновенная реакция, умение распознавать опасность и бесстрашие позволяют таксе быть хорошей сторожевой собакой. Вот сколько «специальностей» у маленькой собаки!

При охоте на норного зверя такса незаменима из-за своего характера. Она сочетает смелость и благоразумие, предпочитает выгнать зверя из норы, а не рвать его, что важно при промысловой охоте на лису, у которой ценна как раз шкура, которая может пострадать в схватке со слишком горячей собакой. Таксы упорны и вязки в работе, но при этом достаточно умны и осторожны, чтобы избегать травм и покусов.

Хорошая собака, натасканная и обученная, стоит дорого, хоть в денежном эквиваленте, хоть в пересчете на время и силы дрессировщика. Поэтому любой охотник предпочтет собаку невредимой возвращающуюся из норы той, которая выползает израненная, с серьезными травмами, хотя и добывшая зверя. Охотничий сезон короток, и нужно работать, а не лечить чрезмерно увлекающуюся борьбой собаку.

Чрезмерные горячность и злобность у такс всегда считались недостатком. Охотники ценили осторожных и умных собак, настойчиво преследующих зверя, висящих у него на хвосте с непрерывной подачей голоса при преследовании.

Охота с таксой на барсука

Сама охота с таксой по норному зверю мало изменилась за последние 130 – 160 лет. Вот как охотились в 18 – 19 веке. С таксой предпочитали брать лису. Она не так опасна для собаки, как барсук. И тогда, и сейчас такс, бравших барсука, было немного. Барсук – животное крупное и очень злобное, его труднее найти в норе и заставить выйти оттуда, так как норы у барсуков огромные, с множеством ответвлений, переходов и «этажей».

Они роют новые ходы и подземные помещения по мере того как прежние приходят в негодность, загрязняются или начинают осыпаться. Частенько старая нора барсука превращается в «коммунальную квартиру», в которой живут самые разные звери – от мышей до лис. Кроме основного выхода, в барсучьей норе всегда есть несколько запасных, расположенных довольно далеко от входного отверстия. Справится с барсуком и выгнать его под выстрел может только опытная, сильная, отважная и умная собака.

Охота с таксой на лису

Охота с таксой на лису проще. Она предпочитает не вступать в схватку с собакой, а путает ее, отрываясь от преследования в норе, или залегает, пережидая атаку. Лиса всегда являлась для охотников более желанной добычей из-за ценности шкуры. К тому же обилие лис недалеко от хозяйственных угодий человека грозило убытками в поголовье домашней птицы. За лисой отправлялись вдвоем. Охотник с таксой всегда брал с собой помощника, вооруженного лопатой, киркой, специальными щипцами, а также сетями, которые вставляли в отверстия норы, чтобы заблокировать все выходы, кроме одного.

Охотились в дождливую, ветреную погоду, когда лисы охотнее прячутся в норе. К обнаруженной норе подходили с наветренной стороны, не производя шума. Собака должна была вести себя очень тихо, не повизгивать, не лаять, не выдавать ничем присутствия охотника. Все отверстия, которые могут служить выходом из норы, закрывали сетями, утяжеленными по краям вшитыми пулями, чтобы зверь не прорвался, а запутался в них. Одно отверстие оставляли открытым и в него запускали собаку. Такса поноривалась и быстро обследовала возможные укрытия лисы. Охотники внимательно слушали.

Если собака быстро возвращалась из норы, не подав голоса, заключали, что зверя нет, и шли обследовать следующую нору. Если же собака отдавала голос, охотники в буквальном смысле залегали, приложив ухо к земле, и внимательно слушали, как работает собака. Одновременно помощник начинал раскапывать нору, горяча и подзадоривая этим собаку. Такса должна была преследовать лису в норе, не отставая, непрерывно отдавая голос, и загнать зверя в тупик, откуда их вместе откапывали, или настойчивым преследованием, пощипыванием и лаем заставить лису выскочить из норы в приготовленную сетку-кошель перекрывающую выход.

Для работы под землей использовали взрослых собак. Знатоки особо отмечали, что хорошая такса не должна быть слишком крупной или слишком мелкой. Собака предпочиталась сильная и неутомимая. Если охотились в местах с рыхлой почвой, старались использовать более крупных и сильных такс, которые задерживали зверя в тупике, пока их откапывали охотники. В местности с каменистой почвой, где копать неудобно, предпочитали более мелких, ловких, злобных такс, которые настойчивым преследованием заставляли лису покинуть нору.

Всегда предпочитались собаки, которые не стараются вступить в схватку с лисой, даже если они способны взять ее правильно, загрызть и даже вытащить из норы, а те, которые избегая прямого столкновения, нудят зверя до тех пока, он не выскочит из норы. Такса, сев на хвост зверя, уже не должна была покидать нору, даже будучи раненой. Охотиться с таксами начинали не ранее, чем им исполнится год, хотя опытные норники знали, что часто собака готова к охоте не ранее полутора – двухгодовалого возраста.

К концу 19-го века в европейских странах уменьшилась площадь угодий, где охотились с гончими. Поэтому все чаще использовали таксу как гончую под пешего охотника. Таксы были хороши тем, что гнали зверя медленно, но, не загоняя его в азарте слишком далеко от охотника. Благодаря отличному нижнему чутью они легко брали след, настойчиво шли по нему, способны были отдать голос, если видели зверя, то есть шли по–зрячему. Охотникам нравилось, что зверь не боится таксы, подпускает ее довольно близко, уходит от собаки не торопясь, что давало возможность пешему охотнику догнать зверя и подойти достаточно близко для выстрела.

Как гончая, такса использовалась для охоты на кролика, куницу, выдру, хорьков, горностаев, лесную козу, даже кабана. Таксы отличались терпением, при промахе охотника по первому разу легко находили свежий след и указывали новое местонахождение зверя. Универсальность таксы заключалась в том, что она не была приспособлена только к каким-либо строго определенным условиям охоты.

За кроликом и зайцем собака шла по чащобе и густому кустарнику, в лесу она останавливала кабана, облаивая и увертываясь от зверя, пока охотник не подкрадется и не выстрелит; преследуя выдру, такса шла в воду; куниц и горностаев загоняла на дерево, как лайка, и облаивала до подхода охотника. Хотя охотники уже тогда отмечали, что универсальность таксы идет несколько в ущерб ее основным способностям как норной собаки, все же охотно использовали как замену целой рабочей стае. Л.П. Сабанеев отмечал, что такса «легко может быть приучена исполнять обязанности ищейки и ретривера, приносить убитую птицу с воды, отыскивать раненого или убитого зверя и лаем оповещать хозяина».

Сейчас с таксой охотятся в основном на лису, енотовидную собаку и барсука. На барсука охотятся только там, где численность этого животного достаточно велика. Охотников обязывают восстанавливать раскопанные барсучьи норы. В России в некоторых регионах раскапывать норы с последующим восстановлением разрешено, а вот в Беларуси и Украине такой способ добычи барсука запрещен, так как барсук здесь стал редким животным.

Большая охота

С таксой на барсука

Такса — отличная помощница на охоте

Многие охотники мечтают о норных собаках. При этом лучшими из норных для охот на барсуков считают такс, а на лисиц –фокстерьеров и еще в большей степени ягдтерьеров. Хотя хорошо зарекомендовали себя и скотчтерьеры и вельштерьеры. Подробнее об особенностях такой охоты мы расскажем в нашей сегодняшней статье.

Особенности таксы и её преимущества на охоте

Такса, в силу своего роста и телосложения, находится в наивыгоднейшем положении в барсучьей норе. Она в прямом смысле бегает по просторным коридорам барсучьей норы, в то время как, особенно фокстерьерам, ничего не остается, как ползать. Это только вход в нору такой широкий, что человек может залезать, а внутри есть такие участки, где только таксе свободно проходить, не то что барсуку. Барсук в таких коридорах буквально протискивается. Почему в норе есть такие участки и почему барсук их не расширяет, для охотников остается загадкой.

Теперь представьте ситуацию: барсук, отступая, строит за собой преграду, собака в погоне отгребает эту землю под себя, то есть просто закапывается, и только у самого потолка остается узкая щель. Дойдя до котла или жилой камеры, барсук вновь становится маневренным и переходит к глухой защите с контратакой. Атакуемая собака, если это, допустим, фокстерьер, находится в лежачем положении, передние лапы вытянутые вперед. Повернуться некуда, развернуться никак, сзади тупик. Вывод делайте сами. Так погибла не одна прекрасная собака. «Трудно было слушать, как барсук, шипя и фырча, треплет, как тряпку, уже переставшую стонать собаку, а помочь никак», — чуть ли не со слезами на глазах рассказывает один из охотников.

Но с таксой такой номер не пройдет. При опасности она обязательно разворачивается на пятачке и с поразительной скоростью протискивается через оставшуюся щель, как змея, и снова кидается в атаку. Конечно, не бывает правил без исключений, есть владельцы терьеров, удачно охотящихся на барсуков со своими собаками. Но, увы, это исключения. И такса, хотя работает нос к носу с барсуком, при нападениях противника умудряется отскочить назад. Эта реакция всегда поражает охотников.

С охоты такса возвращается с одной или двумя царапинами на морде от когтей барсука или вообще без оных. Известно много рассказов о том, что барсук обходит собаку сзади и закапывает ее. Но это кажется маловероятным, зная особенности поведения такс на охоте.

Нужна ли таксе мёртвая хватка

Такса с барсуком в норе

Везёт тем охотникам, чья собака не работает мертвой хваткой. Может, кому-то приятно, когда на испытаниях собака красиво берет зверя по месту и получает диплом 1 степени. Но что произойдет на охоте, где крышку не откроешь, а барсук в три раза тяжелее собаки, он в своем доме, вооружен намного лучше, сильнее… Неизвестно еще, чья возьмет. Фоксы и ягдтерьеры отличные боевики! Они без страха лезут в драку и, как правило, или задавят лисицу, или выживают ее из норы благодаря своему весу, силе и храбрости. Но то, что отлично с лисой, то ужасно плохо с барсуком. Собаки или гибнут, или выходят с такими увечьями, что на месяц выходят из строя. Для практической охоты многие опытные охотник категорически не одобряют мертвую хватку.

Говорят и пишут, что на охоте с норными без вскрытия норы барсука добыть невозможно. Изредка встречается информация, что собака все таки выгоняет барсука. Кстати, о весе барсука. Рассказывают, будто пойманный зверь бывает величиной со здоровую свинью и весит минимум 30, максимум 40 кг (был даже 50-килограммовый). Но в действительности эти цифры сильно преувеличенны.

Читать еще:  Активная ловля леща на безнасадочные мормышки

Особенности охоты на барсука

В охоте на барсука с таксой желательно участие трех человек. К норе следует подходить тихо, чтобы появление собаки в норе было для барсука полной неожиданностью. Так же ведут себя при охоте на лису. Известны случаи, когда барсуки выскакивают стразу же после запуска собаки. Обычно после запуска в течение 20 минут желательно стоять с ружьем и быть готовым к появлению барсука. Побегав по коридорам с собакой на хвосте, некоторые барсуки покидают нору (вот тут здорово иметь лайку или гончую), то ли для того, чтобы уйти к другой норе, то ли чтобы просто спастись бегством, то ли чтобы разобраться с незваным гостем на поверхности. Есть много информации, что не собака выгоняет барсука, а барсук собаку и попадает при этом под выстрел.

Далее охотники тщательно выслушивают каждый метр земли в радиусе 8-10 м, чтобы определить, где находится собака. Лай слышен даже с глубины двух метров и более. 20 минут вполне достаточно, чтобы или выгнать барсука, или прижать его к стенке. Барсуку во время беготни, особенно в узких коридорах, от таксы достается основательно. При определенном опыте по лаю собаки легко определить, что происходит под землей. В узких коридорах собака вцепляется в зад барсука, и тот шипит от ярости. Или можно услышать, как собака в исступлении лает, чтобы не пустить барсука из жилой камеры, а тот злобно хрюкает, слыша, как сверху, копая, идет к собаке подмога. Всего словами не предать.

Выяснив, что барсук прижат к стенке, охотники начинают рыть колодец диаметров 1-1,2 м (шурф) чуть сзади собаки. Для копания лучше брать одну штыковую, одну совковую и одну американскую (немного изогнутую) лопату. Последняя очень удобна для такой работы. Если таковой нет, ее можно заменить штыковой. Когда земля мягкая, можно работать втроем.

Черенки лопат должны быть короткими и быстросъемными (особенно у совковой лопаты). Для подрубания корней нужен топор и лом с приваренным на конце топором, каким обычно пользуются дворники для колки льда на тротуарах. Этим ломом легче пройти слой почвы, состоящей из песка, гравия и глины. Редко когда этого слоя не бывает, только толщина его бывает разной. Копать такой слой трудно, поэтому двое копают, один отдыхает, потом заменяют одного из копающих, который в свою очередь заменяет третьего.

Можно идти на эту охоту и двоим, но при этом резко падает результативность и скорость работы, да и выдохнешься так, что врагу не пожелаешь. Дальше идет слой глины. При приближении к норе цвет глины меняется, он становиться светлее и суше. Тогда берут заостренный железный прут с рукояткой, которым определяют точное расположение коридора. После вскрытия норы нужно достать собаку. Если барсук сидит близко, что определяется при помощи фонаря, то после выстрела можно достать его либо петлей, закрепленной на палке, либо пустить вновь собаку. Несмотря на свой небольшой рост и вес (вика весит семь килограммов), собака умудряется рывками вытаскивать барсука, который тяжелее ее в 2,5 – 3 раза. Но есть и другой выход, который удобен еще в том случае, если барсук сидит за поворотом или гнездо расположено пол уклоном. После того, как убирают собаку, ход в противоположную сторону от барсука немного присыпают землей, чтобы он стал еще более узким, но проходимым, если, конечно, уже не полузасыпан землей, которую за себя отгребала собака. После этого необходимо сохранять полную тишину и встать так, чтобы выходящий барсук не мог видеть стрелка.

Не пройдет и пяти минут, как барсук попытается перейти с опасного места. При несоблюдении какой-либо из вышенаписанных рекомендаций после вскрытия норы барсук уйдет в основную часть ее, и тогда поимка зверя затруднится. Барсук будет обходить тупики, кружить, убегать от каждого нового луча света. А как подумаешь, что нужно рыть второй колодец, сразу же пропадает всякое желание ловить этого барсука. К тому же рытье очень вредно для норы.

После поимки барсука над потолком норы горизонтально вбивают колья, чтобы сохранить целостность ее. Сверху колодец засыпают вырытой землей. При правильно проведенной охоте на следующий год в этой норе вас снова будут ждать барсук.

Требования к выбору таксы для охоты

Для подобной охоты нужна злобная вязкая собака. Например, такса. После охоты ей необходимо прочистить глаза и дать попить. Стрелять в барсука во вскрытой норе можно дробью любого номера, по угонному – из двухстволовка №00 и №000.

Охота с таксой на лису в норе

Хорошая такса поможет и в поимке лисы

Несколько слов об охоте на лису. Лис ловим так же удачно, как и барсуков. Только никаких земляных работ, разумеется, не проводим. С лисой такса работает несколько иначе – вступает в схватку. Ну а если уж попадается сильная и злобная лиса, которая не хочет выходить из норы, то что же тут поделаешь. Остается только сидеть и проклинать вязкость собаки. Все же, что ни говори, а по лисе нужны собаки, больше лезущие в драку.

Сегодня мы с вами рассмотрели особенности охоты с таксой на барсука в норе. Надеемся, наши советы и рекомендации помогут охотникам. Нам будет интересно услышать ваши истории. Делитесь своим опытом.

Статья подготовлена по материалам, взятым из свободных источников.

Читайте также о

This entry was posted on Воскресенье, Декабрь 24th, 2017 at 3:36 and is filled under: __Тонкости целевой охоты

Охота с таксой на барсука

На норной охоте таксы работают еще с 18 века. Чаще всего с таксой предпочитали брать лису. Она не так опасна для собаки, как барсук. И тогда, и сейчас такс, бравших барсука, было немного.

Чем опасен барсук?

Барсук – животное крупное и очень злобное. В длину барсук способен достигать 90-100 см, при этом масса самцов доходит до 35 килограмм, а самок – до 20. Справится с барсуком и выгнать его под выстрел может только опытная, сильная, отважная и умная собака.

Когда и зачем охотятся на барсуков?

В конце осени или в первые месяцы зимы барсуки впадают в спячку и становятся менее опасными. В сентябрьские и октябрьские дни наступает пора охоты на барсуков. В эти месяцы в одном животном может содержаться до 5 килограмм жира. Барсучий жир особенно ценится как лекарственное средство. Его с успехом применяют для борьбы с туберкулезом и другими болезнями.

Нора барсука

Барсука трудно найти в норе и заставить выйти оттуда, так как норы у барсуков огромные, с множеством ответвлений, переходов. Некоторые барсучьи норы занимают три или даже больше этажей.

Барсуки роют новые ходы и подземные помещения по мере того как прежние приходят в негодность, загрязняются или начинают осыпаться. Частенько старая нора барсука превращается в «коммунальную квартиру», в которой живут самые разные звери – от мышей до лис. Кроме основного выхода, в барсучьей норе всегда есть несколько запасных, расположенных довольно далеко от входного отверстия.

Как определить что в норе живет барсук

Осмотрите нору барсука перед предстоящей охотой. Опытные охотники осматривают норы ранней весной, когда снег уже спал и рядом с норой видны выброшенный мусор и старая подстилка барсука. Чтобы не спутать нору барсука с норой другого какого нибудь животного, например енота или лисицы, Вы должны знать, что барсук питается дождевыми червями и корнями деревьев и кустарников, поэтому оставляет на земле «околки»- маленькие ямочки глубиной 15-20 см, ведущие длинными тропинками от его норы. Лаз расширен, а перед входом канавка, появившаяся за счет того, что животное чистит жилище.

Барсук чистоплотный зверь, поэтому продуты жизнедеятельности оставляет за пределами норы, выбирая место, устраивая для себя своеобразный «туалет». Если рядом с норой, следы не четкие, то скорей это «ложная нора», тут зверь обитает временно и лишь иногда приходит. Другое дело, если для охоты Вы выбрали позднюю осень, следы возле норы не четкие, то скорей всего барсук ушел в зимнюю спячку. Перед спячкой, барсук закрывает вход в нору своеобразным «шаром» из травянистых растений.

Почему мы выбираем для охоты на барсука таксу?

Для охоты мы выбираем «норную собаку» породы «Такса обыкновенная». Наш выбор не случаен. Физические природные данные просто созданы для норной охоты. У таксы: короткие ноги, длинное тело. Эта порода считается самой злобной и вязнет(не отступает, несмотря на раны, нанесенные зверем) когда зверь атакует. Несмотря на злобность, она податлива и при приказе отступать, слушается своего хозяина, в отличии от других пород норных собак(ягдтерьер, лайка, фокстерьер). Охота на барсука опасна тем, что в норе могут находиться два зверя, тогда такса зажатая с двух сторон, может не выйти из норы во время охоты. Обучать таксу охоте нужно с раннего возраста, для этого нужно брать молодую неопытную таксу на охоту вместе с опытной. Также можно научить таксу норной охоте в специальных тренировочных базах, созданных специально для этого, на базах имеются искусственные норы с дикими барсуками.

Такса самая старая из пород охотничьих норных собак, выведенная в южной Германии, эта порода была любимой собакой немецких дворян, которые с удовольствием брали её именно для охоты на барсуков. Её предками считают коренастых и низкорослых гончих собак — поэтому таксе свойственно подавать целую систему голосов при ведении охоты, где она проявляет интеллект, храбрость и охотничий кураж. Поэтому, если Вы сомневаетесь в выборе норной породы, то эта статья не оставит у Вас никаких сомнений в том, что такса просто идеальный выбор для такой редкой и интересной охоты.

Берите с собой при возможности опытного охотника, у которого такса побывала на такой редкой охоте(норная охота вообще является редкой, потому, что барсук занесен в красную книгу и такая охота запрещена во всех странах, кроме Литвы, где охота на такого зверя разрешена один месяц в течение года). С наставником Вам будет легче находить норы обитания барсуков, а его опытная такса будет учить вашу собаку(желательно тоже берите на охоту именно таксу) всем нюансам этой охоты.

Для охоты нам понадобится лопаты с ручками разной длины, мелкокалиберная винтовка, петля(в случае, живого отлова или вытаскивать таксу из норы), топор, фонарь, и еда. Из одежды помимо теплой одежды, берем непроветриваемые ветровки, потому, что придется много копать.

Охота на барсука с таксой

Подъезжаем к угодью после тщательного осмотра, основную работу сделает такса, нам только останется откопать и добыть барсука. Наличие следов возле норы не гарантирует удачную поимку зверя. Обязательно снимите ошейник с таксы перез запуском в нору. В подземном пространстве большое число разнообразных корней, которые цепляются за ошейник. Выпускаем таксу, такса сама найдет нору.

Тупик — это основное место жилища барсука, туда обычно такса и загоняет зверя. Если тупик при откапывании будет находиться под корнями деревьев, то понадобится топор. Оружие нужно мелкого калибра, для того, чтобы не испортить мех. Выстрел производим с близкого расстояния. Стрелять, нужно лишь тогда, когда точно знаешь, где находится такса. В норе всегда темно, зверь постоянно в движении, поэтому перепутать таксу с барсуком может каждый. Поэтому выстрел не торопимся делать, иначе такса может погибнуть от вашего же выстрела.

Читать еще:  Спаниели как люди

Такса давно уже в норе и работает активно, из под земли слышится её лай. Пробуем определить местонахождение таксы. Прислоняем ухо к земле и слушаем. Конечно трудно, определить местонахождение таксы в норе, тогда стукаем лопатой по земле или по дереву в зависимости от ситуации и собака чуя, что хозяин рядом начинает громко лаять и бить хвостом по стенкам норы.Слушаем снова, чтобы точно определить местонахождение таксы. Определившись, копаем за таксой — иначе можем копать целый день и охота будет нулевая. Откапываем и прислушиваемся, когда лай начинает звучать более приближенно и отчетливо, начинаем приказывать таксе взять зверя.

Барсуков нужно раскапывать за таксой, если выкапывать его над барсуком, то он может выпрыгнуть и убежать. Еще один вариант — вытаскиваешь таксу из норы и ждешь, когда барсук покажет морду и стреляешь.

На барсука с таксой

Барсук — желанный охотничий трофей для многих охотников, поскольку его мясо и жир обладают достаточно высокой стоимостью и целебными свойствами, употребление которых помогает людям при лечении различных заболеваний.

Мы используем для этого гладкошерстных такс, уступающих ягдтерьерам по злобе, не делающих хваток. Они загоняют барсука в тупик и облаивают его, дожидаясь прихода хозяина с лопатой. Барсучьи норы у нас обычно расположены в глубоких дренажных каналах, вырытых много лет назад возле лесополос, в лесополосах, и просто вырытых среди поля. К концу октября — началу ноября, нагуляв на полях достаточно жира, семья барсуков собирается в норе.

В один из таких прекрасных осенних дней Михаил Хилько со своим братом Александром пригласили нас на охоту на барсука, который в прошлом году покалечил его собак. Он считает его своим врагом, которого необходимо наказать. На Сашином УАЗе подъехали к одной из лесополос. Михаил, выйдя из машины, прокомментировал: «Приехали мы на нору, так называемая «кормилица», я ее знаю более 20 лет.

Здесь было добыто зверя немерено, она неглубокая и всегда практически в ней есть зверь — лисица и барсук. Это старая поливная система, труба метров двести, от которой в разные стороны отходят отводки. Сейчас посмотрим, кто тут живет». Пестрядина Сергея посылаем с ружьем к перелому трубы, а Михаил из ящика достает свою таксу: «Это Тана Мисси, семилетняя сука, ее вотчина, еще в шестимесячном возрасте она из этой трубы выгоняла под выстрел лисицу». Пока Миша запускал собаку, я бегом к Сергею. Однако через некоторое время из пролома трубы показалась собака — зверя нет, хотя все признаки его присутствия есть. «Так что, Михаил, кормилица не захотела тебя сегодня покормить», — говорю я подошедшему Михаилу.

«Буду ходить голодным», — отвечает он. — «Здесь чуть дальше по лесо­полосе есть еще нора, похолодало, и, может быть, он там». «Ты же ему одеяло и теплые носки не принес, вот он и ушел», — продолжил Пестрядин.
Проверили и ту нору — пусто. «Мне кажется, что ты, Миша, водишь нас по местам своей боевой славы», — говорю я ему. «Вы же просили кино, будет вам кино, кстати, через соседнее поле еще одна нора», — не унимается Михаил. Переезжаем туда. Да, скорее всего, он здесь, рядом убранное поле подсолнечника, на которое со стороны норы набита тропа. «Я же говорил, что найдем мы барсука, в этой округе я знаю все норы, если там его нет, будет сидеть в другой норе», — с облегчением выдохнул Михаил. «Тут нора вековая, каждый год его здесь берут и каждый год он приходит сюда». Нора находится на противоположной стороне канала, с входом в нору внутрь лесополосы. Хотя и прошел ночью небольшой дождик, у входа в нору на поверхности много сухой земли, на которой четко отпечатались следы барсука. Зверь на рассвете вычищал нору, и он на месте! Решено было запустить первой молодую суку Брунхильду, пора. Прослушали ее в самом верхнем месте, на бугре, пусть поработает.

Мы за это время, чтобы не нарушать традиций, перекусим и «покормим лопату». На этот раз бог послал нам палку сервелата, хлеб, лук, пару запеченных в духовке диких уток, шматочек сальца, полтора десятка сваренных всмятку яичек, квашеной капусточки, помидорчики, огурчики и два термоса чая с пирожными. Для кормления лопаты на нее выливаем кружку чая и сверху — ломтик сала с хлебом. После такого «легкого перекуса» не хочется даже смотреть в сторону норы. Все, что надо для удачной охоты, соблюдено, прибираемся с харчами и идем к норе. На самом верху бугра, под землей, доносятся глухие стуки и рычание собаки, глубоко, наверняка больше трех метров, нет смысла начинать шурф. Необходимо менять эту собаку, чтобы дальше пробить зверя.

Сука в это время вышла из норы, пришла очередь запустить Шайтана — восьмилетнего «пенсионера» гладкошерстной таксы. На его счету не один десяток добытых барсуков. Он без задержек вошел в нору, минут через пятнадцать мы его прослушали внизу за бугром, возле корня толстого ясеня, метрах в двенадцати от входа. Это наверняка тупик. Лай и глухие стуки прослушиваются на глубине не более полутора метров. Еще раз внимательно прослушиваем место для шурфа, расчищаем от сухих веток и листьев. Как обычно, я прокапываю первый штык, как говорят хлопцы, чтобы было не с кого спросить за правильность определения места и размеров шурфа. После первого штыка собаку прослушиваем на том же месте — хороший признак, обычно, если барсук не в тупике, он уходит дальше.

Продолжаем по очереди копать, стуки и лай собаки прямо под ногами, прошли уже больше метра. Углубились еще на два штыка. Михаил открывает в правом углу шурфа нору над собакой, Шайтан выглянул в пролом и, ободренный поддержкой, рванул вперед. Сразу же за ним обрушиваем свод норы и закрываем его землей. Все нормально, барсук на месте, и он изолирован от основной норы. Можно убирать собаку, но под ногами глухие удары и неистовый визг кобеля — попал под раздачу. Через некоторое время он выглянул, с левой стороны морды видна глубокая рваная рана. «Ого, его наверняка зашивать надо», — проговорил Сергей. «Скорее всего когтями ударил», — добавил Михаил. Вытаскиваем его за шиворот и убираем в машину, я быстро настраиваю петлю к выходу из тупика, однако барсук не появился. Запускаем второго кобеля Кузьму, его лай доносится из левого угла шурфа. Раскапываем и вычищаем оттуда землю, хвост собаки виден в проеме. На сегодня хватит травм у собак, вытаскиваем Кузьму за хвост.

При свете фонаря, за небольшим углублением, в метре виден хвост барсука. Далековато, рукой не достать. «Была бы рука два метра длиной, — говорю я хлопцам, — достал бы, а так придется еще покопаться в земле». Расширяем тоннелем пролом, чтобы можно было поместиться в нем и удобнее вытаскивать зверя. Принимаю решение применить свой проверенный способ — полностью забросать барсука землей, он будет откапываться и придвинется поближе.
Так и вышло, барсук, выбрасывая из норы землю, показал свой хвост, я быстро нырнул в тоннель и ухватил его правой рукой. Кричу хлопцам, чтобы помогали мне его тащить. Хорошо, что в хвосте у барсука оказалось много репьев, удобнее держать, не выскользнет.

Его необходимо тащить не сразу, а брать на измор, держать в постоянном натяжении, и только тогда он потихоньку пойдет. Упираясь в землю лбом, левой рукой подхватываю ему заднюю ногу, пока он в узкой норе, это безопасно, и так потихоньку, задним ходом на локтях, подтягиваю его к выходу. Это как тянуть автомобиль, вроде идет, а вроде и нет. Силы у барсука да и у меня тоже уже на исходе. Я уже выбрался из тоннеля внутрь шурфа, барсук начинает подворачивать ко мне голову, бросаю его ногу и вытаскиваю наружу. Это достаточно крупный и взрослый зверь. По моей просьбе Саша спустил ящик вниз. Держа на весу барсука между ног, пытаюсь загнать его в ящик, однако он упирается и рыкает на всех. Все же гуртом нам удается запихнуть его туда.

Все, дело сделано, зверь пойман. Прислоняюсь к краю шурфа, теперь можно отдохнуть и отдышаться. Да, хорошо мы сработали, удовлетворение полное. «Чья это кровь у тебя на руке?» — спрашивает меня Сергей. «Не моя, барсука, видно, лопатой задел, когда его забрасывал землей», — отвечаю я. «Давайте проверим нору, может быть, там еще один». Запускаем с ревизией Брунхильду. Она очень осторожно, с опаской скрылась в тупике и через секунду-другую залилась в азартном лае — второй зверь в норе! Барсук сидит в тупике в полутора метрах, видна лишь его голова. Сергей с фонарем полез к нему определить его возраст и размеры. Ничего не получилось, слишком узко. Пытаемся лопатой расширить тупик.

Полчаса ковыряния ничего не дали, ничего не видно. Ковыряясь в зубах барсука длинной веточкой, давая ему ее погрызть, Сергей по зубам определил его семи-восьмилетний возраст. Теперь наверняка установлено, что это взрослый и крупный зверь. Далековато, придется только стрелять, по-другому его не возьмешь. Сергей с ружьем опускается в шурф. Подсвечивая фонарем, извернувшись, он выстрелил. Не знаю, как у него, но у нас с Михаилом заложило уши, из норы струится дым. «Ну что там, попал?» — спросил Михаил. «Да, все нормально, теперь надо каким-то образом его вытаскивать, давайте крючок!» — прокричал из шурфа Пестрядин. Зацепив барсука крючком, попробовал вытащить, не получается, не идет. «Или там поворот, или очень крупный зверь», — сделал вывод Михаил. «Надо расширять нору».

В течение получаса братья раскапывали и расширяли нору вокруг барсука, прежде чем вытащили его из норы. Да, добычей оказалась очень крупная самка, практически мешок с жиром. С трудом вытащили ее наверх. На всякий случай проверяем тупик, запускаем не бывшую в этой норе Тану Миси — пусто, больше зверя нет в норе. Дальше можно засыпать ход норы листьями и зарывать нору — самое тяжелое и, казалось бы, ненужное занятие, но делать эту работу надо обязательно. Обычно это делаем все вместе, так быстрее и легче навести порядок на норе.

Все, зарыли и присыпали сверху листьями, нора готова к заселению новых хозяев. Можно предоставить возможность своим питомцам получить удовлетворение, «попить крови» и потрепать добычу. Необходимо закрепить эффект победителя, что барсука бояться не стоит и его можно с успехом рвать и душить. Собираем инструмент, укладываем добычу, собак и едем домой.
Охота оказалась удачной, был пойман вполне приличный барсук и добыта самка весом чуть более двадцати килограммов. Впоследствии Шайтану обработал рану и наложил четыре шва.

С таксой на норах

Всю мою охотничью жизнь сопровождали сопровождали собаки. Были гончие, лайки и даже легавые. Все они были по-своему хороши и радовали на охоте. Но вот как-то случайно появилась у меня такса. И с тех пор я вот уже более 20 лет держу и охочусь только с этой породой собак. Не буду описывать, какие это умные и покладистые в быту собаки, добрые по отношению к детям и отличные сторожа на даче. Я хочу поделиться некоторыми соображениями об особенностях охоты с таксой, почерпнутыми из собственного опыта.

Читать еще:  Пули для гладкого ствола

Такса довольно универсальная порода охотничьих собак. Несмотря на свой маленький рост, они гоняют с голосом зайцев-беляков, как спаниель, работают по тетеревам, подают с воды уток, работают по кровяному следу. Но основная их охота – это работа в норах по лисице, барсуку и еноту.

Я на охоту на енота специально не ходил. В основном это были случайные встречи при ходовой охоте. Енотов собака находила в зарослях ольхи и ивняка у берегов рек и ручьев, в оврагах, под стогом сена, в старых лисьих норах и даже под полом сарая на краю деревни. Еноты, как я заметил, не боятся звука выстрела.

Таксы енотов абсолютно не боятся, легко их догоняют, но, как правило, не давят, делают только хватки, причем за что попало. Старые еноты иногда оказывают сопротивление – огрызаются, верещат, топорщат шерсть, иногда притворяются мертвыми, но опытную собаку подобные уловки не пугают.

Иногда еноты копают норы. Эти норы чрезвычайно просты по устройству, обычно один ход длиной 1,5–2 м. Енот, застигнутый в норе, никогда не выходит. Обычно, убедившись по поведению собаки, что в норе енот, определяют место схватки и роют шурф. Еноты, как правило, живут парами, нашел одного, где-то рядом есть и другой.

Охота на барсука значительно сложнее. Это зверь довольно крупный, до 20 кг весом, вооруженный когтями и зубами. Норы у него сложные, с множеством ходов и тупиков, да к тому же часто расположены в очень неудобных местах. Жилую барсучью нору легко отличить от лисьей, тем более от енотовой. Во-первых, лазы в нору достаточно широкие. Во-вторых, перед лазом часто имеется довольно глубокая канава, которая образуется при чистке барсуком своего жилища. Собака барсука из норы, как правило, не выгоняет. Более того, если охота производится до залегания зверя в спячку, есть очень большой риск потерять собаку, особенно безрассудно смелую. Барсук может загнать ее в какой-нибудь отнорок и там закопать. Поэтому, дорогие друзья-таксятники, мой вам совет: осенью, до залегания барсуков в спячку, в гости к ним лучше не суйтесь. Существует масса других способов добыть зверя. Например, ночью, когда барсук выходит на кормежку, собака его найдет по следам и начнет гонять. Такса обычно работает с голосом. Тут уж старайтесь перехватить зверя. Проще всего это сделать у норы – туда барсук прибежит обязательно.

Что до основной охоты на барсуков в норе, то ее следует производить поздней осенью или в начале зимы. В это время барсук уже находится в спячке и сопротивление его собаке несколько ослаблено.

Наиболее подходящие для охоты – норы, расположенные на равнинных местах. Норы в склонах оврагов очень сложны. Они, как правило, двух-трехэтажные, ходы идут внутрь склона. Очень сложно в случае необходимости прийти на помощь собаке. Для охоты на норе нужно иметь с собой хорошую лопату, острый топор и обязательно крепкую палку длиной около двух метров с развилкой на конце.

Барсук, часто двое – самец и самка, ложится в спячку в глухом отнорке. Пущенная в нору собака довольно быстро его находит и начинает облаивать. От собаки требуется отличная вязкость, но не злобность: она должна только облаивать и ни в коем случае не делать хватки. Под такой собакой барсук ведет себя спокойно. Заслышав из-под земли лай, начинают над этим местом копать шурф. Обычная глубина – от одного до полутора метров. Обнаружив зверя, стараются прижать его развилкой палки. Важно не дать ему прорваться в нору, иначе придется рыть еще шурфы, а главное, если собака не успела отступить, разъяренный барсук может ее жестоко покусать и даже покалечить. После охоты шурфы следует тщательно засыпать. Нора еще пригодится. Возможно, в ней уже не будут жить барсуки, но лисы или еноты – обязательно.

И все-таки основная работа таксы в норе – охота по лисице. Лиса при рытье норы предпочитает податливый грунт – супеси, легкие суглинки, но избегает копать в торфе и глине. Глубина залегания норы сравнительно невелика – от 0,5 до 1,5 м. Вопреки бытующему мнению, лисьи жилые норы довольно просты по устройству, имеют по три-четыре отнорка. В старых норах их бывает по пять-шесть, большее количество встречается крайне редко.

Обычно лиса имеет еще две-три временные норы, которые она посещает в случае необходимости, и которые состоят из одного, реже двух ходов; щенков в этих норах, как правило, не бывает.

Лисы очень привязываются к своим норам. Если их не очень тревожат, то они из года в год выводят в них лисят. Охотятся на норах обычно поздней осенью или зимой. Кстати, обнаружить, посещает лиса нору или нет, очень просто: из жилой норы доносится характерный запах, а снег около лаза присыпан землей – лиса на выходе всегда отряхивается.

Ходить на лису лучше в одиночку и обязательно с одной собакой. Две собаки в норе в азарте перекусают друг друга. Приближаться к норе следует бесшумно. Не доходя пятнадцати-двадцати метров, выбирают место так, чтобы по возможности держать под контролем все лазы, только тогда пускают собаку. Лисы заходят в нору, как правило, в случае различных климатических изменений, а бывает, и без всяких видимых причин. Поэтому норы следует проверять при любой погоде, особенно в период гона.

Однажды в феврале в ясный и морозный день я решил проверить хорошо знакомую нору. Так как было много снега, пошел на лыжах, собаку нес в рюкзаке. Обычно в такую погоду лисы в нору не заходят, поэтому, особо не остерегаясь, вытряхнул из рюкзака своего гладкошерстного Мураша. Он сразу ушел в нору. Только я снял с плеча ружье, из норы выскочила лисица, за ней вторая. Стрелял дуплетом – удачно. Не успел перезарядить, как выскакивает третья. Ушла без выстрела. А собаки нет. Слышу, работает; приготовился, жду. Но вот собака затихла. Минут пятнадцать – тишина. Потом вдруг Мураш вышел на поверхность, похватал снега, увидел меня и снова скрылся. И буквально через несколько минут из соседнего отнорка выскочила лиса. Выстрел был удачным. Им я положил очень крупного лисовина. Два другие оказались молодыми кобельками. Ушла, судя по всему, самка. При осмотре Мураша обнаружилось, что у него выбиты передние зубы и поранена морда. Видимо, была хватка «пасть в пасть». Этим и объяснялось долгое молчание в норе. Судя по всему, застал в норе лисью «свадьбу»: самка, спасаясь от домогательств надоедливых кобелей, спряталась в норе, а за ней туда забрались и кавалеры.

Поведение вольной лисицы под землей резко отличается от поведения подсадной в искусственной норе. Прежде всего, лиса по норе не бегает, не наматывает круги – конструкция не позволяет. Если собака, сблизившись со зверем, начинает его настойчиво облаивать, вступая в короткие схватки, а у рыжей есть возможность покинуть нору, она сделает это очень скоро. Если лисица оказалась в тупике, опытная собака после сравнительно непродолжительного облаивания отходит от зверя, порой даже выходит из норы, т.е. дает шанс пленнице выбраться из тупика, а затем снова возвращается в нору. Теперь нужно быть предельно внимательным: лиса может появиться в любую минуту.

Злобные и смелые собаки часто вступают в ожесточенную схватку, особенно если лиса зажата в тупике. Несмотря на полученные травмы, в конце концов душит зверя. С такой собакой охота может сильно затянуться. Вызывать собаку во время работы не следует, так как она практически не реагирует на зов и даже на выстрелы над норой. Повторяю, на норе нужно соблюдать абсолютную тишину. Если лиса услышала, что ее наверху ждут, она будет оставаться в укрытии до последней возможности.

Задушив зверя, собака, как правило, еще некоторое время находится в норе. На мой взгляд, это самый неприятный момент – не знаешь, что с собакой. В голову невольно лезут тяжелые мысли. Замечу: таксы – не знаю, как другие породы норных собак – редко вытаскивают зверя на поверхность. Причина, мне кажется, в том, что такса, после исключительно тяжелой схватки просто устает. В этом случае приходится либо раскапывать, либо, к сожалению, оставлять задушенного зверя в норе, что крайне нежелательно – нора испорчена, и порой навсегда.

Когда собака уходит в нору, это всегда очень волнующий момент. В душе борются два чувства – желание добыть зверя и тревога за друга. Все норы разные, и каждая опасна по-своему. Бывают такие узкие и сложные проходы, что собака буквально протискивается в них. На мой взгляд, наиболее опасные норы – выкопанные в склонах оврагов в песчаном грунте. В таких норах возможны обвалы, особенно поздней осенью, когда грунт пропитан водой. В моей охотничьей практике был такой случай. Бес меня попутал пустить собаку в нору, которая находилась на склоне оврага. Прошло пятнадцать минут, двадцать – тишина, ни звука. Я начинаю не на шутку волноваться. Плюнул на охоту, стал вызывать – безрезультатно.

Прошло несколько часов. Представляете мое состояние. Ругаю себя, не знаю, что делать. У меня была с собой небольшая саперная лопатка, но ходы уходили на глубину склона, и моя лопатка была практически бесполезна.
Между тем уже наступали сумерки. Расстроенный, стал собираться домой, чтобы утром договориться с трактористом, пригнать «Беларусь» с ковшом – попытаться раскопать нору.
И вот собираюсь уходить, как вдруг из норы появляется мой Мураш – весь в песке, глаза засорены, но самое главное – живой. Радость мою трудно было описать. Наверное, где-то в глубине произошел обвал грунта, но он сумел выбраться из завала.

Еще об одной смертельной опасности на норной охоте. В последние годы резко участились случаи бешенства среди плотоядных, включая даже ежей. Поэтому собака должна иметь все необходимые прививки, охотиться лучше поздней осенью и зимой. К этому времени эпизоотия несколько уменьшается. Иногда у добытых лисиц обнаруживается поражение кожи чесоточными клещами, особенно заметное на морде, лапах, хвосте. С такой добычей надо обращаться очень осторожно. Легко можно заразиться самому, не говоря уж о собаке. Если лисица не сильно поражена, выбрасывать или сжигать ее не следует, достаточно несколько дней подержать на морозе. Клещи обычно через два-три дня погибают. После охоты необходимо тщательно следить за шерстяным покровом собаки. При малейших нарушениях или выпадении шерсти это место необходимо смазать раствором йода (лучше 10%-ным) – йод обжигает пораженный участок кожи, уничтожая возможных клещей. И обязательно срочно обратиться к ветеринару.

В последние годы резко упал интерес к охоте с норными собаками. Это прежде всего боязнь подцепить в норе какую-нибудь заразу, проблемы с получением путевок и лицензий и, наконец, резкое падение спроса на пушнину. К сожалению, такса – добычливая охотничья собака – все больше и больше превращается в декоративную. Всевозможные притравки, испытания, состязания без конкретной охоты скорее похожи на просто тусовку, поэтому среди такс все чаще и чаще появляются собаки трусливые, лишенные охотничьего инстинкта. Очень обидно за породу.

Источники:

http://taksa-site.ru/oxota-s-taksoj-na-barsuka-lisu/
http://bighunting.ru/archives/8721
http://badgerdog.ru/page/ohota-s-taksoj-na-barsuka
http://www.ohotniki.ru/dog/breeds/nor/article/2012/01/27/634442-na-barsuka-staksoy.html
http://www.hunting.ru/articles/view/21675/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector