1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Москву окружают слоны

Москву окружают слоны

Где-то рядом с твоим домом сидит под водой рыба размером с маленького слона

Ее никто не поймал до сих пор, потому что никто не верит, что в Подмосковье еще осталась крупная рыба. Никто и не ловил. А она росла себе потихоньку и выросла до таких размеров, что теперь поймать ее будет по настоящему трудно, потому как рыба эта – здоровенная!

Для того чтобы поймать крупную рыбу, прежде всего надо знать, где ее ловить. Но это понятно. Как узнать, где ее ловить – вот в чем вопрос. Едва ли кто-то нашепчет в ухо или выложит на рыболовных сайтах в интернете точные координаты места, где сидит под водой та самая здоровенная рыба. Случайно твоя встреча с такой рыбой тоже вряд ли состоится. Можно один раз поймать «на дурака» или два, но, скорее всего, не поймаешь ни разу. Только сносив несколько пар резиновых сапог, понимаешь, что охота за крупной рыбой – мероприятие архисложное. И чтоб понапрасну не вытаптывать речные берега, надо было с самого начала определиться, какую конкретно крупную рыбу ты собирался ловить – щуку или судака? И с водоемами надо было решать сразу. В большинстве водоемов Подмосковья крупной рыбы нет и никогда не было.

ГДЕ ПОЙМАТЬ КРУПНУЮ ЩУКУ?

Ну, естественно, не в пруду – в пруду крупнее лягушки ничего не поймаешь. Это такая установка, чтоб соблазна не было ловить на прудах. Мне доводится периодически слышать о случаях поимки крупных щук в различных местах и среди тех мест пруды, насколько я помню, не фигурируют. Разве что среди случаев непроверенных, больше похожих на вымысел.

Не сказать, что в Подмосковье мало мест, где периодически ловят крупную щуку, просто в большинстве таких мест наиболее благоприятный сезон – поздняя осень. В другое время поймать крупную щуку гораздо трудней. Разумно сосредоточиться на каком-либо одном водоеме и ловить на нем по осени регулярно.

Взять, к примеру, нижнее течение Москвы-реки: с октября по апрель – это лучшее место для спиннингистов. А ноябрь и декабрь – лучше по результатам, чем январь, февраль и март. Надо хорошо представлять себе, что щука концентрируется в определенных местах, и если отловить весь декабрь в Чулково или в Жуковском, то это далеко не одно и то же. На гербе города Чулково изображен судак, а не щука.

Ока тоже богата крупной щукой. Если сравнить ее с той же Окой, но в Рязанской области, то там крупную щуку часто ловят и в сентябре, и в октябре. А в Московской области на Оке лучшим месяцем для ловли крокодилов практически во все годы, насколько я помню, был ноябрь.

Очень похожая картина на крупных подмосковных водохранилищах. По «запасам» крупной щуки лучшее из них на сегодня – Озернинское. А крокодилистый месяц –октябрь.

Что до других водохранилищ, озер, карьеров, средних, а тем более малых рек и польдеров – то эти водоемчики разрождаются крупными щуками в году считанное число раз на всех вместе взятых. На любой малой речке хоть одна крупная щука да живет. Но! Это ж каким надо быть оптимистом, рассчитывая поймать ее!

Самых крупных щук в Подмосковье, тех, что не из сказок и легенд – ловили в нижнем течении Москвы-реки. Более того, это едва ли не единственное место в Подмосковье, где и сегодня реально поймать щуку весом от 13 до 16 кг. По крайней мере, шансы есть. На Оке максимальный размер щук, которых ловили в прошлом и позапрошлом годах – от 11 до 13 кг. На Озерне – от 10 до 12 кг.

ГДЕ ПОЙМАТЬ КРУПНОГО СУДАКА?

Конечно, не в малой речке – это да. В малой речке кроме головастиков ничего не водится, хоть бы даже и вода чистая. Разумеется, это установка такая, чтобы прямая дорога на большое водохранилище окольными путями не привела на малую речку.

Крупного судака ловят в любое время года – в любой месяц и день. Нужно только знать, где судак ловится весной, где летом и так далее. Для каждого места свой сезон, иногда очень короткий – всего несколько суток.

Выбор судачьих полигонов ограничен, но это и неплохо. По сезону я бы расставил их в следующей последовательности. Январь–апрель: Москва-река в нижнем течении. Апрель–май: Москва-река там же, Ока и участки канала им. Москвы, примыкающие к водохранилищам. Июнь–июль: Озерна. Август–сентябрь: Пестовское водохранилище. Октябрь: Шатура, Озерна и Ока. Ноябрь–декабрь: Нижнее течение Москвы-реки.

Самых крупных судаков от 11 до 13 кг в Подмосковье в последние годы ловят на Учинском и Пестовском водохранилищах. Гораздо реже ловят таких же судаков на Истринском водохранилище. Изредка судаки весом от 9 до 11 кг попадаются в нижнем течении Москвы-реки, на Учинском, Пестовском и других водохранилищах канала им. Москвы.

Судаки весом от 7 до 9 кг постоянно бывают в уловах спиннингистов на Озернинском (в первую очередь), Можайском, Рузском водохранилищах и в Шатуре. Пара моих знакомых за год ловят на подмосковной Оке кто одного, кто двух судаков такого же (7–9 кг) веса.

ГДЕ ПОЙМАТЬ КРУПНОГО ОКУНЯ?

Только не на том озере, где его ловили десять лет назад. Так долго окуни не живут. Я имею в виду то, что окуни в одном месте долго не живут – год-два погуляют и исчезают на несколько лет. Установка должна быть такая: хочу свежую информацию о том, где ловят крупного окуня. И вперед!

Уже в этом году крупных окуней ловят на участке Москвы-реки от Перервы до Бесед. Попадаются окуни весом чуть более килограмма. Речь идет о зимнем спиннинге и не факт, что летом окунь будет так же активен на этом же участке реки. Таков окунь: закроют Беседенскую плотину, поднимут воду, и что там еще будет с клевом – не известно. Самое лучшее время для ловли крупного окуня – конец августа и начало сентября. Худшее – в мае-июне. Зимой для московских спиннингистов выбора нет – Москва-река. Другие незамерзающие водоемы по крупному окуню с Москвой-рекой не конкурируют. В течение лета я не раз успешно ловил крупных окуней под Шатурой – на разных озерах в разные годы. Активный поиск крупного окуня по разным водоемам, как правило, приносит скорый успех. Тут не так, как с крупной щукой – надо действовать быстро, чуть ли не наспех, просто перепробовав как можно больше разных мест – озер, речек, каналов. Самых крупных окуней этим летом наверняка, как и всегда, поймают на востоке или юго-востоке Московской области. Может быть, в Шатуре, а может быть – на одном из многочисленных озер Мещеры. В былые годы в Шатуре ловили окуней весом и более трех килограммов. Килограммовыми окунями и нынче богаты: Москва-река, Иваньковское, Рузское водохранилища и Ока ниже Коломны.

ГДЕ ПОЙМАТЬ КРУПНОГО ЖЕРЕХА?

Разумеется, не на заболоченном озере. На заболоченном озере ловят пиявок. Установка такая: никаких болот, под ногами только твердый грунт перекатов. Хотя бы песочек.

Жереха можно и случайно поймать – на твистер. Это может случиться и зимой, и летом. Но случайности – они и без того случатся, а вот чтобы поймать крупного жереха по уму, то есть все рассчитав – для этого времени будет в обрез. С начала мая до середины сентября – это только на первый взгляд много. Но скорее всего, все случится в мае. Летом шансов будет меньше. К началу мая уровень воды в Оке приходит к норме после паводка. На Оке ловля крупного жереха очень сложна, но в мае жерех не так осторожен, как обычно. То же самое и на москворецких плотинах: в мае жерех ловится на них практически ежедневно, а летом таких дней будет очень мало. Тогда же, в мае, крупного жереха можно поймать и в некоторых других местах: на канале им. Москвы вблизи шлюзов и прочих гидротехнических сооружений, на Волге под Дубной, на Клязьме, в верхнем течении Москвы-реки.

Читать еще:  Пневматическое оружие родившееся в пивной

Самых крупных жерехов в Подмосковье ловят на Оке и Москве-реке – максимальный размер жереха около 7 кг. В этой же жереховой категории водоемов некоторые соединенные с Окой карьеры, например, Цимлянка и Ланшинский. Более двадцати лет назад на Цимлянке, в частности, был пойман жерех весом 12 кг – самый крупный из известных мне в Подмосковье.

Жерехов весом от 4 до 5 кг количеством более всего в Нижнем течении Москвы-реки.

ГДЕ ПОЙМАТЬ КРУПНОГО СОМА?

Само собой, не в лесном ручейке. Хотя сома часто ловят в таких местах, про которые говорят, что там даже окуньки не ловятся. Это нормально. Окуньки потому и не ловятся, что ловятся сомы. Хотя лесные ручейки все-таки исключены. Установка такая: не парить мозг лесными ручейками.

Главное в подмосковной ловле сома – не прозевать начало клева. Это происходит в конце апреля на канале им. Москвы. В это время сом активно охотится за нерестящейся плотвой, а чуть позже, в мае, он будет жрать нерестящихся лещей. И летом, до начала сентября, сомы попадаются на канале и водохранилищах канала, но происходит это гораздо реже. На Оке лучшее время для ловли сома – июнь. Тут большая часть сомов, вероятно, поймана спиннингистами под плотинами в Белоомуте и Кузьминском.

Самых крупных подмосковных сомов ловят в канале им. Москвы и в водохранилищах этого самого канала. Подчас даже на территории Москвы. Сомы, пойманные на Икшанском водохранилище, весят в среднем около 20 кг. Максимальные достигают веса 65-70 кг. Сомы, пойманные на Оке, редко весят более 15 кг. Кроме того, сомы изредка попадаются на Иваньковском водохранилище и в реке Дубне. В последние несколько лет на Оке сом расплодился невероятно, но эти сомики пока еще не выросли.

ГДЕ ПОЙМАТЬ КРУПНОГО САЗАНА?

Ни в коем случае не на платном пруду. Обманут однозначно. Скажут, что крупнее на «воле» в Подмосковье сазаны просто не вырастают. Установка такая: в Подмосковье самый крупный сазан – все еще бесплатное удовольствие.

В Подмосковье принято ловить карпов и, само собой, не на реке. Сазана никто не ловит, вот он и растет, медленно, но верно. Самые сазаньи реки Подмосковья: нижнее течение Москвы-реки, Осетр, Цна, Дубна, Пахра, Десна, Гжелка, Клязьма. Из крупных рыбхозов на волю часто убегают карпы и на вольных хлебах они дичают так, что формой тела точь-в-точь напоминают сазана. На реках вблизи рыбхозов популяции дикого карпа многочисленны. Рыболовы из тех, что в курсе, умело пользуются этим и хорошо знают, что места концентрации «сазанокарпа» на реке очень локальны. Между двумя соседними такими местами на реке расстояние может быть и в 20 км.

Ну а самые крупные подмосковные сазаны – все в Москве-реке. В нижнем течении. Где-то на участке от Чулково до Фаустово. Максимальный вес этих сазанов – от 20 до 22 кг.

Слоны в царской России. Россия — родина слонов (10 фото)

Встреча изрядно уставшего слона с Иваном Грозным была короткой. Слон, встретившись с ним взглядом, рухнул как подкошенный. Двести стрельцов едва-едва смогли поднять его на ноги. Тогда сопровождавший слона араб объяснил это тем, что его питомец прошагал несколько тысяч верст и поэтому обессилел.

Грозный, довольный тем, что слон ему поклонился, распорядился, чтобы его кормили усердно.

Но тут наступил праздник. На Красной площади собралась толпа. Телега с овощами для слона где-то застряла. Звенели колокола.
— Привести слона, — распорядился царь.
Как утверждает летопись, слон смотрел поверх головы Ивана, поверх толпы и как будто не слышал гортанных криков араба; дворяне из царской свиты били его древками копий по передним коленям и кричали: «Кланяйся же, кланяйся!» Слон не внимал.
Ивану Грозному это не понравилось. Он, как и в первый раз, при встрече, вперил в глаза слона свой тяжкий взгляд. И тут произошло что-то неординарное. «Слон поднял хобот, дунул Ивану в лицо теплым сенным дыханием. Шапка слетела с головы царя».

Местом ссылки слону назначили Городец. Там его и араба поселили в сарае. Араб неожиданно умер. Когда его похоронили, слон разломал сарай и улегся на его могиле, не прикасаясь к пище.
Об этом донесли царю, и он прислал своего опричника Панкрата Бобра, чтобы тот убил слона. С пищалью в руках подошел Панкрат поближе и прицелился. Но народ зашумел – никто не хотел расправы с лежачим. И слон, как бы понимая это, тяжело поднялся на колени и оглядел тех, кто собрался на его казнь. Взгляд его был печальным.
В это время Бобер выстрелил. Но пуля, казалось, не причинила никаких неудобств. Насыпав в пищаль пороха, стрелец еще раз нажал курок. И слон, испустив трубный звук, умер.
Говорят, что яму, чтобы захоронить слона, копали около месяца. Наверное, когда-нибудь археологи грядущих веков найдут его кости и очень долго будут спорить насчет того, водились или нет слоны на территории Нижегородской области.)

И начался затяжной безслоновий период российской истории. Продолжался он вплоть до 1714 года, когда шах персидский прислал в подарок Петру I различных диковинных зверей и в их числе слона.

Видный русский писатель того времени Андрей Денисов посвятил этому факту рассказ «Встреча в Москве персидского слона».

Он пишет, как с утра все население Москвы, возбужденное необычным известием, направилось к Калужской дороге:«Мужчины, старцы, юноши, женщины с детьми на руках, конники, все спешили на Калужскую дорогу с желанием увидеть слона». Многие забрались на крыши домов, на деревья и заборы. Даже дождь не смог разогнать толпу.

Но вот наконец показалась торжественная процессия. Впереди скакала конница, потом следовали запряженные в шестерню кареты с членами персидского посольства. Следом везли в клетках зверей: льва и львицу, какую-то небывалую жар-птицу, «многопестрого зверя» и множество попугаев.

А потом изумленные москвичи увидели чудо «невиданное — огромного зверя — слона, на котором сидел правивший им всадник».

Писатель подробно описывает слона: «Ноги длиною с человека и толстые, как бревно, толстотелесен, недолог по высоте, бесшерстен, великоглав, черновиден, горбо-спинен, задопокляп, ступанием медведоподобен, от верхния губы имеет хобот, от верхних зубов два зуба велики вне торчат сюду и сюду, уши имеет велики, яко заслоны печные. »

Отдохнув в Москве, послы персидского шаха двинулись в Петербург.

В Петербурге для слона был выстроен «зверовой двор» возле Троицкой пристани, который вскоре был перенесен на Преображенский плац. Слон умер 23 мая 1717 года.

В 1733 году, по желанию русской императрицы Анны Иоанновны, в Санкт-Петербург были привезены из Индии двенадцать слонов и размещены с провожавшими их индийцами на площади — самом возвышенном месте города, тогда почти не заселенном. В «Санкт-Петербургских Ведомостях» 1741 года: «Вскоре после прибытия слоны начали буйствовать, осердясь между собой о самках, и некоторые даже сорвались и ушли. Так, например, один прошел через сад и, изломав деревянную изгородь, прошел на Васильевский остров. Там изломал чухонскую деревню».

Не отставал от своих знаменитых предков и Император Николай второй. У него тоже был свой слон, живущий в Царском селе.

Интересна история этих фотографий. Они находились в личном альбоме Николая второго, и были обнаружены совсем недавно в маленьком городке Златоусте, в 300 км. от Екатеринбурга.

Оказывается, альбом сюда привёз революционер-уголовник по прозвищу Касьян, он же Чудинов Дмитрий Михайлович — один из тех, кто конвоировал царскую семью из Тобольска в Екатеринбург. Он жил в Златоусте. И после страшной расправы над Романовыми присвоил себе часть их вещей, в том числе и этот альбом. После его смерти альбом попал в запасники местного музея, и только в наше время был случайно обнаружен.

В России когда-то жили слоны?

В дореволюционной России жили слоны?

Все помнят басню Крылова про слона и собачку Моську. Но мало кто задумывался: а где ж это русская Моська могла встретить слона?

Тем не менее, такая ситуация была вполне вероятна. Потому что до революции в России действительно жили слоны.

Читать еще:  Норвежская сага: стрельба черным порохом из дульнозарядного оружия

Слоны начали появляться в России ровно в тот момент, когда ее дипломатия достигла восточных земель, а на Востоке слон, как известно, всегда считался лучшим подарком царским особам. И однажды наступила эпоха, когда слонов в России действительно стало немало.

Первый слон появился в России во времена Ивана Грозного – он был подарен персидским шахом Тахмаспом. Учитывая, что всю дорогу слон шел пешком и так устал, что, представ пред царевы очи, рухнул на колени, чем привел Грозного в буйный восторг.

После этого фокус с коленопреклонением стал традиционным. Но однажды слона забыли покормить, и он, вместо того чтобы воздавать почести, начал трубить и выражать неудовольствие, за что и был сослан в посад Городецкий вместе с прилагавшимся к нему погонщиком-арабом.

Араба давно не любили за то, что он получал хорошее жалование, но не спускал его в кабаках, а прилежно копил. Но, попав в опалу, араб вскоре умер; слон же проломил тын, улегся на его могиле и отказался куда-либо уходить, поэтому там его и добили.

Следующий слон был подарен уже Петру I в 1714 году, но через три года скончался, отравившись угарным газом. Но уже в 1723 году подоспел новый подарок, а затем в 1736, на этот раз Анне Иоановне.

И с тех пор понеслось – персидские шахи уже не могли остановиться, а вдобавок к ним прибавились правители прочих восточных стран. В результате уже к концу восемнадцатого века слоновье стадо насчитывало порядка тридцати голов.

Но лиха беда начало – потом эти слоны начали размножаться. Что не исключало поступления новых подарков.

Каждый слон получал 1 500 пудов тростника, 365 пудов муки, 136 пудов пшена, 27 пудов сахара, 45 пудов соли, 7 фунтов корицы, гвоздики, кардамона, мускатных орехов, а также 40 ведер виноградного вина и 60 ведер водки.

Изначально вся эта слоновья братия жила прямо в сердце столицы – Слоновьем дворе на Фонтанке. Каждый день их выводили на прогулку, но никто не знал, где пройдет маршрут – погонщик просто слонялся по улицам в произвольном направлении. Кстати, именно так и появилось слово «слоняться».

Так продолжалось до тех пор, пока однажды слоны, «осердясь между собою, о самках начали буйствовать». Несколько слонов вырвались в город и, разворотив все ограды, «изломали чухонскую деревню».

После этого слоновье поголовье было депортировано на окраину города. Дорогу, по которой слонов водили купаться, называли «Слоновьей улицей» (теперь – часть Суворовского проспекта). Там они и жили до революции, а потом их просто перестреляли революционеры-матросы.

Как в Россию попали первые слоны и что с ними стало

Слоны на Руси носили тигриные когти, пили водку, веселились с царями и участвовали в свадебных церемониях.

У первого слона в России были заячьи уши и тигриные когти. По крайней мере, именно так слон изображен в виде барельефа на стене Георгиевского собора в Юрьеве-Польском. Создатель этого слона явно никогда не видел зверя вживую, а руководствовался письменными источниками. В Россию живые слоны прибыли только в 16-м столетии (во всяком случае, до этого прямых упоминаний о них нет).

1. Слон Ивана Грозного

Диковинные животные издревле были “обычным” царским подарком – так, лоси и белые медведи, экзотические в других странах, часто посылались в подарок от имени русских правителей. Ну а нашему первому царю Ивану Васильевичу персидский шах Тахмасп I прислал в подарок слона. Генрих фон Штаден, немец-опричник, оставивший объемные воспоминания о своей службе у царя Ивана, писал, что слон пришел из Персии пешком вместе со своим погонщиком. Согласно легенде, когда слон наконец дошел до Москвы, его прежде всего повели показывать царю. Слон был настолько уставшим, что упал на землю перед государем; это понравилось Ивану, который назначил чудовищу и его погонщику огромное содержание – что, конечно, спровоцировало ненависть большинства бедных и оборванных русских.

Когда в 1570 началась эпидемия чумы, виноватого нашли быстро – конечно, все дело в слоне. Слон с погонщиком были высланы в Городецкий посад (историки до сих пор спорят, где именно это было, скорее всего, город Бежецк Тверской области). Погонщик в ссылке умер, а слон нашел его могилу и лег на ней, отказываясь от воды и пищи. Посланные от Ивана люди убили слона и привезли царю и великому князю его бивни в доказательство выполненного поручения.

2. Слоны Петра Великого

Между тем, персидские шахи продолжали слать в Россию слонов. Уж очень этим восточным правителям были важны торговые и военные связи с северным царством. Сообщается, что в 20-х годах 17 века шах Аббас посылал слонов Михаилу Федоровичу. А в 1713 году слон был прислан лично Петру Великому. Современник Андрей Денисов видел этого слона в Москве, во время небольшой остановке по дороге в Петербург, и записал свои впечатления (на неподражаемом языке того времени):

«Небывалое зрителище – превелий слон зверь. Имея нози длиною с человека толсты яко бревно, толстотелесен, недолог по высоте, безшерстен, великоглав, черновиден, горбоспинен, задопокляп, ступанием медведоподобен, от верхния губы имея (нарещи) нос или губа или хобот, яко рукав платна висящ до земли, им же яко рукою брашно и питье приимет, и согнув в уста своя отдаёт. От верхних зубов два зуба велики вне торчат сюду и сюду, уши имея велики, яко заслоны печныя, рожки малы, подобны агнчим, хвост подобен воловьему».

Петр, у которого было полно дело, помимо слонов, в дневнике за 1713 год был лаконичен: «В 27-й день прибыл посол персицкой и при нём слон и иныя вещи». А слон в Петербурге стал общей потехой. Как писал в 19 веке историк А. Башуцкий, «вожатые сего слона имели обыкновение по большим праздникам и торжественным дням убирать его великолепным образом и водить его для поздравления к знатным особам, чем составляли себе немалый доход… По причине холодного, сырого петербургского климата, слон жил недолго. Кожа его, тщательно сохранённая и набитая, поставлена в Кунсткамеру, где находится поныне».

Узнав, что слон пал, персидский правитель выслал еще одного, который прибыл в северную столицу в 1723 году. Фридрих Берхгольц, голштинский дворянин на русской службе, записал: «Он помещён в доме, устроенном для прежнего слона, и там прикован цепью за одну ногу, но очень смирен и ручен. Хоботом своим он брал у нас из рук белый хлеб и тут же съедал его, также очень охотно играл с приставленными к нему людьми, из которых одного несколько раз поднимал хоботом высоко от земли».

3. Слон Анны Иоанновны

В 1736 году, еще один персидский слон был подарен Анне Иоанновне, императрице, которая отличалась любовью к диковатым простонародным развлечениям. В Петербурге к тому времени уже проживал “слоновый учитель” Асатий, смотревший за предыдущим слоном; в его ведении находилось здоровье животного и его рацион. Известно, сколько в год отпускали персидскому чудищу на содержание: «сухого тростника 1500 пудов, пшена сорочинского (сорочинским, или сарацинским, пшеном называли рис) 136 пудов 35 фунтов, муки пшеничной 365 пудов, сахару 27 пудов, 36 фунтов и 4 золотника; корицы, кардамону, гвоздики, мушкатных орехов по 7 фунтов и 58 золотников, шафрану 1 фунт 68 золотников, соли 45 пудов…» (пуд – 16 килограмм, фунт – 400 грамм, золотник – 4,26 грамма). А еще слон пил водку. 60 ведер в год. Причем Асатий следил за качеством водки и приказывал ее заменить, если она была некачественной: слон выражал явное недовольство.

Анна Иоанновна уделяла больше внимания слонам, чем ее дядя Петр. Как-то раз она провела час, умиляясь его фокусам, и приказала слону участвовать в знаменитой шутовской свадьбе в Ледяном доме.

4. Слоны Елизаветы Петровны

10 октября 1741 года в Петербург прибыли 14 слонов, подаренных персидским тираном Надир-шахом Афшаром дочери Петра Первого, великой княгине Елизавете. В это время в России царствовал малолетний император Иван VI – ему предназначались 5 из 14 слонов, два – его матери и опекунше Анне Леопольдовне, а больше всех – семь – “досталось” Елизавете Петровне. Вместе со слонами была прислана шикарная посуда и украшения: Надир-шах сватался к Елизавете, надеясь династическим браком укрепить союз с Россией против Османской империи. Елизавета, которая при дворе Анны Иоанновны, а затем ее креатуры Анны Леопольдовны была забыта и отставлена от дел и почестей, было уже засобиралась в Персию – в надежде на почести и уважение – но ее остановил канцлер Андрей Остерман, бывший тогда теневым правителем Империи. Остерман не дал персидскому послу встретиться с Елизаветой и отослал его восвояси.

Читать еще:  Храни оружие вне мест постоянной регистрации правильно

Слоны, разумеется, остались в Петербурге. Их поместили на нынешней Манежной (а тогда – Слоновой) площади в слоновнике. Кстати, выходящая на площадь Караванная улица свое название приобрела по караван-сараю, построенному для проживания погонщиков и обслуги слонов. Ряд улиц и мостов были укреплены, чтобы слоны могли гулять и ходить на водопой. Кроме того, Асатий, старый погонщик слонов, настаивал на том, чтобы ему были выданы цепи и кандалы для удерживания слонов. Просьбу удовлетворять не поторопились, а зря. Через шесть дней, 16 октября 1741 года, слоны, «осердясь о самках», сорвались с привязей, разломали двери слоновника и убежали. Два из них вскоре были пойманы, а третий «пошёл через сад, изломал деревянную изгородь, прошёл на Васильевский остров и там изломал Сенат и Чухонскую деревню». Действительно, слон напал на здание 12 коллегий, где в то время располагались департаменты Правительствующего Сената. С 1744 года слоновый двор перенесли на современную Площадь Восстания, на место гостиницы «Октябрьская», а водить слонов на водопой стали по нынешнему Суворовскому проспекту, который долгое время назывался Слоновой улицей.

5. Слоны Николая II

Начиная с Елизаветы Петровны, почти каждый русский правитель располагал собственным слоном – на удивление гостям и на потеху семье и детям. Слоны обычно содержались в Царском Селе. Особую любовь к гигантам питал Николай II. Одного слона он вообще привез домой сам.

В 1891 великий князь Николай Александрович, вернувшись из кругосветного путешествия, привез с собой слона (ну не прямо с собой – царь прибыл в Петербург, а животное доставляли с черноморского побережья). В 1896, ему прислали еще одного слона из Эфиопии, со спокойным нравом, послушного и очень привязанного к своему погонщику. Летом, слон гулял сам по себе и каждый день купался в пруду Александровского парка, за чем очень любил наблюдать и сам император, и его дети.

В 1917 слона убили, должно быть, как символ самодержавия – в общем, так же, как и слона Ивана IV Васильевича. Единственной “виной” зверей было то, что они слишком хорошо жили.

Слоны в царской России

Вообще, со слонами на Руси не сразу заладилось. Известно, что первый слон на Руси появился во времена Ивана Грозного, и собственно, ему и принадлежал, будучи подарком персидского шаха русскому Царю.
Вместе со смуглым арабом в халате с узорами и лазурной чалме слон шел в Москву, как говорится, своим ходом. Кормили его уже не бананами, чей запас иссяк, а репой. Впрочем, как утверждают, она ему нравилась.

Встреча изрядно уставшего слона с Иваном Грозным была короткой. Слон, встретившись с ним взглядом, рухнул как подкошенный. Двести стрельцов едва-едва смогли поднять его на ноги. Тогда сопровождавший слона араб объяснил это тем, что его питомец прошагал несколько тысяч верст и поэтому обессилел.
Грозный, довольный тем, что слон ему поклонился, распорядился, чтобы его кормили усердно.

Но тут наступил праздник. На Красной площади собралась толпа. Телега с овощами для слона где-то застряла. Звенели колокола.
— Привести слона, — распорядился царь.
Как утверждает летопись, слон смотрел поверх головы Ивана, поверх толпы и как будто не слышал гортанных криков араба; дворяне из царской свиты били его древками копий по передним коленям и кричали: «Кланяйся же, кланяйся!» Слон не внимал.
Ивану Грозному это не понравилось. Он, как и в первый раз, при встрече, вперил в глаза слона свой тяжкий взгляд. И тут произошло что-то неординарное. «Слон поднял хобот, дунул Ивану в лицо теплым сенным дыханием. Шапка слетела с головы царя».

Местом ссылки слону назначили Городец. Там его и араба поселили в сарае. Араб неожиданно умер. Когда его похоронили, слон разломал сарай и улегся на его могиле, не прикасаясь к пище.
Об этом донесли царю, и он прислал своего опричника Панкрата Бобра, чтобы тот убил слона. С пищалью в руках подошел Панкрат поближе и прицелился. Но народ зашумел – никто не хотел расправы с лежачим. И слон, как бы понимая это, тяжело поднялся на колени и оглядел тех, кто собрался на его казнь. Взгляд его был печальным.
В это время Бобер выстрелил. Но пуля, казалось, не причинила никаких неудобств. Насыпав в пищаль пороха, стрелец еще раз нажал курок. И слон, испустив трубный звук, умер.
Говорят, что яму, чтобы захоронить слона, копали около месяца. Наверное, когда-нибудь археологи грядущих веков найдут его кости и очень долго будут спорить насчет того, водились или нет слоны на территории Нижегородской области.)

И начался затяжной безслоновий период российской истории. Продолжался он вплоть до 1714 года, когда шах персидский прислал в подарок Петру I различных диковинных зверей и в их числе слона.

Видный русский писатель того времени Андрей Денисов посвятил этому факту рассказ «Встреча в Москве персидского слона».

Он пишет, как с утра все население Москвы, возбужденное необычным известием, направилось к Калужской дороге: «Мужчины, старцы, юноши, женщины с детьми на руках, конники, все спешили на Калужскую дорогу с желанием увидеть слона» . Многие забрались на крыши домов, на деревья и заборы. Даже дождь не смог разогнать толпу.

Но вот наконец показалась торжественная процессия. Впереди скакала конница, потом следовали запряженные в шестерню кареты с членами персидского посольства. Следом везли в клетках зверей: льва и львицу, какую-то небывалую жар-птицу, «многопестрого зверя» и множество попугаев.

А потом изумленные москвичи увидели чудо «невиданное — огромного зверя — слона, на котором сидел правивший им всадник».

Писатель подробно описывает слона: «Ноги длиною с человека и толстые, как бревно, толстотелесен, недолог по высоте, бесшерстен, великоглав, черновиден, горбо-спинен, задопокляп, ступанием медведоподобен, от верхния губы имеет хобот, от верхних зубов два зуба велики вне торчат сюду и сюду, уши имеет велики, яко заслоны печные. »

Отдохнув в Москве, послы персидского шаха двинулись в Петербург.

В Петербурге для слона был выстроен «зверовой двор» возле Троицкой пристани, который вскоре был перенесен на Преображенский плац. Слон умер 23 мая 1717 года.

В 1733 году, по желанию русской императрицы Анны Иоанновны, в Санкт-Петербург были привезены из Индии двенадцать слонов и размещены с провожавшими их индийцами на площади — самом возвышенном месте города, тогда почти не заселенном. В «Санкт-Петербургских Ведомостях» 1741 года: «Вскоре после прибытия слоны начали буйствовать, осердясь между собой о самках, и некоторые даже сорвались и ушли. Так, например, один прошел через сад и, изломав деревянную изгородь, прошел на Васильевский остров. Там изломал чухонскую деревню» .

Не отставал от своих знаменитых предков и Император Николай второй. У него тоже был свой слон, живущий в Царском селе.

Интересна история этих фотографий. Они находились в личном альбоме Николая второго, и были обнаружены совсем недавно в маленьком городке Златоусте, в 300 км. от Екатеринбурга.

Оказывается, альбом сюда привёз революционер-уголовник по прозвищу Касьян, он же Чудинов Дмитрий Михайлович — один из тех, кто конвоировал царскую семью из Тобольска в Екатеринбург. Он жил в Златоусте. И после страшной расправы над Романовыми присвоил себе часть их вещей, в том числе и этот альбом. После его смерти альбом попал в запасники местного музея, и только в наше время был случайно обнаружен.

Источники:

http://www.ohotniki.ru/editions/rog/article/2006/03/01/185561-moskvu-okruzhayut-slonyi.html
http://fishki.net/2383851-slony-v-carskoj-rossii-rossija—rodina-slonov.html
http://sm-news.ru/v-rossii-kogda-to-zhili-slony-24578/
http://zen.yandex.ru/media/id/5b8d0a54e3cd4f00aad6640b/5c05246db6dc1103ec584cb9
http://sayanarus.livejournal.com/530513.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector