4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Медведь – зверь серьезный

Медведь зверь серьезный

Что делать темными долгими вечерами в глухую зимнюю пору деревенским мужикам. Тем более электричества в селе постоянно не бывает, то солярки не завезли для электростанции, то электрика нет, то движок на станции сломался. А с лампой керосиновой, дома постоянно сидеть скучно. Вот и бегают мужики по деревне друг к другу в гости, В компании посидеть, язык почесать, а может глядишь, где-то и бражки перепадет.
Вот и на этот раз к Леониду сначала Василий зашел, потом Семен. Оба в годах мужики. Леонид с хозяйством давно управился, ужинать с женой садились, пригласили и гостей за стол. Браги налил хозяин по кружечке для аппетита, потом еще по одной, и постепенно ужин перешел в застолье, с воспоминаниями о рыбной ловле, охоте. Кто-то случайно о медведях упомянул. Тут Василий и говорит:
— Да, медведь – зверь серьезный, с ним шутки плохи. В одной деревне, недалеко от того места где я жил раньше, еще молодым, мужики собрались берлогу потревожить, мяска к празднику добыть. К месту отправились большой бригадой, встали, где кому удобнее. Рассчитывали, что пока медведь из берлоги вылезать будет, тут его и добудут всем колхозом-то. Шевелить косолапого жердью начали, сколь не тычут, не выходит мишка. Охотники немного и по-расслабились.

Вдруг вверх резко взлетели сучья и снег, а из этой пелены выскочил крупный, разъяренный зверь. Не успели и глазом моргнуть, как тот подскочил к растерявшемуся молодому парню. Удар лапой, и оторванная голова покатилась по снегу. Конечно, такой оравой, не упустили зверя, забили. Но мясо-то вместо праздника на поминки пошло.

— Нет, я, когда охотился, встреч с медведем не искал, — начал разговор Семен. – Но вот в прошлом году осенью, туристы-охотники на лодке по реке спускались и у меня дома остановились на ночь. Так они интересную историю рассказывали.

Зашел вечерком к одному охотнику сосед, ну скажем к Николаю Степан и говорит:
— Я сегодня берлогу обнаружил, пойдем завтра, добудем косолапого.
Николай не против:
— Что же не сходить, давай сходим.
А у Николая молодой городской родственник в это время гостил. Вот он и напросился:
— Мужики возьмите меня с собой, никогда не бывал на медвежьей охоте.
Николай со Степаном согласились, втроем надежнее. Николай остался дома к охоте готовиться. А Степан прошелся по деревне, к одним зайдет водочки нальют, к другим бражкой угостят. К дому за полночь чуть ли не на четвереньках добрался. Утром голова трещит, руки трясутся, но собрался, ружье взял, патроны в карман ссыпал.
Как в лес зашли, сразу ружья зарядили. До берлоги добирались на лыжах. Подойдя к месту, Николай взял руководство на себя. Молодого охотника оставил метрах в десяти – пятнадцати от берлоги для страховки и чтобы под ногами не мешался. Со Степаном же подошли к самому логову, сняли лыжи и поставили их к дереву. Степан остался караулить выход, а Николай вырубил неподалеку жердину, подошел к отдушине берлоги, воткнул в нее жердь и давай там шерудить. Ружье перед этим, чтобы на плече не мешалось, рядом поставил, удобнее будет схватить, чем с плеча сдергивать.
Вдруг удар по жерди отбросил его в сторону, и не успел он к ружью метнуться, как медведь навалился на него. Упавший охотник правой рукой отбивается, чтобы зверь зубами до лица не достал, и кричит Степану:
— Стреляй, мать твою! Чего телишься? Уснул что ли?
А у Степана руки трясутся и с испугу, и со вчерашнего перепоя. Все же как-то прицелился. Выстрел! Отборный мат разнесся по лесу. Оказывается, Степан перепутал патроны и зарядил ружье мелкой дробью. Часть дроби, помимо медвежьей спины, и в бедро Николая попала.
Зверь, оставив поверженного противника, бросился на выстрел и стал гоняться вокруг сосны за своим обидчиком. Николай встал и с левой руки, так как правая была покалечена, забил косолапого. Тут же он стал материть своего напарника, который слабо оправдывался. Вдруг Николай обвел глазами кругом и удивленно произнес:
— А где же молодой-то, не мог же медведь его заломать?
Неожиданно раздался голос, откуда-то сверху:
— Снимите меня отсюда, пожалуйста.
Охотники подняли головы и даже помятый и покалеченный медведем Николай не смог удержаться от смеха. Почти на середине ровной, гладкой березы, обхватив ее руками и ногами, держался молодой охотник, на валенках у него болтались подвязанные лыжи. Как он туда умудрился забраться, одному Богу известно.

— А ничего удивительного, все может случиться, — заметил Леонид. – Я вроде и немало за жизнь-то медведей добыл, а вот по молодости, однажды под осень, такой случай был.

Жили мы тогда в деревне Сальты. И вот слышу, как-то ближе к вечеру, рев медвежий на увале. А там петля моя стояла. В те времена, после войны, проще обстояло дело с охотой. И петлю можно было поставить, не оглядываясь, и капканы на медведя. Кругом тайга. Раньше и леса были не рублены, потому и медведей много водилось. Это сейчас, куда не сунься везде выруба. Заглянул я, значит, к брату Егору.
— Пойдем, — говорю, — мяса добудем, медведь в петле ревет. Тут не далеко, километра, пожалуй, не будет, к темноте управимся.
Взяли ружья и ходу. Подошли, и правда в петле крупный зверь сидит. Нацелился Георгий, спустил курок. Видно было, что попал, но или трос косолапый успел перемолоть или Егор пулей в него угодил. Словом, когда зверь рванулся на выстрел, трос лопнул. За спиной у брата лежала, вся в сучьях, вершина большой осины, упавшей от ветра, очевидно не так давно. Я не понял как, но он пулей пролетел сквозь нее, убегая от медведя, не споткнувшись не за один сучек.
А у меня, не знаю что случилось, приставлю ружье к плечу, начинаю целиться. Смотрю, что такое, ствол кривой, опустил ружье, нет, все в порядке, снова целюсь опять кривой. Приставил ружье к другому плечу, вроде нормально. Так с неудобного плеча и выстрелил. Скорее всего, позвоночник задел зверю, так как видно было, что медведь стал волочить задние лапы. Но и на одних передних, он передвигался довольно быстро.
— Бежим отсюда, — крикнул я брату.
Так как мы, олухи царя небесного, в спешке патронов-то запасных не взяли. Посчитали, что на привязи забьем зверя без проблем. Ломанулись мы через чащобу только пятки засверкали. Пробежали сколько-то, довольно темно в лесу стало, на ветки натыкаемся, остановились передохнуть.
Не успели определиться куда бежим-то, а по нашему следу совсем рядом, треск сучьев и медвежий рев. Опять мы ходу. Еще раз или два он нас так догонял. Потом, похоже, отстал, или в сторону свернул.
А мы давай искать дорогу к дому. Темно кругом, хоть глаз выколи, похоже явно заплутали в знакомом лесу. И собаки деревенские как назло не лают, так бы хоть на лай вышли. Кое-как наткнулись на дорожку, и уже за полночь, исцарапанные ветками и сучьями мы добрались до дому.
Утром ходили туда с собаками, но они явно не медвежатницы были, только хвосты поджимают, а по следу не идут. Так и бросили это дело.
Поздней осенью, когда охота на пушнину началась, Георгий наткнулся на останки медведя. Трех соболей, да сколько-то колонков добыл он в капканы в тот год возле этих останков. Видимо при кормились зверьки, повадились туда ходить. Хотя кроме костей и остатков шерсти там уже ничего не было.
Так что, если собираешься на медведя идти охотиться, нужно еще ой как подумать.

— Это верно, — согласились мужики, — сколько опытных охотников всю жизнь по лесу ходят, а медведя стараются обойти стороной.

Читать еще:  Водохранилища Кубани

Про медведей.

Медведей я и до того случая встречал частенько при разных обстоятельствах в разных местах. С измальства, большую часть времени проводил в лесу и всегда всё кончалось мирно.
Но не в тот раз.

Август был сухой и теплый. В воздухе висел непрерывный комариный гул, но идти было относительно легко. Месяц без дождей, болота изрядно подсохли . Прошли мы порядка тридцати километров. И до ближайшего жилья оставалось чуть больше прежнего.
Тот год морошку на болотах ветром и заморозками, всю ещё в цвету прибило. А в ельнике она прижилась, хоть и мелкая но много. Переспелая уже , едва на стебельке держится.
Но ВКУСНАЯ.
И мы с другом, прям не снимая рюкзаков , принялись двумя руками её в рот пихать, громко чавкая.
Не сразу , но все же обратил внимание, на какие-то смутно знакомые гукающие звуки, едва доносившееся от куда-то со стороны болота.
Поднапихавшись слегка морошкой, оставил друга пастись, а сам пошел все же посмотреть что там такое хрюкает.
Вышел на болото, голову повернул. АГА.
На краю ельника, метров тридцать пять всего от меня, сосна одинокая, не высокая. Кряжистая, ствол толстый , ветви густой шапкой, а на самом верху два маленьких медвежонка, черные как глухари и гудят как большие жуки. А в пол ствола третий, мне только лапы видно, обнимающие ствол дерева и голову из за него торчащую .
Медведь что в пол ствола, уж больно маленьким показался, да и видно было только лапы да морду.
Пестун что-ли? С малыми водится, пока мамка где-то гуляет.( У медведей такое бывает). Башка только больно здоровая .
И пока я так думал. Стал друга звать. -» Юра. Иди скорей. Посмотри.»- не всем же так везёт. Картина почти как у Шишкина.( Утро в сосновом бору). Пока Юра шёл,
» Пестун» стал спускаться. А когда задние лапы поставил на землю, распрямившись во весь свой могучий рост- до меня наконец дошло, как сильно я заблуждался относительно его размера. И.
Мысли побежали быстро- быстро, как бы отдельно от меня. А окружающее замелькало как кадры старой кинохроники, времён немого кино.
«НИ ХРЕНА СЕБЕ, ПЕСТУН»- почему-то в слух сказал я.
Медведица, тем временем, как-то не спеша ушла куда-то за сосну. Растворившись в пойме за чахлыми кустиками.
Подошёл Юра. Молча смотрит на медвежат, открыв рот.
Мамку он не видел.
В моей голове с бешеной скоростью мелькает. — ТАК ТАК ТАК. Она ни куда не ушла. Затаилась и ждет.
Стоим на открытом болоте. Ни кустика ни деревца между нами и сосной нет.
НАДО УХОДИТЬ.
Потихоньку начинаю пятится. Тут из за сосны, на немыслимой скорости, вылетает медведица.

Время останавливается. И как бы растягивается. Юра поворачивается и начинает бежать. Догоняю его, в два прыжка. Дёргаю за рюкзак, ору -» стой сука, а то обоим хана»
Разворачиваюсь на встречу зверю выхватив нож, подпрыгиваю на месте и матерюсь во всю глотку. Зверюга резко тормозит в четырех метрах от меня. Страшно рявкает, пена из её пасти падает мне на грудь, разворачивается и несётся обратно у сосне.
Вздох облегчения тянется ровно столько, сколько она бежит до дерева, там разворот и по новой в атаку- всё происходит в секунды, но время кажется остановилось.
Успеваю подумать:
«Молодец Юрка, не побежал». Стоит за спиной чуть справа.
Всё повторяется: подпрыгиваю, матерюсь.
Зверь также тормозит перед нами, рявкает и мчится обратно.
Мох, вырванный когтями задних лап, летит у меня над головой и падает за спиной у друга.
Краем глаза замечаю, как мелкие начинают спускаться, мысленно их тороплю.
Медведица третий раз несётся в атаку.
Мысли скачут с такой же скоростью, как и она
» Будь в руках ружье. Куда стрелять?
Огромная голова закрывает весь корпус. Узкахя полоска лба. Видно только как шерсть на загривке качается в такт прыжкам. Из под открытой пасти вылетают вперёд когтистые широкие лапы.
И КУДА ТУТ СТРЕЛЯТЬ.
И вот он. Момент для выстрела. Медведица в последний раз тормозит перед нами, зад у неё по инерции опускается. Она приподнимается на передних лапах, рявкает.
Грудь открыта. Не промажешь.
Но ружья нет.
А она. Да если б она решила напасть — такого шанса точно бы не дала.
Малые за это время успели таки спустится на землю, мать догнала их у самого дерева.
Одному поддала так, что бедный медвежонок, высоко взмыв в верх, кувырком улетел куда-то за ручей.
Всё.
Больше в лобовую она не заходила, но продолжала носится по болоту с другой стороны ручья, рёхая на каждом прыжке. Вот это скорость.
Узкая полоска пойменного ельника, ещё больше дала возможность оценить всю мощь этого зверя .
Пушечным ядром носилась она , мелькая за ёлками, вагоны электричек в метро кажется мелькают медленней.
Какое то время, ошарашенные происшедшим, мы стояли молча , через ельник наблюдая за страшной мамашей.
Потом посмотрели друг на друга.
Ну а ТЕПЕРЬ ПОБЕЖАЛИ.
СЕЙЧАС МОЖНО.
И мы рванули.
Как тот волк из НУ ПОГОДИ.
С места.
С пробуксовкой.
Мгновенно набрав предельную скорость.
Хватило нас , метров на сто. Рюкзаки тяжёлые, мы их так и не снимали. Некогда было.
Отдышались, огляделись и решили передохнуть. Разводить Кастер в ельнике у ручья ( как планировали до того), что то не хотелось. По этому, набрав воды, побрели к одиноко стоящей на болоте сушинке ( хонга называется).
Развели костерок, скипятили чай, и долго ещё приходили в себя.
Повезло.
Спасибо Юре, что не побежал.
Ну а я..
Молодой был . Глупый.
Уйди я сразу ,потихонечку, как только медведей увидел и не было б ничего.
Не стала бы мамаша на нас наезжать, увела бы малых, по тихому. И всё. Сам виноват.
Напросился.
Встречал я медведей и после этого случая. И жил в лесу с ними по соседству . Расскажу как нибудь. Но этот случай запомнился особенно.
А вывод.
Вывод простой.
Медведь зверь серьёзный. Может дров наломать. И относится к нему надо ОЧЕНЬ СЕРЬЕЗНО. Паниковать не надо. Но уважать его обязательно.
И вести себя надо так. Чтобы он тебя тоже уважал. Или боялся.а Иначе.
иначе беда.
_____________________

Самый сильный и страшный зверь: истоки и смысл «русского медведя»

Помимо государственных символов России – гимна, герба и флага, есть и официальное символичное животное, которое олицетворяет нашу страну. Конечно, это медведь. Зверь необычайно сильный, хитрый и готовый разорвать любого, кто попытается проникнуть в его дом (берлогу) или на его территорию. Образ «русского медведя», как неповоротливого, ленивого, но обладающего страшной и необузданной силой, формировался на Западе еще в ХVII веке. Этот образ трансформировался в зависимости от политической ситуации в мире, но «русский зверь» всегда вызывал и вызывает опасение у тех, кто рискнул бы повести себя с ним некорректно.

У каждой страны существуют свои национальные символы в виде представителей фауны. В Китае – это панда, в Австралии – кенгуру, во Франции – петух, в США – белоголовый орел, но там еще в почете сурки, предсказывающие в спячке погоду в мире. Английский символ не случайно называют «дохлый лев», намекая не только на то, что подобных животных, царей зверей, на территории Острова никогда не водилось, но и проводимую ими политику рычания без зубов. В России – это, естественно, медведь, являющийся самым сильным и мощным животным. И жители нашей страны, бесспорно, гордятся своим мишкой и посмеиваются над создаваемым ему комическим образом, приговаривая при этом: «Не будите медведя!».

«Россия в образе медведя – это целиком и полностью изобретение западных, как мы бы сейчас сказали, специалистов по информационным войнам, – считает медиаконсультант, историк Александр Зимовский. – В русской геральдической традиции медведя, как геральдического зверя, не было до середины XVI века. Первым официальным изображением медведя в России стал герб Новгорода, включенный в Большую печать Ивана Грозного в 1570-х годах. Через сто лет, в «Титулярнике» государя Алексея Михайловича появляется описание герба Ярославля, в котором медведь также присутствует. Но никакого государственного и национального статуса медведь в России не имел до самого падения монархии. Не был он таковым и в СССР.

Читать еще:  Сетка для дичи

А вот на Западе медведь был прочно привязан к России, да и к Восточной Европе в целом. Не стану цитировать здесь канонический текст Герберштейна, с которого все, говорят, и началось, его можно найти без труда. Но вот стереотип этот оказался настолько силен, что еще во второй половине XIX века, в повести Проспера Мериме «Локис» рассказывается о жившем в Северо-Западном крае России литовском вельможе из древнего рода Гедиминовичей, который родился от половой связи женщины и медведя. Причем сюжет развивается всего лет через пять после отмены крепостного права.

Связка «медведи – одичавшие люди» была излюбленным литературным приемом большинства западных путешественников, рассказывавших о России, а затем она перешла в западную политическую карикатуру и памфлеты».

У западных карикатуристов никогда не возникало проблемы, чтобы изобразить Россию по любому поводу – в картинке непременно присутствовал медведь. В зависимости от ситуации: то он пляшет на ярмарке, то он громит своих врагов. Не смешно именно из-за своей банальности и четкой предсказуемости. Это как карикатуры с дохлым львом на фоне Биг Бена в отношении Великобритании, или Дяди Сэма с козлиной бородкой и мешком долларов в руках для высмеивания США. Зато сразу понятно – если медведь, то это Россия, а не Новая Зеландия с птицей киви.

Впрочем, если обернуться на русский фольклор, то медведь никогда не упоминается как агрессивное животное, а исключительно доброе, порой несколько наивное. Даже в детской песенке: «Мишка косолапый по лесу идет, шишки собирает, песенку поет». При этом медведя всегда побаивались и шутки шутить не собирались. И не случайно талисманом Олимпийских игр 1980 года стал именно Мишка, который при закрытии Игр «улетел, но обещал вернуться».

«С геральдической точки зрения медведю не повезло, – продолжает историк Александр Зимовский. – Медведь – тотемное животное, этот зверь был невероятно популярен у славян, древних германцев и у кельтов. У язычников. Христианские миссионеры очень серьезно боролись с этим культом. И где-то около 1000 года от Рождества Христова медведь из геральдических эмблем пропадает. Единственным историческим лицом, носившим это прозвище, был Альбрехт Медведь, маркграф Бранденбургской марки. Но в его гербе медведя нет, зато медведь – это герб города Берлина, примерно с тех же времен. Вообще, в средневековых гербах медведь встречается только в 5 процентах случаев. Тогда как лев, например, присутствует в каждом шестом гербе.

В общем, Церковь ведет в то время серьезную идеологическую войну против «языческого» медведя, и косолапый теряет свой высокий статус. Единственное, где разрешалось появляться медведю, – на ярмарках, на цепи, со скоморохами. Медведь, таким образом, десакрализуется. Но в западной культурной традиции за медведем остаются такие пороки, как жестокость, обжорство, похоть, лень и необузданная ярость.

Кстати, у Шекспира в «Макбете», в третьем, если не ошибаюсь, акте, главный герой, Макбет, утверждает, что ему не страшен «медведь косматый из России». То есть устойчивый образ России, где живут страшные медведи, уже был сформирован к моменту кончины Бориса Годунова и началу Смутного времени.

Дальше, что называется, процесс пошел. С развитием типографского дела на Западе печатные тексты и рисунки, представляющие публике Россию в виде карикатурного медведя, получили самое широкое хождение. А сюжет, где медведь – Россия пляшет на цепи, вообще был излюбленным штампом. Кстати, в самой России «медвежья потеха» была запрещена сенатским указом.

О «русском медведе» писал Карл Маркс, его рисовал английский журнал «Панч», медведем пугали своих сограждан такие разные политические персонажи, как Гитлер, Черчилль и Рейган. Причем после распада СССР это все не закончилось, медведь продолжил пугать Запад.

И в результате в массовом сознании россиян и российских политиков медведь проснулся от спячки. Медведь стал политической эмблемой, феноменом отечественной массовой культуры и даже, как утверждают в некоторых странах, оружием гибридной войны. Это был вполне закономерный итог длительной, многовековой, я бы сказал, работы западных пропагандистов.

Сильным ходом в «повышении статуса» русского медведя, стали коллажи с российским президентом Владимиром Путиным, который с голым торсом скачет на буром медведе. Футболки с этой картинкой стали очень популярны как в самой России, так и в других странах, в том числе США, где не только оценили юмор, но и поняли, кто управляет «русским медведем». На Западе общественность достаточно спокойно приняла главные символы России, и даже медведя, как остававшегося долгое время образом грубости и отсталости россиян, «реабилитировали». Вспомнили, видимо, слова прусского короля Фридриха II, который в свое время предупреждал, чтобы не будили русского медведя, который, подобно топтыгину, добродушен и миролюбив, пока его не обидишь. В этой ситуации медведь превращается в агрессивного и мощного защитника своих интересов.

Медведь – зверь серьезный

К счастью, для российских охотников и сейчас сохраняется возможность испытать себя во время охоты на медведей

Насколько мне известно, охотиться на мишек можно и в некоторых прилегающих прямо к Подмосковью областях. Так что москвичам-охотникам для этого далеко ехать не придется.

Но я расскажу об охотах, которые ежегодно организуются в Вологодской области.Так уж сложилось, что с Вологодчиной у меня связаны последние двадцать охотничьих сезонов. Еще лет десять-пятнадцать назад местные охотники часто засевали овсом сравнительно небольшой участок поля вблизи леса, примерно соток тридцать-шестьдесят. Обычно для этой цели выбирался участок большого поля, точно лучом входящий в окружающий его с трех сторон лес. Опыт показал, что при наличии в округе сильной популяции кабанов овсяное поле под медведя желательно засевать на нескольких гектарах, тогда кабаны, такие же любители овса, как косолапый, не смогут затоптать его полностью.

Место для таких охот располагалось всего в нескольких километрах от ближайшей деревни и не более чем в километре от дорог, связывающих близлежащие деревни.

Конечно, по весне и осени такие дороги в ряде участков становятся недоступными для легкового транспорта, но «Нива» и внедорожник пробраться туда смогут. В крайнем случае выручит местный тракторист и его спецтехника – трактор.

На медведя охотятся или осенью, когда созреет зерно, или зимой, когда он крепко заснул в своей берлоге. Сейчас по осени больше стараются подстерегать зверя в темное время суток у привады, в качестве которой используют подтухшее мясо павшей лошади или коровы.

Лабаз, или засидку, устраивают у самого края поля на высоте около трех-пяти метров так, чтобы был хороший обзор зверя, вышедшего на овес или на приваду. Медведь – зверь осторожный. Он может с вечера подойти близко к месту кормежки и затем долго прислушиваться и принюхиваться, стараясь определить, существует ли для него какая-либо опасность. Затем зверь может несколько раз абсолютно бесшумно пройтись по краю леса. Просто удивительно, как такой большой и вроде бы неуклюжий зверь может так тихо передвигаться по наполненному сухими листьями, сучками и кустами лесу. Его прихода особенно тяжело ждать заядлому курильщику. Ну, тут уж выбирай: или курить, или хотя бы раз подкараулить хитрюгу-медведя. Ничто не должно выдавать охотника в засаде: ни треск досок лабаза, ни переговоры с напарником шепотом, ни какой-либо звук предметов в карманах. Бывает, что на овсяном поле устраивают до пяти лабазов, что определяется его размерами. А зверь может всю ночь находиться рядом и выйти подкормиться только под утро.

Читать еще:  Гибель нахлебника

Хорошо, когда местность ярко освещает луна, но тогда медведь предельно осторожен. Бывает, что он в полной темноте выходит на овес, садится на заднее место и начинает кормиться, лапами подтягивая к пасти колосья. Хорошо бывает слышно, как он обсасывает их, как чавкает, точно приговаривая: «Это все мое, мое!» При этом очень важно соблюдать главное правило: никогда не стрелять на звук – только в ясно различимую цель.

Обычно на лабазе размещаются по одному, реже – по двое. Можно во время ожидания зверя попить чаю или пожевать что-нибудь, но курить н е л ь з я, хоть и ждать придется часами. Состояние погоды не влияет на приход медведя, впрочем, как и время суток: он может прийти подкормиться как ночью, так и ранним утром или вечером. Причем сразу могут явиться до 3-5 медведей, а вот после неудачного выстрела на следующий день медведь возвращается крайне редко.

Собак на засидку, конечно, не берут, но их желательно иметь под рукой в ближайшей от засады деревне. Ведь не исключены случаи ранения зверя. Я читал, что раненый медведь начинает громко реветь, но опыт моих вологодских друзей-охотников показывает, что в таких случаях медведь не ревет, а просто убегает.

Немало было случаев, когда подраненный зверь пытался нападать на стрелявшего. К такому повороту событий тоже нужно быть готовым и прицельно бить во второй раз. Если медведь убегает, то в целях безопасности сразу его не преследуют, а используют потом собак. Недавно читал интервью известного кинорежиссера Н. Михалкова, в котором он рассказывает, как однажды сразу же после выстрела стал во тьме преследовать раненого медведя. Отдаю должное мужеству и бесстрашию Михалкова, но это было явной авантюрой. Хотя мне и неизвестны случаи, когда раненый медведь подстерегал охотника или крался за ним, вместе с тем нужно твердо помнить, что он – самый сильный и коварный, самый хитрый и трусливый, самый ловкий зверь.

Вообще-то медведя рекомендуется стрелять с расстояния 10-15 м, но не далее, чем с 40 м. Самые убойные места – шея, грудь, бок.

А этот случай имел место на Вологодчине. Однажды раненый зверь, громко взревев от причиненной пулей боли, бросился на засидку. Охотник второпях плохо прицелился, и пуля скользнула по толстому лбу, лишь контузив зверя. Медведь лапой вышиб ружье из рук охотника и продолжал движение. Хорошо, что напарник оказался более опытным и хладнокровным: он не стал стрелять, а ударом топора по лапе сильно ее повредил. Медведь от новой порции боли и неспособности удерживаться на дереве, свалился на землю. Охотник не дал ему опомниться и, не боясь задеть соседа, выстрелил медведю прямо в сердце. Пришлось ждать рассвета, чтобы разглядеть с дерева, не прижимает ли медведь уши, – признак того, что он жив и ждет момента для нападения на человека..

Теперь немного об охоте на берлогах. По-моему, времена, когда медведя из берлоги поднимали шестом, закончились. Собаки делают это не хуже, а безопасность для людей гораздо выше.

Хочу рассказать об уникальном случае расположения берлоги под Мережей в Устюжанском районе Вологодской области. Случилось это зимой более двадцати лет назад. Охотник прогуливался с собакой по лесу, как вдруг она подбежала к краю трубы, расположенной под проезжей частью лесной дороги. Подойдя к лайке, охотник с удивлением обнаружил в забитой снегом трубе чело берлоги. Он немедленно оттащил собаку, бросился за товарищами, приведшими на помощь и своих собак. Собачий лай разбудил медведицу, которая с брызгами снега вырвалась из трубы и была тут же застрелена. Вслед за ней мимо оторопевших охотников промчался пестун, выстрелы по которому прозвучали лишь салютом. В берлоге нашли маленького медвежонка, которого отдали в охотхозяйство для натаскивания молодых собак.

Самый большой вес добытого на овсах в Вологодской области медведя составил около 380 кг, а на берлоге – 120 кг.

Теперь о шутках. Недопустимо при коллективных охотах на зверя кому-либо из команды пугать другого рычанием из-за кустов, или каким-нибудь другим способом. Под той же Устюжной несколько лет назад охотники готовились в подход к берлоге. Один из них, приняв для храбрости немного «на грудь», решил попугать новичка-охотника. Шутник вывернул наизнанку свой тулуп и с рычанием из-за куста пошел на новичка. Тот сходу выстрелил и сильно ранил приятеля. Хорошо еще, что все завершилось лишь ранением. Суд учел все обстоятельства и дал стрелявшему условный срок.

В заключение хотелось бы добавить, что при охоте на медведя, как и на другую особо осторожную дичь, от охотника требуется большое терпение и подготовительный труд, а удача приходит чаще всего к терпеливому охотнику. И помните, что медведь – самый-самый-самый…

Медведи симпатичные животные? Или медведи хитрые и злые животные?

Очень симпатичные, если наблюдать за ними по телевизору. Хитрость и злость — понятия человеческие, медведь, это зверь и он не знает о таких вещах. Звери подчиняются инстинктам,он захотел есть, а ему попался баран, им он и насытился, а мы говорим, что злой медведь барашка задрал.

В мультиках симпатичные и добрые, а в реальной жизни — хитрые и злые. Ну, разве что у медвежат, пока они маленькие, агрессии нет. Конечно, хочется думать, что они добрые симпатяжки. Но, к сожалению, были случаи, когда медведи нападали на людей. Как-то раз я зашла в библиотеку и решила почитать журнал прямо в читальне. Там как раз была небольшая статья про медведя гризли и про случаи его нападения на людей. Давались советы, как себя вести (а то, мало ли, может вы эколог, охотник, зоолог, а может, пришли в лес с фотиком запечетлеть красоту природы =)). Так вот, советы давались такие:

  1. По возможности, лучше не приближаться к медведям (мало ли, что у них на уме), особенно, к медведице (она наверняка будет своих детенышей защищать и вам мало не покажется)
  2. Если все-таки приблизились к зверю, не стОит делать резких движений и смотреть медведю в глаза.
  3. Убегать ни в коем случае нельзя — это практически нереально. Потому что неспортивный человек от страха может разбежаться на 24 км/ч (я даже на это неспособна — меня, наоборот, страх парализует, даже ходить трудно, не то что бегать), медведь же может развить скорость 60 км/ч. Правда это или нет, но, во всяком случае, так написано в журнале.
  4. Можно залезть на дерево, но только в том случае, если вы умеете хорошо лазить, иначе либо мишка до вас быстро доберется, либо вы свалитесь с дерева и угодите ему в лапы. Только, честно говоря, я не уверена, что это спасет: во-первых, я лично не умею по деревьям лазить, во-вторых, вдруг попадется очень терпеливый мишка, который решит дождаться, когда вы слезете (или свалитесь) с дерева, чтоб полакомиться вами.
  5. Если зверь решил напасть на вас, можно на какое-то время отвлечь его — бросить какой-нибудь предмет: тряпку, свитер. Но ни в коем случае, не съестное, иначе только разозлите зверя и он наверняка на вас накинется. Как только медведь набросится на предмет, уходим спокойно, не делая резких движений и молимся Богу о том, чтоб Он защитил вас. Но, как говорится, на Бога надейся. а я не представляю, как спастись в такой ситуации. Жалко, что нет у нас возможности летать, иначе человек бы тут же взлетел, а медведь не достал бы его, они-то летать не умеют!

Источники:

http://www.proza.ru/2014/07/10/248
http://pikabu.ru/story/pro_medvedey_6233864
http://tvzvezda.ru/news/vstrane_i_mire/content/201706190731-4jrz.htm
http://www.ohotniki.ru/social/article/2010/12/28/555656-medved-zver-sereznyiy.html
http://www.bolshoyvopros.ru/questions/151208-medvedi-simpatichnye-zhivotnye-ili-medvedi-hitrye-i-zlye-zhivotnye.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector