2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Прокуратура ЯНАО оставила КМНС без оружия в конфликте с Росгвардией

Прокуратура ЯНАО оставила КМНС без оружия в конфликте с Росгвардией. Юристы заявили о нарушении прав тундровиков

Эксперты в сфере оборота оружия заявили о вероятных нарушениях законодательства при изъятии ружей у представителя КМНС сотрудниками управления Росгвардии ЯНАО. По оценке юристов, силовики без решения суда не имели права проводить обыски в чумах фактории. Кроме того, эксперты раскритиковали довод Росгвардии об отсутствии специального сейфа у тундровика. Со ссылкой на федеральные нормативные акты, эксперты отметили, что требование об обязательном наличии сейфа в чуме было безосновательным – по законодательству такие средства защиты должны быть лишь в постоянном жилье гражданина, в котором он имеет прописку. Между тем прокуратура ЯНАО, также проверявшая действия Росгвардии, уже заявила о том, что нарушений выявлено не было. На стороне силовиков выступил и уполномоченный по правам человека в автономном округе. Впрочем, со слов представителей КМНС, чиновники и прокуроры не учли условия, в которых проживают тундровики. Оленеводы ежедневно вынуждены защищать свои жилища и детей, в том числе, от нападения медведей, которые участились в 2018 году.

Прокуроры ЯНАО не выявили нарушений в действиях сотрудников Росгвардии региона и специалистов ГКУ «Служба по охране, контролю и регулированию использования биоресурсов ЯНАО» при изъятии оружия у представителей коренных малочисленных народов Севера (КМНС). Соответствующий вывод следует из ответа подчиненных Александра Герасименко на запрос депутата Законодательного собрания ЯНАО Елены Кукушкиной.

Уточним, крупный конфликт развернулся в сентябре текущего года: в тундре в районе Бованенково у Валерия Худи, который после смерти жены в одиночку воспитывает двоих детей, в ходе рейда представители Росгвардии изъяли два ружья, на которые оленевод имел все разрешительные документы. Кроме того, в ходе обыска в его временном жилище были изъяты замороженная рыба, заготовленная на зиму для питания семьи, и рыболовные снасти. «Людей оставили в тундре без средств защиты от диких зверей, несмотря на то, что в это время в районе стойбища охотился белый медведь», – описывали ситуацию участники конфликта.

Позже представители управления Росгвардии по ЯНАО заявляли, что ружья были изъяты у тундровика из-за нарушения правил хранения. В жилище не был оборудован специальный сейф, боеприпасы и оружие просто были укрыты оленьими шкурами.

«Принимая во внимание уклад жизни коренных малочисленных народов Севера, а также среду их постоянного проживания, законодательство РФ разрешает хранить имеющееся у тундровиков огнестрельное оружие в ящиках из высокопрочных материалов либо в деревянных ящиках, обитых железом. Однако в ходе рейда были выявлены грубые нарушения требований законодательства. Гражданин Худи, проживающий на стойбище в чуме, не принял необходимых мер, исключающих произвольный доступ к оружию и боеприпасам к нему сторонними лицами», – заявили тогда в пресс-службе Росгвардии, пообещав вернуть мужчине его ружья после того, как в доме появится специальный ящик, который сможет ограничить к ним доступ.

Читать еще:  Ловля налима перед ледоставом

Между тем, со слов собеседников издания, собственность представителя КМНС ему не вернули по сей день, несмотря на то, что заявленные средства хранения были приобретены.

«Ему отказались возвращать оружие, правда, теперь уже не из-за претензий к хранению. Несмотря на то, что при изъятии говорили о сейфе, в октябре ему выдали протокол, по которому они забирают оружие из-за того, что он нарушал общественный порядок 17 декабря 2017 года. Но после этого в сентябре 2018 года он получал новое разрешение на оружие, почему менее чем за месяц до изъятия ему выдали разрешение? Ответа на этот вопрос нет», – обрисовал ситуацию источник «Правды УрФО» из окружения тундровика, оставшегося без ружей, за счет которых, в том числе, добывал пропитание для своих детей и охранял жилище от диких зверей.

В пресс-службе Управления Росгвардии ЯНАО на момент публикации материала не прокомментировали сложившуюся ситуацию. Не уточнили также силовики и информацию о том, изымалось ли оружие у каслающих на Ямале тундровиков из-за претензий по его хранению в чумах без сейфов.

Свою позицию по конфликту между тем уже озвучил уполномоченный по правам человека в ЯНАО Анатолий Сак, отметивший, что действия силовиков направлены на обеспечение безопасности детей, которые имеют доступ к оружию.

Омбудсмен привел в пример данные УМВД России по ЯНАО. Так, в июне 2017 в Сеяхинской тундре пятнадцатилетний представитель КМНС взял из нарт находящееся в свободном доступе охотничье ружье, принадлежавшее его отцу и не зарегистрированное в установленном законом порядке, и по неосторожности произвел выстрел в семилетнюю сестру. Девочка от полученного огнестрельного ранения скончалась.

Кроме того, 20 июня того же года другой несовершеннолетний представитель КМНС, находясь в Панаевской тундре, извлек из нарт находящееся в свободном доступе охотничье ружье, принадлежавшее его отцу, зарядил его, поставил рядом со входом в чум, и отошел. Пока его не было, ружьем воспользовался его пятнадцатилетний брат, который хотел занести ружье в чум. Входя в чум, он споткнулся, в результате чего непроизвольно выстрелил дробовым зарядом в свою десятилетнюю сестру. Девочка скончалась.

«Исходя из всего вышесказанного, считаю, что требования законодательства Российской Федерации едины для всех граждан, проживающих на территории нашего государства, и должны неукоснительно соблюдаться всеми без исключения категориями граждан», – заявил Анатолий Сак.

Читать еще:  На американского подростка напал волк

Впрочем, эксперты, изучающие вопросы использования оружия, не соглашаются с выводами чиновников и надзора. По их мнению, росгвардейцы все же нарушили права тундровиков, забирая оружие за отсутствие сейфов. Силовики в принципе не имели права проводить обыск в жилище представителя КМНС, утверждают юристы.

Так, по словам руководителя экспертно-аналитической группы «Право на оружие» Василия Мазаева, привлекшего юристов для изучения конфликта, на проведение обыска в чуме или другом временном жилье силовики должны иметь на руках решение суда.

«Проникновение во временное жилище или место пребывания также запрещено – охраняется Конституцией и уголовным правом. Законодательством не предусмотрено проведение проверки оружия по местам проживания и пребывания рейдами или иными массовыми мероприятиями. Должностное лицо, проводящее проверку, должно иметь письменное предписание в отношении конкретного человека», – рассказал Василий Мазаев, ссылаясь на приказ от 29 июня 2012 г. №646 МВД РФ, которым утвержден административный регламент по контролю за оборотом гражданского и служебного оружия.

Как указывают аналитики, согласно статье 22 закона «Об оружии», хранение гражданского и служебного оружия и патронов к нему осуществляется гражданами, получившими в федеральном органе исполнительной власти или его территориальном органе разрешение на хранение или хранение и ношение оружия. При этом люди должны обеспечивать сохранность, безопасность хранения и исключить доступ к оружию посторонних лиц.

При этом эксперты подчеркивают, что правительство РФ постановлением №814 от 21 июля 1998 года утвердило «Правила оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории России». В документе действительно прописано наличие сейфов или металлических шкафов. «В случаях же хранения оружия и патронов в местах временного пребывания должно, оно осуществляться с соблюдением условий, исключающих доступ к оружию посторонних лиц», – говорится в пункте 59 этих правил.

«Акцентирую внимание: при хранении оружия по месту жительства – это место регистрации или, как говорят, прописка, – нужен сейф, сейфовый шкаф или металлический шкаф для хранения оружия, ящик из высокопрочных материалов либо деревянный ящик, обитый железом. При хранении оружия в местах временного пребывания все это законом не предусмотрено. Более того, согласно названному постановлению правительства РФ, при хранении по месту временного пребывания гражданин обязан исключить только доступ к оружию посторонних лиц. При временном пребывании гражданин не обязан обеспечивать сохранность и безопасность хранения. По факту, гражданин в чуме или другом временном жилище в тундре – это гражданин на охоте. Сейф на охоте – нонсенс», – пояснил законодательные нормы эксперт.

Читать еще:  Особенности ловли крупной уклейки

Наблюдатели между тем добавляют, что помимо юридических коллизий, у конфликта есть и другая сторона, напрямую связанная с безопасностью тундровиков. Так, из-за затяжной осени медведи поздно ушли в спячку. В ноябре животные терроризировали не только стойбища и поселки, но и окрестности крупных городов. Например, накануне охотники вынуждены были застрелить медведя-шатуна в Ноябрьске. Он вплотную приблизился к местной школе.

«Правда УрФО» продолжит следить за развитием событий.

Оленеводы тундры

На то, чтобы собрать чум, уходит около получаса. Занимаются этим обычно женщины.

Для человека, впервые попавшего в тундру, это дикий, неприветливый край – тысячи километров бескрайних просторов, однообразных ландшафтов, холода и пронизывающего ветра. Но для кочевых оленеводов Севера – саамов, ненцев, энцев, нганасанов, долганов, северных хантов, селькупов, эвенов и эвенков, тундровых чукчей, коряков – это родной дом, в котором они ориентируются не хуже, чем горожанин в собственной квартире.

Кочуют оленеводы круглый год, снимаясь с места каждые два-три дня или раз в несколько недель – зависит от сезона и от того, насколько быстро у оленей закончится пища: ягель, грибы, ягоды, кустарники.

Народы Севера называют традиционное жилище по-разному. У саамов это кувакса, у ненцев – мя”, у эвенов и эвенков – дю.

За тысячелетия использования чума и его конструкция, и технология сборки отработаны до мелочей. На то, чтобы поставить чум, обычно уходит не больше сорока минут. Это считается женской работой, однако среди современных оленеводов традиции соблюдаются уже не так строго.

Долганы и энцы используют нартенный чум (балок) – прямоугольный возок на полозьях, обтянутый оленьими шкурами. Саамы в древности жили в вежах – бревенчатых постройках с дымовым отверстием вверху. Позже вежу сменил пырт, или тупа – сруб с крышей, покрытой землей и дерном.

Кочевые коряки и чукчи живут в ярангах. Это шатер в виде усеченного конуса, по принципу похожий на чум: деревянный каркас, обтянутый оленьими шкурами. В центре, как в и чуме, обустраивают очаг. У задней стенки располагается спальня, а между входом и очагом оставляют прохладное место для хозяйственных нужд.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector