0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Камчатка может потерять дикого северного оленя

Камчатка может потерять дикого северного оленя

Дикий северный олень включен в Красную книгу Камчатки

По результатам проведенных в 2010 году учетов численность дикого северного оленя в пределах полуострова Камчатка продолжает стремительно сокращаться.

За 5 лет общее поголовье копытных на полуострове сократилось с 2,5 тысячи особей до 950! Специалисты Кроноцкого заповедника расценивают данную ситуацию как весьма тревожный сигнал, требующий принятия срочных мер по охране вида от полного истребления!

На Камчатке обитает один из самых крупных подвидов северных оленей Палеарктики. Самые крупные в мире рога дикого северного оленя ныне принадлежат животному из кроноцко-жупановской популяции (Восточная Камчатка). На полуострове обитает особая горно-тундровая форма животных, приспособившихся к специфическим условиям горно-вулканических районов полуострова.

В отличие от других подвидов северных оленей, совершающих протяженные сезонные миграции, для камчатского оленя характерна лишь сезонная смена стаций обитания – от предгорий вулканов до приморских тундр. Подобная адаптация связана с временной недоступностью приморских пастбищ в зимний период и относительно низкой продуктивностью горно-тундровой растительности в вулканических районах Камчатки, где пребывание оленей и их выпас продолжаются не более 70–80 дней в году, что снижает нагрузку животных на пастбища, предотвращая стравливание горно-тундровой растительности.

Камчатка всегда славилась обилием снега. Именно характер распределения снежного покрова в горах являлся наиболее важным естественным фактором, лимитирующим распределение животных на полуострове. Для животных Кроноцкой популяции сезонная смена пастбищ закономерна: из года в год в одни и те же сроки олени покидали места зимнего выпаса и, используя одни и те же тропы и пути миграций, выходили в приморскую зону. Первые олени в приморской зоне регистрировались уже к середине мая. В течение летних месяцев распределение животных отличалось мозаичностью: олени выпасались на открытых участках приморских тундр, береговых террасах и низинных болотах Восточной Камчатки. Самки в этот период приносили потомство, самцы-пантачи вели одиночный образ жизни, скрываясь в поймах и на террасах речных долин. В сентябре на открытых приморских тундрах шло формирование брачных группировок. В Кроноцком заповеднике это происходило на приморских тундрах и равнинных участках.

В приморской зоне олени оставались до середины декабря. Откочевка в места зимнего выпаса и образование крупных зимовочных стад происходили в декабре-январе, с выпадением снега. В район зимовки дикие олени уходили со всей приморской зоны заповедника. Ранее большая часть оленей откочевывала на приграничные участки горных тундр Жупановских Долов. Но с каждым годом сокращалось количество животных, откочевывающих на сопредельные территории. Более 20 лет на этих тундрах велся выпас домашних оленей. Именно этот фактор, наряду с браконьерством, в итоге привел к тому, что дикие северные олени «лишились» лучших участков зимних пастбищ.

До середины 60-х годов на полуострове обитала единая популяция с разными районами зимовок, имеющая, однако, общие контакты и обмен животных в результате сезонных миграций вдоль Срединного и Восточного хребтов. К середине 70-х годов на полуострове сформировались три территориально изолированных «очага» обитания диких оленей: Кроноцко-Жупановский; Южный и Озерновско-Укинский. Общая зона обитания копытных в пределах полуострова в те годы достигала почти 85 тысяч кв. км. После обособления этих стад и их территориальной изоляции прервался обмен животными и стали формироваться отдельные популяции со своими темпами воспроизводства, половозрастной структурой, сезонной ритмикой смены стаций обитания и экологией. По нашим оценкам, зона обитания диких северных оленей на Камчатке сократилась почти в 16 раз, не превышая уже 5 тысяч кв. км (сокращение в 16 раз).

Негативное влияние домашнего оленеводства на популяции диких оленей весьма показательно: животные используют одни и те же корма и пастбища, одни и те же тропы и пути миграций, в особо лимитирующие сроки концентрируются на одних и тех же участках пастбищ с доступными кормами. При этом домашние олени при отсутствии обширных равнинных пастбищ на полуострове вынуждены кормиться длительный период на ограниченной площади, что быстро приводит к целенаправленному уничтожению горно-тундровой растительности на бедных шлаковых и вулканических почвах. Оленеводы, стремясь защитить поголовье стада, целенаправленно отстреливают и вытесняют с зимних пастбищ диких оленей.

И самое главное! Домашних оленей на Восточной Камчатке (за Восточным хребтом) исторически никогда не было. Домашнее оленеводство здесь никогда не было традиционным природопользованием! Восточная Камчатка всегда была территорией крупных популяций диких оленей, поголовье которых эксплуатировалось коренным населением весьма рационально и обдуманно. Охоту на дикого северного оленя здесь проводили лишь в начале зимы и до формирования крупных стад на зимовках.

Освоение этих новых для домашнего оленеводства пастбищ началось с середины шестидесятых годов прошлого века. И продолжалось до 1998 года. Максимальное поголовье домашних оленей на Жупановских Долах и вдоль границ заповедника достигало до 7,5 тысячи голов. Такого количества диких оленей здесь никогда не обитало. Горно-тундровые пастбища вулканических районов не могли прокормить в зимний период столько копытных. Только за пять лет в результате выпаса двух табунов домашних оленей на тундрах Жупановских Долов практически были выбиты пастбища, а дикие северные олени «лишились» традиционных пастбищ для зимовок. За последние двадцать лет (1980–2000 гг.) численность диких северных оленей на полуострове сократилась с 7,5 до 3,5 тысячи голов.

Фото: Jean Avenas’

Наиболее катастрофические сокращения поголовья произошли в Южной и Озерновско-Укинской группировках. Некогда крупнейшая на полуострове Южная группировка диких оленей, еще в 80-е годы насчитывающая более 3 тысяч животных и имеющая наиболее высокий репродуктивный потенциал, в настоящее время практически прекратила свое существование. В 2002 году здесь насчитывалось до 100 животных, которые были вытеснены в предгорья вулканов. Заказник «Олений Дол», созданный с целью сохранения этой популяции, не спас положения. По последним данным в пределах этой горной зоны еще встречается от 15 до 25 животных. Так на наших глазах было уничтожено одно из крупнейших стад дикого северного оленя на юге полуострова.

Озерновско-Укинское стадо еще до 80-х годов насчитывало более 1,5 тысячи голов оленей. К 1987 году поголовье сократилось до 1000 голов. В последние годы животные этой группировки подвергались интенсивным преследованиям в местах зимних пастбищ на восточных склонах Срединного хребта и в бассейне р. Еловка. Прекратились сезонные миграции животных на Озерновский полуостров и в приморскую зону, как это было ранее. Авиаучеты 2002 года показали полное отсутствие животных на этой территории. Мы можем констатировать факт истребления и этой некогда крупнейшей группировки диких северных оленей на полуострове.

Читать еще:  Печки для палатки

Максимальную численность и относительную стабильность до последнего времени сохраняло лишь Кроноцко-Жупановское стадо диких северных оленей. Слежение за этой популяцией показывало, что постепенно идет смещение районов зимнего выпаса и сокращение общей численности группировки. При этом роль заповедной территории в сохранении стабильного ядра популяции с каждым годом существенно возрастает. По нашим учетным данным, в 1998 году Кроноцко-жупановское стадо насчитывало более 3,2 тысячи голов. При этом до 2,9 тысячи голов оленей выпасались исключительно на заповедной территории, не откочевывая за границу охраняемой зоны (90% популяции). И мы наблюдаем тревожную тенденцию сокращения численности популяции: в 2007 году численность группировки уже не превышала 1900 особей; в 2008 году по результатам авиаучетов на заповедной территории численность оленей оценивалась в 1600 голов; в 2009 году она снизилась до 1 200 животных.

Результаты авиаучетов 2010 года подтвердили самые худшие прогнозы: на территории заповедника количество оленей уже не превышает 1000 особей.

С начала 70-х годов охотоведами и учеными Камчатки высказывались первые опасения за судьбу Кроноцко-Жупановского стада в связи с интенсивным развитием домашнего оленеводства на Толбачинских Долах и в центре Камчатки.

В настоящее время дикий северный олень включен в Красную книгу Камчатки как «малочисленный вид с очаговым характером распространения и сокращающейся численностью».

Перспектива восстановления численности диких северных оленей Камчатки на основе кроноцкой популяции еще сохраняется. Но для этого требуется комплекс срочных мер, включающий создание вдоль границ заповедника охранной зоны с ежегодным контролем состояния популяции и выделением в местах зимнего выпаса диких северных оленей закрытых для посещения участков.

В.И. Мосолов, зам. директора по науке ФГУ «Кроноцкий заповедник» 14 декабря 2010 в 15:06

На Камчатке расплодились дикие северные олени

Во время патрулирования сотрудники Кроноцкого заповедника встретили крупное стадо диких северных оленей. В поле зрения оказались 172 особи, сообщили агентству «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» в администрации заповедника.

Как подчеркнули в администрации природного резервата, встреча такой многочисленной группы животных дает надежду на то, что численность животных стабилизируется.

Государственные инспекторы обнаружили оленей в центральной части заповедной территории — недалеко от Тюшевских горячих источников. Они сфотографировали животных, собрали образцы биоматериала. Пробы переданы в научный отдел заповедника: специалисты ведут исследование генетического разнообразия популяции. Это необходимо для разработки эффективной стратегии сохранения группировки оленей. Кроме того, есть вероятность, что биологические образцы помогут установить, является ли дикий северный олень Камчатки самостоятельным подвидом.

На сегодняшний день на заповедной территории обитает самая крупная группировка этих животных. До 80-х годов прошлого века на Камчатке обитало свыше 20 000 диких северных оленей. Некогда многочисленное поголовье сократилось из-за браконьерства, уничтожения мест обитания животных, конкуренции за пастбища с домашними оленями и возросшего фактора беспокойства.

Камчатский северный олень — животное открытых пространств, он населяет горно-тундровые участки вулканических долов и подножий вулканов, приморские тундры и горные хребты. Климатические особенности Камчатки, вынуждают животных совершать сезонные миграции, — от предгорий вулканов до приморских тундр — в поисках пастбищ. В 2010 году и без того невысокая численность оленей была подорвана извержением вулкана Кизимен, расположенного на границе заповедника. Вулканический пепел буквально забетонировал открытые пространства, где традиционно паслись олени.

Ученые оценивают заповедную популяцию этих копытных не более чем в 400 особей. В связи с чем известие об обнаружении такой крупной группировки в центральной части заповедника — возможно, показатель того, что популяция все же преодолела кризисный период, и численность оленей возрастает.

«Одной из ключевых мер по сохранению дикого северного оленя Камчатки является создание охранной зоны по периметру южной границы заповедника — это позволит защитить животных, которые выходят за пределы охраняемой территории» — сказали в заповеднике.

Учет численности оленей в Кроноцком заповеднике запланирован на март 2020 года.

«Срезают болгаркой панты»: истребление северных оленей стало катастрофой

Браконьеры уничтожили треть поголовья на 200 млн гектаров

01.10.2019 в 18:55, просмотров: 57072

Беременные самки диких северных оленей бегут, спасаясь от преследования, и теряют своих не успевших родиться детенышей. Стада загоняют в ловушки и безжалостно истребляют. Оленьи панты отсекают болгаркой. И все это варварство происходит в наше время.

Северные олени, когда-то одни из самых многочисленных обитателей Арктики, исчезают. На Новой Земле их практически не осталось, немногим лучше ситуация на архипелаге Северная Земля.

По данным Всемирного фонда дикой природы (WWF), за последние 10 лет Таймырская популяция дикого северного оленя сократилась почти вдвое. Сегодня в ней насчитывается меньше полумиллиона особей.

Наш собеседник — Павел Кочкарев, директор Центральносибирского заповедника, заслуженный эколог Российской Федерации.

— Павел, некоторые подвиды северного оленя уже занесены в Красную книгу. Животные, которые считаются символом Арктики, оказались под угрозой уничтожения. По прогнозам ученых, дикий северный олень как вид может исчезнуть ориентировочно к 2025 году. Вы, как очевидец, наблюдаете эту картину своими глазами. Все так и есть?

— Масштабы бедствия катастрофические. По данным ведущего научного сотрудника ФГБУ «Заповедники Таймыра», доктора биологических наук Леонида Колпащикова, в «нулевые» численность северного оленя на Таймыре приближалась к миллиону особей. Но уже в 2009-м авиаучеты зафиксировали 609–670 тысяч животных, а в 2014-м — лишь 465–475 тысяч. Речь идет об огромной территории площадью около 200 миллионов гектаров, которая охватывает Таймыр, Эвенкию и Туруханский район Красноярского края. Получается, поголовье снизилось почти на треть…

— Как объяснить такую чудовищную убыль?

— До недавнего времени были попытки, как обычно, списать на естественных врагов оленей — волков. Но главная причина в другом. Промысловые бригады в погоне за прибылью добывают самых крупных быков и важенок (самок северного оленя). Порой выбивают чуть ли не всех взрослых, остаются одни телята, которые, увы, обречены.

— Когда телята становятся самостоятельными и могут выжить без материнского попечения?

— До полутора лет телята ходят с матерью. Когда происходит отстрел, это обычно август-сентябрь, телятам, рожденным в конце апреля — мае, месяца по четыре. В таком возрасте они беззащитны и становятся легкой добычей хищников — росомах, песцов, волков, медведей.

Читать еще:  Кормят пески и море…

— Методы охоты, похоже, варварские…

— До недавнего времени промысел шел при переправе оленей через реки. Это, по сути, было избиение беззащитных животных. Стадо — 2–2,5 тысячи голов. Когда они переходят реку, это выглядит как живой мост из оленей. На них охотятся с лодок. Стреляют дробью из многозарядных ружей, нарезных карабинов с магазином на 30 патронов. После каждого выстрела на воде остается по пять-шесть туш. «Поработали» полчаса ударно — от 500 до 800 голов уложили. Сейчас такое встречается относительно редко. Но остались так называемые корали — гигантские ловушки из «крыльев» забора километров по пять в каждую сторону, которые перекрывают миграционный путь оленей. Стадо упирается в эти препятствия и попадает в огороженный кораль. Приходят заготовители, выбивают самых крупных самцов и важенок. Если в советское время промысел контролировала специальная группа «Северный отряд» численностью 60 человек, то сегодня на весь Таймыр — а это 78 миллионов гектаров охотугодий — всего три-четыре госинспектора…

— Какой путь проделывают олени во время миграции?

— Маршрут очень длинный, порядка 3,5–4 тысяч километров. Таймыр — Якутия — Эвенкия. Там на зимовочных пастбищах оленям надо отдышаться, восстановить силы. Но и там начинается отстрел, но уже на скоростных снегоходах. Преследование идет по 15–20 километров. Олени бегут по глубокому снегу. Заготовители стреляют практически не целясь. Все это происходит в конце марта — начале апреля, когда в стаде много самок на последней стадии беременности. Они идут к месту отела. У важенок в этот период вес плода 2,5–4 килограмма. После такой вынужденной пробежки под стволами ружей у них часто происходит выкидыш, так называемая абортация. Мы массово находили в долине озера Есей трупы мертвых оленят — голых, еще не покрытых шерстью. Это зрелище повергает в шок любого нормального человека!

— В общем, до «роддома» — места отела — стадо доходит с большими потерями…

— Мало этого, из-за того, что были отстреляны крупные, зрелые, умудренные опытом миграций самки, молодые животные сбиваются с пути. У них, конечно, всплывает генетическая память, они устремляются на север, но исторические места отела часто остаются в стороне. Мы знаем это точно, так как уже 6 лет используем спутниковые радиоошейники. Раньше важенки отклонялись не более чем на 100 метров. А теперь одна и та же самка может ходить по маршруту на расстояния до 200 километров. Остаются нетронутыми пастбища, на которых они могут подкрепиться, олени не находят безопасные переправы через реки. Таймырская тундра — это сплошной лабиринт из рек, ручьев и озер. Весной они покрыты льдом. Телята рождаются ослабленными и часто гибнут при форсировании глубоких северных рек.

— Известно, что большим спросом на рынке пользуются панты (рога в период ежегодного роста) северного оленя. Как их добывают?

— К сожалению, эти части животных славятся своими целебными свойствами. В последние три года на Таймыре наблюдается увеличение случаев массовой срезки пантов у оленей на весенней переправе. Охотники за пантами подлетают на моторных лодках, поднимают оленя за голову, аккумуляторной пилой-болгаркой за 15–20 секунд срезают рога и бросают жертву в воду. Для животного это тяжелейший шок. Панты, покрытые тонкой бархатистой кожей, напитаны кровью, там проходят нервы. Молодые, неотвердевшие рога — самая чувствительная часть тела оленя. Эту жестокую процедуру можно сравнить с ампутацией конечности у человека. К примеру, оленеводы срезают панты с соблюдением санитарно-гигиенических ветеринарных условий. Обрубки обрабатываются антисептиками и ранозаживляющими препаратами. А здесь полная антисанитария.

— Что потом происходит с этими оленями?

— Некоторые не выживают после такой экзекуции. Никто не исследовал, что будет потом с быком, у которого варварским способом срезали панты. Он будет участвовать в гоне? Я, как биолог, наблюдал за оленями, и мое мнение — этот бык участвовать не будет. Его, по сути, лишили мужского достоинства. Без рогов он на осенних турнирах не сможет защититься даже от маленького бычка. Олени выходят на берег и лежат несколько часов, чтобы оправиться от шока.

— Мониторинг за местами летнего скопления диких северных оленей проводится уже на протяжении 50 лет. О чем свидетельствуют последние данные?

— Как раз недавно мы вернулись из экспедиции на Таймырский полуостров, где вместе с коллегами из Объединенной дирекции заповедников Таймыра провели авиаобследование. Кроме того, мы учитываем сигналы от спутниковых радиоошейников, которыми были помечены олени в осенний и весенний периоды. Картина нарисовалась удручающая. Там, где обычно паслись многотысячные стада диких северных оленей, отмечались лишь единичные животные, которые находились на значительном расстоянии друг от друга. Это были небольшие группы по пять-семь особей… А наш пролет над реками Пясина и Хета не добавил позитива. Мы не увидели даже следов от оленьих стад на песчаных косах рек. Если пять лет назад в западной части Таймыра здесь было два стада оленей в общей сложности из 115 тысяч особей, то сегодня там их в помине нет.

— Главная причина — беспрецедентный нелегальный промысел по всему ареалу популяции. Браконьерами движет безудержная алчность. Панты стоят больших денег. Какие части еще пользуются спросом?

— Помимо рогов у убитого оленя вырезают языки и срезают камус (шкуру с оленьей голени). Его используют для пошива национальной обуви — унтов. Если не принять экстренных мер для спасения северного оленя, мы его потеряем. Выбивается ресурс, на котором жили деды и прадеды коренных малочисленных народов Севера (КМНС). Сегодня статья 19 федерального закона «Об охоте…» разрешает охотникам из числа КМНС «охоту в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни» без ограничений в течение года. Там есть еще один пункт, который позволяет им сдавать излишки заготовительным организациям. Это простор для злоупотреблений. Мое мнение: необходимо ввести немедленный запрет на охоту на дикого северного оленя тундряного подвида до проведения комплексных учетов в зимний и летний периоды и получения экспертного заключения специалистов.

— Наверное, не всем нравится ваша деятельность, особенно предложение закрыть охоту на «дикаря». Интернет пестрит объявлениями об организации трофейной охоты на Таймыре, а тут вы с вашими инициативами…

Читать еще:  Новый русский снегоход

— Недавно к нам в заповедник ворвались люди в балаклавах с автоматами и пистолетами и удостоверениями сотрудников УБЭП на транспорте Сибирского управления. Предъявили распоряжение о «проведении гласного оперативно-разыскного мероприятия для сбора информации для возможного возбуждения уголовного дела о незаконном получении денежных средств руководством или сотрудниками заповедника при организации туристических туров по реке Енисей». Кому-то может показаться, будто у нас тут нескончаемый туристический поток, но это совсем не так. Мы только начинаем развивать познавательный туризм на реках Подкаменная Тунгуска и Енисей. В общей сложности в течение года мы встречаем 25–30 туристов. Они платят деньги в кассу заповедника. Эти средства идут на развитие инфраструктуры, приобретение горюче-смазочных материалов, оплату труда сотрудников, занятых обслуживанием туристов. У нас изъяли помимо некоторых бухгалтерских документов все мои рабочие флешки с первичными материалами по учету оленей, фото- и видеоинформацией. Еще один штрих. Таежный поселок маленький, население 2800 человек. Как только разнесся слух, что меня якобы задержали, на нашу территорию тут же ринулись браконьеры. Ночью наши инспектора составили три административных протокола на реке Енисей возле зимовальных ям…

— Получается, что истребление северных оленей вышло за все разумные пределы… Эксперты говорят о ежегодном уничтожении до 100 тысяч животных. Также ученые отмечают очень низкую долю телят-сеголетков (детенышей, родившихся в этом году). Новорожденных телят становится все меньше и меньше.

— Все дело в том, что последние пять лет промысловые хозяйства добывали исключительно половозрелых животных, имеющих большой вес, а подросшие оленята просто не доживали до традиционного гона… Ну а остатки добили на зимних пастбищах. Простая математическая модель показывает, что при ежегодном изъятии 85–90 процентов половозрелых особей основного стада рост численности приостанавливается, а затем резко уменьшается. Именно это и произошло с таймырскими оленями.

Заголовок в газете: Тропы оленьеЙ смерти
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28090 от 2 октября 2019 Тэги: Смерть, Уголовное дело Места: Арктика, Якутия, Республика Саха, Красноярский край

На Камчатке обнаружили всплеск численности диких северных оленей

Крупное стадо диких северных оленей встретили сотрудники Кроноцкого заповедника (входит в ФГБУ «Кроноцкий государственный природный биосферный заповедник»).

Государственные инспекторы неожиданно вышли на животных во время патрулирования центральной части заповедной территории, недалеко от Тюшевских горячих источников. В поле зрения специалистов оказались 172 особи. Об этом сообщается на сайте заповедника.

Удивление экспертов понять можно — до сих пор считалось, что заповедная популяция копытных (а это самая большая группировка диких северных оленей на Камчатке) не превышает 400 особей. «Неучтенное» стадо свидетельствует о том, что численность животных в последнее время сильно возросла.

— До 80-х годов прошлого века на Камчатке обитало свыше 20 тысяч диких северных оленей. Некогда многочисленное поголовье сократилось из-за браконьерства, уничтожения мест обитания животных, конкуренции за пастбища с домашними оленями и возросшего фактора беспокойства, — пояснили в пресс-службе Кроноцкого заповедника. — В 2010 году и без того невысокая численность оленей была подорвана извержением вулкана Кизимен, расположенного на границе заповедника. Вулканический пепел буквально забетонировал открытые пространства, где традиционно паслись олени.

Инспекторы сфотографировали встреченных животных, собрали образцы биоматериала. Пробы передали в научный отдел заповедника. Исследование генетического разнообразия популяции поможет разработать эффективную стратегию сохранения группировки оленей. Биологические образцы дадут возможность также установить, является ли дикий северный олень Камчатки самостоятельным подвидом.

В марте 2020 года в Кроноцком заповеднике специалисты проведут учет численности оленей.

Справка «РГ»

Федеральное государственное бюджетное учреждение «Кроноцкий государственный природный биосферный заповедник» имеет в своем управлении три особо охраняемые природные территории с разным статусом: Кроноцкий заповедник, Корякский заповедник и Южно-Камчатский федеральный заказник им. Т.И Шпиленка. ФГБУ «Кроноцкий государственный природный биосферный заповедник»решает следующие задачи: охрана природных комплексов, проведение научных исследований,экологическое просвещение населения, подготовка специалистов в области охраны природы.

Дикие северные олени Камчатки находятся на грани исчезновения

Петропавловск-Камчатский, 29 октября — АиФ-Камчатка. Дикие северные олени Камчатки находятся на грани исчезновения. В Кроноцком заповеднике, где сохранилась единственная на полуострове вольная группировка, количество этих парнокопытных не превышает 500 особей.

Как рассказали в заповеднике, на территории полуострова ещё можно встретить отдельные небольшие группы диких северных оленей, но это не говорит об улучшении состояния популяции в целом.

«Камчатский дикий северный олень — крупнейший в Евразии. Некоторые специалисты полагают, что это отдельный подвид, другие относят его к охотскому. Узнать это точно смогут генетики — необходимо собрать генетический материал животных для проведения исследований. Если выяснится, что это эндемик Камчатского края, то в ближайшее время без принятия срочных мер по его спасению, мы потеряем этот подвид», — считает старший научный сотрудник ИПЭЭ РАН им А.Н. Северцова Тарас Сипко.

До 80-х годов прошлого века Камчатку населяло свыше 20 000 диких северных оленей. Резкое сокращение численности началось в результате нерациональной охоты, браконьерства и развития инфраструктуры. Сильнейший урон популяции нанесло домашнее оленеводство — диких животных вытесняли с их традиционных пастбищ и незаконно отстреливали. К 2006 году численность оленей сократилась до 2 тысяч особей, их занесли в Красную книгу Камчатки как вид с «очаговым характером распространения и тенденцией к дальнейшему сокращению численности». К 2010 году на полуострове осталась единственная Кроноцко-Жупановская популяция диких северных оленей общей численностью около 900 особей. Сохранить её помог строгий охранный режим Кроноцкого заповедника.

«Может так случиться, что наше поколение будет последним, кто видел диких оленей на Камчатке. Мы чётко понимаем, что сейчас дело не только в браконьерстве, существенное негативное влияние на и без того катастрофически малую численность популяции оказывает и изменение климата. Пришло время исправлять ошибки людей, которые привели к трагическим последствиям для популяции диких северных оленей. Но без поддержки региональных властей нам с проблемой сохранения этих редчайших животных не справиться», — сказал директор Кроноцкого заповедника Пётр Шпиленок.

В числе мер по сохранению и восстановлению численности редких парнокопытных по всему их ареалу учёные назвали использование фотоловушек для мониторинга популяций, спутникового слежения за животными с помощью радиоошейников, создание питомников по воспроизводству оленей и зубров и, конечно, усиление охраны на территориях, граничащих с заповедными.

Источники:

http://www.ohotniki.ru/social/article/2010/12/14/551940-kamchatka-mozhet-poteryat-dikogo-severnogo-olenya.html
http://kamchatinfo.com/news/ecology/detail/34014/
http://www.mk.ru/social/2019/10/01/srezayut-bolgarkoy-panty-istreblenie-severnykh-oleney-stalo-katastrofoy.html
http://rg.ru/2019/11/21/reg-dfo/na-kamchatke-obnaruzhili-vsplesk-chislennosti-dikih-severnyh-olenej.html
http://kamchatka.aif.ru/society/dikie_severnye_oleni_kamchatki_nahodyatsya_na_grani_ischeznoveniya

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector