3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Голавли Ярани

Голавль

Где распространен, как размножается, чем питается, места обитания голавля. Когда ловят голавля и на что?

Описание голавля

Этот краснопёрый хищник является типичной пресноводной рыбой наших рек. Он, как и большинство рыб, обитающих в водоёмах России, относится к семейству карповых. Голавль довольно крупная рыба. Достигает размера восьмидесяти сантиметров при весе около восьми килограммов. Его ещё называли и называют «головель» или «головень», что, очевидно, связано с лобастой головой этой рыбы. Такой внешний вид придаёт чуть приплюснутая форма головы. Этот хищник очень красивый и яркий, с алыми и тёмно-красными плавниками, с крупной чешуёй, которая отливает цветом старого серебра из-за тёмных точек на чешуе.

Распространение

Имеет широкое распространение в европейских странах и некоторых малоазиатских республиках. В европейской части его ареал ограничивается рекой Двиной, а в Азии Ефратом. Голавль – самая обычная рыба в водах России и есть почти в каждой речке, малой и большой. Но эта рыба предпочитает холодную воду и довольно быстрое течение. Поэтому на юге нашей страны обитает не везде. В горных реках преобладает особый вид этой рыбы – кавказский голавль.

Размножение

Половозрелыми голавли становятся к трём годам своей рыбьей жизни, когда вес рыбок становится не менее 200 граммов. Самки голавля откладывают до 150-200 тысяч икринок. Нерестятся голавли обычно, если температура воды достигает 15-17 градусов по Цельсию. Для южных районов это чаще всего середина апреля, а в более холодных широтах нерест голавля может совершаться с мая и вплоть до июня.

Питание

Питание голавлей нередко зависит от размера рыбы. Чем больше голавль, тем у него сильнее проявляются хищные потребности. И тогда он становится яростным агрессором, способным нападать на небольших прогонистых рыбок, к примеру, на уклеек и пескарей. Но в целом голавль питается самой разнообразной живностью. Это могут быть летающие насекомые и ползающие, каким-то путём попавшие в воду, а также – черви, личинки, моллюски, лягушата и взрослые лягушки, конечно же, икра, даже мыши и раки. Особенно обожают крупные голавли линючих раков, очевидно, за мягкость, поскольку раки в это время не имеют панциря, но при этом они особенно осторожны и голавлям не часто удаётся поживиться линючим раком. Привычка голавлей подбирать насекомых под деревьями и кустами приучила их глотать даже ягоды вишни и прочие плоды, падающие в воду. Не откажутся голавли, особенно мелкие, и от корочки белого хлеба. Словом, это всеядная рыба, но при этом – бескомпромиссный хищник.

Где искать голавля

Держатся голавли обычно стаями, а крупные особи уединяются по нескольку штук. Не встречаются эти рыбы в илистых заливах и водохранилищах в прибрежной мелководной части, где нет течения. Предпочитают реки с быстрым и умеренным течением, с твёрдым каменистым или песчаным дном. Голавли охотятся на встречных и неровных струях реки, на свалах с ямы на перекат. Нередко местами охоты этого хищника являются тенистые омуты под нависшими ветвями кустарников и деревьев. Часто привлекательными для голавлей местами являются лежащие в воде деревья, ещё зелёные и нередко живые, где много насекомых. Такие деревья встречаются под обрывами, где берег подмывает высокой водой, и деревья падают в воду, держась на корнях.

В гастрономических целях

Голавль – желанная добыча рыболова, поскольку эта рыба нередко крупная, сильная и упористая на леске. Несмотря на костлявость, голавль может послужить и в гастрономических целях. Из него делают балык, голавлей солят и вялят, коптят, из голавля варят уху и жарят эту рыбу. В крупном голавле проще выбирать кости.

Время и снасти лова

Наиболее удачным временем для ловли голавля можно назвать весну и начало осени. В это время его ловят на донки, на поплавочные удочки в проводку, на спиннинг и нахлыст. Иногда удачной и увлекательной бывает рыбалка «на тюкалку» или перетягом, когда два рыболова стоят на разных сторонах реки и «тюкают» по воде мушкой или кузнечиком на крючке. Приманка находится на леске двух спаренных спиннингов. Также иногда бывает эффективным способ ловли на длинное лёгкое удилище, с вершинки которого леска вертикально уходит вниз, словно на зимней ловле, и приманка, как и в варианте перетяга, «тюкает» по поверхности воды.

В качестве наживок используют червей, мальков, лягушек, майских жуков и их личинок, кузнечиков, мух. Из искусственных приманок лучше работают воблеры, мушки, вращающиеся блёсны.

Голавли Ярани

А махнем-ка, Саша, ко мне в деревню, на речку, – неожиданно позвонил в один из вечеров Сергей – товарищ по рыбацкому «несчастью». (Так он себя назвал в подаренной мне своей книге). Неожиданным это предложение было потому, что пропал было человек, ушел в работу безраздельно. И не ездили мы с ним в вышеуказанное рыбацкое «несчастье» с самого еще крепкого заматеревшего льда, по которому тогда лихо свистели машины в радужных шлейфах снежной крошки.

Речка Ярань, что в Кировской области находится, по словам Сергея, еще чиста, безлюдна и богата голавлем. Это, конечно, привлекало меня в первую очередь. Отказываться было грешно. Итак – вперед.

На белой «пятерке» Сергея спешим в сторону Яранска – городка небольшого, но относительно старинного. Ему 420 лет.
Тянется лента шоссе, струящаяся маревом, пролетают по сторонам деревеньки с марийскими и русскими названиями, многозначительными и веселыми: Клюкино, Зубари, Каракша, Воробьи, Щеглы. Проехали и Яранск, названный так то ли от марийского «яра», то ли языческий Ярило в название вплелся. То ли поселение стояло на яру. Дальше – путь на пасеку, где живут Серегины друзья.

Последние километры грунтовки полностью соответствовали давней славе кировских дорог, в смысле – направлений… Серега лихо летел то между колеи, то по целине вдоль дороги, в смысле – направления…
– Не быстро? – спрашиваю.
– Привык уже, – ответствовал Сергей, дымя сигаретой.

Закурил и я, глядя в глубокую колею, проносящуюся рядом. Здесь бы сподручнее на восьмиосном тягаче прокатиться.

На пасеке нас встретили друзья Сергея: мед, уха (почему-то из лосося) и пчелы… Не успел я поинтересоваться, мол, в Ярани и лососи водятся (?), как Сергей почему-то подпрыгнул и исполнил танец камлающего шамана. Он бил себя по голове и чесал затылок. В ответ из волос угрожающе рычали. Едва я растянул рот в ехидной улыбке, как в левую руку воткнули колючку с ядом «кураре». По крайней мере, мне так показалось… В общем-то компания за столом подобралась теплая, не считая пчел: пасечник Рудый Панько, он же бородатый Николай, которого почему-то звали дядя Коля, хотя ему и за тридцать-то, наверное, не перевалило; Владимир Ильич также был за столом, но на «мечтателя» из Симбирска он не походил; хрустели привезенными мною карпами парнишки Артем и Руслан (плохая, конечно, примета: с рыбой – на рыбалку). Особенно сочно облизывал карпиков Артем. Он не по возрасту был нордически рассудителен, любознателен, совершал какие-то удивительные вояжи на Камское устье (порыбачить…), восходил к сияющим вершинам гор. Словом – философ и экстремал… И от сознания, что не все пацаны – «гопники», теплело где-то в животе.

Ярань оказалась неширока, но чиста и крута в берегах, где шумел на ветру свисающий ивняк. На перекатах звенело течение и гнулись-качались водоросли в бликах дробящегося солнца. В черных бокалдах, как здесь зовут ямы, вода ходила ленивыми кругами, а в дождевую хмарь – угрюмо и тяжело. Река в этих местах капризно извилиста и окружена лугами, над которыми высокомерно парят ястребы-тетеревятники. Рыболовы здесь бывают не так часто. По крайней мере, нам встретился за два дня один лишь рыбачок с телескопической удочкой и сеткой за спиной с килограммом-другим рыбы.
– На что ловили? – интересуюсь.
– На пшеницу, – смущается рыболов. – Да я так – побаловаться.

Ему, наверное, неловко, что с телескопическим прутиком застали. Мол, негоже деревенскому мужику дурью городских снобов маяться. Вот жахнуть в бокалдине фугаской – самое дело для местного кормильца-добытчика без работы. Все так: и выселков-деревенек окрест полно пустует, полуразвалившихся, с костяками, и каменных домов старинной кладки; и колхоз тутошний едва дышит за счет упорства председателя; и работы у местных мужиков нет… Но вот встретился мне этот рыболов с удочкой и килограммом некрупной сороги – захотелось слезу смахнуть и послушать еще одну из песен про Ахтубу, про то, как в Америке лососей обратно в воду отпускают после поимки…

Между тем небо над Яранью затуманилось, надулось пухлыми тучами, блещущими вспышками молний, и наконец прослезилось долгим заунывным дождем. Этот моросяк шумел по колкой стерне и наводил тоску. Поставили палатку и задумались. Погода вроде бы не «летная». Но делать нечего: надо хоть снасти намочить. Сергей пошел куда-то по своим ямам-бокалдам, а я, собрав ультра-лайт, сел в лодку и начал хлестать темную воду белой нулевой «мухой» – «Аглией», подбрасывая ее под кусты и по кромке травы. По словам рассудительного Артема, знавшего реку, именно на белую «вертушку» и брали здесь голавли до двух кило. Мол, силикон и прочие изыски у местной рыбы не в почете. Но все равно проверяю весь свой не очень богатый арсенал. Но то ли погода не по рыбе, то ли река еще не приняла меня, торопливого новичка в этих местах, но приманки лишь уныло мерцали в воде, шипящей от мороси. Рыболовы всегда склонны обвинять в своих неудачах именно погоду, фазы луны, давление, ветер, сглаз лукавой ведьмы, чей-то ночной грех перед рыбалкой, но здесь, наверное, все же виновата была именно погода. По крайней мере, так решил я. Где же вы, знаменитые голавли Ярани?! – вопиет душа… Цепляю напоследок белую «вертушку» четвертого номера, но ее лишь проводил до самого лопушника щур на килограмм. Извернувшись в воде, он лениво ушел в черную бокалду.

Читать еще:  Борзые: пора что-то менять

– Саня! Простодырина! – кричит с берега Сергей. – На пескаря попробуй! Жерлицы зря что ли брал?!
Простодырина… Это он, наверное, про мои камуфляжные брюки, что расползлись по самое колено. Или с головой что. Готовлю легкий «телескоп» и подбрасываю кусочек червяка на крючке под самый берег, на чистую песчаную отмель, где глубины всего сантиметров двадцать. Поплавок не успел приподняться, как его поволокло в сторону. Пескарь брал беспрерывно, причем некоторые из них были чуть ли не с ладонь и сгодились бы на хорошую жареху.

Жерлицы выставил рядом с травой, а наживил, конечно, пескарями. Пока пили с Сергеем чай на бережку, шесть жерлиц из девяти были размотаны, некоторые – до конца, до туго натянутой лески и косо висящей рогульки; некоторые просто вяло болтались и леска ломаной линией уходила куда-нибудь под куст. Хватали некрупные окуни, попадались щуры, но, самое удивительное: из-под топляков, кустов и травы пескаря хватал голавль! Тот самый голавль, за которым я, может быть, только и ехал. Из-за которого я опять оставил дома два жестких спиннинга (для чистоты эксперимента) с испытанными щучьими блеснами, а взял лишь ультра-лайт с леской 0,16 мм и тестом 2-12 гр. И думается, сработал бы этот самый «ультра» в хорошую солнечную погоду, когда голавль двигается поверху или стоит под кустами. Сейчас же, в эту морось, он, кажется, залег под бревнами и выходил лишь лениво на живую рыбку. Так бывает и со щукой, и с окунем, когда оные отплевываются брезгливо от любой обманки и берут лишь на живца.

Дождь моросил, косо падая на луга и темную воду Ярани.
Мы посидели у костра, половили под дождем пескарей и потом, вернувшись к палатке, почему-то стали пить шампанское, завалявшееся в багажнике «пятерки». Странно было пить на рыбалке именно шампанское и особенно дико было, что оно «завалялось»… Так, наверное, могло подуматься.
Вечером выяснилось, что у Сергея в машине, буквально под ногами, «завалялся» и спирт. Горела дрожащая свеча в палатке, по стенам-полотнищам шуршал ленивый дождь, сбиваясь на торопливый перестук, пищал приемник в изголовье и был разговор: о рыбалке, женщинах, о нас-простодыринах. Но главное, о чем все же говорили, так это о темных ямах-бокалдах, где прятался сильный ясноглазый голавль-красное перо…

Утро заползло в палатку знобкой свежестью, пробрало дрожью тело под сырой одеждой и выгнало нас прочь: щепать лучину и, обжигаясь, пить крепкий чай.
– Закон подлости никто не отменял, – мучаюсь обидой. – Как уезжать, так обязательно распогодится.
– Да-а, – тяготится и Серега.

Снимать жерлицы пришлось, нередко обрывая леску. Кто завел снасть за донную колодину: колючий «матрос», щуренок ясноглазый или голавлище яранский? Этого уже не узнать. Но на одной из жерлиц выпутываю из-под травы голавля, чуть более полукилограмма. Э-э, да у него над лобастой башкой сосед болтается на леске – окунь с ладонь, а уж у того в пасти – пескарь на крючке… Говорят, вруны рыболовы отчаянные. Чего только не придумают, но в этом случае свидетель есть – Серега, писатель, предприниматель и рыболов-простодырина яранский. Если что – к нему… Подтвердит и расскажет. Но я и сам никогда не слышал, чтобы голавль окуня хватал в треть своей длины… Да и вообще, в его рационе окунь, что для принца Чарльза – стакан водки и соленый огурец. Единственное объяснение в этом по сути криминальном случае – разборка голавля с окунем из-за пескаря. Вначале оскоромился полосатый, заглатывая пескаря. Видя это, завистливый голавль ткнул того башкой, выбил вверх по леске и сам зацепился за двойник. Мудреная схема, понимаю, ну а как еще.

На обратном пути сели мы на «пятерке» в сырую после дождя ямку. Пришлось идти на пасеку за подмогой. А там дядя Коля-пасечник с Артемом и Владимиром Ильичом из-под пчел мед выгоняли, и посему те барражировали по окрестности злые, как с похмелья.

Машину вытолкали, попрощались с пасечником дядей Колей, Владимиром Ильичом, Артемом. пчелами, которые опять норовили садануть Серегу, и он спрятался в машине. Целились и в меня, но дядя Коля накинул на мою голову мешок из рединки, пока суть да дело, а потом выдал на дорожку медовухи – на пробу…
Обратно нас километра четыре тащил трактор. Отмывались от грязи у дома упомянутого уже в начале Руслана, где также были угощены рюмочкой-другой спирта и тоже почему-то – красной рыбой с деревенским маслом. Но теперь-то я уже твердо знал, что в Ярани лосось не водится, но зато там водится яркоглазая, в огне плавников, сильная рыба – голавль, смело отбирающая пескаря у окуня.

Голавли Ярани

  • Главная
  • Архив
  • РКГ
  • Голавли Ярани

Голавли Ярани

В Еринце возле дома, у которого в прошлом году стояла моя палатка, остановился. Двигатель машины заглушил, дверку открыл. Благодать кругом неописуемая. Соловьи по кустам из кожи лезут, стараясь перепеть друг друга и прочее птичье «человечество».

Благодать быстро нарушается. Полминуты не прошло, а уже вездесущий комаренок возле уха замузжихал. «А, зараза, без тебя уж тут не обойтись!» — и по шее себя хлопнул, куда подлый «пернатый» присел было, чтоб кровушки моей хлебнуть. Я, конечно, промазал.

Дверь захлопнул, машину завел и к реке поехал, где, как уверен был, ждали меня «великие дела», а если без вывертов — рыбалка. Комар снова объявился, опять на шею сел. «Ах ты, паразит! «Зайцем» едешь и водителя кусать собрался» — хрясь по собственной шее. Отъездил «зайчишка, мальчик серенький».

В пойму Ярани скатился и в петлю реки заехал. Слева мелкий перекат, на котором еще стоят останки бывших свай временного моста, строенного в былые времена летом на время страдных дел. Прямо передо мной глубокий омут. Воду в нем крутит и под противоположный берег струями бьет. Посреди омута вершина дерева, съехавшего вместе с земляной глыбой берега, от течения вихляется, будто на ветру былинка.

Мне не интересна ни яма на реке, ни перекат мелкий. Целью моего вояжа является перекат, что выше омута. Он глубок, с обеих сторон над ним нависают «шапки» ивовых кустов, а это излюбленное место голавля. У меня, правда, есть и другой «объект» ловли — сорога. Я и рассчитывал ловить на три удочки: одной — голавля на горох, а другими двумя — сорожку на ручейника.

Ветерок прохладный рябью темнину омута тревожит. Небо ясное над головой, согласно прогнозу: «. температура +15, небольшой дождь, давление 758 мм. рт. ст». Самое главное, что ветер северо-западный, при котором клев пренепременен. Конечно, если давление не меняется. А в тот день все параметры указывали на то, что от рыбы отбою не будет.

Удочки от багажника отвязал, от них две отделил. Эти на головля поставлю, как донки. Для насадки надо поймать лягушонков — одно из любимых кушаний «гаврюшки», как я про себя называю объект ловли. Минут пятнадцать ползаю по траве около воды, отлавливая «гаврюшкин деликатес».

Затем закидываю удочки так, чтобы лягушат подтащило струей воды к деревьям, склонившимся над водой, но ровно настолько, чтобы не утащил попавшийся голавль наживку в коряги — ушедшие под воду стволы ольхи.

Читать еще:  За подлещиком

Забросив «донки», подыскиваю место между кустами ивняка, чтобы с удочками самому угнездиться. В одну прореху между ивами ткнулся — не поглянулось, к другой перешел — подходяще.

Вот тут и скакофонило в голове: «Копша. Копша. «, но быстро смолкло, ибо занятие доброе такое, как закидывание удочек, отвлечет от любой головной и прочей напасти. *

Две удочки с ручейником забросил, на рогульки приладил — благо место насиженное, кто-то уже в этом месте удил до меня и приспособу оставил. На третью удочку горох насадил, закинул наживку на середину реки, а саму снасть некуда пристроить — рогулек мой предшественник только две оставил. Благо куст небольшой наклонен над водой. На него и положил «телескопину», а комель просто в осоку приткнул.

Все расставлено, все закинуто-раскинуто: «Масть пошла», — удовлетворенно потираю руки и лезу за сигаретой. Но вот она выкурена, «охнарик» щелчком запущен чуть не на середину реки, а поклевок нет.

«Будут!» — я уверен, но для этого надо «кофийка» дернуть. «После первой рыбки», — возражаю себе. Рыба, однако, не торопится. Ветер усилился. Соловьи примолкли, а кукушке за рекой все изменения в погоде по боку, расквохталась: «Ку-ку. Ку-ку. » — спасу от нее нет. Да еще и, будто в издевку, в голове снова заколготилось свое уже: «Копша. Копша. «, дрязня будто лесную ветреницу.

Все же «уболтал» рыбешку, смутил ее свежим ручейником. Попалась сорожка «половинного стандарту»: если в кулаке ее зажать, то хвост будет виден, а голова нет, либо наоборот. Снова наживка летит в реку, а я не встаю — вдруг еще одна поклевка? Все же поднимаюсь: «уговор дороже денег», и даже если сам с собой договариваешься. К машине иду за сумкой со снедью.

День выдался не «рыбный». К четырем часам дня поймал пяток сорожек, голавлишку «цельного стандарту» — и голова, и хвост из кулака торчит, — еще с десяток пескаришек и «шишклеек». Донки сработали, даже не один раз, но голавль не брал: четырех лягушат изжевал и выплюнул подлый.

А тут еще туча наползает. Приходится в машину «имущество и провиант» относить. Закапало, но дождь так и не собрался. Туча уползла в сторону, солнышко выглянуло. В третий раз за день свитер снял.

Снова усиживаюсь на бережку в ожидании «пятиминутки»: когда сорога берет — только успевай удочку закидывать. По моим «данным» время это приближалось.

«Клевать начнет, а мне вдруг кофейку захочется?» — бреду к машине за сумкой с припасами. Провиант взял, а возле старого кострища лежит кусок доски-пятидесятки — и ее под мышку зажал, чтобы угнездить на бережку с большим «конфортом» милую сердцу задницу.

Снова кукушка ожила за рекой, а в голове отдается: «Копша. Копша. «.

К удочкам спускаюсь, а там диво! Левая удочка, на которой ручейник насажен, дугой выгнута, а леска за куст утянута. «Голавль!» — бросаю под ноги и сумку, и доску. Удочку хватаю, тащу, но голавля на конце нет!

Конец лески зацеплен за комель другой удочки, которая течением утягивается. «Что за диво? Откеля?» — и голову вправо поворачиваю. Удочки с насаженным на ее крючок горохом на кусте нет! «Да это же моя удочка!» — узнаю родную снасть, плавающую в реке. «Дурень! Удочку-то не закрепил», — костерю себя и тихонько подтаскиваю плавающую в реке «телескопку», на которой явно кто-то сидит и не малый.

«Дурень! Дурень», — как заклинание бормочу, ибо понимаю, что дуракам везет, и если не называть себя так, то удача махнет хвостиком — и была такова. В такт моим словам расстояние между дурнем и голавлем сокращается. Вот уже наклоняюсь к воде и осторожно беру в руку комель утянутой голавлищем удочки. А дальше — уже дело техники, благо, что сачок под рукой оказался.

«Шесть секунд бандитской работы» — и голавль на берегу, бьется в сетке сачка. Хорош! «Килограмма полтора!» — оцениваю вес «удачи». Слегка ошибся: на полкило, но это уже по рыбацкому раскладу ничто, а лишь «проза жизни», в которой всё, увы, намного мельче, нежели в мечтах и видениях.

Снова удочки закинул, на досочку-пятидесятку сел, как на лавочку. Стал клев ждать. Не дождался.

После поимки голавля день снова обрел светлые очертания. Уже кукушка не так нервировала.

Сергей Шелепов, г. Йошкар-Ола

* Копша — Прокоп, один из героев повести «Вятская» рулетка», отрывок из которой публикуем.

Река Ярань


Фото В.Пахтаева

Река Ярань является одним из крупных правых притоков р. Пижмы, относящейся к бассейну р. Вятки. Протекает Ярань по волнистой Яранско-Кокшагской равнине, высота которой 130–190 метров над уровнем моря, находящейся на юге Кировской области, на границе с республикой Марий–Эл.

Истоком Ярани является слабоструящийся родник, находящийся в Верхоуслинском округе. Родник находится в 4,5–5 км к северу от центральной усадьбы колхоза, в 1 км от деревни Сушенцы. От истока Ярань течет в направлении с востока на запад, при впадении р. Черной, делает поворот, и далее до устья течет с юга на север. Впадает Ярань в р. Пижму на 91-м километре от устья (административно — в пределах Тужинского района Кировской области).

Длина реки — 151 километр, площадь водосбора — 2220 км 2 .

Правые притоки: Усла (8,7 км), Кулеж, Елганка, Лум (36 км), Листвянка, Шуварка, Пиштанка, Куреж, Комужа, Руя, Люмжа.

Левые притоки: Кугунер, Пахтаевка, Яранка, Липовка, Шкаланка, Вицура, Люпянка (19 км), Гурьяновка (10 км), Арламба, Ламба I, Яблонка, Ламба II, Уртма (30 км), Ершовка, Шошма (24 км), Лесная Шошма (20 км), Ныр, Немдеж (64 км).

Ширина реки в межень: в верховьях — 3–5 метров, в средней части — до 15 метров, в нижнем течении — 25–30 метров.

Глубина Ярани колеблется от 30 см до 6–8 метров. На плесах — 2–8 м, на перекатах — 0,3–1,5 м.

Характер течения — спокойный, т.к. протекает Ярань по холмистой равнине. Скорость течения — 0,3 м/сек, на перекатах — 3–5 м/сек.

Режим реки

Ледостав на реке начинается в первой половине ноября. Наибольшую толщину лед имеет перед вскрытием реки. Толщина льда колеблется от 30 до 70 см, в холодные зимы до 1 м. Ледостав длится 5,5–6 месяцев. Вскрытие реки происходит во второй половине апреля. Ледоход длится от 2 до 6 дней. Половодье продолжается от 4–7 дней, после чего вода идет на убыль. Паводки случаются редко. Небольшие подъемы воды бывают осенью в период сильных дождей. Вода поднимается на 120–150 см. Максимальный сток наблюдается в апреле. Расход воды весной самый большой.

На Ярани наблюдается летняя и зимняя межень 1) . Это связано с питанием реки. Для Ярани характерно смешанное питание: преимущественно грунтовое в период межени, снеговое и дождевое — во время весеннего половодья и осенних паводков.

Русло реки извилистое, особенно в среднем течении. Наличие изгибов и большой извилистости связано с особенностями рельефа, с различным временем образования отдельных участков долины 2) и геологическим строением территории. В русле реки имеются отмели, перекаты 3) , плесы 4) . В районе Знаменки у льнозавода река сделала попытку спрямить русло, а у Катанура образовалась старица 5) . На участке Салобеляк—Шкаланка русло сильно меандрированное 6) .

Дно на различных участках илистое, песчаное или галечное. Характер дна меняется, если учесть, что верхний горизонт донных отложений все время в движении.

Правый берег более высокий по отношению к левому. В основном высота их — 2–3 м. Особенно высокие берега — в среднем течении в районе Шкаланки (6–8 метров), а также в районе Лумского леса и между населенными пунктами Летуны, Кляпино, где высота достигает 12–15 метров. Берега сложены супесчано-суглинистым материалом, верхний слой — подзолы и суглинок.

Ширина долины реки достигает 3–4 километра. Используется для сенокосов, пастьбы скота, распахивается под посевы сельскохозяйственных культур. В долине реки у деревень Шкаланка, Кляпино, Борок, Пиштань добывают торф, который используется как удобрение. За Шкаланкой и Лумом Ярань протекает по залесенной части Яранского района. Преобладают хвойные деревья: сосна, ель, пихта, лиственница. Растут березы, осины, в подлеске — черемуха, рябина, шиповник, смородина. Хвойный лес расположен на левом берегу в районе Знаменки. Заболоченные места встречаются в верховьях реки, по правому берегу между деревнями Летуны и Щеглы, и от деревни Кляпино до Яранска. В верховьях же по долине встречаются родники.

Пойма 7) Ярани — сплошная, двухсторонняя. Преобладающая ширина ее — от 300 до 500 м, выше г. Яранска — до 800–1200 м. В половодье пойма заполняется на глубину до 1–2 м.

Читать еще:  Нападение кабана

Многообразен животный и растительный мир реки. Растительный мир представляют влаголюбивые растения, живущие по берегам реки: осока, аир (чернопалочник), рогоз; кустарники — ольха и ива. В воде растут водоросли, ряска, кубышки, кувшинки в заводях.

Наибольший интерес из обитателей Ярани представляют рыбы: карповые — карп, язь, лещ, голавль, линь, плотва, пескарь; тресковые — налим, а также щука, окунь, ерш. Из позвоночных животных в зарослях водной растительности можно встретить тритонов, лягушек, жаб.

Обильный корм и хорошее убежище находят птицы. Берега Ярани и ее притоков — места гнездовий многих видов птиц: утки–кряквы, утки–чирка, чаек.


Река Ярань с притоками.

Из млекопитающих можно встретить речного бобра, который очень быстро расселился не только на Ярани и ее притоках, но и других водоемах района. Выдра, великолепно приспособленная к околоводному обитанию, встречается редко. Множество насекомых.

Исстари по берегам рек селились люди. Ярань — не исключение. На ней, ее притоках — множество населенных пунктов: Салобеляк, Шкаланка, Лум, Воротилиха, Поломка, Щеглы, Знаменка, Кляпино, Катанур, Борок и др. Многие деревни уже исчезли: Ситки, Летуны, Кожи, Орловские, Корченки, Дождики. На правом, высоком берегу в 1584 году была построена крепость Яранск. Сейчас город раскинулся на обоих берегах. В районе городского сада имеется плотина из булыжника, которая поддерживает уровень воды в реке у водокачки. На левом берегу давно был построен спиртовый завод. На правом — с 1981 г. действуют очистные сооружения. Ниже города построена плотина, которая поддерживает уровень воды в реке в летнее время.

Значение реки

Обеспечение водой населения, орошение засушливых земель, для нужд промышленных предприятий города и района. Ярань — место отдыха населения, излюбленное место рыбаков, туристов.

В прошлом: сплав леса, как средство передвижения, строительство мельниц, которые обеспечивали население мукой. Вот названия некоторых мельниц: Бугровская, Щегловская, Бусыгинская, Осинковская.

Экологическое состояние р. Ярань. Источники ее загрязнения

Исследованию этой важной темы был посвящен поход весной 1997 г. младшей группы туристов средней школы № 5 г. Яранска, руководитель похода Н.А.Павлова.

Ребята брали пробы воды (химический анализ проб проводили специалисты отделения Охраны Водных Объектов), учились определять прозрачность воды, запах.

Перед походом школьники ознакомились с предельно-допустимыми концентрациями (ПДК) химических веществ в воде и причинами их изменения (Таблица 1).

Голавль рыба. Образ жизни и среда обитания рыбы голавль

Особенности и среда обитания

Голавль – это рыба- хищник, которая относится к семейству карповых, роду ельцовых. На описании рыбы голавля нужно остановиться подробнее. Внешность её очень привлекательная.

Спина темно-изумрудного цвета. Бока серебряные с легким золотистым отливом. Отличительная особенность — это темная окантовка каждой чешуйки. Плавники разного цвета: грудные – оранжевые, брюшные – немного красноватые. Но самый красивый у него хвост – темно-синий с черной каймой.

На большой голове расположены блестящие глаза с зеленым пятнышком вверху и довольно крупный рот, с двухрядными зубами. Тело у него мускулистое и вытянутое, похожее на цилиндр, в длину редко превышает 80 см. Весит голавль примерно 4 кг, но встречаются и более тяжелые экземпляры.

Чтобы оценить всю красоту голавля, нужно увидеть его фото. Голавль речная рыба. Он довольно распространенный вид, но промыслового значения не имеет. Из-за повсеместного загрязнения рек за последнее время численность рыбы уменьшилась.

Ареал его обитания очень широк: реки средней полосы и юга России, Западной Европы, Украины, Беларуси. Найти эту рыбу можно в пресноводных водоемах, с быстрым или средним течением. Очень любит участки с песчаным или галечным дном. Голавль не водится в омутах и илистых местах.

Характер и образ жизни

Голавль пугливая рыба, но очень любопытная. Если она увидит человека на берегу, то быстро уплывет, но не боится неподвижно стоящих людей в воде, видимо принимая их за природные преграды. Плавая под кустами и деревьями, нависшими над водой, он питается насекомыми, упавшими в воду.

Но не только они привлекают его. Любопытство вызывает абсолютно все. Любые предметы, оказавшиеся в воде, он сразу пробует на вкус. А вот если они упали далеко от берега, то вызывают испуг. И рыба быстро уплывает.

Пока рыбки небольшие, они предпочитают держаться в стаях возле берега. Где и находят себе пропитание. Большие особи держатся середины реки. Очень любят плавать возле свай мостов и плотин. Они, скорее одиночки, и не любят больших компаний.

С приходом осени рыба покидает летнее место обитания, и, собираясь в крупные стаи, залегает на зиму в низину. Происходит это в середине сентября. Всю зиму голавль остается неподвижным, впадает в спячку, при этом он вообще не питается.

В конце февраля, перед нерестом, он, с другими сородичами, покидает свое место зимовки. Медленно, вместе с половодьем, плывет против течения, останавливаясь в мелких притоках, и начинает усиленно искать пропитание.

Питание

Хоть, голавль хищная рыба, но не побрезгует он и ягодами, или другими продуктами растительного происхождения. Их рацион изменяется с возрастом. Молодые рыбы в больших количествах съедают нитчатые водоросли, личинки насекомых или самих их, упавших в воду.

Любимыми лакомствами являются жуки, кузнечики и стрекозы. Не откажутся они и от червей, поэтому ловить голавля, советуют именно на них. Взрослые голавли, охотясь на течении в середине реки, питаются мелкими рыбешками, мальками, раками, лягушками и головастиками.

Изредка, добычей может стать и мышь, переплывающая реку. Были случаи, что крупный голавль мог съесть мелкую птицу или птенца, упавшего в воду. С возрастом, инстинкт хищника у рыбы развивается все сильней.

Размножение и продолжительность жизни

Продолжительность жизни голавля 15-18 лет. Половая зрелость его наступает в возрасте 3-х лет. Нерест начинается, как только вода прогреется до 13-15 градусов. В южных районах это происходит в конце апреля – начале мая. В средней полосе позднее – в середине мая и совпадает с цветением черемухи.

Сам икромет происходит порционно, на каменистом дне или около свай. Для этого голавль поднимается вверх по течению и мечет икру на неглубоких перекатах. На нерестилище собираются большие стаи этой рыбы.

Сам нерест непродолжительный и длится всего несколько часов, при этом свои половые продукты голавль выпускает все сразу. В начале трутся самые крупные особи, а в конце двухлетние голавли. Самок, как правило, меньше чем самцов.

Икра голавля ярко оранжевого цвета, очень мелкая, размером с маковое зерно. Крупная самка может за раз выметать до 100 тысяч икринок, и заслуженно считается одной из самых плодовитых рыб. Но большая часть икринок пропадает. Их уносит течение или съедают рыбы.

Развитие личинки длится около четырех суток, после этого она прячется возле камней или в тихом месте у берега, где питается мелким зоопланктоном. Ее длина составляет 5 мм. Спустя время она начинает перемещаться к середине реки. Мальки объединяются в крупные косяки, в которых и живут следующие несколько лет.

Стайки со временем очень сильно уменьшаются в размерах. Всему виной, что сеголетки держатся у самой поверхности воды, и становятся жертвами хищных рыб и чаек. С наступлением осени они уходят зимовать на глубину. Растут мальки очень быстро, и уже взрослые покидают стаю и начинают самостоятельную жизнь.

Для рыбаков эта рыба прекрасный трофей. Ловля голавля длится целый год, но самым удачным временем считается начало лета и осень. Поймать голавля очень сложно и с этим может не справиться рыболов — новичок. Ловят его на удочку или спиннинг.

Для удачной рыбалки нужно иметь не только терпение и сноровку, но и знать повадки и биологические особенности рыбы. Весной на удочку его ловят недолго, потом начинается нерест, и рыба не клюет. Но спустя неделю начинается жор.

Его продолжительность две недели. Рыбачить лучше всего ночью. В конце мая лучше в качестве наживки выбрать майского жука. А летом подойдет кузнечик, небольшие рачки и пескоройка. С наступление осени, удачная рыбалка будет утром или вечером. В качестве наживки лучше использовать червя или головастика.

Ловят рыбу с берега или с лодки. Нужно знать, что клюет голавль внезапно, хватает наживку и быстро уплывает. Подсекать нужно резко и очень сильно. Очень часто голавль рвет леску, поэтому она должна быть крепкой и довольно толстой.

При ловле с берега нужно хорошо замаскироваться и не шуметь. Лучше выбрать специальный костюм. Чтобы увидеть своими глазами, как выглядит рыба голавль, нужно быть очень удачливым.

Источники:

http://fishx.org/golavl/
http://www.ohotniki.ru/fishing/places/article/2012/06/18/635691-golavli-yarani.html
http://rybolovnn.ru/archive/gsc/2009/168/golavli_yarani/
http://olnd.ru/01/01_yaran.html
http://givotniymir.ru/golavl-ryba-obraz-zhizni-i-sreda-obitaniya-ryby-golavl/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector