0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Деятельность испытательно-притравочных станций ставится под сомнение

Притравочным станциям поставят барьер

Депутаты и сенаторы против жестокого обращения с животными, но первые больше защищают диких зверей, а вторые — охотничьих собак, следует из позиций Госдумы и Совфеда по закону о контактной притравке. Согласительная комиссия по выработке нового текста документа пришла к выводу, что в нем необходимо четко описать условия, при которых контакт животных должен быть запрещен — например, если зверь потерял «обороноспособность». К следующему заседанию комиссии пройдут совещания со службами охраны аэропортов и специалистами по подготовке ловчих птиц и норных собак. Эксперты полагают, что несмотря на наметившееся противостояние двух палат, до прямого конфликта ситуацию решили не доводить, демонстрируя готовность к компромиссу.

В декабре палатам не удалось найти взаимопонимания по предлагаемым изменениям в закон «Об охоте» — документ был принят Госдумой, но затем отклонен Советом Федерации. ГД не стала пытаться преодолеть наложенное Совфедом вето — для устранения противоречий из депутатов и сенаторов была создана согласительная комиссия, первое заседание которой состоялось 16 января.

Авторами поправок являются спикер Госдумы Вячеслав Володин, вице-спикеры Ольга Тимофеева («Единая Россия»), Иван Мельников (КПРФ) и Ольга Епифанова («Справедливая Россия»), глава СР Сергей Миронов, председатель комитета по экологии и охране окружающей среды единоросс Владимир Бурматов и другие парламентарии. Документ вносит изменения в ФЗ «Об охоте» и направлен на то, чтобы не допустить жестокого обращения с дикими животными и причинения им физического вреда. Предлагается запретить контактную притравку охотничьих собак, то есть прямой контакт собак с дикими животными: во время дрессировки между ними должны быть ограждения. Также устанавливаются требования к питомникам и вольерам, в которых содержатся животные, используемые для тренировок.

На заседании комиссии позицию сенаторов высказал глава профильного комитета СФ Владимир Лебедев. По его словам, нужно защищать и охотничьих собак — при отсутствии должной подготовки они просто погибнут на первой же охоте. Поэтому необходимо четко указать в законе, в каких случаях требуется обязательный запрет прямого контакта — например, ограничение «обороноспособности» дикого зверя, с помощью которого притравливают собаку, или стесненные условия его нахождения в вольере. Часто для тренировки используют привязанное животное, лишенное клыков и когтей. Если оно спокойно передвигается в просторном вольере, а собака младше одного года и не может нанести серьезных увечий, контакт необходимо разрешить, настаивают сенаторы. Иначе собака не будет готова к охоте и не поймет, что дикий зверь опасен.

Кроме того, члены СФ предлагают не распространять действие закона на подготовку и обучение ловчих птиц, так как это может затруднить работу служб охраны аэропортов и ФСО, которые используют соколов для охраны объектов и разгона голубей, мешающих взлету и посадке самолетов. Также сенаторы считают необходимым обсудить с кинологами особенности тренировки норных собак, которая по определению проходит в «стесненных условиях» — в норах.

Совещания планируется провести в течение недели, за это же время нужно собрать весь дополнительный материал и уточнить определения, заявил журналистам глава профильного комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев (ЕР). После этого комиссия соберется еще раз и обсудит новую редакцию закона. Когда текст согласуют обе палаты, его направят в регионы для сбора замечаний и предложений. Согласительная комиссия должна принять решение до 10 февраля.

Совет Федерации довольно редко отклоняет законопроекты, принятые Госдумой. В седьмом созыве таких случаев было всего два — проекты о запрете рекламы на платежках за услуги ЖКХ и о запрете контактной приправки. При этом согласительная комиссия была создана только по последнему документу. В 2016 году также собиралась комиссия для выработки нового текста закона о создании федеральной и региональных систем «Контингент обучающихся», который был отклонен президентом РФ.

Эксперты отмечают, что рассмотрение закона о притравочных станциях стало поводом для противостояния между двумя палатами российского парламента, каждая из которых стремится продемонстрировать свой вес.

— Нынешняя история с нормой о притравке скорее иллюстрирует потребность в опубличивании конкуренции и отстаивании аппаратного статуса каждой из палат, — уверен президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов.

В свою очередь, политолог Антон Хащенко обратил внимание на тактику, которую выбрали в нижней палате парламента после отклонения закона.

— Можно было бы, конечно, и войти в клинч. Но было принято политически грамотное решение о создании согласительной комиссии для преодоления разногласий. В такой конструкции простого сенатского «нет» будет явно недостаточно, — подчеркнул эксперт.

Политконсультант Дмитрий Фетисов уверен, что у Госдумы и Совфеда все же есть шанс договориться.

— В обеих палатах работают опытные люди. Скандал не нужен никому.

Совет Федерации уже показал свою волю и сейчас может пойти на компромиссы, тем более закон актуальный и важный, заключил Дмитрий Фетисов.

Государство зря кивает лжезащитникам природы

Соколиная охота никогда, практически, не была промысловым видом сначала княжеских ловов, а потом и царских охот.

В основном она носила элитарный характер, и по своей добычливости далеко уступала другим способам добывания пропитания.

Топонимика России содержит не мало названий, связанных с соколиной охотой. Москва не является исключением. В Первопрестольной не мало таких мест: это и Сокольники, и храм в бывшей слободе Напрудной, и Соколиная гора, и Кречатная улица в районе нынешнего Калининского проспекта, село Коломенское и многие другие.

Сокольни и соколиные дворы были обычными принадлежностями многих княжеских дворов. Соколиную охоту мы встречаем на мозаичных панно, на многочисленных живописных полотнах, скульптурах.

Святой Трифон, почитаемый нашей православной церковью, изображается с соколом, сидящим на руке святого. Изображение конного сокольника являлось как-бы гербовой эмблемой Москвы. Эти изображения можно встретить на монетах московских князей и подмосковных княжеств, начиная с детей Дмитрия Донского.

После периода упадка, начавшегося где-то в середине XIX века, в 30 годах XX века в мире начинается некоторый подъём интереса к этому занятию, правда, прерванного II мировой войной. Но после неё, сначала на Западе, а в 80-х годах и у нас в Советском союзе, начинается, просто, «взрыв» интереса к соколиной охоте. Создаются общества, вносятся изменения в правила охоты.

Читайте материал «Позиция Росохотрыболовсоюза по проекту федерального закона по части применения контактных способов тренировки собак»

Недавно, а именно, в 2011 году, такая всемирная организация, как ЮНЕСКО признала охоту с ловчими птицами Мировым культурным наследием и внесла её в список Мирового Нематериального Культурного Наследия, которое всячески нужно оберегать. Появился даже праздник — Всемирный день сокольника, который отмечается 16 ноября.

Для сокольников во всём Мире, в том числе и в России, наступили благостные времена. Была создана международная ассоциация соколиной охоты, в задачу которой входило: сбор информации по истории соколиной охоты в разных регионах мира, предоставление сведений о питомниках по разведению ловчих птиц, предоставление рекомендаций по проведению соколиных охот, требований по птичьим нарядам, с целью обеспечения наибольшей безопасности для пернатых охотников и многое другое.

Депутат заступился за охотичьих собак.

Стали проводиться международные фестивали, на которых приглашали и представителей нашей страны, которые, к слову сказать, ездили к своему стыду за деньги, проплаченные арабскими шейхами из ОАЭ. У наших госструктур и бизнесменов на подобные мероприятия денег не бывает. А ведь это ударяет по престижу страны.

Читайте материал «Госдума выступает против охотничьих собак»

Такие встречи можно рассматривать, как мировые культурные площадки, на которых можно контактировать с другими людьми, доносить в разговорах точку зрения нашей политики на внешнем уровне. А мы несём имиджевые потери, показывая страну не в очень, мягко говоря, хорошем свете. Но Бог им судья.

В целом, как говорится, спасибо и на том. Казалось бы, живи и радуйся, всё замечательно. Но…нет.

Зародившееся на Западе «зелёное движение» в виде всевозможных зоозащитных организаций, казалось бы призванных для осуществления благих целей, в нашей стране в последнее время принимает самые уродливые формы, сильно ударяющие по нашим многовековым, исконно русским традициям.

Читать еще:  Мормышка: гармония веса и размера

Не хотелось бы усматривать в этом корыстный интерес, хотя во всяком деле необходимо принимать в расчёт определённую чью-то выгоду, но этот процесс, как кажется, всё больше принимает политический оборот, учитывая всё то, что происходит в мире в отношении нашей страны.

Почему то на Западе влияние зоозащитных организаций тоже имеет место быть и, вероятно, это хорошо, но не в таких формах как у нас. Благодаря этим доброхотам от природы, мы имеем реальную возможность потерять охотничье собаководство и, соответственно, с таким большим трудом завоевавшую своё место под солнцем, соколиную охоту.

Кто-то из природоохранителей в лице отдельных законодателей, под предлогом, кстати весьма надуманном, о жестоком обращении с животными, оформленного в виде поправок к закону, предлагает закрыть притравочные станции для подготовки молодых охотничьих собак, а также запретить по тем же основаниям саму возможность проведения охоты с ловчими птицами.

Читайте материал «Минприроды утвердило: разрешения на охоту будут распределять по-новому»

В поддержку, как у нас водится, подключили центральные СМИ, которые «разводя сопли» о невинно растерзанных животных, пытаются вышибить слезу у наших сердобольных граждан.

При этом звонки на радио, например, или письма по интернету с другими точками зрения, отвергаются напрочь, потому как не вписываются в основную канву разговора. И это в наш то суровый век, когда в мире проливаются моря человеческой крови.

Охота существует с давних времён и ни одного нормального охотника охота не вызывает нездорового экстаза по этому поводу. В соколиной же охоте идёт соревнование в скорости и ловкости, и далеко не всегда дело кончается в пользу преследователя. Откуда это пошло?

Сначала решили вдарить по рыболовам. Не получилось, по крайней мере, пока. Теперь решили уничтожить охотничье собаководство.

Вероятно, некоторые наши сенаторы не в курсе и им следует напомнить, что даже в сталинские времена, на которые наши «либералы» любят кивать, оправдывая свои, другого слова и не подберёшь, преступления против собственного народа в 90-е годы, выдавались пайки, на которые могла без бедно существовать целая семья, сохраняя генофонд породистых собак для будущих поколений.

Читайте материал «Деятельность испытательно-притравочных станций ставится под сомнение»

Мы и так уже порядком подрастеряли того, над чем наши учёные работали многие годы. Так и хочется спросить отдельных представителей поборников природы: «Вы сами-то понимаете, что вы хотите натворить?» Почему-то даже на зелёно-голубом Западе до этого не додумались.

В США, в странах западной Европы проводят открытые состязания в напусках соколов по голубям и уткам, причём, принародно, где принимают участие в качестве зрителей даже дети. Всё это организованно в форме праздника. Не говорю о настоящей соколиной охоте.

В США больше всего сокольников на душу населения, причём в некоторых штатах женщины составляют чуть ли не половину членов местного клуба. В Японии, например, показывают представления с травлей живых голубей ястребами, и никто при этом не падает в обморок. Ни как у нас.

Довели молодое мужское населения страны до того, что те уже чуть ли не бигуди накручивают, ходят в серьгах, а при виде крови теряют сознание. И это будущие войны, защитники отечества, которые от армии бегут, как чёрт от ладана. Думаете преувеличиваю? Ни чуть. Я таких встречаю сплошь и рядом, которые вообще не знают, с какой стороны к автомату подойти.

Читайте материал «Госдума планирует ввести бесконтактную притравку и запретить притравочные станции»

Россия всегда была сильна женской половиной. На «широких» женских плечах мы Россию вытянем, что уже бывало ни раз. Касаясь западных нравов стоит напомнить о всенародной разделке туш жирафов, с последующей расчленёнкой тех львов, кому те же жирафы достались ранее в качестве корма.

Но у нас всё ни как у людей. Мы же «облико морали». Наши же, как всегда, когда дело касается своей культуры, оказываются впереди планеты всей. Хочется задать вопрос: «Зачем ломать то, что веками наработано, принято когда-то народом, приняло формы традиции?»

Могут сказать, что мол времена стали другими. Помилуйте, это вообще о чём? В Мире тишь да благодать? Правильно, ничего не было в Югославии, на ближнем Востоке, терактов на Дубровке, в метро, вообще не было 90-х, когда беспризорных было не меньше, чем после революции 1917 года, когда этими же детьми торговали на лево и направо, не спрашивая их самих.

Даже Китай в самые худшие времена своей истории не делал этого. Мы опять оказались во главе планеты всей.

Возникает резонный вопрос:»Для чего всё это делается?» В угоду Западу? Зачем? Хотим быть более католиками, чем папа римский? Там всё в порядке. Почему нашим всё неймётся? Попробую объяснить механизм. Запад стремиться «не нытьём , так катаньем» приобщить нас к западным ценностям, причём не лучшего качества. Для этого делает всё, чтобы оторвать нас от своих корней.

Через многочисленные фонды поддержки демократии деньги идут во все наши, созданные и существующие при их, то есть западной помощи, всевозможные организации и структуры, в том числе и природоохранные.

Фонд по поддержке амурского тигра, изучения наших соколов, программы по восстановлению численности каких либо животных и Бог ведает ещё чего. Самое главное, что все эти «благие намерения» падают на нашу благодатную почву, в лице наших сердобольных, в первую очередь, женщин, пожилых людей, прошедших лихие годы войны и отстоявших страну. Люди гибнут за металл.

Деньги и ничего кроме них за этим не стоит. Кто-то получает свою долю, торгуя интересами Родины, Запад же получает «расцвет демократии», что позволяет влиять на души и умы наших простых людей и молодёжи, не искушённых в превратностях современной действительности.

Читайте материал «Русская пегая гончая: национальное достояние»

Что касается соколиной охоты, то без предварительной подготовки своей птицы по живой добыче никогда не получится выучить хорошего ловца. Улетевшая, например, в природу, такая птица просто погибнет, не выжив в суровых условиях свободы.

Именно в охоте с ловчими птицами человек больше, чем где-либо получает эстетический заряд от созерцания картин поединка, подчёркиваю, равных по своим возможностям пернатого хищника и объекта его преследования.

Можно ещё сказать, что охота с ловчими птицами имеет и утилитарный характер. В последнее время ловчие птицы нередко используются при отпугивании пернатых на аэродромах, от памятников архитектуры, в сельском хозяйстве, являясь естественными «врагами» для своих потенциальных жертв.

Во многих аэропортах мира проводились опыты по отпугиванию птиц с территорий аэропортов, что показало свою эффективность. Если ловчую птицу не подготовить соответствующим образом, не «втравить» её в нужный объект охоты, то есть подпустить подсадную для того, чтобы она поняла, что с этим животным она в состоянии справиться; она запоминает образ и манеру полёта.

Без подобного обучения с возможностью справиться с животным, предоставленным ей человеком, пернатый охотник не будет иметь к ней интереса. То же самое при охране памятников и зелёных насаждений, которые некоторые пернатые портят своими когтями, испражнениями, вырывая, например, цветы, принося тем самым большие убытки городской казне.

А сельское хозяйство. Фермер закупает дорогостоящие корма для своих животных. Во время кормёжки прилетает, например, огромная стая голубей, которая съедает большую часть корма, залетая даже внутрь.

Без предварительной притравки по, так называемой, подсадной птице нельзя обучить её охоте. Всё это заложено в природе пернатого хищника и является азбукой жизни..

Если будет принят закон, запрещающий и, по сути дела, разваливающий отечественное собаководство и культуру соколиной охоты, это будет катастрофа для страны, для отдельных людей, что приведёт к потере национальных культурных традиций, и наработанного десятилетиями, а то и столетиями практического опыта. Развалить всегда проще.

Читать еще:  ЛУННЫЙ РЫБАЦКИЙ КАЛЕНДАРЬ НА ОКТЯБРЬ

Как бы потом из-за бездумных или целенаправленных действий, являющихся практически преступлением перед страной и её гражданами, не пришлось горько сожалеть. Не надо нарушать установившийся когда-то порядок вещей.

Тем более, что на Западе, и более всего в США, на которые мы любим кивать и оглядываться, ничего подобного нет. Можно пойти на поводу у проплаченных недалёких людей, которым всё равно, лишь бы шуршало и много, и потерять самобытную культуру.

Наиболее же ярым поборникам зоозащиты порекомендую не есть мяса и рыбы — для них это вредно, не носить шапок и шуб, подкладок в обуви при -30 град. мороза, ни пить молока, потому что корова без быка молока не даёт, а саму корову, когда её бык кроет никто не спрашивает, желает она этого или нет.

Читайте материал «Правила перевозки охотничьих собак и птиц на железнодорожном транспорте»

Ещё можно посоветовать не есть куриные яйца, в особенности те которые несёт курица после того, как её потопчет петух, потому что едят они зарождающуюся жизнь. А это неправильно с точки зрения зоозащиты. Надо есть диетические, представляющие по сути женскую куриную яйцеклетку в скорлупе. Заодно не уничтожайте клопов, мух, в особенности слепней.

Надо, будучи за городом, как только припечёт солнышко, раздеться по пояс и дать им возможность насладиться жизнью в полную меру. Ни в коем случае не троньте саранчу, которая составляет «прекрасное зрелище» при перелёте — стаю, подчас растянувшуюся по фронту на 10 км, а в глубину на 3 км.

Да будет благословенна природа! Тогда всё буде по честному.

Общество

Природа

Охота понарошку: почему зоозащитники пикетируют Совфед

Зоозащитники пикетируют Совфед из-за притравочных станций

Зоозащитники устроили массовые акции протеста из-за ситуации с притравочными станциями. В таких местах охотничьих собак должны натаскивать на диких зверей. Но по факту такие станции нередко превращаются в живодерни: как сообщают зоозащитники, медведей и лис морят голодом, лишают когтей и зубов, а травят их не только для тренировки охотничьих навыков собаки, но и просто ради шоу. Накануне 2018 года Госдума приняла закон о запрете жестоких методов притравки, однако он был заблокирован Совфедом.

По официальным данным, в России работают более 200 притравочных станций — мест, в которых охотничьих собак готовят к выходу в «поле». Подготовка заключается в том, что собаку натравливают на дикое животное. Такие станции официально разрешены, их деятельность регулируется «Росохотрыболовсоюзом» и Федерацией охотничьего собаководства. Однако как на легальных станциях, так и на нелегальных, число которых, по данным СМИ, может достигать 4 тыс., притравка нередко проводится с нарушениями.

Так, по словам депутата Госдумы Владимира Бурматова, с животными на притравочных станциях обращаются жестоко, а сами площадки зачастую организуют в гаражах, часто — прямо посреди жилого сектора. Дискуссию по поводу «кровавого» вопроса 8 января продолжил украинский журналист Александр Тверской, который опубликовал в фейсбуке пост о притравочных станциях. «Подсадных животных ловят в лесу или забирают списанных из цирка. Чтобы они не сопротивлялись, им вырывают клыки, когти, сажают на короткие цепи и веревки, перевязывают пасти. Далее собаки под одобрительные возгласы и похвалу своих чокнутых хозяев загрызают животных», — пишет журналист Александр Тверской в своем фейсбуке. Он прикрепил к посту видео, где две собаки дерут забившуюся в угол лисицу. Постом поделились более 15 тыс. человек. В соцсетях также появилась информация о том, что на притравочные станции попадают списанные из цирка животные. Однако в пресс-службе ФКП «Росгосцирк» «Газете.Ru» сообщили, что «эта информация не соответствует действительности».

В Подмосковье действуют две притравочных станции — кинологический племенной центр «Атаман» и испытательно-тренировочная станция собак «Фрязево». Как рассказали «Газете.Ru» во «Фрязево», одного занятия для собаки достаточно — просто посмотреть на реакцию на зверя. Впоследствии, если пес будет бояться, можно провести второе занятие и приучить его к зверю. «На кабана можно приезжать в субботу и воскресенье. Стоимость занятия – 400 рублей, больше 20 минут оно не проходит, максимум — 30», — сообщили во «Фрязево». По данным сайта станции, на ней также проводится обучение охотничьих собак по вольерному барсуку, медведю; ретриверов по розыску и подаче битой дичи.

Если во «Фрязево» натаскивают на медведя и куницу, то на подмосковной станции «Атаман» пса можно натравить на енотовидную собаку и даже белку.

С «Фрязево» была связана одна скандальная история: по данным СМИ, пять лет назад на станцию из цирка попала медведица Маша, которая, как утверждалось, подвергалась мучениям со стороны владельцев площадки. К приезду журналистов и зоозащитников на станцию медведицу отправили в спячку, хотя, как рассказывали постоянные посетители станции, ранее животное проводило зимы без спячек. Однако руководство станции опровергло информацию о том, что Машу держали в клетке, и заявило, что медведица живет на станции уже пять лет и постоянно питается дорогими французскими кормами по специальному рациону. Теперь, как стало известно «Газете.Ru», на станцию не пускают, пока не будет показана собака, с которой надо работать. Зоозащитники опасаются, что это сделано для сокрытия информации о страдающих зверях.

Президент зоозащитной организации «Вита» Ирина Новожилова рассказывала о тяньшанском буром медведе Моте из Перми, который из зоопарка попал в руки неизвестному человеку, сделавшему его объектом притравки. Животное исхудало до такой степени, что пролезло через железные прутья клетки — так его обнаружили зоозащитники. Они обратились в профильные структуры, которые впоследствии поставили под контроль владельца притравочной станции и обязали его содержать медведя по правилам. Однако после одной из проверок выяснилось, что Мотю насмерть загрызли собаки. Еще один скандал произошел на притравочной станции в городе Мирный Архангельской области. В ноябре 2013 года добровольцам удалось выкупить за 50 тыс. рублей медвежонка Сеню, которого владельцы станции изъяли из дикой природы для притравки собак. Медвежонок был истощен и весил 10 кг вместо положенных по возрасту 25 кг.

21 декабря прошлого года в Госдуме в третьем, окончательном чтении приняли закон о притравочных станциях. Документ регламентирует их деятельность: к примеру,

владельцы обязаны устанавливать ограждения из сетки или стекла для защиты диких животных. Закон также включает в себя запрет на тренировку собак, не отнесенных к охотничьим породам.

Но 26 декабря Совфед отклонил законопроект, что происходит лишь в исключительных случаях. По мнению сенаторов, только полноценная тренировка позволяет привить собаке необходимые навыки. Кроме того, в парламенте указали, что законопроект, одобренный ранее Минприроды, и инициатива, принятая Госдумой, сильно отличаются. Кроме того, парламентарий Виктор Штыров отметил, что «для кого-то охота — гламурное развлечение, а для кого-то, особенно для народов Дальнего Востока, это способы выживания», сообщало РИА «Новости».

8 января зоозащитное сообщество в ответ на блокировку закона устроило флешмоб и сбор подписей. Активисты напоминали, что контактная притравка собак была запрещена еще в 1863 году, запрет действовал до 1918 года. Они заявляли, что ни один подлинный охотник на всей территории страны не пользуется притравками. «Это дорого и бессмысленно, собаки после притравки не пригодны к охоте, так как в реальных условиях дикие животные оказывают сильное сопротивление. Часто такие собаки погибают при первой же охоте, так как реакция лесного медведя сильно отличается от замученного», — сообщали активисты.

В то же время в российских городах — Москве, Санкт-Петербурге, Владивостоке, Якутске, Воронеже, Курске, Ижевске и Оренбурге — образовалась оппозиция зоозащитникам в виде охотников. Участники этих акций заявляли, что к гибели охотничьих собак приводит как раз запрет на притравку — с диким зверем она встретится неподготовленной: «Хорошую охотничью собаку нужно с детства натаскивать. Ей нужно показывать зверя. Естественно, это должен быть испытательный притравочный зверь: медведь, барсук, кабан. Собака должна с ними познакомиться, получить контакт, чтобы не погибнуть потом в лесу при охоте». Активисты утверждают, что на притравочных станциях дикие животные содержатся в хороших условиях, а учреждения являются «садиком для собак». Кроме того, существование притравочных станций может спасти жизнь и самим охотникам, идущим на медведя или волка, говорят протестовавшие оппоненты зоозащитников.

Читать еще:  СДЕЛАЙ НИМФУ, ЛОВИ ГУСТЕРУ!

Они выступили за то, чтобы сделать исключения для некоторых регионов, где медведи представляют особую опасность для домашних животных и населения.

Председатель «Женского Охотничьего клуба России» Елена Горбунова считает, что от существования притравочных станций меньше вреда как для собак, так и для диких зверей. «Если притравочных станций не будет, то куда пойдут охотники готовить своих собак? В угодья. Таким образом, увеличится пресс на охотничьи угодья и увеличится количество животных, по которым произошла притравка. Лисы, которые содержатся на станциях, со временем прекрасно понимают, на что идут и что от них требуется. Удачно подставила бок, собака ее схватила, смотрщики разжали — все живы. Лиса знает, чего и когда ждать, это перестает быть стрессом, как это было бы в дикой природе. Чаще всего те же лисы не получают серьезных ран, не случается тех зверств, о которых часто пишут», — заявила Горбунова.

«Притравочных центров очень много, и они прикрываются высокими силовыми структурами. У нас в стране большинство охотников — либо очень богатые люди, либо люди из правительства. Были такие случаи, когда штрафовали губернаторов и глав администрации, которые занимались охотой. Поэтому запрет на деятельность станций невыгоден людям, находящимся в правительстве, и тем, кто владеет этими станциями», — заявил «Газете.Ru» координатор зоозащитных движений России Владислав Рогимов.

Деятельность испытательно-притравочных станций ставится под сомнение

В последнее время стало модно проявлять инициативу: писать жалобы в различные инстанции по какому-либо поводу и без; создавать всевозможные протестные движения; агитировать на что-нибудь; всячески «отстаивать» чьи-нибудь права.

Настоящая племенная работа зачастую ведется благодаря энтузиазму людей, которые в ущерб семейному бюджету, свободному времени. Фото автора.

Хорошо это или не очень — вопрос риторический, но несомненно одно: с появлением почти безграничных возможностей интернета эта тенденция, став неотъемлемым атрибутом современного общества, охватила собой все сферы жизни человека.

Не обошла эта участь и отечественное охотничье собаководство…

В частности, в апреле прошлого года много шума наделала одна из инициатив, опубликованная на портале Российской общественной инициативы «зоозащитниками».

А именно инициатива № 23Ф25691 «Запретить деятельность, связанную с травлей, натаской или нагонкой собак охотничьих пород на диких животных, ввести уголовную ответственность для организаторов и участников», то есть, по сути, запретить деятельность испытательно-тренировочных станций (далее — ИТС) в том формате, в котором привыкли участвовать владельцы собак охотничьих пород.

21 апреля на данном портале подходит к завершению голосование по этому вопросу, и результат отнюдь не в пользу поддержания «старых традиций». Игнорируя данную ситуацию и не озвучивая четко свою позицию по затронутой теме, люди, занимающиеся охотничьим собаководством, рискуют оказаться «на обочине».

Несомненно, решение, принятое в пользу инициативы № 23Ф25691, способно нанести непоправимый урон охотничьему собаководству, поскольку изначальное предназначение ИТС — это оценка аккредитованным экспертом рабочих качеств и способностей охотничьих пород собак для их дальнейшего племенного использования.

Целесообразность ИТС также обусловлена тем, что значительная часть поголовья охотничьих лаек содержится в городах, и, к сожалению, не у каждого городского охотника существует возможность в полной мере заниматься оценкой и подготовкой собак только в лесных угодьях.

В связи с этим ИТС предоставляют спектр возможностей по подготовке охотничьих собак, которые необходимы, учитывая современные условия жизни.

Тем не менее необходимо признать, что существующие проблемы и нарушения в работе некоторых ИТС прямо или косвенно наносят не меньший ущерб российскому охотничьему собаководству.

Так результатом существующей в настоящее время «политики» в использовании ИТС стало появление охотничьих собак, не отвечающих стандартам экстерьера, собак с неуравновешенной нервной системой, а также не способных «работать» в лесу в вольных условиях.

Таким образом, вопрос, поднятый общественным мнением, касающийся работы ИТС, несомненно, требует внимательного рассмотрения, дополнительной проработки с привлечением экспертов и внесения адекватных изменений в урегулирование их деятельности.

В частности, необходимо:

— ввести процесс лицензирования деятельности ИТС (введение лицензирования данного вида деятельности возможно только путем внесения изменений в перечень видов деятельности, на которые требуются лицензии, предусмотренный Федеральным законом от 4 мая 2011 г. № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности»);

— разработать (внести изменения в существующие) нормативы содержания в неволе или полувольных условиях диких животных на ИТС, обеспечив условия, максимально приближенные к естественной среде их обитания, и, соответственно, ужесточить меры наказания в случае нарушений данных правил;

— внести изменения в правила проведения испытаний и состязаний, урегулировав требования к параметрам (возраст, вес, состояние здоровья) диких животных, используемых в данных мероприятиях, а также рассчитав «возможную нагрузку» на животное при проведении данных мероприятий, учитывая особенности биологического вида, состояние здоровья, уровень выносливости и т.п. с целью населения минимального ущерба животным;

— ужесточить правила поведения посетителей ИТС, которые должны обеспечить безопасное пребывание людей и животных на ее территории.

Про притравочные станции

Не так давно я начал писать про жестокость и безрассудство по отношению к братьям нашим меньшим. Этот пост не станет исключением, и его темой станет такое понятие как притравка собак на дикого зверя.

Ни для кого не секрет, что охота-удовольствие состоятельных людей. В настоящее время, это занятие не является промыслом, дающим охотнику и его семье пропитание, чтобы стало нагляднее, посмотрим на то, что потребуется человеку для этого развлечения. Необходимыми вещами станут: охотничий билет; лицензия на приобретение, хранение и использование оружия; путёвки; сейф; непосредственно само оружие и патроны; специальная одежда и охотничьи аксессуары. Это был самый минимум, но и его цена отнюдь не демократична. Так же некоторые люди предпочитают и могут позволить себе охоту с собаками, естественно, последние требуют особой подготовки, главным этапом, которой как раз и является притравка. Основной её целью является выработка азарта и агрессии при встрече с объектом охоты, нам следует обратить внимание именно на то, какой ценой достигается результат.

На данный момент в России, это абсолютно дикая и варварская процедура. Её суть заключается в том, что на зверя, у которого вырваны когти и клыки, спускают раззадоренных псов, которых принуждают рвать и истязать измученное животное. Об условиях содержания, о здоровье и состоянии зверей никто не беспокоится. Более того, приходит четкое понимание того, что после таких экзекуций животное долго не проживет, а низкий процент выживаемости предрасполагает к тому, что для частых сеансов притравки требуется очень и очень не малое количество зверей. Каким образом идет отлов, объяснять, как мне кажется, не нужно. Да и по факту, это практически полностью теневой бизнес, который не имеет отчетности и не делает налоговых отчислений. Стоит отметить, что такой способ дрессировки запрещен на законодательном уровне почти во всех цивилизованных странах. Кто-то справедливо задаст вопрос, а как же тогда дрессировать и натаскивать собак? Для этого есть методика бесконтактной притравки, которую успешно применяют в других сферах, связанных с использованием служебных собак.

Мне, как экологу, неимоверное удовлетворение доставляет то, что законопроект о запрете этой дичайшей методы уже был принят в государственной Думе в трёх чтениях практически единогласно. Хочется выразить особую благодарность тем лицам, которые работают над устранением этого мерзкого, аморального и бесчеловечного явления. Практически сделан еще один большой шаг на пути к цивилизованному и живущему в гармонии с природой обществу, что, несомненно, не может не радовать.

Источники:

http://iz.ru/696287/marina-iurshina-angelina-galanina/pritravochnym-stantciiam-postaviat-barer
http://fishertime.ru/ohota/gosudarstvo-zrya-kivaet-lzhezashhitnika
http://www.gazeta.ru/social/2018/01/09/11600270.shtml
http://www.ohotniki.ru/dog/breeds/laiki/article/2017/06/16/648392-deyatelnost-ispyitatelnopritravochnyih-stantsiy-stavitsya-pod-somnenie.html
http://pikabu.ru/story/pro_pritravochnyie_stantsii_5582993

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector