0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Чем режут в XXI веке?

XXI век: век бескрайних технологических возможностей и конечных человеческих стремлений.

— … Опыт не удался, Леонид. Вместо состояния «хочешь, но не можешь» состояние «можешь, но не хочешь». Это невыносимо тоскливо — мочь и не хотеть.
«Далекая Радуга», братья Стругацкие, 1963г.

— 640КБ должно быть достаточно для каждого.
Возможно, Билл Гейтс, 1981г.

Сегодня, так сказать по долгу работы, я присутствовал на конференции, спонсированой компанией Autodesk для инженеров-механиков, графиков и архитекторов. На конференции были представлены новые технологии в материаловедении, строительстве, и главное, программном обеспечении для этих отраслей. В основном, акцент был сделан на так называемые Cloud’ы. Кто не в курсе, клауды – это супер-компьютеры, к которым можно подключится и использовать их в качестве рабочего «железа», вместо ресурсов своего компьютера. То есть, можно со слабого ПК, или даже айпада, имея достаточно быстрое подключение к интернету, просто подключиться, и производить мощные расчеты, рендеры, симуляции, моделирование и прочее, используя только их ресурсы. Граница возможностей лежит лишь в скорости твоего интернета – насколько быстро ты можешь давать клаудам распоряжения о работе. Любые операции они производят за несколько минут. Даже графику для отображения этих сложных процессов они могут передавать по Сети. Казалось бы, это новый качественный скачок в технологии: имея в кармане лишь устройство для подключения, можно делать все, что угодно. Больше не нужно бесконечно улучшать свое «железо» и гнаться за ресурсами. Выражение «у меня комп старый не тянет программу/игру/ОС/модель» можно забыть. Переворот, не так ли? Но, почему-то, в первую очередь мне вспомнились приведенные выше фразы. Немного в другом разрезе, нежели они были произнесены в их контексте, но все же, именно они. А после них родилась и сама заметка. Итак.

XXI век: век бескрайних технологических возможностей и конечных человеческих стремлений.

После века двадцатого, после невероятного технологического скачка, головокружительных прорывов Человека и открытия новых горизонтов, настало время застоя. Вы хотите поспорить? Право же, подождите, дочитайте до конца. Пожалуй, для начала я перечислю некоторые открытия, изменившие нашу жизнь за последние полтора века (время, так называемой, новейшей истории). Открытия, о которых знает, несомненно, каждый. Электричество. Пенициллин. Изобретение двигателя внутреннего сгорания и первый полет. Радио. Телевидение. Атомная энергетика. Первый полет в космос. Человек в космосе. Человек на Луне. Интернет. Мобильный телефон. На этом все заканчивается.

Первый мобильный телефон для общего пользования был изобретен в 1983 году. Первый сенсорный экран – в 1998, то есть 15 лет назад. Что мы имеем с того времени? Ничего. Мы улучшаем наши технологии и уменьшаем приборы, способные пользоваться этими технологиями. Теперь телефон каждого из нас в разы, если не в десятки раз, сильнее оборудования, на котором Гагарин полетел в космос, Армстронг – на Луну, а «Вояджер» — на край Солнечной системы. И что мы делаем с этими технологиями? К чему мы стремимся с ними?

Вы знаете, как люди страшились после испытания атомной бомбы? Вы знаете, как ликовали, слушая по радио о полете Гагарина или смотря по телевизору на Луну глазами Армстронга? Какая гордость за все Человечество была у каждого жителя, даже невероятно далекого от мира технологий? Весь цивилизованный мир сплотился вокруг этих событий, переживал одни и те же чувства, был одним целым. Это была победа Технологического Человека, осуществление невозможного при помощи силы мысли и силы производства. Какое событие последних лет вызвало такой же ажиотаж всех людей планеты, имеющих доступ к массовой информации? Не знаете? А я знаю – выход пятого айфона и четвертого галакси. Замечаете разницу в размахах первых и вторых событий.

Сейчас Технология не помогает Человеку в новых открытиях и прорывах. Технология сама стала открытием. Вместо того, чтобы быть средством в достижении целей, она сама стала целью. Мы гонимся за более мощными приборами и большими возможностями, чтобы быстрее и лучше изобретать новые приборы и увеличивать возможности. Чтобы изобретать все новые приборы и все более увеличивать возможности. Чтобы. Замкнутый круг, не так ли.

Ведь, если мы полетели в космос при таких мизерных (для сегодняшнего дня) технологиях и ресурсах, представьте, что можно было бы сделать с сегодняшними технологиями! Но они все заняты тем, что разрабатывают все новые технологии. Неужели, чтобы разорвать этот круг, нужна новая Холодная Война, гонка вооружений, космическая гонка? Неужели лишь это способно вытолкнуть человека из плоскости своего уютного мирка в пространство новых открытий и новых идей? Да ладно, одного человека! Почему огромные корпорации, имея миллионы петабайтов памяти и террабайты оперативки, заняты только тем, чтобы увеличить их еще больше и заставить их работать быстрее?! У них нету других проблем?! Почему главы всех стран и корпораций кричат с трибун о том, что в Африке люди умирают от голода, а природные запасы Земли истощаются с каждым годом, и при этом продолжают вкладывать все свои ресурсы для разработки нового телефона «с которого Вы сможете еще быстрее и удобнее посылать сообщения в фейсбуке»? Зачем все это? Кому это хорошо?

Я не нахожу ответа на эти вопросы. Неужели нам нужны более сильные технологии, для решения этих и ряда других задач мирового масштаба? Вспоминая о полете Гагарина, мне слабо в это верится. Неужели новый смартфон поможет накормить миллионы детей в Африке или решит проблему нехватки нефти. Я в это не верю. Имея нескончаемые ресурсы, мы хотим использовать их только ради своего комфорта, и больше ни для чего. Мы – поколение зажравшихся пользователей, у которых есть всё, но они хотят еще больше только для того, чтобы было.

Сегодня исполнился год со смерти Бориса Натановича Стругацкого. По чистой случайности, я начал это эссе с цитаты из книги, написанной братьями. Создав «Мир Полудня», они раскрыли сразу два будущих – будущее технологической утопии, и будущее социальной антиутопии. На протяжении всех их романов, и «литературного опыта», который они ставили большую часть своей жизни, технология, в конечном счете, не смогла спасти человечество от социальных проблем и деградации. На самом же деле, не достигнув вершин в технологии, мы достигли дна в социальном строении общества. Я хочу извиниться перед Вами, Борис и Аркадий. Извините нас за то, что Вы были правы.

Чем режут в XXI веке?

Нож, как одно из первых орудий труда человека, пережил каменный и бронзовый века и прочно закрепился в железном. Со времен первых стальных ножей многое изменилось, но принцип реза остался прежний.

Карбид вольфрама очень износостойкий, но лезвия ножей из него не изготавливают. Его напыляют на режущие кромки, используют в точильных инструментах.

Нож — это полоса стали с клиновидным сечением, заостренным кончиком с одной стороны и рукоятью с другой. Но в наши дни ножи можно делать не только из стали. Давайте посмотрим, из чего и как делают редкие ножи в наши дни.

ДАМАСК
Технология изготовления дамасской стали появилась за несколько веков до нашей эры в нескольких уголках мира независимо друг от друга. Но свое название сталь почему-то получила от города Дамаска, хотя исторически это не совсем оправданно. Дамасская сталь представляет собой смесь нескольких сталей с разным содержанием углерода, в результате чего после травления клинка на нем проступает узор: более темные слои стали (как правило, с большим содержанием углерода) контрастно выделяются на фоне тех, что посветлее. Для получения такого узора кузнец раскаляет в горне несколько пластин сталей разных марок и сковывает их вместе, перекручивает и расплющивает, складывает раскаленную добела заготовку пополам и снова расковывает. Кроме красоты, это имеет и практическую ценность: стали, обладающие отличным резом, зачастую хрупки, а в дамаске они соединены с более вязкими и упругими сталями. Еще более сложным в изготовлении является мозаичный дамаск, при создании которого отдельные кусочки или разные виды дамаска соединяются между собой методом горновой сварки. Опытные кузнецы умудряются таким способом создавать на лезвиях ножей целые картины.

Чтобы получить мозаичный дамаск, кузнец режет на «осколки» уже готовый пакет дамасской стали, собирает из них новую композицию и соединяет кузнечной сваркой в горне.

На любой ножевой выставке-ярмарке найти дамаск несложно. Но как узнать, насколько он хорош? Некоторые мастера позволяют построгать сухую деревяшку тестовым образцом, чтобы покупатель понял, как сталь держит заточку. Плохо, когда кузнец не может сказать, на какую твердость закалена сталь, или назвать ее состав. Добросовестный мастер, если использует стали со своим собственным экспериментальным составом, всегда может назвать ближайшие аналоги марок по содержанию углерода и легирующих добавок или даже предоставит небольшой «паспорт» своего изделия. Кузнецы, дорожащие добрым именем, клеймят свои работы во избежание подделок. Если же ничего этого нет, покупатель рискует взять «дамаск» из перекованной рессоры, гвоздей и гаечных ключей, который едва ли будет лучше советского «кухонника».

БУЛАТ
Булат часто путают с дамаском, но хоть они и идут бок о бок, это разные материалы. Если в дамаске смешивается несколько слоев, то булат имеет более-менее однородный состав. Иногда, правда, в нем могут быть декоративные сегменты, которые добавляются методом горновой сварки, но на режущую кромку они не влияют. Если в дамаске или ножах из обычной инструментальной стали используются привычные составы, то в булате кузнец изобретает свой состав и не может его отлить в большой лист, который потом разрежет на пластины нужной формы. Булат содержит большое количество углерода, и, если такую сталь отлить в форму, она «распадется», углерод «всплывет» на поверхность с частью легирующих добавок, а еще часть осядет на дно. Атомы углерода, соединяясь с атомами железа, образуют цементиты — карбиды железа. В итоге после травления уже готового клинка можно увидеть рисунок на его поверхности: места повышенного содержания углерода имеют другой оттенок. Иногда на клинке проявляется рисунок в виде сетки, иногда видны просто волнообразные линии. Это зависит от того, как расковывали заготовку. Кузнецы между собой даже спорят, какой рисунок практичнее и как лучше ковать заготовку, чтобы вывести к режущей кромке побольше цементита. Его твердость в чистом виде — 74 HRC, что на десяток–полтора единиц выше хорошо закаленной «углеродки». Именно высокое содержание цементита добавляет клинку твердость и «резучесть».

И при этом клинок зачастую обладает пружинными свойствами.
Чтобы получить такие соединения, кузнецы идут на различные хитрости: чередуют нагрев и медленное охлаждение, меняют температуру нагрева и продолжительность, экспериментируют с количеством углерода в заготовке. А поскольку булат на Руси был известен давно, то большинство кузнецов хранят технологии его изготовления в секрете как родовую тайну. В одних случаях это маркетинг, в других — чистая правда. Кузнецы без каких-либо лабораторий и химических анализов, делая все чуть ли не на глаз, по дедушкиному рецепту, получают клинки с твердостью после закалки в 62–64 HRC. Если кузнец действительно талантлив, он никогда не упустит возможности продемонстрировать, на что способно его творение, и измерит твердость клинка при свидетелях.


ТИТАН

Этот ракетный металл, грубо говоря, вдвое легче стали и вдвое тяжелее алюминия, широко используемого в авиации. Абсолютно устойчив к коррозии, хотя на воздухе окисляется и приобретает красивый серый оттенок. Оксид титана защищает поверхность ножа от износа и царапин, подобно какому-либо напылению. Из-за своей устойчивости к повреждениям используется в бронепластинах. Не магнитится, благодаря чему инструменты из него используются саперами. Безусловно, титановые ножи довольно редки и обладают рядом интересных качеств. Но как они режут?

Твердомер Роквелла можно увидеть на оружейных выставках: он позволяет оценить твердость стали по специальной шкале.

Читать еще:  О влиянии диаметра ствола и типа сверловки на параметры дробового выстрела

Титан для ножей калят до твердости примерно 40–47 HRC, в то время как инструментальные стали закаливаются до 58 HRC. Кроме того, титан очень вязкий металл, и затачивать его проблематично: за точильным камнем постоянно тянется заусенец, из-за которого трудно получить идеально острую режущую кромку (если это и удастся, держаться она будет недолго). Тем не менее из титана делают дайверские ножи. Небольшой вес, устойчивость к поперечным нагрузкам (титановую пластину с большим трудом можно согнуть, но вряд ли она лопнет), антикоррозионные свойства во всем подходят дайверам. При минусовой температуре у титана меньше шансов лопнуть, чем у стали. А при максимальной ножами из титана можно переворачивать дрова в костре, не боясь нарушить закалку. Но режут они все-таки не ахти.

Впрочем, есть один способ заставить титан резать. В США некоторые мастера используют для этого различного рода карбиды, которыми покрывают клинок ножа полоской в несколько миллиметров по всей длине режущей кромки. Точится клинок (а скорее, неспешно правится) лишь с одной стороны. На выходе получается дорогое изделие, рез которого обладает некой шероховатостью и «сухостью». Под микроскопом режущая кромка такого ножа очень напоминает микропилу. По похожему принципу ножи из титана делали и в России.
—Наши мастера в отличие от заокеанских коллег не просто карбидизировали поверхность ножа, а использовали так называемое «глубокое внедрение» их в слой титана, — поделился Алексей Кукин, основатель столичной «Ножевой мастерской». — В итоге карбиды проникали в слой титана на глубину 0,5 мм. Эту сложную процедуру проделывали в лаборатории при институте имени Бочвара. Спуски у ножа были симметричными, двухсторонними. Естественно, были и проблемы с правильной заточкой ножа с заусенцем на кромке. И хоть слой карбидов в 0,5 мм — это большой показатель для титановых ножей, он все же рассчитан на небольшое количество затачиваний. А создание одного такого ножа обходилось в массу времени, усилий и денежных средств. В итоге это был лишь небольшой побочный эксперимент, и вскоре мы полностью вернулись к традиционным материалам.

КЕРАМИКА
Керамические ножи можно встретить сейчас в любом супермаркете или интернет-магазине, чаще всего это кухонные ножи. Заточку они держат средненько, на излом хрупкие, кости рубить ими нельзя — кромка тут же выкрошится. Но из керамики можно делать и хорошие ножи. Так, американский мастер Кевин МакКланг добился потрясающих результатов в изучении керамики. Долгое время он работал старшим материаловедом в American Rocket Company. Позже он основал свою компанию Mad Dog knives (по одной из легенд это произошло после укуса бешеной собаки). ВМС США для спецотрядов закупали ножи Мэд Дог, и в какой-то момент МакКланг предложил военным свой новый продукт — ножи из керамики, которые обладали твердостью около 60 HRC, точились стандартными камнями для заточки, обладали прочностью и даже минимальной гибкостью, чуть уступая пружинной стали, не боялись коррозии, низкой или высокой температуры, химических реагентов, а главное, металлодетекторов. Кроме того, эти ножи не магнитились и были абсолютным диэлектриком. Они неплохо держали заточку, ими можно было рубить древесину, резать, наносить колющие удары. МакКланг посчитал, что такие ножи пригодятся саперам или каким-либо спецотрядам для скрытного ношения. Над таким керамическим композитом он работал без малого семь лет и держал в тайне его состав и способ изготовления. Ему удалось добиться того, что керамика почти не крошилась и лезвие давало сколы лишь при критических нагрузках. По некоторым данным, военные заказали у него несколько монтировок из такого материала и протестировали их с крайней жестокостью: разбивали ими кирпичи, забивали их молотком в дерево, бросали с большой высоты. Монтировки все выдержали, но военные все же не решились закупать их массово — слишком дорого. В результате несколько небольших партий ножей МакКланг продал военным, а еще несколько пустил «гулять» по миру, выставив их на условно-свободную продажу. Купить их по-прежнему могли только представители правоохранительных органов или вооруженных сил при предоставлении удостоверения. Но после такой покупки нож принадлежал покупателю, а не армии. В конце концов МакКевин перестал заниматься керамическими ножами и полностью вернулся к традиционным материалам.

Ножи Уоррена Томаса сделаны из титана и стекловолокна. Ни один даже самый мелкий винт он не делает из стали.

КАРБИД ВОЛЬФРАМА
Карбид вольфрама — один из самых твердых видов керамики, до 90 HRC (даже легендарную японскую высокоуглеродистую сталь ZDP-189 после многоступенчатой термообработки закаливают до твердости около 67 HRC, а твердость алмаза — 100 HRC). Этот материал проявляет недюжинную износостойкость, имеет крайне высокую температуру плавления, мало подвержен окислению. Из него делают бронебойные снаряды и сердечники бронебойных пуль, режущие инструменты для металлообработки, ювелирные украшения или покрытия для дорогих часов (их сложно поцарапать и со временем они не теряют вида недавно купленных часов). Но в чистом виде для изготовления ножей он не используется. Его добавляют в виде порошка во время перековки заготовки. О том, как создаются ножи с повышенным содержанием карбида вольфрама, мы попросили рассказать Владислава Матвеева, потомственного кузнеца.

ЗАКАЛИТЬ ХОЛОДОМ? Помимо материала, состава сплавов, геометрии клинка, большое значение имеет и закалка. Современные методы ушли далеко вперед по сравнению с нагревом в печи и охлаждением в масле. Мастера чередуют нагрев с замораживанием стали, совершают это в аргонной среде, делают зонную закалку. И таких чередований может быть до десяти; но если не знать свойств и состава дамаска, его можно испортить — ведь в нем смешаны разные стали, и методы термообработки у них различны.

— Карбид вольфрама в том виде, который я использую, — это серый порошок, по размеру частиц сопоставимый с обычной мукой, — пояснил Владислав. — Лучше всего для работы с карбидом подходит пружинная сталь, такая как 65Г или 60С2. Она перековывается в кузнице до получения 1500, а то и 3000 слоев. Но в отличие от создания дамаска или просто слоеной стали, заготовку при перековках «на себя» нужно покрывать слоем этого порошка. Тщательно перековав, я процедуру повторяю до тех пор, пока карбид не будет распределен равномерно в металле. Этот материал правильнее будет называть композитом, ведь в нем и карбид, и сталь выполняют определенную роль. Карбид сам по себе дает хрупкость и в чистом виде мало подходит на роль материала для ножа. А в сочетании с пружинной сталью и правильной термообработкой мы получаем довольно гибкий клинок, который при этом неплохо режет.

Самозата­чива­ющийся титановый нож с односторонним напылением карбида вольфрама на режущую кромку.

Механизм реза у таких ножей схож с резом титановых, которые описаны выше. Но есть и различия. Из несущественных — клинок подвержен коррозии, тяжелее титанового, магнитится. Из весомых — его можно точить хоть до самого обуха, но и заточка занимает больше времени по сравнению с обычным ножом. С этими материалами работает мало мастеров, и порой за их изделиями выстраивается очередь.

Почему 21 век — лучший в человеческой истории

Наверняка вы слышали, да и иногда думали: «А вот раньше то было лучше! Не то что сейчас». С уверенностью можем опровергнуть и сказать: 2019 год и XXI век в целом — лучшее время для человечества! И на это есть как минимум 5 причин.

Медицина

Исторически до середины прошлого века мировая средняя продолжительность жизни человека не превышала и 40 лет . Большинство младенцев погибало сразу после рождения, потому что их было невозможно выходить.

Сегодня же детская смертность находится на рекордно низком уровне: 4.1% в мире и менее 1% в России и многих других странах. И всё благодаря развитию медицины!

Всё больше людей доживают до 80 и даже до 90 лет. Больше нет антисанитарии, погубившей бесчисленное множество жизней. Теперь есть прививки и вакцины, которые спасают нас от болезней, поражавших целые страны и континенты.

Только представьте: всего 300 лет отмене практики кровопускания. 120 лет открытию групп крови и её безболезненному переливанию. 77 исполнилось разработке в СССР первого антибиотика пенициллина, 50 — вакцине от кори, 30 — расшифровке генома человека. Лишь представьте, сколько открытий нас ждет в будущем!

Да, не все болезни излечимы. Но к лечению многих из них мы подобрались вплотную, и нужно лишь небольшое время для создания эффективных лекарств. И вы бы не захотели жить ни в каком прошлом без современной медицины, это мы гарантируем!

Интернет

Здесь достаточно одного слова. Телеграф и почта хотя бы позволяли связаться в течение нескольких дней. А что насчет гонцов и голубей? Такую «смску» приходилось ждать очень долго. Из-за этого информация могла потерять свою актуальность, или вовсе не дойти до получателя.

Эту проблему нам помог решить Интернет . Всего за 30 лет он «опоясал» весь мир, соединив всех людей вместе. Теперь не надо ходить в библиотеку, а достаточно зайти в поисковик и найти всю нужную информацию. Отправить сообщение, позвонить в противоположную точку планеты или заказать нужную вещь по Сети — это ли не чудо современности ?

Быстрый транспорт

Лошади, кареты, первые автомобили – все это пережитки прошлых веков. Сегодня человек научился создавать транспорт, который способен преодолевать сотни километров за считанные часы.

XXI век может похвастаться мощными автомобилями и поездами, которые способны не только развивать большую скорость, но и перевозить все необходимые вещи и пассажиров.

А чего только стоит современный самолет Airbus A320, который может вместить до 180 человек, включая их багаж! А затем довезти их со скоростью в 700 километров в час до другой страны. Просто фантастика какая-то!

Доступное жилье для каждого

Ипотека, высокие проценты? Скажем так: раньше возможности покупки своего жилья попросту не было. Люди жили в домах огромными общинами в несколько семей. Но XX век и урбанизация изменили всё: люди начали переезжать в квартиры, и каждому нашёлся свой «небольшой уютный уголок»

Личное пространство было непозволительной роскошью ещё несколько поколений назад. Сегодня это норма. Как и отопление, газ и электричество в доме. Ну и, конечно, Интернет 🙂

Практически полное отсутствие войн

В течение прошлых веков человечество столкнулось с многочисленными бедами и войнами, как региональными, так и мировыми. Однако сегодня мир связан куда сильнее, чем раньше: сейчас у нас есть международные организации, деятельность которых направлена на обеспечение мира и справедливости.

Да и кому нужно воевать, когда Третья Мировая может уничтожить весь мир? Пусть локальные военные конфликты и имеют место, но мы смогли научиться решать их более мирным путем, чем раньше. Войны — это пережиток прошлого, и со временем мы преодолеем его.

LiveInternetLiveInternet

Музыка

Рубрики

  • Все об этом. (63)
  • ФОТОрепортаж (43)
  • Luxury Homes (37)
  • САЛАТЫ (108)
  • Bидео (652)
  • Слушать аудиокнигу (17)
  • LOL (123)
  • Mузыка/шансон (31)
  • OT ЭстеРО — 18+ (409)
  • АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ПОЛИТИКА (80)
  • Армения и армянский бренд . (547)
  • Отчизна (56)
  • Кухня Армении (103)
  • Обзор прессы — Армении (259)
  • БЛЮДА ИЗ ЛАВАША (310)
  • БЛЮДА ИЗ МЯСА (183)
  • БЛЮДА ИЗ ПТИЦЫ (104)
  • БЛЮДА ИЗ РЫБЫ (565)
  • БЛЮДА ИЗ СЫРА (28)
  • БЛЮДА ИЗ ТВОРОГА (0)
  • Все для дневника (738)
  • Все обо всем (2854)
  • ВТОРЫЕ БЛЮД (175)
  • ВЫПЕЧКА НЕСЛАДКАЯ (197)
  • ВЫПЕЧКА СЛАДКАЯ (1282)
  • ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ (704)
  • ЖИВОПИСЬ (35)
  • ЗАКУСОЧНЫЕ РУЛЕТЫ (22)
  • Интересно знать (2552)
  • ИХ НРАВЫ (24)
  • КАРТИНКИ,ФОТО. (275)
  • КАТАСТРОФЫ (31)
  • КОЛЕСО ИСТОРИИ (171)
  • КУЛИНАРИЯ (1996)
  • Мир оружия и военных технологий (314)
  • МИР ФОТО И «картины маслом» (889)
  • Музеи (15)
  • Музыка (2347)
  • Мир музики (547)
  • Audio-Trance (34)
  • Музыка-mp3 (165)
  • Музыкальный клуб (55)
  • МУЗЫКА — VIDEO (66)
  • Немного политики и истории (2046)
  • Полезные советы (1313)
  • Li (76)
  • Мудрые мысли (25)
  • ПУТЕШЕСТВИЕ (526)
  • Рецепты (4295)
  • Смотреть онлайн (293)
  • СПОРТ (15)
  • ТАНЦЫ — VIDEO (12)
  • Техника и технологии (300)
  • Авто/Мото (147)
  • ФОТОХРОНОГРАФ (61)
  • ШАШЛЫКИ и БАРБЕКЮ (95)
  • Экономика (27)
Читать еще:  Как выбрать леску?

Видео

Я — фотограф

ФРУКТЫ

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

Чем режут в XXI веке?

Нож, как одно из первых орудий труда человека, пережил каменный и бронзовый века и прочно закрепился в железном. Со времен первых стальных ножей многое изменилось, но принцип реза остался прежний.

Карбид вольфрама очень износостойкий, но лезвия ножей из него не изготавливают. Его напыляют на режущие кромки, используют в точильных инструментах.

Нож — это полоса стали с клиновидным сечением, заостренным кончиком с одной стороны и рукоятью с другой. Но в наши дни ножи можно делать не только из стали. Давайте посмотрим, из чего и как делают редкие ножи в наши дни.

ДАМАСК
Технология изготовления дамасской стали появилась за несколько веков до нашей эры в нескольких уголках мира независимо друг от друга. Но свое название сталь почему-то получила от города Дамаска, хотя исторически это не совсем оправданно. Дамасская сталь представляет собой смесь нескольких сталей с разным содержанием углерода, в результате чего после травления клинка на нем проступает узор: более темные слои стали (как правило, с большим содержанием углерода) контрастно выделяются на фоне тех, что посветлее. Для получения такого узора кузнец раскаляет в горне несколько пластин сталей разных марок и сковывает их вместе, перекручивает и расплющивает, складывает раскаленную добела заготовку пополам и снова расковывает. Кроме красоты, это имеет и практическую ценность: стали, обладающие отличным резом, зачастую хрупки, а в дамаске они соединены с более вязкими и упругими сталями. Еще более сложным в изготовлении является мозаичный дамаск, при создании которого отдельные кусочки или разные виды дамаска соединяются между собой методом горновой сварки. Опытные кузнецы умудряются таким способом создавать на лезвиях ножей целые картины.

Чтобы получить мозаичный дамаск, кузнец режет на «осколки» уже готовый пакет дамасской стали, собирает из них новую композицию и соединяет кузнечной сваркой в горне.

На любой ножевой выставке-ярмарке найти дамаск несложно. Но как узнать, насколько он хорош? Некоторые мастера позволяют построгать сухую деревяшку тестовым образцом, чтобы покупатель понял, как сталь держит заточку. Плохо, когда кузнец не может сказать, на какую твердость закалена сталь, или назвать ее состав. Добросовестный мастер, если использует стали со своим собственным экспериментальным составом, всегда может назвать ближайшие аналоги марок по содержанию углерода и легирующих добавок или даже предоставит небольшой «паспорт» своего изделия. Кузнецы, дорожащие добрым именем, клеймят свои работы во избежание подделок. Если же ничего этого нет, покупатель рискует взять «дамаск» из перекованной рессоры, гвоздей и гаечных ключей, который едва ли будет лучше советского «кухонника».

БУЛАТ
Булат часто путают с дамаском, но хоть они и идут бок о бок, это разные материалы. Если в дамаске смешивается несколько слоев, то булат имеет более-менее однородный состав. Иногда, правда, в нем могут быть декоративные сегменты, которые добавляются методом горновой сварки, но на режущую кромку они не влияют. Если в дамаске или ножах из обычной инструментальной стали используются привычные составы, то в булате кузнец изобретает свой состав и не может его отлить в большой лист, который потом разрежет на пластины нужной формы. Булат содержит большое количество углерода, и, если такую сталь отлить в форму, она «распадется», углерод «всплывет» на поверхность с частью легирующих добавок, а еще часть осядет на дно. Атомы углерода, соединяясь с атомами железа, образуют цементиты — карбиды железа. В итоге после травления уже готового клинка можно увидеть рисунок на его поверхности: места повышенного содержания углерода имеют другой оттенок. Иногда на клинке проявляется рисунок в виде сетки, иногда видны просто волнообразные линии. Это зависит от того, как расковывали заготовку. Кузнецы между собой даже спорят, какой рисунок практичнее и как лучше ковать заготовку, чтобы вывести к режущей кромке побольше цементита. Его твердость в чистом виде — 74 HRC, что на десяток–полтора единиц выше хорошо закаленной «углеродки». Именно высокое содержание цементита добавляет клинку твердость и «резучесть».

И при этом клинок зачастую обладает пружинными свойствами.
Чтобы получить такие соединения, кузнецы идут на различные хитрости: чередуют нагрев и медленное охлаждение, меняют температуру нагрева и продолжительность, экспериментируют с количеством углерода в заготовке. А поскольку булат на Руси был известен давно, то большинство кузнецов хранят технологии его изготовления в секрете как родовую тайну. В одних случаях это маркетинг, в других — чистая правда. Кузнецы без каких-либо лабораторий и химических анализов, делая все чуть ли не на глаз, по дедушкиному рецепту, получают клинки с твердостью после закалки в 62–64 HRC. Если кузнец действительно талантлив, он никогда не упустит возможности продемонстрировать, на что способно его творение, и измерит твердость клинка при свидетелях.

ТИТАН
Этот ракетный металл, грубо говоря, вдвое легче стали и вдвое тяжелее алюминия, широко используемого в авиации. Абсолютно устойчив к коррозии, хотя на воздухе окисляется и приобретает красивый серый оттенок. Оксид титана защищает поверхность ножа от износа и царапин, подобно какому-либо напылению. Из-за своей устойчивости к повреждениям используется в бронепластинах. Не магнитится, благодаря чему инструменты из него используются саперами. Безусловно, титановые ножи довольно редки и обладают рядом интересных качеств. Но как они режут?

Твердомер Роквелла можно увидеть на оружейных выставках: он позволяет оценить твердость стали по специальной шкале.

Титан для ножей калят до твердости примерно 40–47 HRC, в то время как инструментальные стали закаливаются до 58 HRC. Кроме того, титан очень вязкий металл, и затачивать его проблематично: за точильным камнем постоянно тянется заусенец, из-за которого трудно получить идеально острую режущую кромку (если это и удастся, держаться она будет недолго). Тем не менее из титана делают дайверские ножи. Небольшой вес, устойчивость к поперечным нагрузкам (титановую пластину с большим трудом можно согнуть, но вряд ли она лопнет), антикоррозионные свойства во всем подходят дайверам. При минусовой температуре у титана меньше шансов лопнуть, чем у стали. А при максимальной ножами из титана можно переворачивать дрова в костре, не боясь нарушить закалку. Но режут они все-таки не ахти.

Впрочем, есть один способ заставить титан резать. В США некоторые мастера используют для этого различного рода карбиды, которыми покрывают клинок ножа полоской в несколько миллиметров по всей длине режущей кромки. Точится клинок (а скорее, неспешно правится) лишь с одной стороны. На выходе получается дорогое изделие, рез которого обладает некой шероховатостью и «сухостью». Под микроскопом режущая кромка такого ножа очень напоминает микропилу. По похожему принципу ножи из титана делали и в России.
—Наши мастера в отличие от заокеанских коллег не просто карбидизировали поверхность ножа, а использовали так называемое «глубокое внедрение» их в слой титана, — поделился Алексей Кукин, основатель столичной «Ножевой мастерской». — В итоге карбиды проникали в слой титана на глубину 0,5 мм. Эту сложную процедуру проделывали в лаборатории при институте имени Бочвара. Спуски у ножа были симметричными, двухсторонними. Естественно, были и проблемы с правильной заточкой ножа с заусенцем на кромке. И хоть слой карбидов в 0,5 мм — это большой показатель для титановых ножей, он все же рассчитан на небольшое количество затачиваний. А создание одного такого ножа обходилось в массу времени, усилий и денежных средств. В итоге это был лишь небольшой побочный эксперимент, и вскоре мы полностью вернулись к традиционным материалам.

КЕРАМИКА
Керамические ножи можно встретить сейчас в любом супермаркете или интернет-магазине, чаще всего это кухонные ножи. Заточку они держат средненько, на излом хрупкие, кости рубить ими нельзя — кромка тут же выкрошится. Но из керамики можно делать и хорошие ножи. Так, американский мастер Кевин МакКланг добился потрясающих результатов в изучении керамики. Долгое время он работал старшим материаловедом в American Rocket Company. Позже он основал свою компанию Mad Dog knives (по одной из легенд это произошло после укуса бешеной собаки). ВМС США для спецотрядов закупали ножи Мэд Дог, и в какой-то момент МакКланг предложил военным свой новый продукт — ножи из керамики, которые обладали твердостью около 60 HRC, точились стандартными камнями для заточки, обладали прочностью и даже минимальной гибкостью, чуть уступая пружинной стали, не боялись коррозии, низкой или высокой температуры, химических реагентов, а главное, металлодетекторов. Кроме того, эти ножи не магнитились и были абсолютным диэлектриком. Они неплохо держали заточку, ими можно было рубить древесину, резать, наносить колющие удары. МакКланг посчитал, что такие ножи пригодятся саперам или каким-либо спецотрядам для скрытного ношения. Над таким керамическим композитом он работал без малого семь лет и держал в тайне его состав и способ изготовления. Ему удалось добиться того, что керамика почти не крошилась и лезвие давало сколы лишь при критических нагрузках. По некоторым данным, военные заказали у него несколько монтировок из такого материала и протестировали их с крайней жестокостью: разбивали ими кирпичи, забивали их молотком в дерево, бросали с большой высоты. Монтировки все выдержали, но военные все же не решились закупать их массово — слишком дорого. В результате несколько небольших партий ножей МакКланг продал военным, а еще несколько пустил «гулять» по миру, выставив их на условно-свободную продажу. Купить их по-прежнему могли только представители правоохранительных органов или вооруженных сил при предоставлении удостоверения. Но после такой покупки нож принадлежал покупателю, а не армии. В конце концов МакКевин перестал заниматься керамическими ножами и полностью вернулся к традиционным материалам.

Ножи Уоррена Томаса сделаны из титана и стекловолокна. Ни один даже самый мелкий винт он не делает из стали.

КАРБИД ВОЛЬФРАМА
Карбид вольфрама — один из самых твердых видов керамики, до 90 HRC (даже легендарную японскую высокоуглеродистую сталь ZDP-189 после многоступенчатой термообработки закаливают до твердости около 67 HRC, а твердость алмаза — 100 HRC). Этот материал проявляет недюжинную износостойкость, имеет крайне высокую температуру плавления, мало подвержен окислению. Из него делают бронебойные снаряды и сердечники бронебойных пуль, режущие инструменты для металлообработки, ювелирные украшения или покрытия для дорогих часов (их сложно поцарапать и со временем они не теряют вида недавно купленных часов). Но в чистом виде для изготовления ножей он не используется. Его добавляют в виде порошка во время перековки заготовки. О том, как создаются ножи с повышенным содержанием карбида вольфрама, мы попросили рассказать Владислава Матвеева, потомственного кузнеца.

ЗАКАЛИТЬ ХОЛОДОМ? Помимо материала, состава сплавов, геометрии клинка, большое значение имеет и закалка. Современные методы ушли далеко вперед по сравнению с нагревом в печи и охлаждением в масле. Мастера чередуют нагрев с замораживанием стали, совершают это в аргонной среде, делают зонную закалку. И таких чередований может быть до десяти; но если не знать свойств и состава дамаска, его можно испортить — ведь в нем смешаны разные стали, и методы термообработки у них различны.

Самозата­чива­ющийся титановый нож с односторонним напылением карбида вольфрама на режущую кромку.

Механизм реза у таких ножей схож с резом титановых, которые описаны выше. Но есть и различия. Из несущественных — клинок подвержен коррозии, тяжелее титанового, магнитится. Из весомых — его можно точить хоть до самого обуха, но и заточка занимает больше времени по сравнению с обычным ножом. С этими материалами работает мало мастеров, и порой за их изделиями выстраивается очередь.

Читать еще:  Вот они какие – апортирующие!

Чем режут в XXI веке?

Нож — это полоса стали с клиновидным сечением, заостренным кончиком с одной стороны и рукоятью с другой. Но в наши дни ножи можно делать не только из стали. Давайте посмотрим, из чего и как делают редкие ножи в наши дни.

ДАМАСК

Технология изготовления дамасской стали появилась за несколько веков до нашей эры в нескольких уголках мира независимо друг от друга. Но свое название сталь почему-то получила от города Дамаска, хотя исторически это не совсем оправданно. Дамасская сталь представляет собой смесь нескольких сталей с разным содержанием углерода, в результате чего после травления клинка на нем проступает узор: более темные слои стали (как правило, с большим содержанием углерода) контрастно выделяются на фоне тех, что посветлее. Для получения такого узора кузнец раскаляет в горне несколько пластин сталей разных марок и сковывает их вместе, перекручивает и расплющивает, складывает раскаленную добела заготовку пополам и снова расковывает. Кроме красоты, это имеет и практическую ценность: стали, обладающие отличным резом, зачастую хрупки, а в дамаске они соединены с более вязкими и упругими сталями. Еще более сложным в изготовлении является мозаичный дамаск, при создании которого отдельные кусочки или разные виды дамаска соединяются между собой методом горновой сварки. Опытные кузнецы умудряются таким способом создавать на лезвиях ножей целые картины.

На любой ножевой выставке-ярмарке найти дамаск несложно. Но как узнать, насколько он хорош? Некоторые мастера позволяют построгать сухую деревяшку тестовым образцом, чтобы покупатель понял, как сталь держит заточку. Плохо, когда кузнец не может сказать, на какую твердость закалена сталь, или назвать ее состав. Добросовестный мастер, если использует стали со своим собственным экспериментальным составом, всегда может назвать ближайшие аналоги марок по содержанию углерода и легирующих добавок или даже предоставит небольшой «паспорт» своего изделия. Кузнецы, дорожащие добрым именем, клеймят свои работы во избежание подделок. Если же ничего этого нет, покупатель рискует взять «дамаск» из перекованной рессоры, гвоздей и гаечных ключей, который едва ли будет лучше советского «кухонника».

БУЛАТ

Булат часто путают с дамаском, но хоть они и идут бок о бок, это разные материалы. Если в дамаске смешивается несколько слоев, то булат имеет более-менее однородный состав. Иногда, правда, в нем могут быть декоративные сегменты, которые добавляются методом горновой сварки, но на режущую кромку они не влияют. Если в дамаске или ножах из обычной инструментальной стали используются привычные составы, то в булате кузнец изобретает свой состав и не может его отлить в большой лист, который потом разрежет на пластины нужной формы. Булат содержит большое количество углерода, и, если такую сталь отлить в форму, она «распадется», углерод «всплывет» на поверхность с частью легирующих добавок, а еще часть осядет на дно. Атомы углерода, соединяясь с атомами железа, образуют цементиты — карбиды железа. В итоге после травления уже готового клинка можно увидеть рисунок на его поверхности: места повышенного содержания углерода имеют другой оттенок. Иногда на клинке проявляется рисунок в виде сетки, иногда видны просто волнообразные линии. Это зависит от того, как расковывали заготовку. Кузнецы между собой даже спорят, какой рисунок практичнее и как лучше ковать заготовку, чтобы вывести к режущей кромке побольше цементита. Его твердость в чистом виде — 74 HRC, что на десяток–полтора единиц выше хорошо закаленной «углеродки». Именно высокое содержание цементита добавляет клинку твердость и «резучесть».

И при этом клинок зачастую обладает пружинными свойствами.

Чтобы получить такие соединения, кузнецы идут на различные хитрости: чередуют нагрев и медленное охлаждение, меняют температуру нагрева и продолжительность, экспериментируют с количеством углерода в заготовке. А поскольку булат на Руси был известен давно, то большинство кузнецов хранят технологии его изготовления в секрете как родовую тайну. В одних случаях это маркетинг, в других — чистая правда. Кузнецы без каких-либо лабораторий и химических анализов, делая все чуть ли не на глаз, по дедушкиному рецепту, получают клинки с твердостью после закалки в 62–64 HRC. Если кузнец действительно талантлив, он никогда не упустит возможности продемонстрировать, на что способно его творение, и измерит твердость клинка при свидетелях.

Этот ракетный металл, грубо говоря, вдвое легче стали и вдвое тяжелее алюминия, широко используемого в авиации. Абсолютно устойчив к коррозии, хотя на воздухе окисляется и приобретает красивый серый оттенок. Оксид титана защищает поверхность ножа от износа и царапин, подобно какому-либо напылению. Из-за своей устойчивости к повреждениям используется в бронепластинах. Не магнитится, благодаря чему инструменты из него используются саперами. Безусловно, титановые ножи довольно редки и обладают рядом интересных качеств. Но как они режут?

Титан для ножей калят до твердости примерно 40–47 HRC, в то время как инструментальные стали закаливаются до 58 HRC. Кроме того, титан очень вязкий металл, и затачивать его проблематично: за точильным камнем постоянно тянется заусенец, из-за которого трудно получить идеально острую режущую кромку (если это и удастся, держаться она будет недолго). Тем не менее из титана делают дайверские ножи. Небольшой вес, устойчивость к поперечным нагрузкам (титановую пластину с большим трудом можно согнуть, но вряд ли она лопнет), антикоррозионные свойства во всем подходят дайверам. При минусовой температуре у титана меньше шансов лопнуть, чем у стали. А при максимальной ножами из титана можно переворачивать дрова в костре, не боясь нарушить закалку. Но режут они все-таки не ахти.

Впрочем, есть один способ заставить титан резать. В США некоторые мастера используют для этого различного рода карбиды, которыми покрывают клинок ножа полоской в несколько миллиметров по всей длине режущей кромки. Точится клинок (а скорее, неспешно правится) лишь с одной стороны. На выходе получается дорогое изделие, рез которого обладает некой шероховатостью и «сухостью». Под микроскопом режущая кромка такого ножа очень напоминает микропилу. По похожему принципу ножи из титана делали и в России.

—Наши мастера в отличие от заокеанских коллег не просто карбидизировали поверхность ножа, а использовали так называемое «глубокое внедрение» их в слой титана, — поделился Алексей Кукин, основатель столичной «Ножевой мастерской». — В итоге карбиды проникали в слой титана на глубину 0,5 мм. Эту сложную процедуру проделывали в лаборатории при институте имени Бочвара. Спуски у ножа были симметричными, двухсторонними. Естественно, были и проблемы с правильной заточкой ножа с заусенцем на кромке. И хоть слой карбидов в 0,5 мм — это большой показатель для титановых ножей, он все же рассчитан на небольшое количество затачиваний. А создание одного такого ножа обходилось в массу времени, усилий и денежных средств. В итоге это был лишь небольшой побочный эксперимент, и вскоре мы полностью вернулись к традиционным материалам.

КЕРАМИКА

Керамические ножи можно встретить сейчас в любом супермаркете или интернет-магазине, чаще всего это кухонные ножи. Заточку они держат средненько, на излом хрупкие, кости рубить ими нельзя — кромка тут же выкрошится. Но из керамики можно делать и хорошие ножи. Так, американский мастер Кевин МакКланг добился потрясающих результатов в изучении керамики. Долгое время он работал старшим материаловедом в American Rocket Company. Позже он основал свою компанию Mad Dog knives (по одной из легенд это произошло после укуса бешеной собаки). ВМС США для спецотрядов закупали ножи Мэд Дог, и в какой-то момент МакКланг предложил военным свой новый продукт — ножи из керамики, которые обладали твердостью около 60 HRC, точились стандартными камнями для заточки, обладали прочностью и даже минимальной гибкостью, чуть уступая пружинной стали, не боялись коррозии, низкой или высокой температуры, химических реагентов, а главное, металлодетекторов. Кроме того, эти ножи не магнитились и были абсолютным диэлектриком. Они неплохо держали заточку, ими можно было рубить древесину, резать, наносить колющие удары. МакКланг посчитал, что такие ножи пригодятся саперам или каким-либо спецотрядам для скрытного ношения. Над таким керамическим композитом он работал без малого семь лет и держал в тайне его состав и способ изготовления. Ему удалось добиться того, что керамика почти не крошилась и лезвие давало сколы лишь при критических нагрузках. По некоторым данным, военные заказали у него несколько монтировок из такого материала и протестировали их с крайней жестокостью: разбивали ими кирпичи, забивали их молотком в дерево, бросали с большой высоты. Монтировки все выдержали, но военные все же не решились закупать их массово — слишком дорого. В результате несколько небольших партий ножей МакКланг продал военным, а еще несколько пустил «гулять» по миру, выставив их на условно-свободную продажу. Купить их по-прежнему могли только представители правоохранительных органов или вооруженных сил при предоставлении удостоверения. Но после такой покупки нож принадлежал покупателю, а не армии. В конце концов МакКевин перестал заниматься керамическими ножами и полностью вернулся к традиционным материалам.

КАРБИД ВОЛЬФРАМА

Карбид вольфрама — один из самых твердых видов керамики, до 90 HRC (даже легендарную японскую высокоуглеродистую сталь ZDP-189 после многоступенчатой термообработки закаливают до твердости около 67 HRC, а твердость алмаза — 100 HRC). Этот материал проявляет недюжинную износостойкость, имеет крайне высокую температуру плавления, мало подвержен окислению. Из него делают бронебойные снаряды и сердечники бронебойных пуль, режущие инструменты для металлообработки, ювелирные украшения или покрытия для дорогих часов (их сложно поцарапать и со временем они не теряют вида недавно купленных часов). Но в чистом виде для изготовления ножей он не используется. Его добавляют в виде порошка во время перековки заготовки. О том, как создаются ножи с повышенным содержанием карбида вольфрама, мы попросили рассказать Владислава Матвеева, потомственного кузнеца.

Помимо материала, состава сплавов, геометрии клинка, большое значение имеет и закалка. Современные методы ушли далеко вперед по сравнению с нагревом в печи и охлаждением в масле. Мастера чередуют нагрев с замораживанием стали, совершают это в аргонной среде, делают зонную закалку. И таких чередований может быть до десяти; но если не знать свойств и состава дамаска, его можно испортить — ведь в нем смешаны разные стали, и методы термообработки у них различны.

— Карбид вольфрама в том виде, который я использую, — это серый порошок, по размеру частиц сопоставимый с обычной мукой, — пояснил Владислав. — Лучше всего для работы с карбидом подходит пружинная сталь, такая как 65Г или 60С2. Она перековывается в кузнице до получения 1500, а то и 3000 слоев. Но в отличие от создания дамаска или просто слоеной стали, заготовку при перековках «на себя» нужно покрывать слоем этого порошка. Тщательно перековав, я процедуру повторяю до тех пор, пока карбид не будет распределен равномерно в металле. Этот материал правильнее будет называть композитом, ведь в нем и карбид, и сталь выполняют определенную роль. Карбид сам по себе дает хрупкость и в чистом виде мало подходит на роль материала для ножа. А в сочетании с пружинной сталью и правильной термообработкой мы получаем довольно гибкий клинок, который при этом неплохо режет.

Механизм реза у таких ножей схож с резом титановых, которые описаны выше. Но есть и различия. Из несущественных — клинок подвержен коррозии, тяжелее титанового, магнитится. Из весомых — его можно точить хоть до самого обуха, но и заточка занимает больше времени по сравнению с обычным ножом. С этими материалами работает мало мастеров, и порой за их изделиями выстраивается очередь.

Леонид Микуляк
17 декабря 2013 в 00:00

Source Article from http://www.ohotniki.ru/weapon/knives/article/2013/12/17/640432-chem-rezhut-v-xxi-veke.html

Похожие записи

Вы должно быть авторизован опубликовать комментарий.

Источники:

http://pikabu.ru/story/xxi_vek_vek_beskraynikh_tekhnologicheskikh_vozmozhnostey_i_konechnyikh_chelovecheskikh_stremleniy_1711173
http://www.ohotniki.ru/weapon/knives/article/2013/12/17/640432-chem-rezhut-v-xxi-veke.html
http://zen.yandex.ru/media/id/5ac3899adb0cd9cb1a08936c/5daf57d34e057700b17c9415
http://www.liveinternet.ru/users/samdar/post321562052/
http://taxidermia19.ru/chem-rezhut-v-xxi-veke-2366/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector