1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Амазонка из «воинского»

Амазонка из «воинского»

Думаю, у каждого, кто видел помощника директора Л.Н. Кравцову, скачущую на лошади или мчащуюся на квадроцикле, возникала мысль: настоящая амазонка. Этот романтический образ может возникнуть при встрече с Людмилой Николаевной и в обычной обстановке, ну, скажем, во дворике офиса охотхозяйства.

«Воинское». Согласимся, несколько неожиданное название для охотничьего хозяйства, если даже учесть, что оно принадлежит Военно-охотничьему обществу. И в ВОО имя охотхозяйству, как правило, дают ближайшие к их центральным усадьбам населенные пункты. В данном же случае оно отражает специфику своих угодий.

Дело в том, что они расположены на военном полигоне, где оттачивают свое боевое мастерство мотострелки, танкисты, артиллеристы, слушатели столичных военно-учебных заведений. Представить себе место расположения хозяйства можно довольно точно по названиям трех населенных пунктов на карте Московской области, где дислоцируются воинские части, чаще всего использующие полигон: Кубинка, Алабино, Наро-Фоминск…

Какие представители дикого животного мира могут представлять интерес для охотника в какой-то полусотне километров от столицы, да еще на земле, где порой круглосуточно гремят выстрелы, разрывы снарядов? Оказывается, здесь водятся лоси, кабаны, косули, не говоря уже о лисах, зайцах, боровой и водоплавающей дичи. Причем, как правило, посетители уезжают отсюда с трофеями.

Можно не сомневаться: не будь здесь охотхозяйства, организованного, кстати, еще в 1936 году по личному распоряжению Маршала Советского Союза С.М. Буденного, сюда давно бы не ездили охотники и рыболовы (о них чуть позже).

А между тем поголовье копытных за последние два года здесь выросло в несколько раз. Этот факт связывают с приходом на должность директора хозяйства полковника запаса С.Б. Хорошилова. В Центральном совете ВОО отдают должное организаторским способностям Сергея Борисовича, его умению работать с людьми и подбирать кадры. В отношении же охотничьей фауны он руководствуется принципом «Кормить и охранять».

Думаю, у каждого, кто видел помощника директора Л.Н. Кравцову, скачущую на лошади или мчащуюся на квадроцикле, возникала мысль: настоящая амазонка. Этот романтический образ может возникнуть при встрече с Людмилой Николаевной и в обычной обстановке, ну, скажем, во дворике офиса охотхозяйства. Вся она, спортивная, в элегантном охотничьем костюме, излучает энергию, динамизм и женственность.

Интересно наблюдать, как она общается с четвероногими обитателями центральной усадьбы. Каким преданным и влюбленным взглядом смотрит на нее лохматый пес Сарей! Он буквально тает, когда Людмила Николаевна треплет его по шее. А между тем во внешнем облике собаки, особенно в лобастой голове, отчетливо просматриваются черты волка. Уж не родня ли она серому? Мое предположение оказалось верным.

– Эта порода, аляскинский маламут, появивилась, по мнению специалистов, в результате скрещивания волка и лайки, – поясняет Кравцова. – Ее прародина – Аляска, а название произошло от имени проживавшего там древнего племени мэламьют.

Еще много интересного узнал я от хозяйки Сарея, которая, похоже, привязана к нему не меньше, чем он к ней. Несмотря на свой внушительный вид, пес почти ребенок – ему всего пять месяцев. Нетрудно представить, каким он станет через год-два.

– Посмотрите, какие у него мощные лапы! – восторженно говорит Людмила Николаевна. – А расположение глаз! Оно напоминает волчье, но их выражение мягкое и указывает на доброжелательность к людям.
Щенка подарил Кравцовой один из посетителей хозяйства. Родословную не раскрыл, подчеркнув лишь, что его родители – чистые представители маламутов и что он привезен с Дальнего Востока.

Порода эта по «профессии» ездовая. В планах Кравцовой и Хорошилова со временем приобрести еще двух-трех маламутов, чтобы посетители могли кататься на собачьих упряжках. Их можно будет с успехом использовать и для других нужд. Ну, скажем, в целях разведки (где что обитает) и патрулирования угодий.

Еще одна личная собака Людмилы Николаевны – немецкая овчарка Буч. Хозяйке удалось «сдружить» двух однополых собак. Буч по праву старшего как бы шефствует над Сареем.

Все заботы об этих псах лежат, естественно, на Кравцовой. А в отношении ветеринарного обслуживания на ее попечении еще десять собак-лаек. Они живут у егерей. Но в случае заболевания, а также для прививок помощник начальника хозяйства обеспечивает приезд ветеринара.

Есть еще в хозяйстве несколько десятков кроликов и кур – также предмет постоянных забот и хлопот Людмилы Николаевны. Но особняком стоят лошади. Верховая езда для Кравцовой и увлечение, и работа. Нередко она вместе с Сергеем Борисовичем выезжает на проверку угодий. Ее любимый коняга – белый, как снег, Малыш. Говорят, приближение хозяйки к вольеру он чувствует издалека и встречает ее приветливым ржанием.

Вторая лошадь, как и Малыш, тоже хорошо ходит под седлом и в упряжке. Катание посетителей верхом в затейливо украшенных санях – один из источников пополнения бюджета «Воинского». Санная трасса проложена по берегам озера, находящегося неподалеку от офиса хозяйства. Ее протяженность около четырех километров.

– К будущей зиме планируем освоить новый маршрут длиной восемь километров, – рассказывает Людмила Николаевна. – На нем мы оборудуем остановочные пункты, где гостям предложат шашлык, чай, кофе, другие напитки.

Можно не сомневаться: найдется немало желающих насладиться прогулкой на лошади.
Еще один объект притяжения посетителей, особенно летом, – это озеро. С приходом Хорошилова оно стало регулярно пополняться различными видами рыб. Поиск поставщиков рыбной молоди, закупка кормов для нее также входят в обязанности Кравцовой.

Платная рыбалка приносит немалый доход. Находится много желающих потешить душу ловлей сома, карпа, щуки, карася, форели всего в часе езды от столицы.

Всем посетителям Людмила Николаевна не забывает напомнить, что один из егерей хозяйства Алексей Александрович Королев создал студию творческой таксидермии, где желающие могут заказать чучело любой сложности из добытого здесь или привезенного со стороны трофея. Рассказывая об изделиях студии, Кравцова, кстати, не скупилась на эпитеты. В ее голосе слышались горделивые нотки: вот, мол, чем еще славится «Воинское».

Борьба с браконьерством, совместное с сотрудниками полиции участие в рейдах по пресечению их преступного промысла – занятие вроде бы не женское. Но разве может амазонка из «Воинского» усидеть дома, когда ее сослуживцы отправляются на такое совсем не безопасное дело, тем более что снегоходом и квадроциклом она управляет не хуже, чем лошадью.

Мнe рассказывали также, что она неплохо стреляет по «тарелочкам».
– А вот на лося или вальдшнепа у меня пока рука не поднимается, – улыбается Людмила Николаевна. – Но может, со временем я поборю эту жалость.

Заканчивая заметку о Людмиле Кравцовой, не могу не вспомнить и Надежду Петровну Пак – начальника охотхозяйства «Голубиный утес» в Приморском крае; и Людмилу Александровну Харитонову – начальника Огневского охотхозяйства в Челябинской области; и Татьяну Викторовну Пшеничную – начальника Рузского дома рыболова в Московской области; и десятки, сотни других замечательных женщин-тружениц, работающих на благо ВОО.

Warhammer: Fantasy Battles (Обитатели мира часть 20: «Амазонки»)

Истории о легендарных амазонках, племени женщин, обитающем в недрах джунглей, появились с тех времён, как люди впервые ступили на земли Люстрии. Те учёные Старого Света, которые верят в существование амазонок, считают, что эти дикие женщины — изгои из норжского поселения Скегги. Эта теория изложена в «Путешествии в Сердце Тьмы», книге талантливого, но крайне эксцентричного учёного Стилменша (Stilmensch). Иные, более скептически настроенные учёные, считают, что амазонки — самостоятельная раса, созданная богами для высших целей, однако данная теория высмеивается более уважаемыми авторитетами в данной области. Так или иначе, мифы об амазонках расцветают, и истории о злобных женщинах, вооружённых странным оружием, рассказывают в тавернах и питейных заведениях Болотного города и Сартозы.

Путешествие в Сердце Тьмы

Когда огромное число воинов покинуло норжское поселения Скегги, одержимые идеей поиска и добычи золота, то их жёны оставались одни. Когда такие авантюристы не возвращались обратно, их жёны и многие другие женщины Норски, приплывшие в Скегги в надежде найти себе здесь храбрых и богатых воинов-мужей, оказывались жестоко разочарованы. Более того, количество воинов оборонявших Скегги, практически не пополнялось.

Всё это заставляло решительных женщин становиться воинами, валькириями (valkyries), как их стали называть. К сожалению, женщины-воины были неприемлемы для воинского общества Норски, которое считало, что «вращать топор в бою — дело мужское, и совсем не женская забота». После того, как подобные женщины-воины помогли изгнать врагов из Скегги, они не были намерены отложить своё оружие и вернуться к шитью порток своим мужчинам. Валькирий вынудили покинуть Скегги и отправиться на галере далеко по побережью на юг к устью Великой реки.

Их окончательным пристанищем стал болотистый остров в середине этой реки, окружённый со всех сторон непроходимыми джунглями. На острове находились заброшенные руины древних храмов ящеролюдей, и именно они и стали цитаделью валькирий. Много лет спустя эти воительницы были обнаружены путешественниками дварфов и эльфов, заплывающие в эту реку и пытавшихся атаковать это поселения, думая, что перед ними город ящеролюдей. Такие путешественники были биты и бежали, неся с собой истории о странных женщинах-воинах, поклоняющихся богам ящеролюдей. Они называли их амазонки, по названию реки, на которой их встретили, а остров, на котором они обитали, стал известен как Сердце Тьмы, поскольку располагался в центре сплошных джунглей.

Стоит отметить, что амазонки ныне имеют мало сходства с истинными валькириями, приспособив под свои нужды украшения культуры ящеролюдей, найденные ими в руинах. Кроме того, тот факт, что они продолжают существовать, хотя их число никогда не пополнялось, кажется невозможным и делает реальным слух о том, что они нашли некий таинственный тропический наркотик, делающий их вечно молодыми и практически бессмертными. Один только слух об этом заставляет многих грабителей стремиться в их крепость в поисках глотка этого чудесного зелья, более желанного, чем само золото.

Амазонки никогда не принимали сторону ящеролюдей, равно как и ящеролюди не искали их помощи. Они остаются для обеспокоенных этим ящеролюдей захватчиками и поэтому всегда остаются одни, сражающиеся ни за кого кроме как за самих себя.

Читать еще:  С полудонкой на голавля

Легендарные Амазонки жили на Руси (5 фото + 1 видео)

Оказывается прямое, амазонки жили на территории на территории России и Украины..

Вот что говорит об амазонках доктор исторических наук профессор Валерий Иванович Гуляев:

• Валерий Иванович, все-таки что из этого является красивой легендой, а что подтверждают ученые?

Сначала все это считали мифом. Но между Волгой и Уралом стали находить савроматские погребения женщин с оружием, предметами культа. #Антропологи определили, что это женщины, причем молодые. Они были достаточно вольнолюбивыми и занимали в обществе высокий статус. Они были жрицами, в могилах у них находят алтарики. Часто женский курган – основа всей могильной группы. В них находят предметы культа и оружие. Предполагали даже, что у савроматов был матриархат. Правда, мы точно этого не знаем: скорее всего, правили мужчины, а женщины имели определенный социальный статус и в общественной жизни, и в военных делах. Очевидно, это было потому, что мужчины уходили со стадами, в военные походы и т.д., и надо было кого-то оставлять на защиту. Поэтому определенные возрастные группы – молодые женщины, девушки, обученные с детства воинскому делу, – выполняли роль защитников.

• То есть, фактически, речь идет об определенном социальном слое?

Да, я думаю, что «амазонками» были не все. Это социальная группа среднего и высшего слоя. Украинские коллеги и российские археологи на территории европейской Скифии нашли такие же погребения женщин с оружием. Только на Украине их найдено свыше сотни. Поэтому сейчас ученые уже говорят не только о савроматских, но и о скифских амазонках.

70–80% женщин были молодые и не такие уж бедные – средние и более высокие социальные группы. Как правило, для обычных скифских женщин не насыпали специального кургана, не было отдельной женской могилы. Они сопровождали умершего мужчину. А здесь женщины-воительницы лежат с оружием в специальном насыпном кургане со всем пышным заупокойным ритуалом.

Женщины иногда имели на скелете рубленые и колотые раны, дважды находили в коленных суставах согнутые бронзовые наконечники стрел (то есть это тяжелая рана). Но, с другой стороны, по украинским материалам не подтвердилось то, что говорил Геродот про савроматов (он про скифов не знал): что воевали только девушки до замужества. Найдена молодая женщина до 30 лет с двумя детьми: младенец и подросток 7–10 лет (вряд ли чужих детей положат). Она при полном вооружении и со следами ранений. Скифские женщины-воительницы были разного возраста. На Нижнем Дону, в устье, найдена амазонка за 40 лет. Она была с мечом, копьями, стрелами и т.д. На Украине найдена амазонка лет 45–50. Это исключения. Как правило, основной возраст – 20–25 лет.

Обратите внимание, это скифские курганы. Речь идет о скифских амазонках. Савроматы до IV в. до н.э. не переходили Дон.

• Валерий Иванович, известно, что как раз благодаря вашим экспедициям были найдены первые захоронения скифских амазонок и в бассейне Дона.

Да, на Среднем Дону – по Нижнему Дону они были известны, там они помещаются и античными источниками. А здесь прежде не находили. Открыть амазонок и на Среднем Дону нам помогло присутствие антрополога.

• Можно об этом подробнее?
У нас в экспедиции постоянно работает антрополог Мария Всеволодовна Козловская, кандидат биологических наук.

В 1950 году мы нашли погребение (дважды ограбленное в древности) – девушка двадцати с небольшим лет. У нее был полный набор вооружения: два дротика, колчан с двадцатью бронзовыми наконечниками стрел; золотые серьги, золотые бусы, стеклянные бусы и бронзовое зеркало. Сначала я сказал: «Вот отчет легко написать: парное погребение, наложница, рабыня или жена вместе с воином-мужчиной. И все». А мне Мария Всеволодовна говорит: «Там двух погребений не было. Там была только одна женщина. Причем, судя по зубам, костям, – молодая, 20–25 лет». Я ей говорю: «Знаете, вы в экспедиции первый год, а даете мне такие советы». Сколько лет копаем, никто на Среднем Дону про амазонок не говорил.

Но когда мы приехали, я пошел к академику Татьяне Ивановне Алексеевой, она покровитель и руководитель всех наших молодых антропологов. Я ей говорю: «Что такое Маша мне втолковывает? Нет у нас амазонок!» Она говорит: «Хорошо, я консилиум соберу». Собрала несколько мэтров, Мария Всеволодовна все показала, доложила. Они: «Однозначно, женское погребение». Я, скрепя сердце, переписал отчет.

А на другой год мы раскопали три кургана. Следующий курган был гигантский – могила свыше 25 метров, с коридором. Сильно ограблена, но там сохранился череп – опять молодая женщина 25 лет. Молодая женщина, а курган-то для нее какой огромный! Алтарь каменный!

• Много ли всего захоронений амазонок сейчас изучено?

Мы имеем из 40 раскопанных курганов пять «амазонских» погребений. Они все отличаются такими чертами: как и для мужчины-воина, для них насыпали отдельный курган со всем ритуалом, совершалась тризна. Из произведений искусства там – костяной гребень с изображением гепарда, с дырочкой для подвешивания (то есть, мало того что они были воинами, они были женщинами – следили за собой, расчесывали свои роскошные волосы). И всегда есть какое-то оружие – даже после ограбления встречаем несколько наконечников стрел, копья, дротики. По этим остаткам вещей ясно, что это были не бедные люди, а достаточно зажиточные.

• Получается, что захоронения скифских амазонок находили и прежде, но лишь совсем недавно стали понимать, что это амазонки? (другим тоном)

Конечно. Раньше, когда находили оружие и женские вещи, считали, что захоронены мужчина и женщина.

В России теперь скифские древности остались только на Дону. В устье Дона еще в 60-х годах находили погребения так называемых амазонок. Это особенно ценно, потому что все античные авторы, начиная с Геродота, помещают родину амазонок только на Дону и северном берегу Азовского моря и называют Дон Танаис, «амазонской рекой».

То, что скифские женщины не только участвовали в сражениях, но и погребались в полном соответствии с обычаями воинского сословия, подтверждают уже довольно многочисленные женские захоронения с оружием, для которых имеются антропологические определения. Эти захоронения, открытые совсем недавно (в 60–90-х годах XX в.), дают нам бесспорные доказательства того, что некоторые группы женщин занимали довольно высокое положение в обществе и играли немалую роль в защите родных очагов и имущества в тех случаях, когда их отцы и мужья, братья и сыновья уходили далеко от дома (военные походы, сезонные кочевания со стадами скота).

Видимо, для того, чтобы успешно выполнять эти свои воинские функции, скифские женщины с юных лет проходили специальное обучение и тренировки в умении владеть оружием дальнего боя (лук, стрелы, дротики) и верховой езде. «А женщины у скИфов, – пишет ДиодОр СицилИйский, – подобно мужчинам, приучаются к войне и нисколько не уступают им в храбрости»

Амазонка из «воинского»

Войти

Дон – река амазонок

Вот уже более двадцати веков передается из поколения в поколение чудесная легенда об амазонках – прекрасных женщинах-воительницах, живших по весьма странным обычаям. До недавних пор считалось, что это просто вымысел, миф, сказка. Но новые археологические открытия на территории России и Украины постепенно превращают эту древнюю сказку в быль.

В античном мире существовало множество легенд о том, что где-то в Малой Азии в незапамятные времена жило племя женщин, которые не признавали мужчин. Девочки там с детства воспитывались в спартанском духе. Правую грудь им удаляли, прижигали, чтобы не мешала пользоваться оружием (мечом, копьем, натягивать лук). Они были конными воинами, очень воинственными, почти не знали поражений и наводили ужас на своих соседей. Об этом говорит не только Геродот, но и другие источники.
Геродот сообщает, что в какой-то из битв, более близкой к нам исторически (а появляются они, судя по греческим расписным вазам, скульптурам и сообщениям различных авторов, с VII в. до н.э.), греки победили амазонок и взяли много пленных (это все происходило в Малой Азии – там, где находится знаменитая река и город Термодонт). Они погрузили их на корабли и с торжеством повезли в Грецию. В дороге началась буря, греки бросились убирать паруса, амазонки воспользовались этим, освободились, перебили всех греков и дальше оказались во власти волн и течений. Управлять кораблями они не умели, они были сухопутными, всадницами, их понесло до Босфора, через все Черное море, и они вошли в Азовское море. Их прибило к берегу где-то в устье Дона, где начинались скифские владения. Амазонки поселились по берегам, стали нападать на скифские лагеря, уводить коней, грабить. Для скифов это было неожиданно: «Ну, что же это такое! Мы такие могущественные, всех держим в кулаке, а тут вдруг. » Стали с ними воевать, как рассказывает Геродот.
После одного сражения, убив какое-то количество амазонок, скифы стали снимать с врага одежду (добыча!), и увидели, что это женщины, причем очень красивые. Об этом доложили вождям. Они сказали: «Нам такие воинственные женщины нужны. Мы не будем с ними воевать». Отобрали самых молодых и симпатичных воинов и отправили устанавливать связи. Амазонки не отказались вступить в контакт, они же совсем без мужчин не могли, надо же было и род продолжать (обычно мальчиков они делали рабами, а девочек воспитывали в воинском духе). И вот через какое-то время появились пары, которые питали друг к другу теплые чувства. Тогда скифы говорят: «У нас есть родня, есть имущество». Но амазонки ответили: «Нет, мы привыкли жить вольной жизнью, мы к вашей родне, к вашим женщинам, которые занимаются только домашним очагом, не пойдем. Вы возьмите свою долю добра, и мы уйдем из скифских владений».
Скифские вожди согласились, выделили им долю, и амазонки ушли за Дон, за пределы скифских владений. Как пишет Геродот, земли на три дня пути на восток и пятнадцать дней на север заселило племя амазонок и скифских юношей, оно стало называться савроматы. Роль женщин у них была особой. Пока девушка не убьет трех врагов – замуж выходить не может. Они с детства обучались ездить верхом, владеть всеми видами оружия.
Каково происхождение слова «амазонки»? Есть две версии. Одни считают, что это от греческого слова «безгрудая». А другие – «не вскормленная грудью». Но самое интересное, что на греческих изображениях они нигде не показаны с одной грудью. Одна грудь обнажена, а другая под одеждой вполне выделяется.
Сначала все это считали мифом. Но между Волгой и Уралом стали находить савроматские погребения женщин с оружием, предметами культа. Антропологи определили, что это женщины, причем молодые. Они были достаточно вольнолюбивыми и занимали в обществе высокий статус. Они были жрицами, в могилах у них находят алтарики. Часто женский курган – основа всей могильной группы. В них находят предметы культа и оружие. Предполагали даже, что у савроматов был матриархат. Правда, мы точно этого не знаем: скорее всего, правили мужчины, а женщины имели определенный социальный статус и в религии, и в общественной жизни, и в военных делах. Очевидно, это было потому, что мужчины уходили со стадами, в военные походы и т.д., и надо было кого-то оставлять на защиту. Поэтому определенные возрастные группы – молодые женщины, девушки, обученные с детства воинскому делу, – выполняли роль защитников.
«Амазонками» были не все. Это социальная группа среднего и высшего слоя. Украинские коллеги и российские археологи на территории европейской Скифии нашли такие же погребения женщин с оружием. Только на Украине их найдено свыше сотни. Поэтому сейчас ученые уже говорят не только о савроматских, но и о скифских амазонках.
70–80% женщин были молодые и не такие уж бедные – средние и более высокие социальные группы. Как правило, для обычных скифских женщин не насыпали специального кургана, не было отдельной женской могилы. Они сопровождали умершего мужчину. А здесь женщины-воительницы лежат с оружием в специальном насыпном кургане со всем пышным заупокойным ритуалом.
Они не были декоративными фигурами (как у татаро-монгол – сзади женщины на лошадях пыль поднимают – «нас миллион – ребята, сдавайтесь!») Женщины иногда имели на скелете рубленые и колотые раны, дважды находили в коленных суставах согнутые бронзовые наконечники стрел (то есть это тяжелая рана). Но, с другой стороны, по украинским материалам не подтвердилось то, что говорил Геродот про савроматов (он про скифов не знал): что воевали только девушки до замужества. Найдена молодая женщина до 30 лет с двумя детьми: младенец и подросток 7–10 лет (вряд ли чужих детей положат). Она при полном вооружении и со следами ранений. Скифские женщины-воительницы были разного возраста. На Нижнем Дону, в устье, найдена амазонка за 40 лет. Она была с мечом, копьями, стрелами и т.д. На Украине найдена амазонка лет 45–50. Это исключения. Как правило, основной возраст – 20–25 лет.
Обратите внимание, это скифские курганы. Речь идет о скифских амазонках. Савроматы до IV в. до н.э. не переходили Дон.
На Среднем Дону – по Нижнему Дону они были известны, там они помещаются и античными источниками. А здесь прежде не находили.
Имеется из 40 раскопанных курганов пять «амазонских» погребений. Они все отличаются такими чертами: как и для мужчины-воина, для них насыпали отдельный курган со всем ритуалом, совершалась тризна. Из произведений искусства там – костяной гребень с изображением гепарда, с дырочкой для подвешивания (то есть, мало того что они были воинами, они были женщинами – следили за собой, расчесывали свои роскошные волосы). И всегда есть какое-то оружие – даже после ограбления встречаем несколько наконечников стрел, копья, дротики. По этим остаткам вещей ясно, что это были не бедные люди, а достаточно зажиточные.
Получается, что захоронения скифских амазонок находили и прежде, но лишь совсем недавно стали понимать, что это амазонки. Раньше, когда находили оружие и женские вещи, считали, что захоронены мужчина и женщина.
В России теперь скифские древности остались только на Дону. В устье Дона еще в 60-х годах находили погребения так называемых амазонок. Это особенно ценно, потому что все античные авторы, начиная с Геродота, помещают родину амазонок только на Дону и северном берегу Азовского моря и называют Дон Танаис, «амазонской рекой».
То, что скифские женщины не только участвовали в сражениях, но и погребались в полном соответствии с обычаями воинского сословия, подтверждают уже довольно многочисленные женские захоронения с оружием, для которых имеются антропологические определения. Эти захоронения, открытые совсем недавно (в 60–90-х годах XX в.), дают нам бесспорные доказательства того, что некоторые группы женщин занимали довольно высокое положение в обществе и играли немалую роль в защите родных очагов и имущества в тех случаях, когда их отцы и мужья, братья и сыновья уходили далеко от дома (военные походы, сезонные кочевания со стадами скота).
Видимо, для того, чтобы успешно выполнять эти свои воинские функции, скифские женщины с юных лет проходили специальное обучение и тренировки в умении владеть оружием дальнего боя (лук, стрелы, дротики) и верховой езде. «А женщины у скифов, – пишет Диодор Сицилийский, – подобно мужчинам, приучаются к войне и нисколько не уступают им в храбрости…»

Читать еще:  Микро-джиг с поплавком для ловли окуней

Амазонки, эорпата, валькирии и славянские девы-птицы русских сказок.

Племя амазонок, воинственных женщин древности, и по сей день остается загадкой. Знакомясь с последними научными исследованиями об амазонках, складывается стойкое впечатление, что за сто лет мнение ученых не изменилось. Они не понимают, что это за мифологические персонажи. Как и прежде исследователи ссылаются на хтонический характер амазонок, их связь с матриархатом, некоей Богиней-матерью и в целом с догреческим происхождением образа амазонок. В общем, старая наукообразная отговорка, если чего-то не понимаешь в греческой мифологии – списывай всё на неких догреческих деятелей. В общем, со времен А. Лосева и А. Тахо-Годи мало что изменилось.

Заинтересовавшись русскими волшебными сказками в исторической перспективе, я как-то неожиданно наткнулся на этих мифических дам в русских сказках. Но рассмотрим сказания об амазонках подробнее. Геродот в четвертой книге, рассказывая о савроматах, неожиданно связал, со ссылкой на скифов, происхождение савроматов от амазонок и скифов. Геродот, рассказывает, что после поражения у реки Фермодонт (здесь имеется в виду один из подвигов Геракла, отнявшего пояс царицы амазонок Ипполиты) в совр. Турции. Пленные амазонки взбунтовались, перебили греков и пристали где-то на берегу Азовского моря. Там, угнав табун лошадей у скифов, начали разорять скифские земли.

«Скифы не могли понять, в чем дело, так как язык, одеяние и племя амазонок были им незнакомы. И скифы недоумевали, откуда амазонки явились, и, приняв их за молодых мужчин, вступили с ними в схватку. После битвы несколько трупов попало в руки скифов и таким образом те поняли, что это женщины. Тогда скифы решили на совете больше совсем не убивать женщин, а послать к ним приблизительно столько молодых людей, сколько было амазонок. Юношам нужно было разбить стан поблизости от амазонок и делать все, что будут делать те; если амазонки начнут их преследовать, то они не должны вступать в бой, а бежать. Когда же преследование кончится, то юноши должны опять приблизиться и вновь разбить стан. Скифы решили так, потому что желали иметь детей от амазонок.

Отправленные скифами юноши принялись выполнять эти приказания. Лишь только женщины заметили, что юноши пришли без всяких враждебных намерений, они оставили их в покое. Со дня на день оба стана все больше приближались один к другому. У юношей, как и у амазонок, не было ничего, кроме оружия и коней, и они вели одинаковый с ними образ жизни, занимаясь охотой и разбоем.

В полдень амазонки делали вот что: они расходились поодиночке или по двое, чтобы в стороне отправлять естественные потребности. Скифы, приметив это, начали поступать так же. И когда кто нибудь из юношей заставал амазонку одну, женщина не прогоняла юношу, но позволяла вступить с ней в сношение. Разговаривать между собой, конечно, они не могли, так как не понимали друг друга. Движением руки амазонка указывала юноше, что он может на следующий день прийти на то же место и привести товарища, знаком объясняя, что их будет также двое и она явится с подругой. Юноша возвратился и рассказал об этом остальным. На следующий день этот юноша явился на то же место вместе с товарищем и застал там уже ожидающих его двух амазонок. Когда прочие юноши узнали об этом, они укротили и остальных амазонок.

После этого оба стана объединились и жили вместе, причем каждый получил в жены ту женщину, с которой он впервые сошелся».

Геродот «История», IV, 111-114.

Далее, амазонки вместе со скифскими мужьями ушли жить за реку Танаис. Несмотря на внешне достоверный вид рассказа, перед нами типично сказочный сюжет похода молодых людей в Иной мир с целью добыть чудесных жен, непохожих на обычных женщин. Геродот сам не подозревал, что ему рассказали скифскую сказку. Но сравним сюжет с предыдущим, а именно подвигом Геракла и поясе царицы Ипполиты.

«Девятым подвигом Эврисфей назначил Гераклу принести ему пояс Ипполиты. Она была царицей амазонок, которые обитали на берегах реки Термодонта. Это было воинственное племя, ведшее мужской образ жизни. Когда им приходилось сходиться с мужчинами и рожать, они вскармливали только девочек и сдавливали им правую грудь, чтобы она не мешала им метать дротик, а левую оставляли, чтобы вскармливать детей. Ипполита обладала поясом, принадлежавшим Аресу: этот пояс был знаком того, что она являлась главной среди всех амазонок. Геракл и был послан за этим поясом, потому что им хотела обладать дочь Эврисфея Адмета

Читать еще:  НОЧНОЙ СПИННИНГ: НЕ СУДАКОМ ЕДИНЫМ

Взяв себе в спутники пожелавших отправиться с ним, Геракл снарядил один корабль и отплыл…

Отсюда он приплыл в гавань города Темискиры. Здесь явилась к нему Ипполита, спросила, зачем он прибыл, и обещала отдать пояс. Но богиня Гера, приняв облик одной из амазонок, прибежала к ним и закричала: «Царицу насильно увозят приехавшие чужестранцы!» Амазонки в полном вооружении поскакали на конях к кораблю. Когда Геракл увидел их вооруженными, он решил, что это произошло в результате коварного замысла, и, убив Ипполиту, завладел ее поясом. После сражения с остальными амазонками Геракл отплыл и причалил к Трое».

Апполодор «Мифологическая библиотека», II, V, 9.

Несложно заметить, что перед нами один тот же сюжет в греческом мифе и скифской сказке. Давайте сравним:

1) Ватага молодых людей отправляются к берегу моря (скифы на конях, греки на корабле);

2) Они встретились с воинственными девами (в обоих вариантах амазонки незамужние девы);

3) Произошло сражение;

4) Всё закончилось браком (греки одну амазонку похитили и та стала супругой Тесея, скифские юноши сочетались законным браком).

Таким образом, Геродот рассказал одну и ту же историю с общим индоевропейским сюжетом. Греческие амазонки и скифские воинственные девы эорпата («убийцы мужей», как перевели Геродоту название этих воинственных женщин скифской мифологии) – это персонажи общего происхождения.

Амазонки-эорпата обитают или на берегу моря или за рекой, то есть на краю обитаемого человеком мира. Первоначально никакой географической привязки обитания амазонок не было (они просто жили на краю мира, рядом или в Ином мире), она появилась у греков гораздо позднее вместе с рационализацией мифологических сюжетов.

В русских сказках подобные персонажи появляются так же у моря, но девы Иного мира у славян не несли воинских функций.

«Иван-царевич пустился в чужедальнюю сторону; ехал-ехал и приехал к синю морю, остановился на бережку и думает: «Куда теперь путь держать?» Вдруг прилетели на́ море тридцать три колпицы, ударились оземь и стали красные девицы — все хороши, а одна лучше всех; разделись и бросились в воду.

‎Много ли, мало ли они купались — Иван-царевич подкрался, взял у той девицы, что всех краше, кушачок и спрятал за пазуху. Искупались девицы, вышли на́ берег, начали одеваться — одного кушачка нет».

«Три царства — медное, серебряное и золотое» (№ 130 в сб. А. Н. Афанасьева).

Точно так же, как скифы и греческие герои встретили амазонок на берегу моря, так и герой русской сказки встретил волшебных дев на берегу моря. В волшебном кушачке девы-птицы, позволявшей ей превращаться в птицу, не сложно увидеть аналогию с волшебным поясом Ипполиты, за которым приплыл Геракл. Если в греческом и скифском варианте роль пояса не ясна (греки толком не помнили, зачем он вообще понадобился, а у скифов мотив пояса был утрачен, если конечно Геродот полностью привел скифскую сказку). Германским аналогом греческих амазонок были валькирии. Валькирии были связаны одновременно с загробным миром Одина и морем. «Одного конунга звали Эйлими. У него была дочь Свава. Она была валькирией и носилась по небу и по морю» («Песнь о Хельги, сыне Хьёрварда»). На берегу озера встретил валькирий Вёлунд с братьями: «Есть там озеро, зовется оно Ульвсъяр. Рано утром увидели они на берегу озера трех женщин, которые пряли лен, а около них лежали их лебяжьи одежды, – это были валькирии… Братья увели их с собой, Эгиль взял в жены Эльрун, Слягфид – Лебяжьебелую, а Вёлунд – Чудесную. Так они прожили семь зим. Потом валькирии умчались в битвы и не возвратились.» («Песнь о Вёлунде»). В кельтской мифологии существовала «Страна женщин», где не было забот, горя, болезней и смерти. Волшебные обитательницы «Страны женщин» так же жили за морем, превращались в птиц и заманивали мужичин из мира людей в качестве мужей. Однако, греческие амазонки и скифские эорпата утеряли свой птичий облик.

Однако в греческой мифологии девы-птицы сохранились в облике сирен, полуптиц-полуженщин, обладавших чудесным голосом, которым они завлекали путников, после чего убивали и пожирали.

«Прежде всего, ты увидишь сирен; неизбежною чарой

Ловят они подходящих к ним близко людей мореходных.

Кто, по незнанью, к тем двум чародейкам приближаясь, их сладкий

Голос услышит, тому ни жены, ни детей малолетных

В доме своем никогда не утешить желанным возвратом:

Пением сладким сирены его очаруют, на светлом

Сидя лугу; а на этом лугу человечьих белеет

Много костей, и разбросаны тлеющих кож там лохмотья».

Гомер «Одиссея», XII, 39-46.

Сирены обладают чудесным голосом, который лишал человека воли, точно так же девы-птицы ирландских сказаний («Прилетели трижды девять белых птиц, скованных цепочками красного золота, и прозвучала над валами Тары прекрасная мелодия, так что ни горя, ни жалости, ни тоски, ни печали уж там не осталось«, сага «Видение Фингена») и чудесные райские птицы Алконост и Сирин русской мифологии. Если у германцев и славян связь дев Иного мира с птичьим обликом сохранился, то у греков единый образ раскололся на воинственных дев-амазонок и дев-птиц сирен. Остров, заваленный костями, это явный намек на загробный мир, но греки забыли об этом, превратив сирен в чудовищ-людоедов.

Изначальный образ дев-птиц – древнейшая евразийская мифическая птица, уносящая души умерших на тот свет. Изначально перед нами некое племя полуптиц-полулюдей, обитавшее в Ином мире, обладавшее магическими способностями. В поисках женщин этого племени мужей среди мужчин мира людей – это воспоминание о древнем законе экзогамии, когда браки внутри рода были запрещены и браки заключались только с представителями иного рода или племени. Правда, об этом законе забыли все народы, сохранившие предания о мифическом племени женщин Иного мира. Мужчины у этого племени были, но, согласно, преданиям, их было мало и эти мужчины так же искали жен среди людей.

Но обратимся снова к русским сказкам. И там мы так же найдем воинственную деву Марью Маревну в одиночку побившую целое войско. В сказке «Марья Моревна» главный герой выдав своих сестер за мужчин-птиц Иного мира: Сокола, Орла и Ворона, решил их проведать.

«Собрался в дорогу, шёл-шёл и видит: лежит в поле рать-сила побитая. Спрашивает Иван-царевич:

— Коли есть тут жив человек, отзовись: кто побил это войско великое?

Отозвался ему жив человек:

— Всё это войско великое побила Марья Моревна, прекрасная королевна».

В сюжете загадочно буквально все: и побитое войско, и сама Марья Моревна. Но если вспомним греческие и скифские предания о битвах с воинственными девами, то сюжет становится понятным. В русской сказке отразились воспоминания об этих воинственных девах и древнем сюжете битвы с амазонками-эорпата. Главный герой врагом девам Иного мира не был – он был их родственником, как брат сестер, вышедших замуж людей-птиц, поэтому главный герой сторонний наблюдатель битвы. Отсюда становится симпатия и дружелюбие Марьи Моревны к главному герою. Интересно, что, появившись в сказке в образе девы-воительницы, в дальнейшем Марья Моревна своих богатырских способностей не проявляет, оставаясь пассивной жертвой Кощея Бессмертного. У славян девы Иного мира не имели воинственных функций, но глухие воспоминания об этом остались.

Таким образом, перед нами мифический народ, имеющий общее индоевропейское происхождение. Греческие амазонки, скифские эорпата, кельтские женщины из «Страны женщин», германские валькирии, девы-птицы русских сказок — это одни и те же существа из Иного мира. Женщины этого мифического племени в несколько раз превосходят по численности мужское, поэтому им приходится воевать наравне с мужчинами — отсюда представление о них, как женщинах-воительницах.

Почему же у одни народов девы Иного мира остались в преданиях, как воительницы, а у других в качестве мирных дев-птиц? Однозначно ответить сложно. Скорее всего, здесь сказалось различное отношение к народам Иного мира. Если для греков, скифов и германцев Иной мир был суровым краем, где обитали враждебные человеку существа, то для славян и кельтов, наоборот эти существа были непонятны, но не враждебны. Поэтому в преданиях одних народов девы-птицы трансформировались в воинственных дев, то у других девы-птицы превратились в чудесных, но дружелюбных существ.

P. S. Хотелось бы указать на еще один общий сюжет русских волшебных сказок и скандинавках песен «Старшей Эдды». В песне «Речи Сигрдривы» рассказывается, как герой Сигурд обнаружил спящую валькирию: «На горе он увидел яркий свет, как будто горел огонь, и зарево стояло до самого неба. Когда он приблизился, он увидел ограду из щитов и в ограде – знамя. Сигурд вошел в огражденное место и увидел, что там лежит и спит человек в доспехах. Сигурд сперва снял шлем с его головы, и тут он увидел, что это женщина. Кольчуга сидела на ней крепко, словно приросла к телу. Тогда он рассек Грамом кольчугу от ворота вниз и еще поперек, по обоим рукавам. Затем он снял с нее кольчугу, и женщина проснулась, села, увидела Сигурда…«. Аналогичную спящую воительницу Усоньшу-богатыршу мы видим в сказке «Усоньша-богатырша»: «Сейчас видит: вдали два богатыря, посмотрел на часы – то самое время, и те два богатыря спят. Проходит заставу, проходит сад, видит: львы стоят у колодцев, тоже спят. По левую сторону он взял мертвой, а по правую — живой воды, налил в пузыри, пошел к Усоньше-богатырше. Когда приходит в комнату, в первую, лежат двенадцать красных девушек, у них по полколен ноги открыты. Входит в другую комнату, спят двенадцать красных девушек у них по колени ноги открыты. В третью комнату входит, там спит сама Усоньша-богатырша. И у ней, когда она почивает, из косточки в косточку мозжечок переливается, под мышками дерева с яблоками цветут«. Правда, в русской сказке более богатый арсенал индоевропейской мифологии, но сюжет со спящей девой-воительницей явно общий.

Источники:

http://www.ohotniki.ru/hunting/societys/clubs/article/2012/03/08/634853-amazonka-iz-voinskogo.html
http://pikabu.ru/story/warhammer_fantasy_battles_obitateli_mira_chast_20_amazonki_4097434
http://m.fishki.net/3126873-legendarnye-amazonki-zhili-na-rusi.html
http://markizanna.livejournal.com/18406.html
http://cont.ws/post/771520

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector