0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Соколиная охота в Китае

24.09.2009 | Соколиная охота в Китае

В Древнем Китае очень рано сложилась традиция охоты с ловчими птицами. Согласно некоторым исследованиям, уже в надписях на костях домашних животных и панцирях черепах (XV – XII вв. до н.э.) встречаются упоминания о том, что ловчих птиц применяли для травли зайцев.

В Древнем Китае очень рано сложилась традиция охоты с ловчими птицами. Согласно некоторым исследованиям, уже в надписях на костях домашних животных и панцирях черепах (XV – XII вв. до н.э.) встречаются упоминания о том, что ловчих птиц применяли для травли зайцев. В «Истории династии Поздняя Хань» (25 – 220 гг. до н.э.), в гл. 64 «Жизнеописание Лян Туна», говорится, что его правнук, Лян Цзи, «питал сильную страсть к вину. Был настолько силен, что был способен натянуть тугой лук до предела, хорошо играл в облавные шашки, изучил пять-шесть азартных игр, умел играть в ножной мяч и раскладку денег, а также любил соколиную охоту и собачьи бега, лошадиные скачки и петушиные бои».

В другом месте «Истории династии Поздняя Хань», в гл. 105, «Жизнеописание Юань Шу», говорится, что в юности своей он «доблестью мало прославился, больше любил в компании таких же, как и он, отпрысков влиятельных фамилий, напускать ловчих соколов и натравливать борзых собак. Впоследствии же резко порвал со своими старыми привычками, был взят на службу в должности сяо-ляня, и несколько раз подряд получал повышение, дослужившись до правителя области Хэнань, а затем и до начальника отряда императорских телохранителей.

Выражения «соколиная охота и собачьи бега» и «напускать ловчих соколов и натравливать борзых собак» как раз и указывают на то, что в период правления династии Поздняя Хань держали ловчих птиц, умели вынашивать их и охотиться с ними.

Иногда страсть к соколиной охоте становилась для «золотой молодежи» основным смыслом жизни. Например, о некоем Ли Цзы-ляне анонимный автор эпохи Тан (618 – 907) писал в своих «Хэдун цзи»: «Необузданность в поступках и безделье были его основным занятием. Так любил охотничьих соколов, что часто опустошал свою мошну, чтобы купить еще одну перчатку с нарукавником для соколиной охоты и дорогие поводки для собак».

Такие обычаи приводили к мотовству и расточительству, к тому, что называется «увлекшись вещами, потерять волю». Неудивительно поэтому, что иногда возникала необходимость издания императорских указов, которыми такие увлечения подвергались запрету.

В «Записках о династии Хань, составленных в Восточном ските», в гл. 6, «Жизнеописание императрицы Хэ Си–дэн», говорится: «Императрица Дэн, занимаясь государственными делами, посетила императорский охотничий заповедник Шанлинь. Обнаружив там множество ловчих соколов и охотничьих собак, жестоко разбранила управляющего и приказала выпустить на волю всех соколов и всех собак».

Император Гао-цзу династии Северная Вэй (386 – 534) приказал «запретить держать соколов и ястребов». Император Вэнь-сюань-ди династии Северная Ци (550 – 560) повелел «запретить государственным чиновникам и частным лицам владеть соколами и ястребами».

Наконец, император Сюань – цзун (712 – 756) династии Тан, в день синь-вэй четвертого месяца второго года правления под девизом кай-юань (8 день четвертого месяца 714 г.) повелел, чтобы «все, кто добывает ловчих соколов и разводит охотничьих собак, то и другое немедленно прекратили». Все это является ярким примером такого рода запретов.

В эпоху, последовавшую за периодом правления династии Хань, в исторических документах часто встречаются выражения «нарукавник для соколиной охоты и повод для охотничьих собак» и «держать на нарукавнике сокола, вести на поводке охотничью собаку», которые используются для характеристики беспутного образа жизни «золотой молодежи». Например, в «Истории династии Северная Ци» (550 – 577), в гл.8, «Жизнеописание Ю Чжу», читаем: «Ю Чжу принадлежал к тем, кто любил прелестных красавиц и сладострастную музыку. Не знал удержу, развлекаясь соколиной охотой с собаками. Был настолько распущен, что считал разврат среди близких родственников любимым занятием».

В «Истории династии Сун» (960 – 1279), в гл. 9, «Записки, сделанные после низложения императора», находим такие строки: «Охотничьими собаками и верховыми лошадьми увлекался без меры, ловчие соколы были его страстью; нарукавник для соколиной охоты и поводок для охотничьей собаки всегда находились рядом с престолом и экраном за ним».

В «Истории династии Суй» (581 – 618), в гл. 80, говорится: Каждый охотник держал на нарукавнике сокола и вел на поводке охотничью собаку. Вереница всадников тянулась по дороге непрерывной цепью».

Мы видим, что словосочетание «нарукавник и поводок» – такое же устойчивое, как и «сокол и борзая». Дело в том, что в древности охотнику, когда он выходил в поле, часто помогали его охотничьи животные – соколы и борзые. Именно поэтому в древних текстах мы и встречаем эти два словосочетания – «нарукавник и сокол» и «сокол и борзая».

Начиная с династии Цин (1644 – 1911), двумя любимейшими развлечениями маньчжурской «золотой молодежи» и богачей, населявших Пекин, стало «держать охотничью собаку, натасканную на барсуков» и «развлекаться охотой с кречетом» В то время возникло даже просторечное выражение «барсучья собака и сокол», что соответствовало древнему «держать на нарукавнике сокола, вести на поводке ловчую собаку».

Что касается периода истории после династии Хань, а особенно расцвета соколиной охоты в период правления династий Тан и Сун, то для иллюстрации можно привести относящееся к этим периодам изображение, найденное в результате археологических раскопок, на котором отчетливо виден нарукавник, главное предназначение которого – предохранять руку охотника от когтей хищной птицы. В то же время нарукавник служит своего рода меткой, которая помогает соколу понять, что это – рука его хозяина, на которую он может опуститься.

В классической литературе имеется множество упоминаний о нарукавнике. Например, в сочинении «Прекрасные обычаи династии Юань», принадлежащем кисти Фу Си, говорится: «Прилетел дикий сокол, холодный ветер силен. В озябших горах все птицы погибли, лисицы и зайцы все разбежались. У меня есть свежего мяса жирный кусок, мягкая кожа, чтоб сшить из нее нарукавник, шелковый шнур, чтоб сплести из него поводок». Очевидно, что «мягкая кожа» действительно может использоваться для шитья нарукавника. Это полностью соответствует тому, что мы встречали и в ранних классических текстах.

Еще более часто для изготовления нарукавника использовалась парча. Такие нарукавники так и назывались – парчовые. Например, в сборнике «Избранные стихотворения минувших эпох», составленном в период династии Мин (1368 – 1644) Цао Сюэ-цюанем, в гл. 94, приведено стихотворение позднетанского поэта Се Пана «Доблестная молодежь», в котором читаем:

Нарукавник парчовый –
на нем сокол зеленоглазый,
В белой шубе собольей,
верхом на буланом коне,
Объехал три рынка –
нигде знакомых не видно,
Коня подстегнул
и поехал в ближайший трактир.

Словосочетание «парчовый нарукавник» встречается также в стихотворении У Цэна (дин. Сун), Юй Цзи, Ван Хуня (оба – дин. Юань) и некоторых других. В качестве примера можно привести четверостишие Цянь Луна «Сокол»:

Белые росы инеем стали – осень повеяла хладом,
Сокол фазана в жертву принес – смотрит горящим он взглядом.
В яшмовых путцах, вернулся ко мне, на нарукавник парчовый,
Но вспоминает родные места – лесом заросшие горы.

Причем, судя по стихотворениям Сюй Цзи (дин. Сун) и Гуань Ши-миня (дин. Мин), нарукавники были из красной парчи. Но иногда, видимо, для изготовления нарукавников использовалась и фиолетовая парча, как это видно из одного из стихотворений Чжан Сяня (дин. Юань). На такие парчовые нарукавники иногда наносилась и узорная вышивка, о чем мы можем судить по одной строке из стихотворения Цян Луна «Осенняя охота»:

Верхом на коне сокольничий едет, на правой руке – узорный на нем нарукавник.

Читать еще:  Установлены сроки охоты на Камчатке

Когда в соколиной охоте принимали участие дамы, то их нарукавники были украшены жемчугом. Например, в стихотворении Чжан Сяо-Сяна (дин. Сун), есть такие строки:

На жемчужном нарукавнике сидит сокол,
склонивши голову, мечтает о полете.

Но как же все-таки выглядел древний нарукавник? Из-за недостатка изобразительного материала сейчас мы еще не можем ответить на этот вопрос. На тех древних изображениях, где встречаются сцены соколиной охоты, к сожалению, нет его четкого изображения. Мы можем лишь на основании анализа иероглифа, которым обозначался нарукавник, сделать вывод, что в древности для его изготовления использовалась выделанная кожа. Также для изготовления нарукавников, как мы видели, использовалась и парча, в том числе узорная.

Лю Чжао
Перевел с китайского Владимир Самошин

Соколиная охота

В Европе, Китае, арабских странах и России соколиная охота была привилегией, доступной лишь высшему сословию. Простолюдина, осмелившегося завести ловчую птицу, могли даже немилосердно казнить. Например, по средневековым английским законам содержать сапсана мог только принц либо герцог. Соответственно, соколиная охота превратилась из спорта в моду, нечто среднее между обязательным ритуалом для знати и балами, где можно других посмотреть и себя показать.

Стали цениться не орлы-добытчики, а наиболее редкие, «престижные» из отдаленных мест птицы. Особенно ценными считались белые и полубелые кречеты, служившие для украшения пышных парадных выездов, на которых владелец мог блеснуть перед соседями своим состоянием. При этом рабочие качества птицы, способность безотказно охотиться, по первому зову возвращаться на перчатку, навыки охоты и «уловистость» нередко оставляли желать лучшего.Охота с такими птицами никогда не была особо добычливой, хотя всегда ценилась за необыкновенную зрелищность. Присутствие на охотничьих забавах прекрасных дам привело к появлению мелких «дамских» соколов – чеглока, дербника и средиземноморского чеглока – сокола Элеоноры. Обладая значительно меньшей массой (легче держать на руке), эти птицы могли показывать те же чудеса высшего пилотажа, что и их крупные собратья, но добычей становились уже жаворонки, скворцы, дрозды, ласточки и другая птичья мелочь, хотя перипетии борьбы и скорость атак здесь были еще выше.

Это развлечение уходит корнями в глубокую древность. Люди приручили дикую хищную птицу – сокола. Человек понял: стремительный полет хищной птицы, которую он не просто приручил, но и заставил служить своим интересам – надежное оружие. Оно настигает дичь даже тогда, когда ее не удается поразить копьем или стрелой. Так, тысячелетие назад возникла охота с ловчими птицами. Понятие «соколиная охота» включает в себя участие в охоте любых ловчих птиц. Чаще всего для охоты используют ястребов, соколов-сапсанов, балобанов, кречеток и канюков.

«Это прекрасное и азартное времяпрепровождение. Взлетающая с руки охотника гордая, изящная птица стремительно набирает высоту и вдруг, резко развернувшись, кидается вниз со скоростью около 200 км/ч к своей добыче».
Сейчас это популярный вид спорта, который больше всего развит в арабских странах. Насладиться этим зрелищем могут не только богатые арабы, но и простой народ, и туристы.

Однако участие в подобных состязаниях до сих пор осталось привилегией обеспеченных жителей Арабских Эмиратов. Причиной тому – огромная стоимость птиц. Цена на охотничьего сокола может колебаться от 80 до 100 тысяч долларов. Естественно, сокола можно купить и дешевле, но это будет уже не профессиональный охотник. Особую ценность имеют далеко не все представители своего рода. Самым дорогим и красивым считается белый кречет. Далее за ним идут сапсан и балобан.

Окрас птиц также имеет значение. Белый цвет считается лучшим доказательством ценности сокола, черные тоже пользуются популярностью. Чем меньше примеси в цвете, тем дороже птица. У каждого вида присутствует своя особенность. Размер, форма тела, размах крыльев, расцветка. Кречет – самый крупный по размерам, сапсан ценится за сильные, крепкие ноги. Отличными охотниками считаются ястребы, но в Арабских Эмиратах они не пользуются популярностью, так как плохо переносят жаркий и влажный климат.

Сокол-сапсан словно создан специально для охоты. От него не уйдет никакая добыча – в горизонтальном машущем полете сокол-сапсан развивает скорость до 150 км/ч, а при пикирующем – до 300 км/ч. Из-за такой скорости с ним нужно работать на участках, свободных от столбов и деревьев. У птицы отлично развито зрение, например, голубя она видит на расстоянии километра. Зрелищное поведение этой юркой, но на самом деле довольно спокойной и некрупной птицы позволило соколиной охоте стать самым популярным спортом среди шейхов.

Наблюдение за бесстрашной отвагой и потрясающими маневрами сокола, настигающего добычу – это безусловно, захватывающее зрелище. Особенно, когда сокол настигает добычу, маневрируя так виртуозно, как может только эта птица. Балобан по своей скорости уступает сапсану. Тем не менее, арабские охотники ценят соколов-балобанов за очень красивую атаку – летящий на большой скорости сокол взлетает под острым углом вверх на высоту и, почти вертикально падает вниз, нанося сильный удар когтями, выброшенными вперед-вниз напряженных лап. Кречет – наиболее дорогая и престижная птица. Хотя кречет уступает сапсану в скорости, он имеет преимущество в весе и силе. Сила кречета дает ему возможность охотиться и на птиц – дроф, цапель, журавлей, а также на таких животных, как зайцы, лисы, джейраны. Но, к сожалению, кречеты в таком климате живут всего два-три года.

Дрессируют птиц путем поощрения едой. Если делом занимается профессионал, на это уходит 20 дней. Соколов привозят всего за месяц-полтора до начала сезона охоты с сентября по май. Приобретаются необученные птицы. Их тренируют специально для хозяина, учат понимать его и, самое главное, слушаться. Арабы никогда не наказывают птицу за непослушание. Допустимое высказывание недовольства ее поведением – легкий щелчок по клюву. Соколы и ястребы хорошо поддаются дрессуре, они дружелюбны и быстро привыкают к человеку. Обучение птицы охотничьим навыкам требует огромного терпения от сокольничего. Приручению поддаются как взрослые, так и молодые птицы. Сначала сокол долго сидит на руке с закрытой головой, чтобы привыкнуть к запаху кормящего его хозяина. Потом иногда по вечерам с него снимают колпачок, чтобы привыкал к людям. Когда сокол начинает охотно прилетать на руку хозяина по его команде, проводится так называемая «притравка» на ту добычу, которая в дальнейшем будет предметом охоты. Однажды победив, птица уже знает, как вести себя в будущем и практически готова к настоящей работе.

Искусство сокольничего доступно редким людям. Человек должен чувствовать птицу, как продолжение своей руки. Удивительно, но факт – арабским сокольничим удается обучить сокола охотничьим навыкам за очень короткие сроки. Разгадка проста: искренняя любовь человека творит чудеса. Арабы общаются со своей птицей круглые сутки, поэтому взаимопонимание человека и сокола достигается очень быстро. Когда птица в полете и человек чувствует этот полет — это настоящий сокольничий. Но он должен помнить всегда о том, что птица никогда не будет его другом — это только компаньон.

Соколиная охота в Китае

В Древнем Китае очень рано сложилась традиция охоты с ловчими птицами

Согласно некоторым исследованиям, уже в надписях на костях домашних животных и панцирях черепах (XV – XII вв. до н.э.) встречаются упоминания о том, что ловчих птиц применяли для травли зайцев. В «Истории династии Поздняя Хань» (25 – 220 гг. до н.э.), в гл. 64 «Жизнеописание Лян Туна», говорится, что его правнук, Лян Цзи, «питал сильную страсть к вину. Был настолько силен, что был способен натянуть тугой лук до предела, хорошо играл в облавные шашки, изучил пять-шесть азартных игр, умел играть в ножной мяч и раскладку денег, а также любил соколиную охоту и собачьи бега, лошадиные скачки и петушиные бои».

Читать еще:  Начинающим охотникам

В другом месте «Истории династии Поздняя Хань», в гл. 105, «Жизнеописание Юань Шу», говорится, что в юности своей он «доблестью мало прославился, больше любил в компании таких же, как и он, отпрысков влиятельных фамилий, напускать ловчих соколов и натравливать борзых собак.

Еще более часто для изготовления нарукавника использовалась парча. Такие нарукавники так и назывались – парчовые. Например, в сборнике «Избранные стихотворения минувших эпох», составленном в период династии Мин (1368 – 1644) Цао Сюэ-цюанем, в гл. 94, приведено стихотворение позднетанского поэта Се Пана «Доблестная молодежь», в котором читаем:

Нарукавник парчовый –
на нем сокол зеленоглазый,
В белой шубе собольей,
верхом на буланом коне,
Объехал три рынка –
нигде знакомых не видно,
Коня подстегнул
и поехал в ближайший трактир.

Словосочетание «парчовый нарукавник» встречается также в стихотворении У Цэна (дин. Сун), Юй Цзи, Ван Хуня (оба – дин. Юань) и некоторых других. В качестве примера можно привести четверостишие Цянь Луна «Сокол»:

Белые росы инеем стали –
осень повеяла хладом,
Сокол фазана в жертву принес –
смотрит горящим он взглядом.
В яшмовых путцах, вернулся ко мне,
на нарукавник парчовый,
Но вспоминает родные места –
лесом заросшие горы.

Причем, судя по стихотворениям Сюй Цзи (дин. Сун) и Гуань Ши-миня (дин. Мин), нарукавники были из красной парчи. Но иногда, видимо, для изготовления нарукавников использовалась и фиолетовая парча, как это видно из одного из стихотворений Чжан Сяня (дин. Юань). На такие парчовые нарукавники иногда наносилась и узорная вышивка, о чем мы можем судить по одной строке из стихотворения Цян Луна «Осенняя охота»:

Верхом на коне сокольничий едет,
на правой руке –
узорный на нем нарукавник.

Когда в соколиной охоте принимали участие дамы, то их нарукавники были украшены жемчугом. Например, в стихотворении Чжан Сяо-Сяна (дин. Сун), есть такие строки:

На жемчужном нарукавнике сидит сокол,
склонивши голову, мечтает о полете.

Но как же все-таки выглядел древний нарукавник? Из-за недостатка изобразительного материала сейчас мы еще не можем ответить на этот вопрос. На тех древних изображениях, где встречаются сцены соколиной охоты, к сожалению, нет его четкого изображения. Мы можем лишь на основании анализа иероглифа, которым обозначался нарукавник, сделать вывод, что в древности для его изготовления использовалась выделанная кожа. Также для изготовления нарукавников, как мы видели, использовалась и парча, в том числе узорная.

Царская забава: Как в России появилась соколиная охота, и кто из царей был её ярым поклонником

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Зарождение соколиной охоты

Родиной соколиной охоты считается Восток, а именно древняя Месопотамия. Изображение охотника с птицей на руке было найдено на стене старинной ассирийской крепости Дур-Шаррукин и датируется примерно 700 годом до нашей эры, то есть временем правления Саргона II.

В древнем Китае и Монголии императоры с огромным удовольствием проводили время на соколиной охоте. Археологи находили священные эмблемы древнего Египта, относящиеся к 1500–1300 годам до нашей эры. Насколько развита была такого рода охота в такие давние времена, сейчас уже сказать невозможно. Но то, что она существовала, это факт.

Что касается Европы, то до нее охота с ловчими птицами добралась позднее. По утверждениям некоторых историков, идея такого развлечения возникла в Риме, примерно в конце четвертого века.

Модное увлечение средневековья

В средние века соколиная охота стала одним из самых любимых развлечений знати. Первым учебником, помогающим разобраться в «птичьем» деле стал трактат «Искусство охоты с птицами», написанный в первой четверти XIII века императором Священной Римской Империи Фридрихом вторым.

Прошло два столетия, и в «Книге святого Албана» появилось утверждение, что только знатный человек царских кровей имеет право держать для охоты птицу. Речь в книге шла о сапсане, но надо отметить, что в широких кругах охота с любой птицей называется соколиной. В дальнейшем практически во всех странах этот вид охоты полностью перешел под монаршее крыло.

Знатных мальчиков с детства обучали непростому искусству охоты с птицей. Они должны были уметь поймать птенца сокола или иной птицы, правильно ухаживать за ним и обучать его. Птица должна была понимать хозяина и слушаться. Жесты, свист – эти знаки крылатый охотник впитывал с детства. Ценилось умение выследить добычу и броситься на нее сверху, а потом, по зову хозяина, вернуться на его руку, обтянутую кожаной перчаткой.

Птицы-охотники ценились на вес золота, а в Англии за их кражу можно было лишиться жизни.

Лучший подарок на Руси – сокол

На Руси упоминания о соколином дворе князя Олега относятся к IX веку. При Ярославе Мудром птичья охота была привычным делом. В текстах Поучения Владимира Мономаха также есть строки о пернатых охотниках. А во времена Ивана Грозного было создано учреждение, которое отвечало за птиц, их содержание и подготовку к охоте — Сокольничий приказ. Если вспомнить Слово о полку Игореве, то и там говорится об охоте с соколами.

Птицы так ценились, что были самым лучшим подарком. Их вместе с роскошными мехами и костью моржа отсылали ордынским ханам. Три кречета приравнивались к трем жеребцам! Зарубежные правители и прочие важные лица также получали птиц в подарок, но, увы, не всегда сокол, беркут, кречет или иной хищник переживал долгую и тяжелую дорогу.

В начале XII века увлечение охотой на Руси достигло пика. Новгородский князь Всеволод Мстиславович, например, был так занят своими соколами, что получил упрек от новгородцев. Такие же попреки через столетие услышал и Ярослав.

Хобби Тишайшего

При царе Алексее Михайловиче соколиная охота расцвела необычайно. Три тысячи птиц (ястребы и соколы) – именно столько их было в богатой царской коллекции. Увлечение формировалось под влиянием воспитателя царя, Бориса Морозова.

Для ухода за птицами царь держал не менее трех сотен смотрителей. Царь так любил соколиную охоту, что запрещал беспокоить его в это время под страхом смерти, а ворота города запирали до окончания мероприятия.

Алексей обожал своих птиц и гордился ими. Немногие особы получали разрешение взглянуть на пернатых, это была великая честь. Например, ее удостоился посол из Саксонии Август Фон Мейерберг. Тишайший придумывал и знал наизусть имена всех своих питомцев. А они и вправду были великолепны! Это был российский эксклюзив: места отлова, дороги, по которым птиц везли, методы дрессировки – все это составляло государственную тайну, нарушение которой каралось по закону. Ловцы (помытчики) везли соколов с Беломорского побережья, с Урала, Заволжья. Это была престижная должность, не облагаемая повинностями.

Птиц надо было хорошо кормить, чтобы они чувствовали себя прекрасно и были полны сил. Для этого была введена голубиная повинность: крестьянин обязан был сдать два голубя с одного двора. Для содержания голубей-закланников был создан Голубиный двор, где будущие символы мира ждали своего часа.

Охота была красочным зрелищем. Сокольничему полагался красный с золотом кафтан, сапоги из сафьяна, имеющие длинные загнутые носы, шапка из бархата с оторочкой соболем, невероятно красивая перчатка, инкрустированная драгоценными каменьями. Этим фантазия старинных модельеров не ограничилась, и птицы тоже были наряжены по-царски. Им надевали красивые нахвостники и нагрудники, их лапки обнимали кожаные кольца, на голове находился клобук (шапка, которая должна была закрывать глаза), поводок был свит из крепких позолоченных нитей. На шее висел маленький колокольчик.

Алексей Тишайший был так увлечен охотами, что готов был проводить их каждый день. Поскольку это было очень дорогое удовольствие, то царь ввел в моду мини-охоты, которые могли проводиться до двух раз в день. Вместе с царем на охоту выезжали сокольничьи, охотники, солдаты-охранники, повара и другие служители двора. Иногда количество людей переваливало за тысячу.

Читать еще:  Весенняя охота: в дуэте с подсадной уткой

Излюбленным местом для царской охоты было Подмосковье. Порой компанию ему составляла царица и сыновья Петр и Федор. Как ни странно, процесс охоты нисколько не занимал Петра, ему было совсем неинтересно, чего не скажешь о Елизавете Петровне, которая частенько выезжала под Люберцы поохотиться. В дальнейшем на соколиные охоты выезжала Екатерина, Петр II, но того размаха и блеска, который любил царь Алексей, уже не было.

Последняя царская охота

Шли годы, соколиная охота постепенно теряла свою популярность. В последний раз официальная царская охота была проведена в 1856 году, а поводом для этого стала коронация Александра II.

Это не означает, что больше охот с соколами и другими ловчими птицами не проводилось, но они были скромными, редкими, Кроме того, на хищных птиц было объявлено «гонение» — их стали истреблять как угрозу поголовью выращиваемых крестьянами кроликов и кур.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Как охота стала новым популярным видом отдыха среди китайских богачей

В Китае владение оружием строго контролируется государством, поэтому любители охоты готовы потратить большие деньги за возможность пострелять в других странах.

Китайцы любят путешествовать – в прошлом году они совершили 130,5 миллионов поездок за границу и тем самым побили мировой рекорд. В 2014 году Джек Ма, основатель Alibaba, охотился на оленей с друзьями в Шотландии.

Ге Лу, исполнительный директор туристической компании Joy One World, также увлекается охотой и сама много раз путешествовала за границу, чтобы пострелять из ружья.

Фото: Sixth Tone

В 2016 году Ге запустила фирму Joy One World, которая организовывала специальные охотничьи туры для китайцев. В прошлом году услугами компании воспользовались более 200 туристов. Один из них, Мао Венмин, купил в этой компании возможность пострелять в диких кабанов за $20000.

Вольфганг Георг Арльт, директор Исследовательского института заграничного туризма Китая, считает, что богатые китайцы таким образом пытаются подражать западным элитам:

«Теперь богатые люди не только пьют бордо и играют в гольф. Охота стала лучшим способом продемонстрировать благосостояние и власть».

Фото: Sixth Tone. Дети клиентов компании Joy One World

Тем не менее, не только богачи могут позволить себе пострелять из ружья. На сегодняшний день существует ряд более дешевых предложений.

Роман Сухачев уже два года руководит туристической компанией во Владивостоке. Он предлагает более дешевые туры, стоимость которых варьируется от $600 до $6000 за зверя. Цена меняется в зависимости от животного – охота на медведей самая дорогая. Изначально Сухачев не планировал специализироваться на таких турах, но по многочисленным просьбам китайских путешественников он начал организовывать охотничьи экскурсии на частной территории в трех часах езды от Владивостока. Три дня клиенты обучаются навыкам обращения с ружьем; затем охотятся за кабанами, оленями и медведями; а напоследок их ждет русская баня.

Услугами компании Сухачева пользуются женатые бизнесмены в возрасте от 35 до 55 лет, которые успели уже объездить много стран.

Конечно, китайскими путешественниками движет не только жажда приключений. В Китае осуществляется строгий контроль над оружием. Клиенты получают удовольствие от самого процесса охоты, независимо от того, удастся им убить зверя или нет. Так они отдыхают от утомляющей городской жизни, считает Сухачев.

Ван Вэй уже 30 лет занимается охотой. В 2002 году он основал в Пекине «Сафари-клуб», который сейчас предлагает поездки в Сербию, Южную Африку и Испанию. Ван утверждает, что охотничий туризм обладает огромным преимуществом: он помогает бороться с нищетой. Когда он отправил группу иностранных охотников в отдаленные неразвитые западные провинции Китая вроде Ганьсу, он был поражен тем, какую потенциальную выгоду охота могла принести обедневшим местным жителям. Такие поездки запретили в 2006 году, но до этого иностранцы были готовы платить до $20000 за возможность поохотиться на горных овец.

Компания Вана также предлагает туры в Канаду, где за $50000 посетители могут пострелять в полярных медведей, которые классифицируются как уязвимые виды. Инуиты продают охотникам свои законные права на убийство этих животных. Ван считает такую практику оправданной: это помогает местным жителям и не вредит популяциям уязвимых видов. Многие с этим не согласны.

Фото: Sixth Tone. Ван Вэй позирует с убитым полярным медведем

Даже в Китае люди считают этот спорт жестоким и ненужным. Когда Ге впервые опубликовала фотографию убитого медведя в WeChat, ее засыпали яростными и злобными комментариями. Друг Ге также решил опубликовать фотографии с охоты в социальных сетях. После этого его бизнес-партнер отказался от проекта на 200 миллионов юаней (около 2 млрд рублей).

Ге считает, что люди просто не понимают охотничью культуру. Народ хань – составляющий 92% населения страны – традиционно проживает за счет фермерства и сельского хозяйства, но не охоты. Китайцы считают, что нельзя охотиться на больших млекопитающих вроде медведей. Но в некоторых случаях популяции животных необходимо контролировать при помощи охоты, утверждает Ге. Взрослые медведи, например, часто убивают молодых. Ге уверена, что охота на них принесет пользу популяции вида в целом.

Фото: Sixth Tone. Клиенты Joy One World учатся стрелять из винтовки

Проджект-менеджера Лиу Цзяци изначально интересовала дикая жизнь и природа. В 2011 его семья переехала из Китая в Ванкувер, где он вскоре получил лицензию на оружие – в основном из любопытства. «Практически никто из моих знакомых даже не видел настоящее ружье», – сказал он. Вскоре он познакомился с миром охоты. Лиу надеялся, что благодаря новому хобби сможет побывать в нетронутых человеком диких местах. В свою первую поездку он убил медведя. Он выкачал из него кровь, содрал шкуру и обработал ее. Лиу очень хотел попробовать медвежье мясо, поэтому привез домой его переднюю лапу. Однако мясо получилось не очень вкусным, несмотря на мамины усердные попытки приготовить его правильно.

Лиу попытался ответить на вопрос, почему народ хань отказывается брать в руки ружье:

«Исторически сложилось так, что китайский народ больше пропагандировал искусство и литературу; он склонялся к культуре, а не к оружию и насилию».

Фото: Sixth Tone. Ван Вэй позирует с убитым жирафом

Большинство его знакомых удивляются, когда узнают, что он охотился. Они думают, что это круто, но теряют интерес, когда понимают, что прежде чем выстрелить, нужно долго выжидать, спать в неблагоприятных условиях, бороться с жуками, а затем потрошить животных после убийства. Многих начинает тошнить от мысли про последний шаг.

У некоторых китайцев само оружие вызывает неприязнь. Чжу – мужчина, родом из города Ханчжоу на востоке Китая, отказавшийся называть свое полное имя, опасаясь профессиональных последствий – однажды воспользовался услугами компании Ге и отправился в Техас в октябре прошлого года. Несмотря на то что Чже был буддистом, его не беспокоило само убийство животных. Наоборот он считает, что таким образом избавлял кабанов от их несчастного существования, чтобы они реинкарнировались в нечто лучшее.

Отвращение у него вызвало оружие. Прямо перед поездкой произошла стрельба в Лас-Вегасе, во время которой погибли 58 человек. Всю поездку Чжу боялся оружия, которое держал в руках. Вскоре после его возвращения домой 26 людей погибло во время стрельбы в церкви в Техасе. Теперь он убежден, что законы об огнестрельном оружии в США не действуют. «Я видел, что винтовка может сделать с кабаном. Я не могу представить, что она может сделать с человеком».

Источники:

http://www.ebftour.ru/articles.htm?id=648
http://normpost.ru/21717-sokolinaya-okhota.html
http://www.ohotniki.ru/editions/rog/article/2009/09/22/354771-sokolinaya-ohota-v-kitae.html
http://kulturologia.ru/blogs/241217/37157/
http://rb.ru/story/chinese-tourists-hunting-for-thrills/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector