2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Разноликое племя охотников

Племена лесных охотников

Во внутренних областях Аляски, в лесных районах совре­менных Канады и США жили многочисленные племена охотников, рыболовов и собирателей. В литературе США их обычно называют охотниками на оленя карибу. По языку это представители двух семей — алгоникинов, рассе­лявшихся на северо-востоке (оджибве, наска-пи и др.) и атапасков (чайпеваи и др.), зани­мавшие центральную и северо-западную часть Северной Америки. Несмотря на раз­личия в языке и происхождении, в образе жизни этих племен было много общих черт.

Действительно, охота на оленей во многом определяла их образ жизни. В зависимости от перекочевок оленьих стад строились и сезонные передвижения охотничьих групп. Во время самых крупных весенних и осен­них передвижений оленьих стад на перепра­вах их поджидали охотники. Здесь же не­редко сосредоточивалось и все племя. Мас­совый забой оленей позволял заготавливать значительные запасы мяса, жира, шкур (осо­бенно осенью). Все это различными спосо­бами (копчение, сушение) стремились заго­товить впрок, на долгую зиму. Орудия охо­ты изготовлялись из дерева, кости, камня Индейцам была известна и медь. Ее добывали, но для изготовления орудий не употреб­ляли. Медь шла на изготовление украшений или для обмена с соседними племенами.

Охота на оленей существенно дополнялась другими видами охоты — на лосей, боровую дичь, перелетных птиц. Большое место зани­мало рыболовство. Добывали и пушных зве­рей, используя самую разнообразную снасть и орудия: лук и стрелы, капканы различных видов, силки, ловушки, копья. Собирательст­во корней растений, плодов, ягод уравнове­шивало мясной рацион индейцев необходи­мой растительной пищей. Собирательством занимались дети и женщины. Эмпирически у населения этих областей выработалась свое­образная и хорошо скоррелированная систе­ма хозяйства, сочетавшая различные виды охоты, собирательства и рыболовства.

Небольшие охотничьи группы, состоявшие из двух или нескольких семей, перекочевы­вали с места на место по охотничьим и рыбо­ловным угодьям. Летом эти группы были меньшими по составу, зимой — большими. В случаях массовой охоты индейцы объеди­нялись в очень крупные коллективы, до пле­мени включительно, но лишь на короткий пе­риод. К такой жизни было приспособлено и их жилище. У западных, атапасских, племен это типи — остроконечный чум, крытый ко­рой, берестой (летом), шкурами оленя (зи­мой). Обогревался такой чум костром, на ко­тором готовили и пищу. Все имущество во время перекочевок переносили на себе. Только часть поклажи грузили на небольшие волокуши, которые тащили собаки.

Одежда этих групп индейцев стала свое­образным символом индейской одежды вооб­ще. Шили ее из кожи и шкур животных. Осо­бенно знаменита индейская замша — оленья кожа, выделанная вручную. И мужчины, и женщины носили рубахи с длинными рукава­ми. Мужские рубахи до колен, женские-— длиннее. Летом эта одежда была преимуще­ственно из замши, зимой — меховая. На но­гах — мокасины и ноговицы, защищавшие но­ги. Были известны и кожаные штаны. Голову чаще всего оставляли непокрытой, только в холода к одежде прибавлялся меховой капю­шон. Но почти обязательным было головное украшение из перьев. У простых охотников — из одного-двух орлиных или ястребиных перьев, у вождей племен и старейшин для торжественных случаев были сложные перь­евые уборы. Вся одежда украшалась орна­ментом из разного цвета кусочков меха, узорами из окрашенных игл дикобраза. Орна­мент, характер украшений говорили о месте человека в социальной структуре племени, были его своеобразным паспортом.

Разнообразная утварь изготовлялась из бересты, коры, дерева, часть ее после ис­пользования выбрасывали. Из бересты дела-пи и легкие челноки, быстроходные и вмести­тельные, которые на перекатах легко перено­сились и по суше.

Общественные отношения лесных индей­цев ко времени их изучения этнографами претерпели сильное изменение. Благодаря развитию меновой торговли пушниной и во­влечению в нее всех племен таежной зоны традиционная система хозяйства и образ жиз­ни индейцев стали все больше зависеть от этой торговли. Как и у эскимосов, пушнина быстро превратилась в главный продукт хо­зяйства, обеспечивающий благосостояние семьи, родовой группы, всего племени. В тра­диционной системе распределения добычи пушнина была личной собственностью того, кто ее добыл, теперь же она превратилась в инструмент частнособственнических отноше­ний среди индейцев, быстро разъедавших их первобытно-общинную организацию. И хотя прежние обычаи уравнительного распределе­ния пищи продолжали бытовать очень долго, социальная система сильно изменилась. Воз­росла роль мужчин, главных охотников и главных добытчиков пушнины, а вместе с нею и всех тех благ, которые на эту пушнину можно было выменять. Резче обозначилось имущественное неравенство внутри родовых групп, между родовыми группами в одном племени, между отдельными племенами. Группы индейцев, располагавшие богатыми пушными угодьями или жившие поблизости от торговых факторий, получили возможность наживаться на обменных операциях. Распро­странение железных орудий — ножей, топо­ров, капканов, огнестрельного оружия — не только намного увеличило продуктивность охоты, но вместе с ростом, накоплением бо­гатств стало причиной грабежей, военных столкновений. Возросла роль и отдельной семьи. Прежняя зависимость ее от остальных ячеек племени в случае неудачной охоты благодаря торговле уменьшилась. Процессу индивидуализации позднее способствовали и политика администрации, наделявшей охот­ничьими участками посемейно, а не на основе традиционного общеплеменного владения угодьями.

Реконструкция традиционных обществен­ных отношений индейцев до появления в Аме­рике европейцев сильно затруднена. По-ви­димому, основной производственной ячейкой была небольшая родовая община, состояв­шая из нескольких семейных пар. Счет родства и принцип объединения в большин­стве случаев были по женской линии, но с отмеченным уже ростом влияния мужчин на­метился переход к отцовской филиации. Со­став охотничьих групп не был устойчивым, как и их размеры. Все это менялось в зави­симости от сезона, количества дичи в районе промысла, но при этом соблюдался и извест­ный порядок, регулируемый во время общеплеменных собраний один или несколько раз в году. Во время таких массовых встреч решались и другие общеплеменные дела — об­мен товарами, заключение браков, исполне­ние религиозных ритуалов и т. п.

Читать еще:  Охота на дупеля

Как живет современное племя охотников-собирателей

У фотографа Килии Юян насыщенная жизнь. Он – потомок людей, которые “живут вдоль реки Амур в Сибири”, выросший в Америке. В детстве Юян изучал традиции своей культуры в поисках ответы на вопрос о том, могут ли современные люди научиться смотреть на мир глазами первобытных людей.

Уже 10 лет он связан с группой охотников-собирателей – движением, которое именует себя Stone Age Living Project. Их цель – вернуться к первобытный жизни подальше от современности. Летом 2014 года Юян провел с ними целый месяц, ему предшествовали еще 6 месяцев подготовки. Показать уклад их жизни ему помогла камера, которую он взял с собой вместо оружия.

В результате этого эксперимента появился впечатляющий проект Living Wild. В нем собраны как портреты членов этого движения, а также их повседневные дела – охота, сон, поиск пищи или разведение костра. Больше о нем фотограф рассказал изданию Featureshoot.

Впервые я познакомился с этим движением более 15 лет назад. Тогда я пытался найти свои корни через традиционные практики как нанайцев (коренной народ Дальнего Востока) и китайцев. Со временем я стал заниматься фотографией и через несколько лет понял, что, несмотря на определенные проблемы, просто не могу не снимать столь важный аспект моей жизни

Эти люди очень неохотно показывают свою жизнь обществу. Я был связан с ними в течении длительного времени, потому они доверились мне и дали возможность рассказать их историю. Жителям развитых стран легко прийти в ужас от забоя оленя или идеализировать духовное начало в этой группе. Моя задача – помочь людям увидеть суть, отбросив свои культурные предрассудки, а также передать эту модель жизни, которая очень тесно связана с землей.

Камера меняет природу любого уклада жизни. Особенно это касается тех ситуаций, когда нужно выживать и у каждого человека есть для этого свое задание. Мне с самого начала нужно было решить, брать ли с собой охотничий лук. Он сразу же увеличивал шансы на получение еды. Но в руке может быть или лук, или камера. Я выбрал второй вариант.

Я провел много времени и подружился с инупиатами и юитами на Аляске, саамами в Финляндии и Швеции, а также многими другими коренными народами. Они меня научили многим вещам, включая свое традиционное ремесло. Камера – это главная движущая сила для меня. Она заставляет меня знакомиться с новыми людьми по-новому. Это бы происходило иначе, если бы я не был фотографом.

Проект продолжает развиваться, потому я планирую дополнять его еще в течении многих лет. На его создание меня вдохновили Эдвард Кертис, Аарон Хьюи и Эрика Ларсен. Самое сложное – найти время, ведь у меня есть и другие проекты, которые я так же горячо люблю. Мне кажется, этот эксперимент еще многому может научить. В мире есть и другие способы провести свою жизнь, а проект позволяет посмотреть изнутри на древние практики, которые каждый день постепенно исчезают.

Племена лесных охотников

Во внутренних областях Аляски, в лесных районах совре­менных Канады и США жили многочисленные племена охотников, рыболовов и собирателей. В литературе США их обычно называют охотниками на оленя карибу. По языку это представители двух семей — алгоникинов, рассе­лявшихся на северо-востоке (оджибве, наска-пи и др.) и атапасков (чайпеваи и др.), зани­мавшие центральную и северо-западную часть Северной Америки. Несмотря на раз­личия в языке и происхождении, в образе жизни этих племен было много общих черт.

Действительно, охота на оленей во многом определяла их образ жизни. В зависимости от перекочевок оленьих стад строились и сезонные передвижения охотничьих групп. Во время самых крупных весенних и осен­них передвижений оленьих стад на перепра­вах их поджидали охотники. Здесь же не­редко сосредоточивалось и все племя. Мас­совый забой оленей позволял заготавливать значительные запасы мяса, жира, шкур (осо­бенно осенью). Все это различными спосо­бами (копчение, сушение) стремились заго­товить впрок, на долгую зиму. Орудия охо­ты изготовлялись из дерева, кости, камня Индейцам была известна и медь. Ее добывали, но для изготовления орудий не употреб­ляли. Медь шла на изготовление украшений или для обмена с соседними племенами.

Охота на оленей существенно дополнялась другими видами охоты — на лосей, боровую дичь, перелетных птиц. Большое место зани­мало рыболовство. Добывали и пушных зве­рей, используя самую разнообразную снасть и орудия: лук и стрелы, капканы различных видов, силки, ловушки, копья. Собирательст­во корней растений, плодов, ягод уравнове­шивало мясной рацион индейцев необходи­мой растительной пищей. Собирательством занимались дети и женщины. Эмпирически у населения этих областей выработалась свое­образная и хорошо скоррелированная систе­ма хозяйства, сочетавшая различные виды охоты, собирательства и рыболовства.

Читать еще:  Почему закрывают охоту на птиц зимой?

Небольшие охотничьи группы, состоявшие из двух или нескольких семей, перекочевы­вали с места на место по охотничьим и рыбо­ловным угодьям. Летом эти группы были меньшими по составу, зимой — большими. В случаях массовой охоты индейцы объеди­нялись в очень крупные коллективы, до пле­мени включительно, но лишь на короткий пе­риод. К такой жизни было приспособлено и их жилище. У западных, атапасских, племен это типи — остроконечный чум, крытый ко­рой, берестой (летом), шкурами оленя (зи­мой). Обогревался такой чум костром, на ко­тором готовили и пищу. Все имущество во время перекочевок переносили на себе. Только часть поклажи грузили на небольшие волокуши, которые тащили собаки.

Одежда этих групп индейцев стала свое­образным символом индейской одежды вооб­ще. Шили ее из кожи и шкур животных. Осо­бенно знаменита индейская замша — оленья кожа, выделанная вручную. И мужчины, и женщины носили рубахи с длинными рукава­ми. Мужские рубахи до колен, женские-— длиннее. Летом эта одежда была преимуще­ственно из замши, зимой — меховая. На но­гах — мокасины и ноговицы, защищавшие но­ги. Были известны и кожаные штаны. Голову чаще всего оставляли непокрытой, только в холода к одежде прибавлялся меховой капю­шон. Но почти обязательным было головное украшение из перьев. У простых охотников — из одного-двух орлиных или ястребиных перьев, у вождей племен и старейшин для торжественных случаев были сложные перь­евые уборы. Вся одежда украшалась орна­ментом из разного цвета кусочков меха, узорами из окрашенных игл дикобраза. Орна­мент, характер украшений говорили о месте человека в социальной структуре племени, были его своеобразным паспортом.

Разнообразная утварь изготовлялась из бересты, коры, дерева, часть ее после ис­пользования выбрасывали. Из бересты дела-пи и легкие челноки, быстроходные и вмести­тельные, которые на перекатах легко перено­сились и по суше.

Общественные отношения лесных индей­цев ко времени их изучения этнографами претерпели сильное изменение. Благодаря развитию меновой торговли пушниной и во­влечению в нее всех племен таежной зоны традиционная система хозяйства и образ жиз­ни индейцев стали все больше зависеть от этой торговли. Как и у эскимосов, пушнина быстро превратилась в главный продукт хо­зяйства, обеспечивающий благосостояние семьи, родовой группы, всего племени. В тра­диционной системе распределения добычи пушнина была личной собственностью того, кто ее добыл, теперь же она превратилась в инструмент частнособственнических отноше­ний среди индейцев, быстро разъедавших их первобытно-общинную организацию. И хотя прежние обычаи уравнительного распределе­ния пищи продолжали бытовать очень долго, социальная система сильно изменилась. Воз­росла роль мужчин, главных охотников и главных добытчиков пушнины, а вместе с нею и всех тех благ, которые на эту пушнину можно было выменять. Резче обозначилось имущественное неравенство внутри родовых групп, между родовыми группами в одном племени, между отдельными племенами. Группы индейцев, располагавшие богатыми пушными угодьями или жившие поблизости от торговых факторий, получили возможность наживаться на обменных операциях. Распро­странение железных орудий — ножей, топо­ров, капканов, огнестрельного оружия — не только намного увеличило продуктивность охоты, но вместе с ростом, накоплением бо­гатств стало причиной грабежей, военных столкновений. Возросла роль и отдельной семьи. Прежняя зависимость ее от остальных ячеек племени в случае неудачной охоты благодаря торговле уменьшилась. Процессу индивидуализации позднее способствовали и политика администрации, наделявшей охот­ничьими участками посемейно, а не на основе традиционного общеплеменного владения угодьями.

Реконструкция традиционных обществен­ных отношений индейцев до появления в Аме­рике европейцев сильно затруднена. По-ви­димому, основной производственной ячейкой была небольшая родовая община, состояв­шая из нескольких семейных пар. Счет родства и принцип объединения в большин­стве случаев были по женской линии, но с отмеченным уже ростом влияния мужчин на­метился переход к отцовской филиации. Со­став охотничьих групп не был устойчивым, как и их размеры. Все это менялось в зави­симости от сезона, количества дичи в районе промысла, но при этом соблюдался и извест­ный порядок, регулируемый во время общеплеменных собраний один или несколько раз в году. Во время таких массовых встреч решались и другие общеплеменные дела — об­мен товарами, заключение браков, исполне­ние религиозных ритуалов и т. п.

Кунг — дикое африканское племя, прославившееся мистическими ритуалами

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

В течение двадцати лет ученые наблюдали за жизнью 900 бушменов и выявили интереснейшую закономерность: в языке кунг нет слов для числа больше трех, также они не пользуются письменностью. Антропологи решили привязывать возраст бушменов к определенным событиям, произошедшим в племени, но из этого ничего не получилось. У бушменов попросту нет событий, известных цивилизации.

Во время сильной засухи, когда выгорают посевы и происходит падеж скота, их жизненный уклад почти не меняется. Голод они могут утолить, поев «бушинского риса» — муравьиных личинок, а настоящим деликатесом для них является жареная саранча.

Читать еще:  Псовая охота на Руси

Если убийство все же произошло, то для племени оно может стать знаковым событием. Бывает, женщины сообщают, что они родили ребенка в то время, когда было совершено убийство. Если ребенок родился, когда убийства не было, определить его возраст практически невозможно.

За годы наблюдений ученые пришли к выводу, что представители племени кунг живут в среднем не более 30 лет. Такая цифра получается из–за огромной детской смертности. К смерти детей бушмены относятся спокойно, считает, что это обычное явление, якобы малышей забирает бог.

Наиболее почтенными членами племени кунг считаются целители, как правило, ими становятся мужчины в преклонном (по их, конечно же, меркам) возрасте. Чтобы защитить все поселение, целители исполняют ритуальный танец, во время которого впадают в транс. Действо может сопровождаться употреблением наркотических веществ и продолжаться до 36 часов. Достигнув экстаза, целитель склоняется над больным и буквально забирает от него хворь в своей тело. После — «вытряхивает» ее из себя. Часто при этом целитель может ранить себя, опустив голову к пламени костра, получить ожоги. Кунг считают, что это время он полумертв, и этой жертвой спасает своих соплеменников.

Бушмены — бесстрашные охотники, в этом можно убедиться, посмотрев фотоцикл, героями которого недавно стали представители этой народности.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Охотники-собиратели обошли земледельцев в знании запахов

А: женщина из племени охотников-собирателей семок бери ищет в лесу дикий ямс. В: женщины из земледельческого племени семелаи на рисовом поле.

A.Majid and N.Kruspe / Current Biology, 2018

Способность распознавать и называть запахи, по крайней мере отчасти обусловлена образом жизни людей, выяснили Асифа Маджид (Asifa Majid) из университета Нейменгена (Нидерланды) и Николь Крюспе (Nicole Kruspe) из Лундского университета. В статье, опубликованной в Current Biology они рассказывают, что представители племени охотников-собирателей, живущих в тропических лесах Малайзии, называют запахи и цвета с одинаковой легкостью, а люди из племени земледельцев по соседству могут назвать гораздо меньше запахов, чем цветов.

Долгое время антропологи считали, что обоняние — наименее важное сенсорное чувство, которое во многом вытеснило зрение. Предположительно, сближение глазных орбит у приматов, которое ассоциируется с возникновением бинокулярного зрения, привело к уменьшению у них обонятельного аппарата. У приматов меньшая по размеру обонятельная луковица, чем у их предков насекомоядных, и меньшая поверхность носовой полости покрыта обонятельным эпителием. Более того, показано, что у людей около 60 процентов генов обонятельных рецепторов функционально неактивны. Эта асимметрия отражается и в лингвистической сфере. Многие запахи не имеют названий в том или ином языке, а для их описания люди используют названия источника запаха: например «пахнет, как шоколад».

Ранее исследователи под руководством Асифы Маджид показали (1, 2), что способность распознавать запахи, возможно, обусловлена не только генетикой. Они изучали племена охотников-собирателей джахай, живущих в Малайзии, на полуострове Малакка. Исследователи провели эксперименты с участием джахаев и просили их назвать запахи и цвета, а потом провели такой же эксперимент с участием жителей США, с выборкой того же пола и возраста. Оказалось, что охотники-собиратели смогли назвать бóльшее количество запахов, чем жители индустриальной страны, даже если речь шла о запахах, знакомых людям западной культуры. Однако чем обусловлено это различие, было неясно.

В новой работе ученые решили исследовать не далеких друг от друга малайзийцев и людей индустриальной культуры, а близкородственные племена. Они изучали племя охотников-собирателей семок бери и племя семелаи, которые занимаются подсечным земледелием. Оба племени живут в тропических лесах на полуострове Малакка недалеко друг от друга и говорят на близкородственных языках. Интересно, что различный образ жизни обусловил и различные верования представителей двух племен. Охотники-собиратели часто ходят в лес поодиночке и не видят в этом проблемы. Земледельцы предпочитают появляться там группами. Кочевые семок бери называют запахи, когда им это нужно, в то время как у оседлых семелаи произносить названия запахов в лесу запрещено. Люди семок бери верят, что у каждого человека есть свой характерный запах, и в связи с этим существует ряд запретов, на смешение запахов. Например, если брат с сестрой садятся слишком близко друг к другу, это расценивается, как инцест. У племени семелаи такого верования нет.

Исследователи провели эксперименты, в которых просили представителей семок бери и семелаи называть цвета и запахи. Представители обоих племен без труда называли цвета, но с одинаковой легкостью называть цвета и запахи смогли только охотники-собиратели. Земледельцы повели себя аналогично жителям США из предыдущего исследования. Они с трудом называли запахи и часто использовали названия источника запаха: «пахнет, как что-то».

Способность называть цвета (темно-серые столбцы) и запахи (светло-серые столбцы) у представителей разных племен. График слева — земледельцы, справа — охотники-собиратели. По оси Y отложен индекс разнообразия Симпсона. На круговых диаграммах показан процент абстрактных названий (зеленый цвет), названий по источнику запаха (бежевый цвет), оценочных названий (черный цвет), без названия (серый цвет).

Источники:

http://studopedia.ru/10_129009_plemena-lesnih-ohotnikov.html
http://bit.ua/2016/10/stone-age-living-project/
http://studopedia.ru/10_129009_plemena-lesnih-ohotnikov.html
http://kulturologia.ru/blogs/290316/28973/
http://nplus1.ru/news/2018/01/18/Semaq-Beri

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector