0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Рассвет или закат отечественного охотничьего хозяйства?

Рассвет или закат отечественного охотничьего хозяйства?

Hе все так беспросветно в охотхозяйственной отрасли, есть и положительные примеры, вселяющие надежду на светлое будущее. Все они показывают, что благополучие и процветание каждого охотничьего хозяйства сейчас, как никогда, определяется находчивостью, энтузиазмом, преданностью делу, хозяйственными способностями и изворотливостью директора, правильным, умелым подбором кадров егерей, дисциплиной, заинтересованностью, вниманием и контролем со стороны руководства, (и, естественно, обеспеченностью деньгами, транспортными средствами, бензином).

За примером далеко ходить не надо. Рядом с тем опытно-показательным охотхозяйством, о котором шла речь, находится областное хозяйство, отдельные участки которого сейчас сданы в аренду. Начальником одного из таких участков работает Алексей Иванович Калямин. Используя свой богатый опыт, доскональное знание угодий и повадок зверя, он квалифицированно спланировал расположение подкормочных площадок и вышек. При содействии спонсоров под его руководством они были созданы в кратчайшие сроки. В настоящее время подкормки уже регулярно посещаются несколькими десятками кабанов.

Алексей Иванович и егеря ежедневно бывают в угодьях и обеспечивают их надежную охрану. Они хорошо оснащены, снабжены всей необходимой для поддержания порядка, подкормки животных и транспортировки охотников техникой.

Приятно общаться с людьми, получающими удовлетворение от своего труда, видящих его результаты. Они болеют душой за свою работу и очень ответственно к ней относятся. Без преувеличения можно сказать, что Алексей Иванович знает всех своих, посещающих подкормку, животных «в лицо». Он не допускает мысли, что кто-то, кроме его работодателей или их гостей, может воспользоваться плодами его труда и покуситься на его знакомых кабанов. Такое отношение к работе в охотничьем хозяйстве, помимо честности и энтузиазма, подкрепляется ежемесячным материальным вознаграждением, которое пусть не на много, но все-таки превышает зарплату директора или старшего научного сотрудника близкого нам столичного научно-исследовательского охотхозяйственного подразделения, которые трудятся в своей отрасли из энтузиазма и преданности любимому делу.

Заблаговременно на весь зимний период корма завозятся и складируются на базе хозяйства и можно быть уверенным, что Алексей Иванович даст своим кабанам возможность спокойно пережить зиму. Он старается вести отстрел так, чтобы обеспечить воспроизводство и максимальный прирост численности животных. Оставляет для размножения самых умных и плодовитых свиней и лучших секачей. Практически свиньи вообще не изымаются из стада. То есть начальник участка в какой-то мере занимается селекцией, пытается планировать прирост поголовья кабанов и возможности его использования в перспективе.

Нам посчастливилось близко познакомиться с состоянием дел в двух совершенно разных хозяйствах, которые объединяла общая черта, а именно их принадлежность к военным ведомствам. Возможно, последнее сыграло определенную роль в современном положении этих хозяйств. Мы имеем в виду порядок и дисциплину, которых придерживаются их сотрудники. Слово «посчастливилось» довольно точно характеризует ощущения, когда на общем темном фоне неожиданно видишь нечто светлое, вселяющее надежду на то, что не все так беспросветно.

Уломское охотничье хозяйство расположено у водохранилища, и основная масса его посетителей приезжает охотиться на водоплавающую дичь. Многих привлекает отличная рыбалка. Есть в хозяйстве и неплохие лесные угодья с глухариными токами и лосем. Правда, это уже «штучные» охоты и доступны они не многим. Есть гончие, и можно охотиться на зайца. На центральной усадьбе, где «рассыпаны» благоустроенные домики для приема охотников, всегда идеальный порядок. Имеются и периферийные охотничьи базы на егерских участках. Всем желающим хватает гребных лодок, есть катера, машины, словом, все необходимое для ведения хозяйства. Главное его богатство – штат квалифицированных потомственных егерей. Старейший егерь хозяйства Боярсков Анатолий Анатольевич пользуется всеобщим уважением, учит молодых, консультирует сотрудников Дарвинского заповедника по практическим вопросам, передает свой богатый опыт сыновьям – тоже егерям. Директор хозяйства Александр Борисович Иванов трезво оценивает значение охраны угодий и делает все от него зависящее, чтобы обеспечить жесткой порядок ведения хозяйства и его бесперебойную работу. Невозможно представить, что на территории хозяйства без специального разрешения кем бы то ни было может быть отстрелян глухарь. Все поставлено на здоровую экономическую основу, и платить есть за что. Директор сам охотник и энтузиаст охотничьего хозяйства. Очень показательно, что, узнав, что мы отлавливаем и кольцуем вальдшнепа, он, в интересах дела, по своей инициативе бескорыстно предложил нам помощь в обследовании угодий, предоставил машину, обеспечил содействие егерей.

Второе хозяйство – Коробовское, находится в обжитом районе Мещеры и легко доступно для охотников из Москвы и Рязани. Все то, что говорилось выше о порядке и дисциплине, в полной мере относится и к Коробовскому охотхозяйству. На его Центральной и периферийных базах царит идеальный порядок. Все работники хозяйства искренне доброжелательны по отношению к гостям. От посетителей нет отбоя круглый год. Сюда приезжают не только охотиться, но и просто, в межсезонье, пообщаться с природой. Гость, решивший перед празднованием Нового года пройтись на лыжах, уже неподалеку от Центральной усадьбы увидит многочисленные переходы кабанов, оленей и сможет полюбоваться ими самими у одной из подкормочных площадок. Вся охотхозяйственная деятельность четко спланирована с расчетом на перспективу. Директор Коробовского охотничьего хозяйства, Павел Алексеевич Никитин, высококвалифицированный охотовед, можно сказать, прошел в своем хозяйстве путь «от солдата до генерала» и печется об интересах хозяйства и его работников, как о своих собственных. Само собой разумеется, что все необходимые биотехнические мероприятия проводятся в нужном объеме. Браконьерство почти полностью искоренено. Благодаря титаническим усилиям, энергии и предприимчивости директора растут доходы хозяйства, зарплата сотрудников и вложения в биотехнические, охранные и другие необходимые мероприятия во благо хозяйства. Технически оно тоже неплохо оснащено. В хозяйстве есть обширные водоемы, развита утиная охота, возможна рыбалка. Одно досадно, что забота об охоте на копытных заставляет хозяйство практически до нуля сократить охоту с гончими, а заодно, для перестраховки, и с лайками.

Получается, что чем выше организация и тверже положение охотхозяйства, чем уЂже направления практикующихся в нем охот (что диктуется объективными экономическими причинами), тем жестче ограничен доступ в него любителей охоты на мелкую дичь, охотников с гончими и лайками.

С другой стороны, высокоорганизованные хозяйства и участки, взятые в аренду, в целом, занимают относительно небольшие площади, но, как правило, располагаются в лучших угодьях. Обеспечивается эффективная их охрана, а вместе с тем и защита животных, их воспроизводство и расселение.

В сложных условиях, в которых оказывается неизвестно куда идущее охотничье хозяйство, а вместе с ним и охотники, многого стоит позиция руководства этой отраслью и ощущение того, что есть на кого охотнику опереться и от кого ждать поддержки и помощи.

Очень показательна в этом отношении «юридическая справка», опубликованная в одном из последних номеров РОГ за подписью начальника главного охотничьего департамента страны при Министерстве сельского хозяйства А.И.Саурина. Руководитель департамента, призванного не только контролировать, но и заботиться о нуждах охотников, ярко демонстрирует свою позицию. Важно ведь, когда чиновники, от которых многое зависит в охотничьем хозяйстве, думают не только о животных, у которых есть шкуры и много мяса, но и о той мелочи, которая греет и воодушевляет охотника, является символом бескорыстной привязанности человека с ружьем к охоте, как к искусству, и к природе.

Справка эта очень напомнила нам опубликованные в «РОГ» отписки юристов по поводу устаревшего законодательства об охотничьих ножах, ставящего под удар практически всех охотников, поощряющего произвол милиции. Нашим чиновникам тоже, похоже, наплевать на интересы и судьбы охотников. В отношении владельцев подружейных собак руководитель охотдепартамента напоминает нам, что по таким-то статьям «Закона» охота для них может быть открыта на 14 дней раньше, а может и не быть! И нечего легашатникам и спаниелистам удивляться, сетовать на то, что дупель из-за задержки сроков охоты уходит к зарубежным стрелкам, нечего возмущаться – закон есть закон, нами для вас писанный. Если местным властям, открывающим охоту, не нравятся собаки и их хозяева, то по их «законному» произволу людей, более других ратующих за «правильную» охоту, не пустят в угодья на две необходимых недели раньше. В одном из районов на вопрос, почему охота с легавыми и спаниелями не открылась без видимых причин на две недели раньше, нашим знакомым ответили: «А потому, что у нас мало легавых собак!»

От кого, казалось бы, как не от руководителя охотдепартамента можно было бы ожидать на страницах газеты правильной «установки»? Однако нет, его выступление выглядит поддержкой «темным», по отношению к любительской охоте, силам.

Охотничьи властные «структуры», похоже, могут заботиться о чем угодно, идти навстречу кому угодно, но только не охотникам. Сухо? Запретим людям, которые лучше кого бы то ни было знают, как надо обращаться со спичкой в природе и какую опасность она таит в себе при засухе, то есть охотникам, появляться с ружьем и собакой в угодьях.

В некоторых южных областях богатейшие водно-болотные угодья, имеющие по решению Рамсарской конференции международное значение, могут сдаваться в аренду без обязательного проведения охотоустройства и обоснования природоохранных мероприятий при охотхозяйственном освоении территории объекта. Получается, что в отдельных случаях охраной водоплавающих птиц больше озабочено Управление природных ресурсов, которое пытается навести элементарный порядок в охотничьих угодьях, чем Управление охотничьим хозяйством.

Спрашивается, имеют ли отношение приведенные примеры позиции охотничьего руководства к вопросу, вынесенному в заголовок этой заметки? Думаем, что имеет. Отношение управляющих охотой ведомств к охотникам отражается не только на их массовых интересах. Под удар могут попадать и те, кто берет угодья в свое долгосрочное пользование и вкладывает деньги в охотничье хозяйство. Ведут арендаторы свое хозяйство, ведут, а когда подходит сезон, охота для них, как и для всех других, по разным причинам может быть закрыта. Ни моральный ущерб, ни материальный никто им не компенсирует, так же как и владельцам собак. Легко запрещать охоту, если это тебе лично, как чиновнику, ничем не грозит.

Читать еще:  Охота на лося помогла бросить курить

Одним из величайших достижений советской власти, не сумевшей до конца разрушить российскую культуру и духовность, являлись «общенародные» достояния, к коим относились и леса и охотничьи угодья. Теперь природные ресурсы, включая названные, оказываются в частных руках. Вместе с тем мы теряем и то хорошее, что дала нам советская власть. У охотничьих угодий появляются новые хозяева, а охотники с собаками и без собак становятся бесправными сторонними наблюдателями. Особенно страдают владельцы не только легавых и спаниелей, но и всех других пород охотничьих собак. Вдруг собака тявкнет, скажем, на кабана, вдруг его потревожит выстрел и отпугнет от подкормки или выгонит за границы участка, на чужую территорию. В сложившейся ситуации это можно понять, ведь в зверя вкладываются немалые средства, на него работает целый штат специалистов, за ним следят, его подкармливают, охраняют. Но можно понять и тех охотников, которые лишены возможности охотиться в привычных угодьях.

Глазами рядового охотника можно видеть, что в наши дни охотничье хозяйство раздирают противоречия. Они рождаются новыми экономическими условиями и той частью охотничьей бюрократии, которая озабочена, в основном, своими личными делами.

С одной стороны, частные руки – это чуть ли не единственная возможность заработать работникам охотничьего хозяйства районного и областного уровней, начиная с администратора и кончая егерем (он же и шофер, и тракторист и проч.). Эффективная охрана угодий, благодаря ограниченному числу эксплуатируемых видов, в которых заинтересованы организаторы хозяйства, приводит к улучшению условий обитания и воспроизводства всех других, обитающих на территории хозяйства, животных, содействует их расселению и обогащению соседних охотничьих угодий. Выигрывают и редкие, нуждающиеся в особой защите виды, у которых оказывается меньше шансов попасть под случайный выстрел браконьера. Даже тех защитников природы, которые сами обеспечить охрану угодий и их обитателей не могут, такое положение вещей радует и вызывает одобрение. Труд егерей становится благодарным, и легче найти людей для выполнения этой нелегкой, требующей особой квалификации работы. С другой стороны, армия российских охотников, которым охотничье хозяйство страны обязано самим фактом своего существования, оказываются, мягко говоря, в проигрыше.

Существующие областные и районные охотничьи хозяйства, как явствует из писем охотников, адресованных НГ «Вальдшнеп» и «РОГ», дерут с них три шкуры, часто давая взамен одни огорчения. На местах охотники часто сталкиваются со стяжательством и неприкрытым произволом, на который, оказывается, почти невозможно найти управу. На защиту охотников встает практически только «РОГ», публикуя их полные горьких мыслей критические письма.

Как нам представляется, резко упала дисциплина не только в самих хозяйствах, но и по административной вертикали отрасли. То есть, местные руководители, видимо, чувствуя себя полностью самостоятельными и безнаказанными, перестают прислушиваться к указаниям из центра. Создается миниатюрная модель страны. Теперь на письмо председателя правления Росохотрыболовсоюза в адрес, скажем, областного общества охотников, содержащее разумные требования, может не последовать никакой реакции. И ничего. Раньше такое было просто невозможно. Невольно подобное положение вещей может восприниматься как один из признаков деградации охотхозяйственной системы.

Сейчас ради сиюминутного собственного дохода некоторые деятели от охотничьего хозяйства готовы пожертвовать интересами дела, которому служат, и равнодушно наблюдать, как при их попустительстве и содействии подрывается численность гнездящихся у нас перелетных птиц. Уже не секрет, что в Украине туристами из Европы в период пролета уничтожается масса наших вальдшнепов. То же самое происходит и в некоторых районах у нас на юге.

Итак, деньги сейчас решают все, часто во вред не только большинству охотников, но и популяциям охотничьих животных и самому охотничьему хозяйству, которое, похоже, может деградировать и смениться произволом.

Каким же путем пойдет дальше наше охотничье хозяйство? Наблюдаем мы сейчас его рассвет или закат? Эти вопросы требуют ответа. Какова стратегия развития отрасли? Кто ответит на этот вопрос? Вряд ли те, кому интересы российских охотников и судьба отечественного охотничьего хозяйства безразличны.

Юрий РОМАНОВ, Марина КОЗЛОВА 25 февраля 2004 в 00:00

От рассвета до заката. Один день из жизни агронома

Когда идешь работать так называемым полевым корреспондентом, вряд ли задумываешься о том, что рано или поздно придется заняться этим буквально. И что может быть честнее материала с полей, чем репортаж, скажем… с уборки пшеницы? Корреспондент YA 62. ru провел один день с агрономом одного из хозяйств Рязанской области, чтобы в очередной раз убедиться, что работники сельского хозяйства – настоящие герои нашего времени. А агрономы – это люди, для которых предупреждение «зима близко» является вполне реальной угрозой.

Будучи человеком деревенским, я решила не искать сложные пути и договориться на уборочную экскурсию в полях своей малой родины. На что получила оперативный ответ: «завтра в семь утра приходи в гараж, помнишь хоть еще, куда идти?»

Утро агронома, собственно, как и утро любого сельхозработника, начинается задолго до официально-положенного рабочего дня, с планерки. Нужно на чисто-русском языке объяснить комбайнерам, что у одной машины идут вот уже который день большие зерновые потери, и стоит посмотреть решетку для сброса травы – не открыта ли она так широко, что вместе с мусором в нее уходит и урожай?

Людмила Нефедова – маленькая хрупкая женщина – смотрится среди брутальных сельских мужиков донельзя лаконично. Просто 30 лет работы в агрономии – серьезный стаж, чтобы говорить с комбайнерами, трактористами, шоферами и инженерами на одном наречии. Они же, в свою очередь, не только понимают ее, но и уважают, стараясь слушать, что говорит шеф.

К началу восьмого все, кто необходим для уборочной, в сборе. Но профилактики ради не лишними бывают и выговоры тем, кто только подошел к планерке.

— Почему опоздали? Вы бы еще в восемь пришли на работу! – отчитывает самых медлительных управляющий Дмитрий Медведев. Как показывает практика в масштабах страны, в любом уважающем себя предприятии должен быть свой премьер-министр.

— Вообще-то, рабочий день у нас и правда начинается в 8:00, — рассказывает Людмила Борисовна. – Но когда идет уборочная, постановка вопроса совсем иная. Сейчас каждый час на счету.

Когда комбайнеры отправлены на уборку, а все текущие дела на данный момент решены, царица полей может приступить к бумажной рутине. Так называемый офис главного агронома – это небольшая комнатка в гараже, которую она делит с механиками и инженерами. Зато там всегда можно выпить кофе.

— Уютное у вас рабочее место.

— Рабочее? Нет. Работа сейчас в поле начнется. А это так, разминка.

Разминка, как оказалось, долгая, но необходимая. Каждое утро нового дня агроном должен передавать оперативную информацию в штаб главному экономисту – отчет о проделанной накануне работе. Сперва телефонный разговор больше похож на военную шифровку, потом начинаешь понимать, что речь идет о том, какой комбайнер сколько собрал урожая, израсходовал топлива. О том, в каком состоянии техника, тоже докладывается по телефону.

— У нас один «Челленджер» встал. Говорят, гусеница к такому миллион стоит. Но ведь и комбайнеры с него не слезали, в две смены пахали. Вот и поизносился за полтора года.

На российских полях уже давно работают американцы. «Челленджеры» и «Джон Диры» – универсальные ребята, которые и пашут, и урожай собирают, и грузы перевозят. Но, по словам главного агронома, отечественный «Дон» с «Ростсельмаша» во многом не только не уступает зарубежным коллегам, но и превосходит их.

— Борисовна, вразуми батьку! Мне комбайн надо ремонтировать, а он – чини бочку, чини бочку! – у механиков во время уборочной свои приоритеты, а потому и за советом они приходят к агрономам.

Выходим из кабинета – в гараже, над тракторами, под самой крышей ласточки щебечут.

— Люблю слушать, как они чирикают, — признается Людмила Борисовна. – Каждую весну так и жду, когда они прилетят. А осенью, наоборот. В какой-то день приходишь – тишина. Значит, все. Зима пришла. А пока ласточки есть – и жизнь есть.

Дав добро на починку техники, Людмила Нефедова решает взять батьку – Дмитрия Медведева – на себя и съездить на поля, чтобы сделать замеры влажности пшеницы. Здесь технология простая – чем суше зерно, тем лучше оно хранится. Если в нем слишком много влаги, приходится принудительно проводить просушку на вибранте, иначе урожай сгорит прямо на складе еще до того, как будет окончательно убран с полей.

В этот день на сбор пшеницы вышло семь комбайнов. И работали они от рассвета до заката, собирая урожай с нескольких полей. Протяженность каждого — 1,1 км. Если брать в гектарах — то 25, 37 и 63. Работать нужно быстро, слаженно, чтобы успеть заготовить пшеницу в кратчайшие сроки. С полей зерно увозят КАМАЗы. Вместимость одной машины — примерно два комбайновых бункера, поэтому шоферы весь день непрерывным конвейером работают, циркулируя между весами, зернохранилищем и полем.

— В зависимости от того, какое зерно привозят с полей, отправляем его либо в хранилище, либо на сушку, — поясняет агроном, быстро перемещаясь по вверенной ей территории. — На весах с машины берется зерновая проба и с помощью специального прибора измеряется влажность. Вот эта машина — сырая, уже проверили. Ее на вибрант. Там зерно не только сушится, но и подвергается первичной очистке. В прямом смысле отделяются зерна от плевел. Очищенная, пшеница идет на хранение.

Урожай в этом году, по предварительным подсчетам, неплохой — 37 центнеров с гектара. Это, конечно, не рекорд, но вполне достойный сбор. Зерно — дело тонкое. Его важно не только убрать до дождей, но и суметь сохранить.

На зернотоке над барханами пшеницы пыль стоит такая, что лучи солнца, пробивающиеся в щели под крышей, можно пощупать руками. Кто чихает на току больше всех? Правильно, я. У профессионалов к этому уже иммунитет. Однако куда продуктивнее в сельском хозяйстве щупать само зерно. Чтобы проверить, не «горит» ли оно изнутри, работники склада ходят по зерновым горам босиком, проваливаясь как можно глубже, и докладывают агроному, тепло там или нет.

Читать еще:  Как устроить облавную охоту по перу

— Значит, это зерно на вибрант и сушить, а свежее, с полей — сюда. Оно должно быть с меньшей влажностью, дождей-то давно не было, да и посушили его искусственно прямо на корню.

Как говорит Людмила Борисовна, сбор пшеницы — это такие пять дней в году, когда надо хорошенько напрягать тело и мозги. А потом можно и расслабиться ненадолго.

На полях работа кипит полным ходом. Ровным строем комбайны бороздят просторы вполне земных гектаров, оставляя за собой соломенные полосы, в которых тут же начинает копаться главный агроном. Она ищет зернопотери, а я — красивый ракурс.

— Потери в пределах нормы, просто у кого-то больше, у кого-то меньше, — объясняет Людмила Нефедова. — Чтобы определить их, нужно набрать 50 колосков и смотреть, где и сколько не промолочено. 2-3% на гектар будут всегда, какая бы техника ни работала, потому что 5-6 зернышек на квадратный метр обязательно выпадут.

Почему так происходит? Этому есть вполне логичное техническое объяснение. Когда комбайн работает, он срезает колосья целиком, и ему нужно отделить зерно от сора. Чтобы основная масса лишней травы вылетала — прибавляется поток воздуха в вентиляторах. Но стоит открыть регулирующую решетку чуть пошире — и вместе с соломенной массой уходит зерно. Поэтому комбайнерам приходится соблюдать золотую середину. Вот только у каждой машины она своя, и к каждой нужен свой подход. Задача агронома — проследить, чтобы подход был найден с наименьшими зерновыми потерями.

Война-войной, обед — по расписанию! Общее мнение всех тружеников сельского хозяйства. Да и не каждый день увидишь, как разливает половником суп рабочим.

— Обычно я не стою на раздаче, и каждый сам за себя отвечает, — улыбается Людмила Борисовна. — Но сегодня много машин вышло в поле, и так получится быстрее.

Первое, второе и компот. Как и положено в сельских столовых. Говорят, в этом хозяйстве еда самая вкусная. Повара стараются, потому что — для своих. Хоть и обед, а разговоры все равно о работе.

— В субботу дождь передают.

— Надо быстрее убирать.

В сельском хозяйстве всегда так: погоду не предугадаешь и не подстроишься под нее, но можно постараться опередить. Для зерновых культур нет ничего страшнее дождя в тот период, когда они созрели. А потому комбайнеры дорожат не то что каждым часом, а каждой минутой.

— Людмила Борисовна, а правда говорят, что готовность зерна можно узнать, попробовав его на зуб?

— Попробовав на зуб, можно узнать о зерне куда большее. К примеру, его влажность. Просто мы сейчас этим методом не пользуемся, у нас есть специальное оборудование. Но ради интереса можно попробовать, — берет зернышко из колоса и разгрызает. — 13%.

Такой предварительный прогноз главного агронома хозяйства. Теперь дело за малым: отшелушить пару горстей зерна с поля и проверить с помощью точнейшего прибора. И что он показывает? 12,8%. Как показывает практика — российские агрономы могут определять влажность зерна с точностью до одного процента.

Весь остальной день главный агроном хозяйства курсирует между полями, периодически снимая пробы с зерна и распоряжаясь на свой страх и риск, куда отправлять ту или иную машину. Варианта всегда два: на сушку или в хранилище, но от ответа на вопрос зависит очень многое. Телефонов рабочих у Людмилы Борисовны тоже два, и целыми днями они разрываются от звонков, потому что все вопросы решаются через агронома. К концу рабочего дня оба разряжаются полностью.

— Хозяйство у нас хорошее, самое красивое, — рассказывает Дмитрий Медведев. — Что ни поле — то произведение искусства. А уж какие у нас закаты. Каждый день наблюдаем, как солнце садится.

Полей в хозяйстве много. Не только те, которые нуждаются в уборке урожая, но и те, которые уже готовят под озимые, или те, что ждут своей очереди для заготовки кормов. В этом году, говорят, неплохая должна уродиться кукуруза.

Закат. Все отведенные на день работы поля убраны и комбайны уходят на законный отдых. Их оставляют прямо в полях, чтобы не гонять технику добрых 12 километров по проселочным дорогам, и приставляют охрану. Только после этого свои машины покидают комбайнеры.

— Людмила Борисовна, а вы всегда с работы самая последняя уходите?

— Нет, иногда вместе с комбайнерами. Просто сегодня дел было много. Работу я свою люблю, хоть и много стало бумажной волокиты и организационных моментов, — признается Людмила Нефедова. — Но когда выхожу в поля, на природу — душой отдыхаю.

Как показывает практика, во время сбора зерновых, если нужно, то работать можно до темноты. Такова она в России испокон веков — жаркая уборочная пора.

Чихала, путалась под ногами и мешала убирать зерно Дарья Копосова

«Рассвет» как закат отечественного хоррор-муви

Sobesednik.ru о том, что ждать от фильма «Рассвет» и почему российские хорроры заставляют думать, а не бояться.

Российский хоррор — это вещь, от которой не совсем понимаешь что ожидать, потому что до конца не уверен в том, что она вообще существует. В советские времена — то ли благодаря таланту создателей, то ли благодаря отсутствию современных спецэффектов и хорошему гриму — пугать людей с помощью кино получалось довольно неплохо. Сейчас же достойный российский хоррор найти очень сложно.

Тем не менее в минувшем году вышедшая в прокат «Невеста», ужастик о постмортем и переселении душ, собрала в прокате рекордные для такого жанра $3,5 млн (и это только в России). Продюсеры решили успех повторить и в нынешнем году выпускают новый хоррор — «Рассвет». Однако если и к «Невесте» было довольно много вопросов, то к «Рассвету» их ещё больше.

Картина повествует о девушке Светлане, чей старший брат Антон внезапно в её день рождения кончает жизнь самоубийством. Родилась девушка тоже не в самых приятных обстоятельствах — в этот день странным образом погибла её мать. Отправляясь в квартиру Антона вместе со своей подругой, Светлана находит у брата книжки про сны и сомнологию — что вроде понятно, потому что парня мучали кошмары, — а также собранные в каком-то слишком идеальном порядке для квартиры, в которой неряшливо разбросаны книги, статьи о посёлке «Рассвет». Статьи еле-еле напоминают вырезки из газет, скорее отпечатанные вордовские документы: все одного шрифта и такого кегля, чтобы точно было заметно на общем плане. Из статьей девушка узнает, что жители посёлка, состоявшие в секте, покончили жизнь массовым самоубийством, ожидая прихода Безликого — демона, который пытается пробраться в человеческий мир через сны.

Светлана, внезапно осознав, что мать её тоже была в секте (причём как именно она это понимает — вопрос), сталкивается с тайной, которую родственники не спешат ей открывать. Казалось бы логичным, если бы дальше Света поехала в Рассвет или попыталась поговорить с родными — но нет! Главная героиня, наперекор всем логическим вариантам, отправляется в институт сомнологии, куда ездил её брат, потому что ей приснился один-единственный кошмар. Далее она, прослушав одну лекцию, решается на терапию для избавления от кошмаров (все ещё увидев только один).

Чем стремительнее дальше разворачиваются события, тем больше возникает вопросов. Начиная от того, почему любые компьютеры, к которым прикасается Света, магическим образом открываются на нужных файлах (даже «случайное» обнаружение их в архивах не выглядело бы так навязчиво), и заканчивая тем, как из хлипкой размазни Света за пару часов превращается в чуть ли не натренированного солдата, способного перерезать человеку горло. Логика теряется ещё во многих других нюансах фильма, но окончательно она исчезает после фееричной концовки: оказывается, решением всех проблем становится обычное детское стихотворение.

Самое обидное, что у фильма действительно есть потенциал. У него есть хорошая, крепкая линия, которая, к огромному сожалению, объясняется за три минуты в самом конце, и не зритель сам доходит до ее понимания, а ему показывают отрывки, объясняющие происходящее.

«Рассвет» стал дебютом Павла Сидорова в полнометражном кино, и кажется, что сам режиссёр для себя все очень четко объяснил — разложил по полочкам, построил отличную логическую цепочку. Но вот зрителю он до конца все объяснить так, увы, и не смог.

Охота и рыбалка

Попробуйте угадать — рассвет или закат на этой фотографии? По моим подсчетам, только 10% смогут правильно ответить на этот вопрос.

Пишите ваш вариант. Правильный ответ будет завтра утром.

Правильный ответ: Это не закат и не рассвет! Это восход луны 🙂

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Как ветеринар из Австралии пришила попугаю новые крылья

Австралийскому попугайчику по имени Вей-Вей подрезал крылья какой-то нехороший человек. Но на помощь птичке пришла доктор одного из медучреждений Брисбена, которая приделала протезы из перьев и зубочисток.

Ветеринар Кэтрин Апули (Catherine Apuli), работающая в The Unusual Pet Vets в Брисбене, подарила попугаю по имени Вэй Вэй возможность снова летать. Вэй Вэю обрезали крылья, чтобы он не мог улететь. Однако с помощью доктора Апули попугай все же смог подняться в небо!

Все, что для этого потребовалось, — это немного изобретательности и творческого подхода, а также пожертвованных перьев, клея и зубочисток.

Попугай по кличке Вэй Вэй не мог летать, потому что кто-то подрезал его крылья, но теперь он снова может парить в небе.

Читать еще:  На тетеревином току: советы опытного охотника

Для создания протезов крыльев для попугая ветеринар использовала пожертвованные маленькому зеленому созданию перья.

Ветеринар помогла Вэй Вэй снова взлететь, ведь женщина починила его крылья, пока птица спала. Вэй Вэй ничего не чувствовал, так как всю операцию находился в состоянии сна.

Доктор Апули подарила 12-недельному зеленощекому краснохвостому попугаю пару протезов крыльев, сделанных из перьев, пожертвованных клинике. Через несколько часов после процедуры, во время которой попугайчик спал, Вэй Вэй снова поднялся на свои маленькие лапки, а еще через какое-то время он уже совершал в воздухе маневры подобно настоящему летчику-асу.

Апули проделала процедуру, которая называется «imping», она состоит из восстановления поврежденных перьев путем прикрепления частей новых. В случае Вэй Вэй, в качестве элементов поддержки ветеринар использовала зубочистки.

Восстановление поврежденных перьев путем прикрепления новых частей известно как «imping».

Так он выглядит после того, как его крылья были дополнены новым оперением.

Это доктор Катерина Апули, ветеринар, которая спасла Вэй Вэй. Вэй Вэй стал жертвой «суровой» обрезки крыльев. Такую спорную процедуру некоторые владельцы экзотических птиц делают для того, чтобы не дать своим питомцам совершить побег. Раньше, до постановления крыльев, каждый раз, когда Вэй Вэй пытался взлететь, он падал на землю.

Неизвестно, кто именно подстриг крылья попугаю — был ли это предыдущий владелец пернатого, владелец зоомагазина или заводчик — главное то, что теперь малыш может чувствовать себя абсолютно полноценной птицей.

Посмотрите, как теперь великолепно выглядит птица!

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Рассвет или закат отечественного охотничьего хозяйства?

Николай Сергеевич Леонов

Закат или рассвет? Россия: 2000-2008

Этой книгой автор завершает трилогию о трагических бедствиях и несбывшихся надеждах, выпавших на долю России и русского народа в XX и начале XXI веков.

Первые две книги — «Лихолетье» и «Крестный путь России» вышли в конце 90-х годов, выдержали по четыре издания и получили лестную для автора оценку со стороны читателей. В первой книге рассказывалось о загнивании советского строя и его драматическом конце, а «Крестный путь» был повествованием о диком разрушении России в годы правления Бориса Ельцина. Все последующие годы автор продолжал внимательно следить за событиями в жизни нашего Отечества сначала как политический журналист, а потом (2003–2007 гг.) и как депутат Государственной думы IV созыва от народно-патриотического блока «Родина». Накопившиеся факты, выработанная жизнью привычка анализировать их, выстраивать в логические цепочки и давать им оценки подтолкнули автора снова взяться за перо. Несмотря на все возможные недостатки и изъяны этой книги, она является живым свидетельством очевидца этого времени, причем очевидца не связанного какими-либо амбициями, клановыми интересами или партийными пристрастиями. Автор руководствовался в своей работе только любовью к многострадальной матушке-Родине и к своему народу.

Сама смена фигур на посту главы государства в полночь 1 января 2000 года породила в обществе огромный потенциал ожиданий после катастрофических экспериментов над Россией и ее народом, проведенных «без наркоза» в 90-е годы. Всем казалось, что ничего хуже быть уже не может. Любые изменения могли носить пусть крошечный, но все-таки положительный вектор. К тому же пресса акцентировала внимание на том, что к власти приведен В. Путин — офицер из бывшего КГБ, разведчик, а стало быть, государственник по определению, слуга Отечества. Нам всем по-человечески очень хотелось, чтобы прервалась, наконец, череда черных дней для России и забрезжил рассвет. Подавляющее большинство сограждан приветствовало первые публичные высказывания нового «и.о. Президента РФ» и публикации от его имени, появившиеся в прессе. Особенно это касалось статьи «Россия на рубеже тысячелетий» за его подписью. Много правильного было заложено в этих первых обращениях к россиянам. Но жизненный опыт подсказывал, что судить всех людей, и особенно политиков, надо не по словам, а по их делам. Из памяти не шли наши собственные ошибки, когда в 1985-86 гг. мы коллективно подпали на какое-то время под обаяние велеречивого М. Горбачева и потом годами не могли отплеваться от мерзости, которую частично проглотили. А сколько людей было загипнотизировано демократическими словоизвержениями в 1988–1991 гг., чтобы потом стать жертвами произвола власти.

С той поры минуло почти 8 лет, прошли два разрешенных Конституцией срока пребывания В. Путина на посту президента, но он открыто и недвусмысленно дает понять, что не намерен оставлять реальные рычаги власти. Последние замеры рейтинга президента свидетельствуют о высоком уровне доверия к нему со стороны населения. Раздавались многочисленные голоса, предлагавшие изменить Конституцию и разрешить В. Путину баллотироваться еще раз на пост главы государства, или, в крайнем случае, продлить срок президентского мандата до 5 или даже 7 лет. Слава Богу, В. Путин пока не пошел на эти перемены. Но в стране в последнее время быстро стала возрождаться атмосфера хорошо известного в истории России феномена под названием «культ личности». Официальные лица, средства массовой информации упорно стараются создать в сознании людей образ благополучной, процветающей страны, руководимой почти незаменимым лидером. Мы такой период тоже уже пережили и называли его «лакировкой действительности». Казенная эйфория и некритичное отношение к реальной действительности — признаки серьезного нездоровья общества и предвестники очередного ненастья в истории страны.

Именно поэтому автор отказал себе в радости выращивать цветы на своей скромной «фазенде», сражаться в шахматы с одногодками на бульваре, общаться чаще, чем позволяет себе сейчас, с любимыми внуками. Вместо этого он садится за письменный стол, чтобы осмыслить честно и непредвзято прожитые годы в надежде, что изложенные в этой работе факты, наблюдения и оценки окажутся интересными и, может быть, полезными для современников и будущих исследователей нашего времени.

Первые слова и первые дела и.о. президента РФ

Новогодние праздники 2000 года были особенными в России. Они, по мнению многих, совпали с началом нового века, нового тысячелетия. В канун Нового года подал добровольно в отставку с поста Президента России ненавидимый и презираемый большинством населения России властолюбец Борис Ельцин, передавший власть в качестве временно исполняющего обязанности главы государства В.В. Путину, который занимал в тот момент пост премьер-министра. Разумеется, операция «Преемник» готовилась в Кремле давным-давно, с того самого момента как В. Путин был переведен с поста Директора ФСБ на должность вице-премьера, а потом премьера. Загодя тщательно отрабатывались все условия такой нестандартной передачи власти, особенно в части обеспечения неподсудности Б. Ельцина после сложения им с себя полномочий главы государства. До мелочей проговаривались гарантии привилегий ему и его семье. Драматургия слезной церемонии прощания Ельцина с властью была рассчитана на добрую всепрощающую душу русского человека.

Подавляющее большинство населения страны с восторгом встретило весть об уходе Ельцина. Новогодний праздник, обычно отмечаемый в уютной семейной обстановке, на этот раз выплеснулся на улицы и превратился во всенародное гуляние. Люди были настолько рады, что закончился кошмар ельцинской тотальной разрухи, что в первое время даже не особенно интересовались тем, что же представлял собой новый «исполняющий обязанности» президента. Что бы ни ожидало нас в будущем, люди были уверены, что хуже не будет.

Б. Ельцин в момент отставки разыграл душещипательную мелодраму перед гражданами России, выступив с прощальной речью по телевидению. «Мы создаем, — сказал он, — важнейший прецедент цивилизованной добровольной передачи власти от одного президента России к другому вновь избранному». Даже в такой, казалось бы, трогательный момент Б. Ельцин не удержался, чтобы трижды не покривить против правды в одной только этой фразе. Во-первых, он забыл, что прецедент был создан еще 25 декабря 1991 года, когда М. Горбачев так же добровольно подписал заявление о своей отставке с поста президента СССР, К тому же ни о какой «добровольности» ни в том, ни в этом случае не могло быть и речи. М. Горбачев уходил потому, что полностью исчерпал себя как политическая личность и потому, что исчезло государство, президентом которого он формально оставался. Б. Ельцин уходил потому, что народ, которым он управлял в течение почти 10 лет, отказал ему в доверии. Всего несколькими месяцами ранее, в мае 1999 г., в Государственной думе решался вопрос о начале процедуры принудительного отстранения его от власти. Только чудовищным административным давлением на депутатов и прямым подкупом многих из них с трудом удалось сорвать процедуру «импичмента». Из 450 депутатов Госдумы не хватило всего 7 голосов, чтобы вынести президенту обвинительный приговор. Сам Ельцин лучше других знал, чего ему это стоило, поэтому уход от власти был абсолютно вынужденным. И в-третьих, он сдавал власть не вновь избранному народом президенту России, а лицу, выбранному и назначенному на этот пост им самим — Борисом Ельциным.

Это была последняя, но самая важная кадровая «рокировочка» в публичной жизни Б. Ельцина. Власть оставалась в Семье, а это было для него самым главным!

Чтобы скрыть это, понадобилось размазать по щекам «слезы раскаяния», дабы люди поверили в искренность разыгрывавшейся на телеэкране пантомимы. Б. Ельцин тоном провинциального актера-трагика говорил: «Я хочу попросить у вас прощения. Зато, что многие наши с вами мечты не сбылись. И то, что нам казалось просто, оказалось мучительно тяжело. Я прошу прощения за то, что не оправдал некоторых надежд тех людей, которые верили, что мы одним рывком сможем перепрыгнуть из серого застойного, тоталитарного прошлого в светлое, богатое, цивилизованное будущее. Я сам в это верил». «Я ухожу, я сделал все, что мог. И не по здоровью, а по совокупности всех проблем. Мне на смену приходит новое поколение, поколение тех, кто сможет сделать больше и лучше».

Источники:

http://www.ohotniki.ru/editions/rog/article/2004/02/25/118735-rassvet-ili-zakat-otechestvennogo-ohotnichego-hozyaystva.html
http://ya62.ru/articles/odin-den-s/ot-rassveta-do-zakata-odin-den-iz-zhizni-agronoma/
http://sobesednik.ru/kultura-i-tv/20190128-horror-rassvet-kak-zakat-otechestvennogo-horror-muvi
http://handf.mirtesen.ru/blog/43526188911/next
http://www.litmir.me/br/?b=119767&p=1

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector