1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Прошел год из жизни охотника за трофеями

Охота и Трофей

Арнольд опубликовал у себя в Инстаграме

Ты что там делаешь?!

Фотографии американской охотницы, позирующей на фоне убитого ею жирафа, вызвали волну возмущений

Споры по поводу трофейной охоты продолжают бушевать – всё большее число людей во всём мире выступает против убийства животных ради спорта.

Но недавно страсти закипели с новой силой, когда в интернете появились фотографии американского охотника за трофеями Тесс Томпсон Тэлли. Девушка-охотник позирует в Южной Африке на фоне убитого ею редкого жирафа чёрного цвета.

Естественно, эти снимки подняли волну возмущений в социальных сетях, а портал «Africa Digest» разместила фотографии в своём Twitter аккаунте со следующей подписью: «Белый американский дикарь, который недалеко ушёл в своём развитии от неандертальца, приезжает в Африку и убивает очень редкого чёрного жирафа. А глупое правительство Южной Африки позволяет такому происходить. Её зовут Тесс Томпсон Тэлли. Поделись этим, пожалуйста. Если наше так называемое правительство не может позаботиться о сохранении дикой природы, тогда пришло время обычных граждан сплотиться и встать на защиту нашего континента, земли, ресурсов и животных… поделитесь этим постом, пожалуйста, поделитесь! Не дадим уничтожить и разворовать нашу Африку, это наш дом, другого такого нет».

Несмотря на то, что многие люди по всему миру считают трофейную охоту в Южной Африке жестокой практикой, она является невероятно прибыльным источником дохода для государства и ежегодно привлекает огромное число туристов. Этот бизнес, позволяющий иностранцам приезжать и охотиться на экзотических животных, довольно популярен, хотя местные жители считают, что урон, наносимый природе Южной Африки, не покроет никакая финансовая выгода.

Трофейная охота, как бизнес

Согласно отчётам, в период между 2004 и 2014 годами трофейная охота унесла жизни около 1,7 миллиона животных, по меньшей мере, 200 000 из которых являлись животными, находящимися под угрозой исчезновения.

Конечно же, за последние годы защитникам дикой природы удалось многого добиться в борьбе с трофейной охотой. Так, например, Бразилия, Индия, Кения и Ботсвана (и многие другие страны) ввели запрет на этот вид спорта, а Австралия, Франция и Нидерланды запретили ввоз трофеев на территорию своих стран.

На данный момент Южная Африка позволяет охотиться и убивать диких животных, но, надеемся, это продлится недолго. Очевидно одно, настроение людей по поводу трофейной охоты указывает на то, что она скоро будет запрещена раз и навсегда во всём мире.

Трофей с охоты

Был у меня один знакомый который охотник трофейщик. Это та категория людей которая катается по всему миру для того чтобы стрельнуть только того особого самца с самыми большими рогами, клыками и прочим. Мелочь и самок не трогают, чаще всего старые самцы их цель.

Ну так вот поехал он куда-то в экваториальную Африку чтобы в джунглях подстрелить. не помню, пусть будет подкустовый выползень.

Вернулся с охоты довольный, видимо подстрелил выползня, но где-то через пару месяцев стал замечать ухудшение своего здоровья. Кожа чешется, аллергия какая-то, нога горит и отекает. Так как человек богатый пошёл он в дорогущую клинику в Москве и сдал анализы. Приносит их мне показывать тыждоктор (ветеринарный, но это уже не важно). Я смотрю, там увеличение количество лейкоцитов, с клиникой давно не сталкивался, вообще анализ крови для меня тайна, но помню с академии, что это либо гельминты, либо воспаление.

И началась тут у Михалыча увлекательная жизнь, какие только анализы он не сдавал, куда только не ездил, нет пассажиров. Вплоть до пункции спиного мозга, видимо что-то искали. Даже в институт болезней Азии и Африки сдавал анализы из всех мест. Была встреча даже с каким-то академиком, который докторскую написал по какому-то особому виду глиста, нету.

Ну раз не гельминты, то воспаление, и каких только ему анализов не ставила эта клиника дорогущая, вплоть до лейкоза. Михалыч человек мнительный, регулярно звонил мне и рассказывал о переживаниях, то совета спросит, то пошлёт на хер (ты не врач, куда ты лезешь?!) Но нога то опухает, горячая, чешется.

В общем, прошло месяца три постановки диагноза и у Михалыча наклёвывается командировка в Лондон, ему эта клиника находит какого-то старого английского врача, специалиста по всяким экзотическим тварям, поехал туда.

Возвращается, довольный как тот выползень который прожил долгую и счастливую жизнь и пал под пулей охотника.

Кого?, — мне ж самому интересно, я практически три месяца был лечащим врачом и как те детективы искали где может прятаться пассажир.

Короче, осмотрел его тот англичанин, посмотрел анализы московских НИИ и клиник, взял свои анализы и нашли.

Суть такова, что пока наш охотник бегал по джунглям в поисках подкустового выползня, шлёпая ботинками по лужам, вот где-то там он и подцепил личинку. Место внедрения ровно где носок с берцами заканчивается. Африканский нелегал проник под кожу и далее он в течении года должен был мигрировать в глаз, где и вырастает во взрослую стадию. Англичанин так и сказал, за всю мою практику я только двух таких чудаков вижу с этим. Одного в 1968 году, второй вот ты.

Сидим мы после в бане, рассуждаем о богатстве животного мира и хрупкости человеческого тела и пришли к выводу, что ещё не ясно кто у кого трофеем был на той охоте, помимо выползня, можно из Африки притащить и другой трофей не зная того.

Так что мойте руки перед едой и опасайтесь лазать по африканским джунглям, на всех того старого английского врача не хватит.

Охотничий трофей

С появлением в России обеспеченных людей, возникла возможность у определённого круга охотников выезжать в другие страны и в отдалённые уголки нашей страны на охоту за редкими и экзотическими животными. Естественно, для подтверждения своих охотничьих успехов они привозили трофеи и демонстрировали их. Одни трофеи были лучше, чем у коллег, другие – уступали им; соответственно, появилась конкуренция. Стали проводиться выставки, трофеям присваивались категории и медали. Таким образом, в Россию пришла так называемая «трофейная охота», которая в Европе имеет давние традиции. Вот только не надо говорить (как это делают в своих интервью некоторые члены охотничьих клубов) о возрождении традиций русской трофейной охоты. Никогда на Руси такой традиции не было. В лучшем случае добытые рога шли на вешалки или ручки для ножей, а лосиные рога, висевшие в кабинетах у руководителей, были добыты совсем не ими. Наши далёкие и ближайшие предки охотились для удовольствия и мяса (а промысловики и вовсе из-за денег). Да, да, ради мяса и ничего в этом зазорного нет. Всегда мужчина, приносящий в дом кусок мяса, пользовался уважением и почётом.

Тем не менее группа людей, величающих себя «охотниками за трофеями» и добывающих животных только ради трофеев, презрительно называет других охотников мясниками. «Мясники» в ответ смеются над «охотниками за домашними коровами» и вообще не считают их за охотников. Антагонизм, как говорится, налицо. В результате, я говорю сейчас очень серьёзно, наметился раскол среди людей, одержимых, в общем-то, одной страстью. А это, как мне кажется, только на руку, противникам охоты, которым всё равно, какая она.

Я охочусь 40 лет и, думаю, знаю обе охоты. Что-то по собственному опыту, что-то по рассказам друзей. Среди моих трофеев есть и получившие медали на выставках, и практически все «мясные» звери и птицы, обитающие у нас и в Европе. Много трофеев из Азии.

Читать еще:  В Орловской области летом откроется охота на бобров

Давайте разбираться. Но для начала вычеркнем из списка охотников тех, кто есть в обеих категориях. У «мясников» (я уж буду так называть для краткости, простите) это откровенные браконьеры, не признающие ни сроков, ни правил, бьющих зайцев с машин и самок весной. «Жлобы», уничтожающие птиц и зверей, ради желания пострелять на любое расстояние и по любой цели. И люди, не признающие охотничьей этики. (На мой взгляд, некоторое разумное превышение необоснованно заниженных норм допустимо). У «трофейщиков» это охотники, желающие получить трофей любой ценой. То есть стреляющие из машин, с вертолётов, в действительно домашних животных и загнанных зверей или прибегающие к помощи профессиональных стрелков.

Вот тогда, мне кажется, останутся настоящие охотники, независимо от пристрастия. Кстати, и здесь различие больше на словах. Я не знаю ни одного «мясника», который бы отказался от рогов, добытого им лося, а «трофейщики», хоть и говорят, что мясо их не интересует, с удовольствием берут причитающуюся им мясную долю. Просто в той же Африке им мясо никто не даст, вот и гордятся своим бескорыстием, довольствуясь фотографиями и рогами.

Слов нет, добыть высоко в горах рекордный трофей барана Марко Поло – для кого-то счастье. И здесь всё без обмана, счастливое лицо охотника на фотографии невозможно подделать или сыграть. Доволен и охотник, снявшийся с медальным оленем или буйволом. Охотник и должен быть доволен. За свои немалые деньги он получил возможность сделать выстрел и не упустил свой шанс.

А вы видели лицо охотника, положившего безрогую лосиху, на коллективной, загонной охоте? А если это последний загон и последний шанс всей команде вернуться домой с куском мяса? Вот где счастье. Вот где почёт, уважение и слава. За все трофеи мира такой счастливчик не продаст этот момент. А может быть повезёт вообще фантастически, и выйдет бык с рогами? Любой, не обязательно медальный. Да этот трофей, может быть, единственный в жизни, будет вспоминаться до конца дней. И день этот будет самым счастливым в жизни охотника. К слову сказать, такой трофей есть у каждого из нас, «мясников» (всё-таки отнесу себя к этой группе, не получается быть беспристрастным), а нет, так обязательно будет.

Да что там лось, мне приходилось видеть абсолютно счастливых людей, добывших зайца или гуся. Разве это не трофеи? А первая утка, добытая мальчишкой – не трофей?

Помню автобус с охотниками, возвращающийся с весенней тяги лет 30 назад. На всю компанию добыт один вальдшнеп, висящий в центре салона на видном месте. Почтительные взгляды на счастливчика и бесконечные вопросы. Как налетел? Хоркал или цвикал? Как стрелял? Как искал? Не думаю, что в тот момент кто-то на всём свете был счастливее обладателя этого трофея.

Мне случалось добывать в Германии гусей десятками за одно утро. Так вот я совершенно не помню детали этих охот, а единственный гусак за охоту под Ярославлем и пара из-под Ростова до сих пор стоят перед глазами. Так что всё относительно, и один заяц из Подмосковья несоизмеримо ценнее двух десятков, застреленных в Шотландии за полчаса. Зато трофейная охота, тем более в Африке, это шанс быстро прославиться. Чтобы прослыть серьёзным охотником, не нужно изучать повадки зверей, читать их следы, знать места обитания и секреты маскировки. Застрелил на первой же охоте льва или слона и вот твои фотографии в журналах, у тебя почтительно берут интервью и приглашают на телепередачи. Красота. На куличках-то и зайчиках далеко не уедешь. Опять же, всё время рядом с тобой целая команда профессиональных проводников. Они и стадо зверей найдут, и подведут тебя к нему, и достойный трофей укажут. Останется только выстрелить с услужливо подставленной треноги. А промажешь, сделаешь подранка – не беда, всё за тебя доделает профессиональный стрелок. И ты герой, африканский охотник. Только мне кажется, дай такому герою двустволку и пусти в подмосковный лес одного с заданием добыть зайчика или рябчика, он не только пустым вернётся, но ещё и заблудится. А ведь охотник – это, прежде всего, следопыт. Так что не стоит столь уж высоко поднимать статус «охотника за трофеями». Сразу оговорюсь, есть настоящие охотники в обеих категориях. Есть и твёрдые профессионалы-«трофейшики», способные пройти многие километры по бездорожью, испытывая все возможные невзгоды ради поставленной цели. Но нельзя отвергать или ставить исконно русскую охоту ниже любой экзотической. Я недавно побывал в Англии и пострелял фазанов и куропаток, как говорится, от пуза. Но если бы вы знали, с каким нетерпением я жду наступления весны, чтобы услышать, возможно, единственного протянувшего на тяге вальдшнепа.

С другой стороны, на серьёзные размышления наводят мысли, что в Африке, в местах, где не проводится трофейная охота, зверя выбили браконьеры. Поскольку деньги, получаемые от охоты, идут на охрану, зверь сохраняется, плодится и можно увеличивать приток охотников. Казалось бы, пример достойный подражания, и не плохо бы перенести его в Россию. Однако у меня почему-то нет уверенности, что деньги, полученные от охоты, пойдут на охрану животных.

Второй момент. Трофейная охота должна обязательно сочетаться с селекционным отстрелом. В противном случае, будет деградация популяций (хоть нас и уверяют в обратном). Но при сегодняшнем распределении квот на отстрел, селекция не выгодна устроителям охот. Например: у начальника охотничьего хозяйства десять лицензий на отстрел лосей и, естественно, наибольший доход он получит от трофейной охоты. Следовательно, будут убиты десять самых крупных и красивых производителей в данном районе, а на селекцию не останется ничего. А спрос на трофейную охоту, которую предполагается развивать, только подтолкнёт его к этому. Мне возразят, что «трофейщиков» интересуют только взрослые животные, уже прошедшие пик своего расцвета и активно не участвующие в воспроизводстве. Это так, всё верно. Но такие животные интересуют только очень обеспеченных охотников. Те же, у кого денег поменьше, согласны на трофей поскромнее, помоложе, с меньшим количеством отростков и, соответственно, подешевле. Следующую возрастную группу доберут охотники с ещё более скромным достатком. И если в Европе запрещён отстрел молодых, перспективных производителей, то у нас этого нет даже в правилах охоты. «Трофейщикам, мне думается, следует работать в этом направлении.

Кстати, в Европе не все поголовно трофейные охотники. Французы, к примеру, просто помешаны на вальдшнепе. Итальянцы – откровенные «мясники». Я лично видел, как они, охотясь у нас, упаковывали тушки битых уток и гусей, для отправки домой. Мой приятель знаменитый английский стендовик и охотник Филипп Торрольд совсем не любит стрелять пулей и охотиться на оленей, которых в Англии много, а предпочитает голубей, уток и гусей. Тем не менее один «трофейщик» заявил в интервью, что существует трофейная охота и охоты…неинтересные. Во как! А Аксаков-то с Правдухиным и другими классиками охоты считали, что занимаются интересным делом.
Думаю, некоторым «трофейщикам» следует поумерить свой снобизм. Тем более что любой «мясник», умеющий тропить зайцев, при случае не ударит лицом в грязь и в Африке, а вот сумеет ли «африканец» стропить русака – большой вопрос.

Однако надо признаться, что охотники за трофеями, часто выезжающие в Европу и Африку (где охоту проводят те же европейцы), приносят из этих поездок много полезного. Культура охоты, обряды, этика, безопасность обращения с оружием, словом всё то, с чём у нас сегодня в России плоховато, мы с удовольствием будем импортировать. И «трофейщики» нам в этом помогут.

Читать еще:  Экстремальная охота за трофеями

К сожалению, как мы знаем, бытие определяет сознание. Замечательным охотником по перу был один мой знакомый стендовик. Помню, как много лет назад он первый из нас добыл в Астрахани нескольких (если не ошибаюсь восемь) гусей. Это событие долго обсуждалось среди московских охотников. Теперь же, вращаясь в среде охотников за трофеями, он больше думает о длине клыков и количестве отростков на рогах. А жаль.

Возьму на себя смелость дать некоторым охотникам за трофеями совет. Попробуйте, всё-таки спуститься с «олимпа» и снизойти до «неинтересных» охот. Постоять на тяге, на обычном утином перелёте (с вашими возможностями вы сможете выбрать места побогаче), послушать гончую, подсвистеть рябчика, вздрогнуть от хлопанья крыльев взлетевшего тетерева. Вдруг это окажется интересней, чем стрелять зебр и жирафов.

Правда, успех не будет гарантирован, но может быть это и есть охота?

Один мой зажиточный приятель заявил, что загонная охота для него неинтересна, поскольку егеря не могут стопроцентно выставить на него проплаченного зверя. Ну, вот ему прямой путь в Африку, Европу или на кормовую кабанью вышку. Там всё согласно прейскуранту. А мы всё-таки терпеливо подождём свой шанс на номере.

Прочитал в интервью у одного «охотника за трофеями», что не рекомендуется охотиться чаще трёх-четырёх раз в год. Дескать, от охоты можно устать, и притупится острота ощущений. В корне не согласен. На мой взгляд, устать можно только от стрельбы и убийства, а от охоты – нет. Действительно, если отстреливать десятки голов зверей в Африке за выезд или полсотни зайцев за день охоты в Англии, то, разумеется, ощущения притупятся. Мне, к примеру, становится скучно уже после пятого перепела на охоте с легавой, и после третьего селезня – с подсадной (это только мои ощущения). Однако неделями вытаптывать беляка в чернотроп или караулить на приваде старого хитрого лисовина мне не надоест никогда.

Трудно объяснить, что-то человеку, спрашивающему, зачем я часами, в мороз сижу ночью на вышке, карауля лисицу, если её шкурка сегодня ничего не стоит. Ведь это не трофей и даже не «мясо», раз пушнина обесценена. Значит, есть, что-то ещё, ради чего мы охотимся. И это «что-то» нельзя вывесить на стенку в трофейной комнате.

Позволю себе процитировать великого охотника Джона Хантера, которого уж никто не упрекнёт в негативном отношении к трофейной охоте: «Должен заметить, что в последние годы страсть к охоте за трофеями достигла такого уровня, что стала бессмысленной. Мне кажется, глупо проводить недели в надежде добыть животное с рогами на четверть или на полдюйма больше мирового рекорда, лишь бы увидеть своё имя в справочнике». И это он написал почти век назад. Не уведёт ли страсть к рекордам и наших охотников, от охоты, как таковой?

Уверяю, я совсем не противник трофейной охоты, а как раз за консолидацию, однако при некотором пересмотре приоритетов и серьёзной подготовке базы для проведения её в России. Если сегодня для гончатников и других охотников нет места в угодьях, где проводится охота на копытных, то представляю себе, что будет завтра, когда «трофейщики» зарезервируют угодья под себя. Вот тогда конфронтация выльется в откровенную войну. Этого надо избежать пока не поздно. И давайте считать трофеем не только рога свыше 60 дюймов, а любую дичь, честно добытую на любой интересной для тебя охоте.

С. Лосев. Журнал «МАСТЕРРУЖЬЁ» №157

Прошел год из жизни охотника за трофеями

Интересно, что значит подвести итоги года охоты? Подсчитать количество дней, проведенных в лесу с ружьем? Назвать число добытых животных? Сделать отчет по трофейным листам, сданным в московский клуб «Сафари», «Клуб горных охотников», SCI, OVIS, КРООТ? Или, быть может, вспомнить, сколько статей об охоте написал за прошедшие сезоны? Задумался…

Перед глазами яркая картинка из детства: ожидание Нового года и все, что с ним связано. Отец идет в лес за елочкой, мы достаем игрушки и украшения, собираем гирлянду.

Помню еще, что мне поручалось откалывать снег от погреба, доставать грузди из бочки, другие соленья-варенья… Наверное, то же самое происходит и с подведением итогов, которое по сути своей не голая констатация факта охоты и добычи, а воспоминание о том, что радовало, трогало, удивляло, а быть может, и пугало, заставляло волноваться и огорчаться.

Это встречи с людьми, открытие новых мест, возвращение в старые, милые сердцу уголки, где тебя всегда ждут, где ты чувствуешь себя легко и привольно, где, наконец, тебе просто везет.

Обычно я планирую свой год загодя, разбивая его на сезоны и месяца. И первым бесспорным событием 2016 года стала весенняя охота в конце апреля в моем охотничьем хозяйстве. Это были десять дней счастья. упоения просыпающейся после зимней спячки природой. Затем в планах стояла охота на овсах на медведя и на лося на реву. Это происходило во второй половине августа — начале сентября.

Следующие пункты плана — выставки, конвенция SCI в Лас-Вегасе, которую я совместил с охотой в Техасе (пистолет и арбалет). Затем шли выставки в Гостином Дворе и на ВДНХ, из-за которых выездные охоты я обычно не планирую.

Отпуск с семьей для меня святое, но в этом году, в июле, я умудрился совместить его с охотой. Пока мои домочадцы грелись в Испании у моря, я успешно поохотился на европейскую косулю. Такие мероприятия, как конференции и круглые столы, в моей охотничьей жизни занимают особое место.

Так, в этом году я принял участие в кубке телеканала «Охотник и рыболов» в Белоруссии куда меня пригласили в качестве судьи, и, надо сказать, было очень интересно и поучительно. Беларусь и удивила, и порадовала.

Беларусь все увереннее завоевывает позицию самой трофейной страны по косулям в Европе. ФОТО TAVIPHOTO/DEPOSITPHOTOS.COM

Немаловажным пунктом годового плана всегда считаю задания от разных редакций журналов (и от своего издательства в том числе) — путеводители, статьи, тестовые охоты. Так, в июле 2016 года в музее охоты состоялась презентация двухтомника «Русская охотничья кухня», вышедшего в нашем издательстве.

В том же году исполнилось 25 лет нашему издательству, и целый стенд охотничьих книг, выпущенных нами за этот период, не может не радовать и не вдохновлять. Это же целая библиотека, пусть и небольшая!

Но больше всего обрадовало, что нас пришли поздравить коллеги и соратники по охоте: Леонид Анатольевич Сонин (Московский клуб «Сафари»), Татьяна Сергеевна Арамилева (Росохотрыболовсоюз), Эдуард Витальевич Бендерский (Клуб горных охотников), Алексей Дмитриевич Гнедовский («Русский охотничий журнал»), Николай Николаевич Дроздов, Оксана Николаевна Шевчук (директор Музея охоты и рыболовства), представители «Магии настоящего сафари», «Российской охотничьей газеты» и другие наши друзья.

Каждый год я тщательно составляю график посещения своей охотбазы в Касимовском районе. Это наша экспериментальная площадка, и посему я стараюсь туда приезжать не только на открытие охот, но и на другие мероприятия, проводимые нами регулярно.

В марте мы подводим итоги работы и охоты за год, награждаем отличившихся. А в июле я принимаю друзей в свой день рождения. В этот день мы традиционно проводим турнир по волейболу и собираем членов нашей охотничьей команды с женами. Проводим соревнования по стрельбе по бегущему кабану.

Читать еще:  Трофейная охота — совершенно особое направление

А вот что для меня особенно важно и обязательно, так это лекции и экскурсии для детей. За год я провел около 15–20 лекций по таким темам, как животные Мещеры (виды и особенности), птицы Рязанского края, ловчие птицы России, следы птиц и зверей, подсадные и манные птицы, охотничьи собаки (лайки, легавые, гончие, норные), трофейное дело, таксидермия, животные Африки, Океании, Новой Зеландии, Аргентины, животные европейской части России, оружие для охоты, капканы, сетки, самоловы, кулинария (блюда из дичи), а также практические занятия по солонцам, подкормкам, учету животных, по определению птиц, изготовлению гнезд для них, порхалищ и галечников и даже по посадке дикого риса.

В занятия с детьми входят также всевозможные поделки, рисунки, фотографии животных, стрельба в тире из пневматических ружей, чтение и обсуждение книг, картин, гравюр, посвященных природе и охоте, учет и наблюдение за птицами и животными (кольцевание, датчики), рассказы охотников о своих поездках и приключениях.

Благодаря этому у меня совсем нет свободного времени, и меня это только радует. Вообще с детьми сложились особые отношения, которыми я очень дорожу. Никогда не забуду, как на очередном нашем занятии ребятишки 4-го класса непременно хотели идти со мной за руку. Они буквально разобрали все пальцы на моих руках. Каждый взял себе по пальцу, а кому не хватило, держался за локти. Это, скажу я вам, ощущение, от которого першит в горле.

Охотники за трофеями с удовольствием принимают участие в коллективных охотах. Фото автора.

Теперь несколько слов непосредственно об охотах — о том, как и где они проходили. В январе, перед конвенцией, я ездил в Техас поохотиться альтернативными методами. В первую очередь это пистолет, а затем и арбалет, хотя некоторых животных я добывал из карабина.

В феврале и марте вырвался на охоту на волков, но это носило эпизодический характер и, надо признаться, прошло неудачно. Зато в марте я открыл для себя охоту в Армении. Правда, в первый заезд не повезло с армянским муфлоном, но удалось добыть дикого камышового кота и золотого шакала.

В июле я снова ездил в Армению и добыл-таки местного муфлона. Весенняя охота в апреле у себя на базе не удалась. Но я от души поохотился в Новгородской области и добыл, кажется, все: и глухаря, и гуся, и селезня, и вальдшнепа, и тетерева. Короче, вся весенняя «пятерка» была взята.

В мае мне довелось побывать в Карачаево-Черкесии, познакомиться с хорошими ребятами и добыть кавказского бурого медведя. Весна вообще была щедра на подарки и сюрпризы. Особенно меня порадовала поездка в охотхозяйство Белоруссии «Красный бор».

Я уже охотился там лет девять назад и по горячим следам даже отправлял туда своих работников для получения опыта. Но то что я увидел по прошествии девяти лет, меня просто поразило.

Несомненно, это выдающееся охотхозяйство в Европе и мире, если не первое, то по крайней мере лучшее из того, что мне приходилось видеть. Там я добыл муфлона, а в августе неплохого самца косули, при этом видел их больше десяти.

Как только открылась охота в Карачаево-Черкесии, я вновь вырвался на охоту и буквально за три дня добыл кубанского тура и одичавшего яка.

Запомнилась также тестовая и результативная поездка в Оренбургскую область: в мой послужной список добавилась сибирская косуля — новый для мня вид и замечательный трофей.
С августа открылась охота на медведей. И тут меня тоже ждали открытия.

Во-первых, Бабушкинский район Вологодской области: прекрасные коллектив, отличная организация и, как следствие, два медведя за три выезда. Во-вторых, охота в Маслянинском районе Новосибирской области.

В первом выезде был добыт медведь-гигант, во втором — «пасечник», тоже прекрасный трофей. В общем, если подвести черту, то за год я добыл пять медведей, причем два из них — новые виды: кавказский бурый и западносибирский. Неплохо!

В середине августа у себя в хозяйстве я удачно поохотился на выпускного фазана, а на открытии — на водоплавающих. Здесь самой большой радостью для меня стала работа моей молодой собаки, дратхаара Ирми. Из-под нее за сезон я отстрелял 6 фазанов и 45 уток, и всех она находила и подавала. Иногда, конечно, ее подводил азарт, но надеюсь, когда Ирми остепенится, будет работать отлично.

В сентябре состоялась прекрасная охота на лося на реву в Кесовогорском районе Тверской области. Хозяйство поразило меня обилием лосей. В октябре выбрался на Алтай, но неудачно: погода подвела, и я остался без трофея.

Ну ничего, главное — «разведка боем» состоялась. На следующий год планирую две поездки: летом на пантовые ванны и в сентябре на рев марала и на козерога. И постараюсь сделать фото трофея для клуба горных охотников (в этом году я стал исполняющим обязанности председателя трофейной комиссии клуба горных охотников, сдал тест и стал измерителем SCI).

В ноябре я побывал в США сразу в двух штатах — в Монтане и Вайоминге. В Монтане результат был стопроцентный, как говорится, три из трех: вапити скалистых гор, олень-мул и вилорог.

В Вайоминге добыто два трофея: белохвостый олень и дикая индейка Meleagris gallopavo merriami. Все, казалось бы хорошо, но в душе остался неприятный осадок: уж очень американские охоты отрежиссированы и выхолощены, это просто коммерция.

Горестей и разочарований тоже хватило в этом году. Ну как не огорчаться, если в России так и не поддержали идею создания отделения SCI!

Печально и то, что произошли существенные изменения правил SCI: теперь для получения перстня «Всемирная охотничья награда» необходимо добыть 29 животных Америки, а это долгие годы из-за ограниченных сроков охоты в США. К тому же после вступления в SCI я стал охотиться на результат, а это тоже огорчает: уходит вкус к охоте.

Но на грустной ноте заканчивать все же не хочется. Поэтому напоследок опишу две охоты этого года. Первая — монтерея в Испании. Для поездки клуб «Сафари» собирал тестовую группу, и, как всегда, вначале желающих было с лихвой, но ближе к делу народ стал отсеиваться. Я подумал: а почему бы не съездить с товарищами по охоте? — и решился.

Но монтерея не произвела на меня впечатления: так, просто «пострелушки» и факт везения. Все учтено, как у американцев, и все организовано. Причем, когда тебе говорят, что кабана без счета, то, скорее всего, его вообще нет или в лучшем случае единицы. Короче, попробовал, побывал — не понравилось. Больше не поеду.

А вот вторая охота с точностью до наоборот была овеяна такой романтикой, смелостью и непредсказуемостью, что я только диву давался. Это охота в экваториальной Африке, мокрой, лесной, и влажной, в Камеруне. Я очень опасался и за условия, и за погоду, и за здоровье. Но впечатления меня захлестывали, эмоции переполняли. Это была совсем другая Африка и совсем другая охота.

Главное — потрясающая, опасная для жизни и результативная, с особыми трофеями (один Бонго чего стоит и карликовые лесные буйволы!). Если кто не ездил — съездите и получи́те заряд бодрости!

Год закончился, и я очень надеюсь, что следующий будет не менее удачным и эмоциональным.

Источники:

http://pikabu.ru/tag/%EE%F5%EE%F2%E0,%F2%F0%EE%F4%E5%E9/best
http://www.hunting.ru/articles/view/74117/
http://www.ohotniki.ru/archive/article/2017/03/06/647601-proshel-god-iz-zhizni-ohotnika-za-trofeyami.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector