0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Он был охотником

Он был охотником

Осенью минувшего года исполнилось 190 лет со дня рождения Алексея Константиновича Толстого. Он родился в Петербурге 5 сентября 1817 г. Происходил из старинного дворянского рода.

Вскоре после рождения поэта его родители расстались. Мальчик был увезен матерью А.А. Толстой в имение Красный Рог на Черниговщине, где и прошли его детские годы. Этот уголок земли поэт называл своей настоящей родиной, и о нем он писал:

Ты знаешь край,
где все обильем дышит,
Где реки льются
чище серебра,
Где ветерок степной
ковыль колышет,
В вишневых рощах
тонут хутора.

По соседству с усадьбой Красный Рог протекает речка Рожок со светлыми плесами и глубокими омутами. Поэт любил бывать на речке и здесь написал замечательные стихотворения: «Где гнутся над омутом лозы», «На тяге», «Колокольчики мои» и другие. Позднее он писал: «Великолепие летом и осенью: леса на 50 верст и более, луга и лощины такие красивые, каких я никогда не видал. »

Первоначальное образование и воспитание А. Толстой получил дома, в имениях матери, под руководством ее брата А. Перовского, который привил племяннику любовь к литературе и искусству.

В 1834 году Толстой был зачислен в Московский архив министерства иностранных дел, а в 1836 году сдал экзамен за курс словесного отделения Московского университета.

С 1837 года А. Толстой служил в Министерстве иностранных дел, а с 1840 года – во втором отделении собственной Его Императорского Величества канцелярии, ведавшей вопросами законодательства.

Самобытность характера, честность, талант, оригинальность политических суждений Толстого, личная дружба с императором Александром II давали ему перспективу сделать блистательную карьеру, но он сразу же после коронации царя оставил службу, чтобы всецело заняться любимым делом – литературой.

Используя свои дружеские отношения с царем, Толстой заступился за Чернышевского, именно он сыграл главную роль в освобождении из ссылки Т. Шевченко.

Лучшие стихи поэта: «Край ты мой. », «Острою секирой ранена береза», «Шумит во дворе непогода», «Колокольчики мои», «Средь шумного бала», «То было раннею весной» и, конечно же, «Князь Михайло Репнин» и «Василий Шибанов», которые стали хрестоматийными и вошли в золотой фонд русской поэзии. На его стихи написаны десятки романсов, его исторические драмы не сходят со сцен театров, его «Козьма Прутков» из литературной шутки стал действующим лицом общественной жизни. Стихи Толстого знал простой народ в самых глухих местах России.

Поэзия Толстого полна жизнелюбия, душевности, слияния с природой. О своей любви к красотам среднерусской полосы граф А.К. Толстой писал: «Воздух и вид наших лесов, страстно любимых мною, произвели на меня глубокое впечатление, наложившее отпечаток на мой характер и на всю мою жизнь. »

Но поэт не просто любил природу – он был охотником. К охоте он пристрастился в раннем детстве. Проживая в Красном Роге, он имел все возможности для охоты – все родственники были охотниками и даже имели в краснорогской усадьбе охотничий дом, построенный прадедом поэта, последним гетманом Украины графом К.Г. Разумовским по проекту архитектора Растрелли. Здание охотничьего дома сгорело в 1942 году и восстановлено в 1993-м.

В автобиографическом очерке Толстой пишет о своем увлечении охотой: «Между нашими записными охотниками я скоро приобрел известную репутацию хорошего охотника на медведей и лосей и всецело погрузился в стихию, которая столь же мало согласовалась с моими артистическими инстинктами, как и с условиями моей официальной жизни. Мне кажется, я обязан этой жизни охотника тем, что почти все мои стихотворения писаны в мажорном тоне.

Я думаю в старости рассказать многие захватывающие эпизоды из этой жизни в лесах, которую я вел в мои лучшие годы».

Император Александр II также любил охоту и часто приглашал Толстого (они с детства были друзьями) на царские охоты. Вольнолюбивая натура поэта и близость к императору давали ему возможность вступиться за пострадавших за свои убеждения писателей. Так, во время одной охоты император любезно спросил Толстого: «Что делается, граф, в русской литературе?» Алексей Константинович с невозмутимым спокойствием ответил: «Русская литература надела траур по поводу несправедливого осуждения Чернышевского».

По признанию Толстого, годы, когда он охотился постоянно, – лучшие в его жизни. Это замечательное признание в любви к охоте, русской природе. Эти же чувства выражали в своих стихах поэты-охотники: Некрасов, Фет, Бунин, а также Аксаков и Тургенев в «Записках охотника».

Очень близкими людьми для Толстого были знаменитые охотники Аксаковы. Особенно он дружил с Иваном Сергеевичем. Правда, истина для Толстого была дороже дружбы, и он не принимал крайностей движения славянофилов, о чем откровенно писал Аксакову.

Торжественность и простота, радостное предчувствие звучат в стихах Толстого об охоте:

Винтовку сняв с гвоздя, я оставляю дом,
Иду меж озимей чернеющей дорогой.
Смотрю на кучу скирд, на сломанный забор,
На пруд и мельницу, на дикий косогор,
На берег ручейка болотисто-отлогий
И в ближний лес вхожу.

Пожалуй, никто из поэтов-охотников не писал более правдивых стихов об охоте на вальдшнепа. Это стихотворение «На тяге».

И глушь и тишина. Лишь сонные дрозды
Как нехотя свое доканчивают пенье;
От луга всходит пар. мерцающей звезды
У ног моих в воде явилось отраженье.
И вот наступает самый трепетный момент:
. Внезапно легкий свист
Послышался; за ним, отчетливо и внятно,
Стрелку знакомый хрип раздался троекратно,
И вальдшнеп протянул.
. Слух и зренье
Мои напряжены, и вот через мгновенье,
Свистя, еще один, в последнем свете дня,
Чертой трепещущей несется на меня.
Волнение и страсть достигают своей
вершины:
Дыханье притаив, нагнувшись под осиной,
Я выждал верный миг – вперед на пол-аршина
Я вскинул – огнь блеснул, по лесу грянул гром –
И вальдшнеп падает на землю колесом.
. Спокойствием объятый,
Вновь дремлет юный лес, и облаком седым
В недвижном воздухе висит ружейный дым.
Но поэту-охотнику становится грустно:
Но отчего же вдруг, мучительно и странно,
Минувшим на меня повеяло нежданно.
.
И снова предо мной, средь явственного сна,
Мелькнула дней моих погибшая весна?

Современники вспоминали, что в молодости Толстой был жизнерадостным силачом, «мог разгибать подковы и скручивать винтом вилки». Таким он оставался всю жизнь, но обладал тонким душевным складом, легкоранимым сердцем.

В стихах Толстого звучит трепетная любовь к природе. Природа у него всегда прекрасна, она утешает человека, существует во взаимодействии с ним, бывает чуткой к его радостям и страданиям, и лечит душевные раны:

Спасибо, сторона родная,
За твой врачующий простор.
О соловье:
И пел он так нежно и страстно,
Как будто хотел он сказать:
«Утешься, не сетуй напрасно –
То время вернется опять!»

Многие стихи Толстого посвящены теме любви. Они волнуют нас, в них звучит неуверенность в счастье и одновременно вера в любовь. Его девиз: «Коль любить, так без рассудку». Он верит в чистую любовь. Эта вера воплотилась в поэзии и судьбе поэта. Всю свою жизнь он любил одну женщину – Софью Миллер. Это ей посвящены знаменитые строки:

Средь шумного бала, случайно,
В тревоге мирской суеты,
Тебя я увидел, но тайна
Твои покрывала черты.

Разнообразны исторические произведения Толстого. Он пишет о Киевской Руси, Новгороде Великом, о временах Ивана Грозного, о русских богатырях.

Толстой несколько идеализировал домонгольскую Русь и скептически относился к другим временам. Нравственный идеал Толстого-историка – князь Серебряный, боярин Дружина Морозов, стремянный Василий Шибанов.

Толстой-сатирик написал «Историю государства Российского от Гостомысла до Тимашева», где в блестящей афористичной форме подвергает критике основы устройства государства, то есть самодержавие, где деятельность князей, царей не приносит счастья народу. Порядка как не было, так и нет на протяжении многих столетий:

Земля наша богата,
Порядка в ней лишь нет.

Близок и дорог нам А.К. Толстой прежде всего своей трепетной любовью к народу, родной природе, прекрасной любовной лирикой, историческими драмами. А нам, охотникам, как собрат по великой страсти.

Скончался А.К. Толстой 28 сентября 1875 года. Похоронен в Красном Роге.

Охотник на войне, на счету которого 702 убитых фашиста

Великая Отечественная война родила много героев, многие из них до начала военных действий не были кадровыми военными. Одним из таких является Михаил Ильич Сурков, прославленный снайпер.

М.И. Сурков родился в 1921 году в одном из далеких и малоизвестных поселков Красноярского края, в Сибири. С началом Великой Отечественной войны в возрасте 20 лет был призван в ряды Красной Армии.

В армии Михаилу Суркову выпала доля стать снайпером. До войны он был отличным охотником и ему очень подходила такая военная специальность. До войны сибиряк очень много времени проводил на охоте и очень редко терпел неудачи. Сурков отличался выдержкой, мог по полдня пролежать в укромном месте в ожидании зверя, а потом убить его одним метким выстрелом, да ещё и так, чтобы не попортить шкуру. Советские командиры сразу увидели в нем талант меткого стрелка.

Уже к началу весны 1942 года М.И. Сурков сделал более сотни точных выстрелов по солдатам и командирам фашистской Германии, за что был представлен к воинскому званию старшины и награждён орденом Ленина. Это было очень почетно для столь молодого солдата.

Читать еще:  В Омской области открывается охота на пушнину

Опыт охотника очень пригодился советскому стрелку и на войне. Его действия на фронте были очень похожи на поведения охотника в тайге: он терпеливо изучал следы, следил за вражескими позициями, только вместо зверя его целью стали немецкие солдаты. М.И. Суркова ещё часто называли «антиснайпером», так как он мог очень точно предугадывать поведение вражеского стрелка, вычислить его позицию и одним точным выстрелом ликвидировать. Старшина во время боевых выходов старался сам всегда менять свою манеру поведения при выборе позиции, так как понимал — он тоже цель для врага. Сибиряку приходилось постоянно перемещаться по линии фронта , которую занимало его подразделение. Талантливого стрелка очень ценило командование советских войск и берегло его.

У каждого стрелка есть свой так называемый почерк или метод. У сибиряка Суркова тоже были свои тонкости в работе. В охоте на вражеских снайперов он часто использовал тактику «муляжа»: выставлял куклу с целью заставить врага первым совершить выстрел по ложной мишени и тем самым обнаружить свою позицию.

Во время войны про Суркова даже снимали киноленту. Одному из кинооператоров удалось запечатлеть работу сибирского снайпера. В сюжет киноленты попал эпизод, когда Михаил Сурков, используя попавшуюся под руки тыкву, в качестве муляжа головы, вычислил немецкого снайпера и мастерски поразил проявившегося противника. При этом он сумел не только убить немецкого стрелка, но и заставил немцев обнаружить свои огневые позиции.

Меткость Михаила Суркова ценили и боялись немцы. Он часто учил их дисциплине. Однажды,находясь на позиции на переднем крае, он тщательно изучал позицию противника и увидел, что немцы уж больно спокойно себя ведут, хотя между противниками был всего лишь один километр. Рано утром, вместе с напарником, он занял ранее выбранную позицию и стал ждать появления цели. Сделав несколько результативных выстрелов по врагу, он покинул позицию, но и немцы больше не имели желания высовываться из своих траншей.

Хотя Михаил Сурков и был талантливым и везучим солдатом, но и его не обошли стороной ранения. Так после очередного попадания в госпиталь он был переведен в школу снайперов, а потом ещё до конца войны был уволен из рядов вооруженных сил по состоянию здоровья. Всего за время войны Михаил Сурков был ранен семь раз, при этом на его счету 702 убитых фашиста. Когда он достиг трети этой цифры, его представили к званию Героя Советского Союза, но свою награду он так и не получил, причины такого положения дел пока так и остались неизвестными.

После войны сибиряк вернулся в родные края, где был избран председателем местного сельсовета. Война и ранения значительно подорвали здоровье Суркова и в 1953 году в возрасте 32 лет он скончался.

Если вам понравилась эта публикация, ставьте лайк ( 👍 — палец вверх) поддержите наш проект, подписывайтесь на наш канал и мы будем писать больше интересных и познавательных статей для Вас .

«Он был охотником на людей»

Бывший разведчик стал одержим оружием. Ради стволов он убивал милиционеров и военных

Кадр: Первый канал / YouTube

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о маньяках, вписавших свое имя в криминальную историю СССР и новой России. В предыдущей статье речь шла об Александре Спесивцеве по кличке Новокузнецкий монстр. Сегодня наш рассказ — об Александре Геращенко, известном как Соликамский стрелок. Бывший морпех и прапорщик МЧС, он с 1998 по 2005 годы убивал солдат, милиционеров и охранников. Маньяк совершал свои преступления ради оружия жертв, которое было его страстью. Собрав целый арсенал, Геращенко попытался было сбежать в Европу — но вместо этого оказался в колонии «Белый лебедь», где будет находиться до конца своих дней.

«С оружием я буду защищен»

Александр Геращенко родился 5 января 1971 года в городе Соликамск Пермского края. С детства он любил спорт — занимался легкой атлетикой, посещал секцию бокса, а позже всерьез увлекся плаваньем. В школе Александр учился неплохо, но продолжать учебу не стал: юноша грезил службой в армии, куда и отправился в 1989 году. Благодаря хорошей физподготовке призывник попал в спецназ морской пехоты на Черноморском флоте, где получил военно-учетную специальность водолаза-разведчика.

К дембелю Геращенко окончательно определился с планами на жизнь и решил продолжить военную карьеру. Но Александру не повезло: в 1991 году часть, где он служил, попала под сокращение. В итоге некоторое время спустя Геращенко вернулся в Соликамск и устроился в пожарную часть номер 16, где дослужился до прапорщика МЧС. Поначалу молодой спасатель прилежно работал, в свободное время читал книги, слушал классическую музыку и занимался спортом, в том числе гимнастикой цигун.

Через некоторое время Александр женился на жительнице Соликамска, но их семейная жизнь не сложилась — в 2003 году они развелись. К слову, несмотря на расставание, бывшая жена Геращенко продолжала отзываться о нем, как об идеальном спутнике жизни. Того же мнения были и супруги большинства знакомых пожарного: Александр, который не пил, не курил и не ел мясо, казался им настоящим образцом мужчины.

Между тем сам Геращенко все чаще с ностальгией вспоминал армейское прошлое и начинал понимать, что его совсем не устраивает повседневная рутина, а едва ли не единственной его радостью в жизни стало оружие. В 1998 году 27-летний Александр, любивший в свободное время пострелять по банкам из своей малокалиберной винтовки, решил стать коллекционером оружия. «Я понимал, что если я буду им [оружием] владеть, — я буду защищен», — рассуждал прапорщик.

Солдатская кровь

Тратить собственные деньги на покупку стволов Геращенко не собирался: добывать оружие он решил преступным путем. Первой жертвой серийного убийцы, который вошел в историю российской криминалистики под кличкой Соликамский стрелок, стал солдат-срочник воинской части №3426 — он охранял склады местного военно-промышленного завода «Урал» с АК-74 в руках. Подкараулив солдата в засаде, Геращенко выстрелил ему в голову из малокалиберной винтовки и, прихватив автомат вместе с запасным магазином, сбежал.

Едва живого срочника нашли утром и доставили в военный госпиталь Екатеринбурга, но спасти его врачи так и не смогли: три месяца спустя он скончался. А следователи при осмотре места преступления нашли черную маску с прорезями для глаз, чехол для винтовки, мужскую одежду и обувь 43 размера, которые Геращенко почему-то не стал забирать с собой. Однако задержать стрелка по горячим следам так и не удалось.

Александр Геращенко во время армейской службы

Кадр: Честный детектив / YouTube

Между тем Геращенко стал готовиться к новому нападению: на этот раз он решил взять штурмом Межрайонный отдел вневедомственной охраны (ОВО) при УВД Соликамска. Для этого преступник несколько месяцев ходил к зданию, выбирал удобное для засады место и прикидывал удачное для атаки время. Но в день, когда вооруженный похищенным АК-74 Геращенко расположился в кустах неподалеку от цели, его заметил один из охранников и поднял тревогу.

Выбежавшие на улицу сотрудники отдела стали стрелять в сторону незваного гостя — и тому пришлось бежать. После этого провала Геращенко испугался, что охранники могли рассмотреть его внешность, и на время затаился, вновь став законопослушным гражданином. Но маниакальная идея о пополнении оружейной коллекции по-прежнему жила в его голове — и в начале 2001 года он вновь вышел на охоту.

Без шансов на выживание

Второй жертвой маньяка стал охранник торговой базы, которого Геращенко застрелил прямо в сторожке. Стрелок обыскал тело погибшего и понял, что пошел на убийство зря: его жертва не была вооружена. В августе того же 2001 года Геращенко просчитался снова, застрелив безоружного сотрудника службы безопасности Соликамского магниевого завода. Разъяренный второй подряд неудачей, Геращенко почти сразу решил пробраться на территорию завода и найти себе новую жертву. В итоге маньяк едва не погиб: один из сотрудников военизированной охраны (ВОХР) заметил его и открыл огонь.

В июне 2003 года Геращенко отправился на новое дело, вновь выбрав в качестве места будущего преступления военный завод «Урал». Чтобы выманить на улицу постового из ВОХР, маньяк перерезал один из проводов системы сигнализации. Охранник поспешил выяснить, в чем дело — и получил смертельное ранение в голову. Из кобуры погибшего Геращенко забрал револьвер «Наган» с семью патронами в барабане и скрылся в ближайшем лесу. На месте преступления сыщики нашли плоскогубцы и кусачки, но предусмотрительный убийца не оставил на них свои отпечатки пальцев.

Добыв наган, Геращенко затаился надолго: следующее преступление он совершил лишь осенью 2004 года, снова выбрав мишенью «Урал». Он сумел проскользнуть через внешний периметр охраны, открыл при помощи ножа окно одного из зданий и, пробравшись внутрь, застрелил задремавшую на посту охранницу, забрав у нее еще один наган. Уже после задержания следователи спросили у Геращенко, зачем он убил спящую женщину — ведь можно было просто забрать оружие без лишней крови. «Вероятно, можно было. Но я не стал», — спокойно ответил маньяк.

Читать еще:  Общественная экологическая экспертиза

«Наганы» из лесного тайника

В июне 2005 года Александр Геращенко напал на милиционера — сотрудника ОВО, который охранял филиал одного из соликамских банков. В тот день сотрудник МВД отправился обедать домой: его квартира располагалась неподалеку от работы. Этим и воспользовался Геращенко, который устроил засаду за забором, предварительно выломав из него одну доску. Когда милиционер проходил мимо, маньяк улучил момент и выстрелил ему в спину, а потом забрал пистолет Макарова и скрылся. Истекающего кровью охранника нашла жена, мужчину экстренно госпитализировали, но он скончался, не приходя в сознание.

А пистолет погибшего у его убийцы вскоре стал любимым оружием: Геращенко клал ствол под подушку и брал в свои ежегодные поездки на место армейской службы — в Севастополь. Кстати, именно армейская подготовка вкупе с немалым везением позволяли маньяку долгое время оставаться неуловимым для правосудия. Бывший водолаз-разведчик постоянно применял маскировку: к месту очередной засады он шел, сгорбившись и меняя походку, надевал очки и постоянно то сбривал, то отращивал волосы и бороду.

Быть правильным охотником (поговорим всерьёз)

Иду тропить зайца. За моими плечами «ижевка», рюкзак, в нем термос с чаем, бутерброды. Ночью шел снег, утром подморозило. Под ногами шуршит, рассыпается бисером белая крупа. Лес выбелился верхушками деревьев, на громадных соснах прогнулись под тяжестью мохнатые белые гирлянды. Свежо в природе, легко на душе, в мыслях одно: « Что покажет мертвая пороша?» Из хаты выходит мужичок, поворачивает в мою сторону, семенит ногами, изгибается телом, стараясь не заступить проторенную узкую дорожку. Одет он бедно. В заерзанной фуфайчонке, в старых, без шнурков, ботинках на босу ногу. На голове – бурого цвета шапка-ушанка.

Зовут его Игнатий. Когда-то он был заядлым охотником. Денно и нощно пропадал в лесу, на болотах, в пойме реки. Добывал лис, зайцев, копытных. Не браконьерничал? Наверное, да, как и все местные охотники, но меру знали, оттого и зверь и птица не выводились.

– Доброго вам дня! – весело кричу, когда наши пути сходятся.

– И вам тэж! – слышу в ответ. Прилив чего-то хорошего усиливается, хочется еще о чем-то спросить:

– Как она, жизнь-то.

– Та як. Паны и ранийше жилы и щас жывут, а хто лапу сосав… – Мужичонок не договаривает, поскальзывается, едва не падает в снег. Мы расходимся.

Игнатий уже не возьмет в руки ружье, не стрельнет по зайцу. Всему свое время. По дороге вспоминаю эпизоды своих былых охот, дни, проведенные в охотхозяйстве в качестве егеря. Будто наяву мелькают лица знакомых и не знакомых охотников, какие-то ничего не значащие детали, слышатся обрывки фраз… Роюсь в своей памяти, выискиваю: кого можно назвать правильным охотником?

Вот военные, солидные, выхоленные мужики, кто-то из них в звании генерала. У них своя философия, они всячески ищут повод для «разрядки». И не было случая, чтобы они не смогли хоть как-то отвести душеньку. Рядом с базой находились производственные помещения бывшего колхоза. Крыши мастерской, амбаров облюбовали голуби. После одной из неудачных охот, военные «расслабились» здесь по полной программе. Голуби со страхом носились от одной крыши к другой в поисках безопасного места, но не тут-то было. Грохотала канонада, стучала по шиферным крышам дробь, бились о землю несчастные птицы. Голубиная стая, наверное, была бы выбита, если бы не сказали осчастливленным охотникам, что привезли, заказанную им картошечку с огурчиками и грибками, пора – за стол.

Отдельная каста – депутаты Верховной Рады, «небожители». Всегда с отменным настроением. «Знамо дело…» – как любит повторять мой знакомый. Получили зарплату, суммы зашкаливают: тут и командировочные, и надбавки за интенсивность труда, за гостайну, на поправку здоровья… впереди парламентские каникулы, санатории, горнолыжные курорты, а на почин – охота, зимний лес, свежий воздух.

Начали, как всегда, с болота. Егеря выставили зверя. Кабаны нашли лаз, проскочили, посланные вдогонку выстрелы не причинили им вреда, следов стрижки и крови не нашли. На вечер предстояло ехать на вышки. Был обед, тосты. «Господа! Господа! Что я хочу сказать, эту рюмку поднимаю за тех, кто возделывает нашу землю! Хвала рукам, что пахнут хлебом!» Хороший тост как-то слабо увязывался с полями, заросшими бурьяном, деревьями самосеянкой. Полчаса назад топтали мы с народными слугами их вдоль и поперек: сколько еще будет ждать земля-кормилица своего пахаря, а тут такой тост… Подумалось: «как далеки они от народа», но самодостаточны, просты в обращении, говоруны. Вот люди, которые сумели наполнить свой внутренний мир позитивом, чего не хватает другим в нашей бренной жизни. В организации охоты на вышках с напарником мы не участвовали, но на другой день узнали (хотя об этом в хозяйстве говорить было не принято), что кабан был удачно отстрелян. Сторож Юра при этом c восхищением сказал: «О! вчера такие казаки были, уехали за полночь».

Их я называл «хозяевами жизни» – представителей силовых структур. Внешне они мало чем отличались от других охотников. Хорошо одеты, на дорогих машинах. Оружие имели покруче, чем у других, карабин СКС для них – рудимент. Так же говорливы, на почин расскажут пару сальных анекдотов. Охотно поделятся, как в одном из хозяйств отстреляли шесть кабанов: «Сколько печенки съели! А сколько выпито! А баня с бассейном! А девки. » Но вот проведен инструктаж, с ухмылками сделаны росписи в журнале, выезжаем в угодья. После того, как собраны ружья, «поправлен глаз», один из гостей командирским тоном начинает глаголить: «Значит, так, – обращается он к своим товарищам, – стреляем по всему, что летит и движется и никаких вопросов, я все беру на себя. А вам, – это уже касается меня и моего напарника, – каждому отдельный счет в швейцарском банке. Не пожалеете!» Я смотрю на напарника, он также как и я в недоумении от сказанного. За бутафорскими речами скрывается скаредность, жадность, неимоверная тяга к халяве.

Запусти их в угодья без контроля, выбьют все под чистую, и глазом не моргнут. О таких охотниках писал сто лет назад И.Ф. Рында, автор книги о Тургеневе, сам страстный охотник, природолюб: «По моему мнению, главная причина уменьшения дичи – жадность человеческая. Со всем можно бороться, только не с нею, не знающею пределов. …Мне, например, известны случаи, когда три охотника во время двухнедельной охоты взяли до двухсот дупелей. Я удивился только, будучи не в силах понять такой высокой степени жадности».

А вот мой, свежий пример. Прошлой осенью зашел в охотничий магазин прикупить патронов на голубиную охоту. Услышав о голубях, бойкий продавец, парень лет двадцати пяти, оживился: «В минувшие выходные около четырехсот патронов с товарищем «разрядили».

– Много взяли? – скорее утвердительно прозвучало в моем вопросе.

– Ого! – продавец осклабил большой рот, но, ни о месте, где охотились, ни сколько добыли глубей так и не сказал.

Около четырехсот патронов. Это ли не жадность! О последствиях не задумываются: а что будет в следующем сезоне? О какой правильной, рациональной охоте можно говорить. И ведь понимают, к каждому не приставят егеря, или охотинспектора, а раз так, выполнив норму отстрела, руководствуются пресловутым принципом: «на наш век хватит».

Вспоминаю мнение рядового охотника с 32-летним стажем Евгения, высказанное на охотничьем форуме:

– За время общения и охот с разной категорией граждан я не видел ни одного не браконьера в юридическом смысле этого слова. Независимо от статуса, достатка, занимаемой должности. Отличаются все охотники только степенью жадности (кто до мяса, кто до выстрела). Это относится и к гончатникам! Бьют зайца до последнего, даже не думая, как будут наганивать молодых собак. Мясники, одним словом. С возрастом охотничий пыл у всех убавляется, но это с возрастом и настрелом. Молодые люди, вступая в ряды охотников, сразу начинают с копытных. Другие охоты их почти не интересуют, потому, что «выхлопа нет». В ряды охотников вступают люди, понятия, не имеющие о зоофауне мест охоты. Полнейшая неграмотность присутствует и у старшего поколения, особенно в отношении птиц. Вот вам и система охотничьего хозяйства страны. Ныне охотники – не любители природы. Им все равно, что твориться с природой, ну хоть потоп, лишь бы можно было стрельнуть с лабаза по мясу. А еще барство. Ни один глава администрации и не подумает купить лицензию на копытных, либо так дадут, »за уважение», либо дадут пострелять, а кто проверит, кто накажет, рука руку моет. Нет уважения к закону, отсюда и закоренелое жлобство у обывателя и наглость у тех, кто хоть при какой-то власти. Это, относится и к надзорным органам от охоты. Я не скептик, я реалист. От дворняги не может родиться пойнтер. Чтобы сделать охоту правильной, нужно с детства читать Пришвина, Мамина-Сибиряка, Аксакова, Янковского, Черкасова, Сетон-Томпсона, Джека Лондона, наконец.

Читать еще:  Туристы наступают на заповедники

Со сказанным можно соглашаться или нет, можно приводить свои доводы. Разумеется, бросать тень на всех охотников нельзя, речь идет не о тех, для кого правильная охота, общение с природой, все же главнее, нежели кусок незаконно добытого мяса. Хотя и от дичи, изъятой по правилам, истинный охотник не откажется. И все же чтение классиков охотничьей литературы, думается, вряд ли поможет усвоить азы правильной охоты. А если и поможет, надолго ли?

Именно благодаря тем «стрелкам», о которых упомянул, у «зеленых» сложился негативный стереотип об охотниках – как убийц всего живого на земле, хотя охота и убийство ничего не имеют меж собой общего. Попытайтесь объяснить тем же «зеленым», что убивать диких животных, куда гуманнее, чем выращенный на убой домашний скот – «ну, что вы», и слушать не захотят.

Заячий след потянул в густоту леса, а из него в болото, заросшее ивняком, осиной. Место оказалось знакомым. Вспомнил, как в прошлом сезоне охотились на зайцев и как опростоволосился здесь молодой охотник, на которого вышел лось. Тот не, задумываясь, пальнул по нему дробью. Подобный случай не то, что грубейшее нарушение, – преступление. К счастью, промазал. И это после инструктажа, росписи в журнале…

А разве допустимо использовать бедственное положение зверей при их добыче, палить по самкам птиц и зверей, стрелять по косуле, идущей с детенышем, свинье с поросятами, в зайца на лежке… Можно и дальше приводить обширный свод охотничьих правил, которыми необходимо руководствоваться человеку с ружьем.

Я же пытаюсь ответить себе: «Трудно ли быть в наше время правильным охотником?» Ведь охотится обоснованно, строго придерживаться и выполнять все прописанное общепринятыми правилами – это, конечно, дорого стоит, но еще не значит быть правильным охотником. И отвечаю: «Трудно».

Кто-то сказал: «Следование правильной охоте – это удел нравственно зрелых людей, со сложившейся психикой». И тут встает далеко не праздный вопрос: больное общество может дать таких людей? Где элементарные права людей, в том числе и рядовых охотников, нагло игнорируются, где бабло чуть ли не единственный «ингредиент» в отношениях между людьми. Скажете: «Причем здесь охота?» Как же… разве человек, живущий в таком обществе, хочет он того или нет, осознанно или на подсознательном уровне, не может наследовать пороки, дурные привычки, гнусные поступки членов своего сообщества?

О какой правильной охоте может идти речь, если он, охотник, далек от своего внутреннего совершенства.

Думается, мораль, а не перечень требований, что тоже необходимо, определяет поведение правильного охотника. Главное мерило здесь, не то, что тебя кто-то накажет, а то, что ты перестанешь жить в ладу с совестью. Как говорил А.С. Пушкин: «Ты сам свой высший суд». В этом плане характерен пример японского самурая, который в душе струсил в бою, хотя об этом никто не знает и бой закончился победой. Самурай приходит к своему главному и говорит: «Я струсил, я должен совершить харакири». Его знают как достойного воина, отговаривают. Но тот непреклонен и карает себя. Вот пример, когда жесточайшие этические категории вошли в кровь и плоть воина, и которые нельзя переступать. Нет-нет нам не до… хотя бы осознать и придерживаться охотничьих норм и правил и изымать именно то, количество диких животных и птиц, которое не приносит вреда популяции.

Я возвращаюсь с охоты. Неудачной. Но настроение не худшее. Впереди горбилась от снега, будто накрытая белым саваном, крыша моего деревенского дома, который купил для охоты. Итожу свои думы. Перед глазами прошли вереницей охотники. Их лица – добрые, приветливые, хлебосольные, недоброжелательные, так себе на уме, почти не запомнившиеся. но не решаюсь назвать кого-либо правильным охотником.

Не давала покоя кем-то брошенная фраза: «Если основной закон бытия – борьба за выживание, то каждый имеет право на жестокость и бесстыдство». А вы согласны с этим?

Большая охота

Альпийский охотник бронзового века

Монополии Египта на древнейшие мумии (фараонов) больше не существует; Во льду Альп найдена мумия человека, погибшего 4800 лет тому назад!. Такими текстами пестрели осенью 1991 года газеты всех стран Европы и обеих Америк.

Вот краткое описание самой сенсационной археологической находки конца XX века по публикациям лондонских газет Санди Таймс, Обсервер и Дейли Мейл, появившимся в конце сентября 1991 года. Публикации сопровождались цветными фотографиями мумии и даже тотальным рисунком реконструкции внешнего вида ледяного человека, который мы и воспроизводим.

Мумию обнаружили два германских горнолаза в Южном Тироле на границе Италии и Австрии у кромки Симилаун-ского ледника на высоте 3200 м. Альпинистов привлекло коричневатое пятно в ледовой обтаявшей луже (ванне). Вслед за тем эти туристы вытащили из лужи голую мумию, остатки одежды и вооружения незадачливого охотника.

Мумию доставили на вертолете австрийской полиции в лабораторию Инсбрукского университета, хотя на нее уже претендовали немцы и итальянцы. При ближайшем исследовании было установлено, что мумия имеет целый голый череп с оскаленными превосходными зубами и якобы с голубыми глазами. Руки нелепо раскинуты правая отведена вниз в сторону, левая перекинута под подбородком вправо. Обтянутая коричневатой голой кожей грудная клетка с выступающими краями ребер, а впалый живот окаймляют выпирающие кости таза и мошонка с половым членом. Вытянутые параллельно ноги с усохшей мускулатурой бедер, выдающиеся буграми колени, жесткие мощные сухожилия голеней свидетельствуют о былой силе и выносливости. Ступни сохранили обрывки меховых полусапожек. На коже спины обнаружена татуировка в виде темных горизонтальных полос и глубокий подживший рубец.

По мнению австрийских ученых, ледовый человек был весьма злегантен, хорошо сложен и одет. Его рост был небольшой 5 футов 3 дюйма (160 см) и вес около 120 фунтов (50 кг), возраст от 20 до 30 лет. Он был охотником, что доказывается амуницией. Одежда была кожаная и меховая. Шапка из шкуры серны, куртка и штаны из шкур альпийского козла.

Извлечено вооружение: обломки длинного лука и дюжины стрел с кремневыми и бронзовыми наконечниками, бронзовый топор-томагавк с кремневым лезвием вкладышем на деревянной рукоятке длиной около 60 см. Имелся кожаный кошель с кремнями и трутом для добывания огня, кремневый нож, ожерелье на шее в виде нанизанных на кожаном ремешке светлых камешков. Была у бедолаги и полутораметровая палка толщиной в руку. По мнению австрийцев, причиной смерти был холод человек замерз на леднике во время охотничьего похода.

Я представляю себе дело иначе. Охотник, увлекшись преследованием альпийских козлов-ибексов, провалился в предательскую трещину и замерз, будучи зажатым между ледяных стен, беспомощно барахтаясь в своей жуткой могиле. Это неприятная, медленная смерть без надежд на спасение.

На Кавказе мне известен случай находки в Тебердинском ущелье в 1944 году полного скелета верблюда, который вытаял у кромки ледника. Быть может, верблюд шел в составе каравана из Грузии в Карачай или обратно шесть-семь сотен лет назад. Не так уж редко погибали и погибают овцы и коровы на балкарских и осетинских ледниковых перевалах, проваливаясь в трещины, при перегоне скота на летние пастбища и обратно. В 1948 году автор этой заметки, пересекая в одиночку ледник из Балкарского Черека в верховья Риона, только чудом спасся, провалившись в трещину ледника метровой ширины и тридцатиметровой глубины. Спасла заледенелая перемычка, оставшаяся на глубине четырех метров.

Возможны ли подобные и более древние находки мумифицированных трупов древних людей каменного века и века металлов в нашей стране? Возможны! И даже более вероятны, чем где-либо на планете. Ведь наша Сибирь прочно держит первенство по находкам мерзлых трупов мамонтов, лошадей, бизонов, носорогов, овцебыков. На этих зверей усердно охотились наши далекие предки и, конечно, погибали при этом: тонули а крошеве льдин, в полыньях на реках и’ озерах, проваливались в промоины в подземном льде, как и мамонты; замерзали в пещерах, а в тундре во время пурги.

У геолога Б. С. Русанова в его курьезной книжице Внимание Мамонты (Якутск, 1976) есть описание находки скелета Хатыстырского человека в заледенелой пещерке недалеко от города Алдана. Рост того незнакомца был якобы 2 м 10 см, а помер он 9800 лет тому назад. Если это так, то гигант-незнакомец мог еще охотиться на вымиравших в то время мамонтов. Подобные находки делались, конечно, и ранее аборигенами тайги и тундры, но, как правило, признавались ими останками своих же ближних предков, похороненных по старинному обряду в корыте из ствола лиственницы.

Между тем, при элементарном знании дела, наш любой туземец (абориген) или залетный искатель охотничьих приключений мог бы прославить себя на века, обнаружив и сохранив для науки и общества мумию или скелет человека эпохи мамонта.

This entry was posted on Среда, Май 19th, 2010 at 23:15 and is filled under: Исторические странички

Источники:

http://www.ohotniki.ru/editions/rog/article/2007/12/25/62823-on-byil-ohotnikom.html
http://zen.yandex.ru/media/id/595a0de5e86a9e0b9a96c5ed/5a3f5af6c5feaf896640ab08
http://m.lenta.ru/articles/2020/02/16/strelok/
http://www.hunting.ru/blogs/view/166686/
http://bighunting.ru/archives/983

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector