0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

ОХОТА ТОЛЬКО ДЛЯ БОГАТЫХ?

ОХОТА ТОЛЬКО ДЛЯ БОГАТЫХ?

Уважаемая редакция! В Российской охотничьей газете лично я вижу тот неширокий мостик, который еще соединяет охотников из различных слоев нашего общества, ибо пропасть расслоения этого общества в жизни уже никаким мостиком не перекроешь.

Поэтому редактировать, на мой взгляд, нужно лексику некоторых авторов в части употребления таких терминов, как «местные аборигены», «пугалы – старожилы», «вооруженная местная пьянь» и тому подобное. Ведь люди эти зачастую понимают природу и любят охоту постоянной и настоящей любовью, а не эпизодически выезжают пострелять на свежий воздух. Настоящие охотники всегда поймут друг друга, встретившись на этом мостике, независимо от того, одеты ли они в Дир Хантер или залатанный тулуп. Воротилы от охоты, царьки и их распальцованые гости на мостике этом предпочли бы, кроме себя, никого не видеть. Но как бы ни коммерциализировались охотугодья, никуда не денутся сотни тысяч, а то и миллионы «простых» охотников – средних, ниже средних, ниже-ниже средних. Ведь все они, несмотря ни на что, остаются людьми, охотниками, и в смысле охотничьей иерархии статус у всех одинаковый – охотник, а не старший охотник или там младший. Другое дело, что тетерева, глухаря или кабана многим из них легально не отстрелять, потому что они на эти десять, пятнадцать тысяч несколько месяцев жить будут.

Расценки весны 2008 года по одному не чужому для меня (у меня билет ВОО и земля с домом там) охотничьему хозяйству ВОО для всех за один день: вальдшнеп 400, утка 800, а за голову: тетерев 5000, глухарь 10000, кабан осенью от 15000 до 40000, медведь, наверное, 50000–100000. Эти цены вычеркивают легальную охоту из жизни почти всех местных и многих приезжих охотников. Хоронят заживо пенсионеров. Зарождают в них глубокую обиду и злость (общался с людьми лично). Ведь лишить весенней охоты – все равно, что лишить любви. Даже я не смог (по сложившейся ситуации) позволить себе оторвать от семьи 5000 и взять лицензию на токующего тетерева в двухстах метрах от моего деревенского дома. Интересно, при охоте по тетеревиным выводкам с легавой голова тоже 5000 стоить будет или смилостивятся и небольшую сезонную скидку сделают? Нет, не смилостивятся, а лишь чуть-чуть снизят планку исключительно из соображений конъюнктуры.

Скоро эти умные головы бекаса (вальдшнепа, рябчика, утки и зайца) залицензируют – чтобы лишних в лесу не было – только свои! А лицензии-то у них. И наверняка большая часть этих денег пойдет не в хозяйство, а циничным чинушам от охоты, которые эти цены и устанавливают, ориентируясь на иностранцев и на богатую прослойку, зачастую не имеющую никакого понятия об элементарной этике охоты. «Да уж! Охота теперь занятие для богатых», – важно рассуждают царьки, потирая пухлые ручки. И это-то в России, где охотой по жизни увлекались, а то и жили, сотни тысяч если не миллионы «простых» людей (хотя ох какие они не простые!), которые, между прочим, никуда не делись. На своих же людей им наплевать, когда дармовые бабки дурманят мозги. Это напоминает ситуацию на нефтяном рынке.
Это шаги к гражданскому противостоянию, к партизанщине под лозунгом «Так не доставайся же ты никому!» Мне лично глубоко наплевать и на этих чинуш, и на их царьков, и на их цены. Меня от беспредела в такой ситуации сдерживает глубокая поэтическая любовь к охоте, совесть, привитая этика охоты и уважение к ее срокам, да и не мясник я. Все ли из тех, кто не смог законно поохотиться из-за сумасшедших цен, но все же поохотился, так думают на фоне правового бардака – это большой вопрос! А местные любую дичь просто так отстреляют, без всяких тысяч и долларов, только писать об этом не станут.

Но это уже совсем другая история и совершенно не мирная. Это шаги к войне, а я за мир, во всяком случае между русскими людьми и тем паче охотниками. На фоне этого рассуждения Лосева о неэстетичности стрельбы очередями на тяге покажутся комариным писком. Гораздо неэстетичней на тяге смотрятся разбитые морды и сломанные об деревья ружья (и егерские, кстати, тоже). Сам как-то давно видел последствия такого идиотизма.

Лить слезы и причитать по этим поводам лично я не буду – как охотился, так и буду охотиться. Наши девяностые только клинических дураков жить не научили. Меня в девяностых учили, не выдавая путевок. У них, видишь ли, охота на рябчика, зайца и утку, которых полно вокруг дома (который мы и купили-то из-за этого), не практикуется. А у меня практикуется! Потом пять лет антикризисного управления. Потом лицензирование частных охотугодий. Вот я там насмотрелся и губернаторов, которые сами себе и своей земле не хозяева, и всяких там по локоть чисторуких начальников Россельхознадзоров (причем тут вообще сельхоз – бред какой-то), и конкурсов вне конкурсов. Так что мне особо по ушам не поездишь. Впрочем, извините за отступление, наболело и понесло!

Думаю, нужно срочно законодательно вводить государственное дифференцирование охоты, во всяком случае по перу, зайцу и другим мелким объектам по национальному принципу. А может, и не только мелким! Например, если ты немец, финн или там инопланетянин, милости просим – плати за тетерева 5, а то и 10000, пусть на нем еще и голодающий аутфиттер немножко подкормиться, если россиянин (по паспорту) – 500 (но не более одного за весенний сезон). Это-то и помирит новых и старых русских и понизит высокую мозговую температуру у приболевших монетаристов. Думаю, и охотхозяйство это вполне устроит. Дичь-то им дали разводить, охранять и рачительно использовать, а не спекулировать ею. Особо непонятливые царьки нашли бы себе лучшее применение где-нибудь в торговле, ибо наживаться на человеческих страстях (особенно благородных) и болезнях, ей-богу, грешно.

Охота на людей. Спецуслуга богатым иностранцам от украинских военных

В голливудских лентах нередко можно встретить такой сюжет, в котором группе богатых, добившихся всего в жизни и пресытившихся земными удовольствиями людей за большие деньги организуют последнее из запретных удовольствий: возможность без последствий убивать себе подобных. Иногда просто убивать с использованием всяческих изуверских методов — это сюжет для фильмов ужасов, иногда устраивать на жертву настоящую охоту — это уже боевик.

Охота на людей — что может быть более захватывающим для любителей остросюжетного кино. Но жизнь показывает, что то, что можно увидеть на киноэкране, наверняка где-то когда-то происходило в реальности.

В том, что есть люди, которые готовы платить деньги за возможность убивать и не садиться за это в тюрьму, нет ничего удивительного. Можно поехать на войну и там вдоволь удовлетворить свою странную потребность. Но на войне могут убить и самого любителя убивать, это русская рулетка. К тому же та категория людей, о которой я говорил, — это, как правило, занятые люди, готовые посвящать «развлечениям» не так много времени. Приехал, пострелял, уехал, забыл. Как на обычной охоте. Только в качестве мишеней — живые люди.

В общем, если на что-либо появляется спрос — будет и предложение. Любой вооружённый конфликт всегда притягивает внимание людей с такими вот странными наклонностями, а значит, всегда найдутся желающие на этом сделать бизнес.

И далеко за примером, оказывается, ходить не надо.

На днях начальник пресс-службы Вооружённых сил Донецкой Народной Республики Даниил Безсонов заявил, что военнослужащие ВСУ организовали «коммерческую охоту» на людей в Донбассе. По его словам, для участия в «охоте» в начале июня 2018 года в район Марьинки прибыли четыре богатых гражданина из стран Западной Европы.

Читать еще:  Охотников со стажем привлекут к сдаче экзамена по охотминимуму

Не скажу, что я сильно удивился. О подобной практике я слышал и раньше. Хочу отметить, что война для некоторых людей — это просто бизнес, разница лишь в мере этичности такого бизнеса. Кто-то наживается на бедственном положении населения, провозя контрабанду и продавая её втридорога, а кто-то похищает людей и требует за них выкуп.

Есть и совсем «невинные» способы заработать. Например, туризм в зону боевых действий. Да, есть и такое, ещё в 15-м году сталкивался с группами в соцсетях, предлагающими за определённое количество денежных знаков посетить ДНР и ЛНР с выездом на самый «передок». При этом организаторы «тура», разумеется, не давали никаких гарантий безопасности. И подобные предложения были с обеих сторон конфликта.

Слышал я, что украинская сторона пошла ещё дальше, предлагая «туристам» за отдельную плату даже пострелять из танка или гранатомёта по позициям «сепаров». Впрочем, тут я хочу оговориться, что речь шла именно по стрельбе по позициям ополчения — вооружённых сил республик, которые как бы готовы к таким атакам, а могут ещё и «ответку» прислать.

Но, как видим, это оказалось не пределом.

— Важно отметить, что «коммерческая охота на людей», или в простонародье «сафари», есть прицельная стрельба из снайперского и других видов вооружений по мирным жителям, — заявил Даниил Безсонов.

Прицельная стрельба из снайперского оружия. По мирным жителям.

Вот представьте себе, что вы живёте в той же Марьинке, как-то пережили четыре года войны и однажды вам прилетает в голову пуля из снайперской винтовки. Но не от вражеского снайпера, который, может, просто случайно принял вас за военного. А от «охотника» из Западной Европы, удовлетворяющего таким способом тягу убивать.

Дико? Но это реальность.

Конечно, можно подумать, что это очередной фейк, без которых ни одна война не обходится. Сколько вообще было уже таких диких историй за годы войны. От некоторых волосы дыбом встают. Во многие вещи я бы сам не поверил, что такое вообще возможно, если бы своими глазами не видел последствия этих вещей, не общался с очевидцами. Так что и в «сафари» в Донбассе верю охотно. Тем более, повторю, это не первый случай. Первый только в том плане, что тут речь идёт об «охоте» на мирных жителей. Хотя и в этом плане, скорее всего, не первый, просто раньше информация об этом не становилась достоянием СМИ.

Безсонов рассказал, что «сафари» занимаются боевики подразделения 30-й бригады в районе Марьинки и 93-й бригады в районе Докучаевска. Напомню, что против многих офицеров этих подразделений нашим СКР возбуждены уголовные дела за обстрелы мирного населения. Собственно, какая им разница: обстреливать людей из артиллерии или дать кому-то пострелять из снайперской винтовки, да ещё и за деньги. И деньги, надо понимать, немалые. Прибыль от «сафари», по данным разведки ДНР, получают не только её мелкие организаторы, но и сами комбриги, а также представители штаба ООС. Такая вот круговая порука.

То, что каждый зарабатывает как может в украинской армии, как и в целом в стране с первых дней незалежности, не секрет. Мы знаем, как Украина все эти годы успешно продавала военное имущество СССР — от авианосцев до ящиков с патронами, знаем, как ведут себя оккупанты на занятой территории Донбасса: пьянство, мародёрство, убийства мирных жителей — это обычные будни региона. Теперь ещё вот это «сафари».

И ведь совсем не удивляет уже. Моральный уровень украинской армии давно опустился ниже плинтуса. Нормальные люди — кто может — от призыва уклоняются. Идут либо те, кто не смог откосить или убежать (таких там быстро ломают и делают соучастниками военных преступлений), либо патологические садисты и нацисты, жаждущие крови.

Да, все эти «нацбаты» давно легализованы в качестве подразделений ВСУ или МВД, но характер этих подразделений не изменился, как и уровень «человеческого материала».

Как отмечает Безсонов, такое явление, как «сафари», появилось после смены формата военной операции украинских силовиков в Донбассе, когда СБУ перестала играть решающую роль в зоне оккупации и все полномочия перешли к военным.

Конечно, я не думаю, что «хрен слаще редьки» и что что-то всерьёз изменится. Разве что, действительно, в армии моральное разложение идёт более ударными темпами, так как туда набирают кого попало, а в спецслужбы всё же больше берут людей, обладающих определёнными навыками.

И ведь, как обычно, пройдёт эта информация мимо ушей западных «партнёров» Украины. А зря. Между прочим, правительствам тех западных стран, чьи граждане будут обнаружены и идентифицированы в процессе «сафари», всё же стоит принять к ним меры. А то совсем неприлично получится. Украине не впервой пробивать дно, а Европа всё же ещё может попытаться спасти репутацию.

Николай Валуев и Вольерная охота

Все охотники давно ждали законопроект о вольерной охоте, сказал первый зампред Комитета Госдумы по экологии Николай Валуев, комментируя соответствующий документ. Он пояснил, что допуск охоты в полувольных условиях будет осуществляться по определенным правилам, которые будут устанавливаться министерством природных ресурсов. «Это не то, что охотник может пойти и всех «выкосить», ничего подобного. Будут соблюдаться определенные сроки охоты. Например, устроить «узкий коридорчик», чтобы всех пробегающих животных расстреливать, как в тире — это глупости», — уточнил Валуев.

Депутат также сравнил такую охоту с сельским хозяйством. «Мы выращиваем животных для того, чтобы у населения была колбаса, мясо. Посмотрите, что творится на фермах, когда их содержат в маленьких клетках, убивают, но они для этого и выращиваются. Здесь то же самое, просто это значительно более гуманный, более цивилизованный подход. Этим законом даем возможность выращивать этих животных, но не убивать их всех поголовно, а сохранять правила охоты», — добавил Валуев. Он отметил, что данная охота — это возможность зарабатывать деньги для того, чтобы растить этих животных, выпускать на природу.

В видео (10 мин.) все подробности. Или в тексте, ниже ролика.

11 декабря 2019 г. Госдума приняла в первом чтении поправки к федеральному закону, делающие вольерную охоту легальной.

4 февраля Комитет Госдумы по природным ресурсам рекомендовал законопроект к принятию во втором чтении на пленарном заседании Госдумы.

11 февраля В Госдуме депутаты в третьем, окончательном чтении большинством голосов депутатов от «Единой России» приняли законопроект о вольерной охоте. Таким образом, предприниматели смогут на законных основаниях оградить земельный участок. А охотники, получив специальное разрешение, так называемые, путёвки, смогут их отстреливать. Вольерная охота — это официальное разрешение расстреливать диких животных в вольерах, в том числе отловленных и помещенных в загоны из природной среды.

12 февраля закон одобрен Советом Федерации

Зоозащитники и парламентская оппозиция говорят о популяризации убийств беззащитных животных. С их аргументами трудно поспорить. Ведь вольерную охоту, по-другому, как забава для богатеньких, не назовешь. Тех, кто решил развлечься, закон не будет ни в чем ограничивать – ни в оружии, ни в способе убийства – все зависит от интересов «спортсмена» в кавычках. Помня о принятом Думой законе о луках и арбалетах, можно предположить, что животные будут убиваться самым мучительным способом, с ними можно будет сделать всё, что позволит чьё-то извращенное воображение. Для этого нужно всего лишь получить путевку – заключить обычный договор на оказание услуг. Сторонники законопроекта ссылаются на опыт других стран, но умалчивают, что нигде не разрешено убивать животных непосредственно в вольерах, их там только выращивают и выпускают в охотничьи угодья, причем до охоты на них должно пройти минимум 4 месяца.

Читать еще:  Новые правила подачи заявок, оформления и выдачи разрешений на добычу охотничьих ресурсов

Кто непосредственные авторы скандального законопроекта?

Рабочую группу по обновлению устаревшего закона об охоте возглавлял первый заместитель председателя комитета по экологии и охране окружающей среды Николай Валуев. Он любит не только убивать животных, но и хвастаться в сети фотографиями с ними, а также давать интервью о своем «хобби» различным СМИ. Не так давно Валуев в составе комиссии по формированию Красной книги выступал за исключение из нее ряда животных. Также депутат становился героем скандалов из-за сомнительной законности убийства медведя и бобра.

Еще один из ярких авторов законопроекта – депутат Госдумы Владислав Резник. Он также любит убивать и является членом «Клуба горных охотников». Год назад Владислав предлагал узаконить трофейную охоту на животных, занесенных в Красную книгу.

15 февраля у Администрации Президента Российской Федерации прошла акция в формате «Живая линия». Около трехсот человек подали свои персональные обращения к Владимиру Путину с просьбой не подписывать закон о вольерной охоте. Очередь из желающих отправить обращение в приемную президента против вольерной охоты выстроилась до конца переулка. Ранее около 400 тысяч человек подписали петицию с обращением к Путину с просьбой не допустить легализации вольерной охоты.

Научное сообщество России также заявляло о пагубных последствиях данного закона, указывая на то, что природное разнообразие и многие виды животных окажутся под угрозой вымирания, из-за созданий вольерных зон, где планируют выращивать охотничьи ресурсы. 25 российских биологов написали открытое письмо о недопустимости принятия закона, легализующего вольерную охоту.

Как минимум два депутата из числа авторов документа не скрывают своей любви к охоте.

В 2016 году «Клуб горных охотников», в президиум которого входит депутат Владислав Резник, он же один из авторов поправок законопроекта, просил Александра Хлопонина (на тот момент вице-премьер, курировал сферу природопользования) выдать пять разрешений на добычу путоранского снежного барана, занесенного в Красную книгу РФ. Взамен клуб предложил 15 млн руб — в качестве пожертвования на программу охраны этого подвида. Господин Хлопонин поручил Минприроды «поддержать и подготовить пилотный проект по взаимодействию» с «Клубом горных охотников», но позже в выдаче разрешений охотникам отказал Росприроднадзор. Однако клуб не прекратил попытки легализовать трофейную охоту на краснокнижных животных. В 2018 году Владислав Резник направил в

Минприроды предложения «рассмотреть целесообразность» введения подобного вида охоты в России. Он ссылался на аналогичные зарубежные программы, когда полученные с такой охоты средства направляются на исследования и мероприятия по охране исчезающих видов. Предложения депутата вызвали общественное возмущение и пока ни к чему не привели.

Еще один автор поправок, Николай Валуев — тоже заядлый охотник. В интервью специализированным изданиям депутат делится, что больше всего любит охотиться на уток. Впрочем, ему интересна и более крупная дичь. Иногда господин Валуев даже публикует свои «записки охотника» — например, на сайте National Explorer можно найти его рассказ об охоте на оленей в Германии.

Охоту депутат вел с вышки, причем достаточно комфортабельной: «Все вышки оборудованы стеклопакетами. Внутри есть диванчик. В общем, все оборудовано с любовью и немецким тщанием. Охотиться с такой вышки одно удовольствие».

Господин Валуев в лучших традициях русской охотничьей прозы описывал ночной немецкий лес и его обитателей: «Ну, с Богом,— решился я и прильнул щекой к прикладу. Сделав пару глубоких вздохов, постарался немного успокоить сердце. Я понимал, что в тот миг на кону стояла моя охотничья репутация»,— рассказывал господин Валуев. Депутату не пришлось краснеть: «Все высыпали из джипа и принялись дружно поздравлять меня с удачей. Обмакнули в кровь веточку сосны и торжественно прикрепили мне на шапку».

Однажды охотничьими трофеями депутата заинтересовались прокуроры. В 2013 году Николай Валуев выложил в своем Twitter фотографии убитых на майской охоте в Архангельской области уток, бобра и медведя. Региональная прокуратура собиралась проверить, не нарушил ли депутат закон, убив этих животных,— весной их отстрел запрещен. Возбуждать уголовное дело не стали — по мнению следователей, «добыча бобра не причиняет крупного ущерба животному миру Архангельской области», а на убийство медведя и селезней у депутата была лицензия.

«Кровавый аттракцион для богатых иностранцев»: кто ведет охоту на людей в Донбассе

«Охота на людей» — такое развлечение уже несколько лет реализуют украинские военные. Любой обеспеченный иностранец может заплатить, чтобы приехать на линию разграничения и пострелять по военным и мирным жителям Донбасса. О подробностях кровавого «развлечения» рассказал публицист, директор центра изучения Донбасса и Украины Александр Казаков.

По его словам, все началось в 2014 году, когда в социальных сетях появились посты с указанием суммы, заплатив которую, можно попасть на территорию боевых действий в Донбассе.

«Я могу назвать имена. В частности, это Стен Паттон, бывший сотрудник ЧВК Blackwater, который в своем аккаунте Twitter публиковал расценки, зашифрованные. +0 шифр. Выстрел из гаубицы в нашу сторону — 100 долларов, из танка — 200, выстрел по мирной деревне — 350 долларов. Плюс ноль — 3500», — рассказал Казаков в студии программы «Открытый эфир».

По его словам, в 2014 году на призывы принять участие в «войнушке» за деньги откликнулось очень много иностранцев. Кроме того, на линии разграничения работали и представители частных военных компаний.

«Там работали ЧВК польские, например. Самые крупные ЧВК на той стороне. Правда, и вывозили мы их уже эшелонами потом, когда их уже не стало», — добавил Казаков.

Он отметил, что к 2017-2018 годам расценки выросли, так как позиционная война не дает возможности быстро «зайти, пострелять и уйти». По словам Казакова, основные доходы от такого бизнеса получает СБУ, которая его и контролирует.

Собеседник «Звезды» также рассказал о маршруте, который проходят все желающие принять участие в «охоте на людей». Сначала в закрытых группах размещается предложение, следом из-за рубежа поступает согласие. После этого стороны договариваются о цене. Человек сначала прилетает в Киев, потом его привозят в Днепропетровск, где его встречают сопровождающие от СБУ. Ему предоставляют ночлег и «сервис по полной программе». На следующий день иностранец получает документы СБУ, и его завозят на линию разграничения и в конкретный блиндаж.

По словам Казакова, в Донбасс приезжают не только богатые иностранцы, но и западные военные специалисты.

«Конкретный пример. Коминтерново. Чтобы показать своим украинским подопечным. Три группы малых диверсионных, которые были полностью укомплектованы канадцами-инструкторами, зашли на нашу территорию показать, как надо работать. Пострелять таксистов, шахтеров, ну у нас же ополченцы. Итог — вышло 2,5 группы на ту сторону. Поэтому я не советую даже богатым, здоровым и военным соваться в Донбасс. Украина не понимает, с кем она связалась, и они не понимают», — объяснил собеседник «Звезды».

Мнение, выраженное в данном материале, является авторским и может не совпадать с мнением редакции.

Охота в России становится дорогим развлечением для избранных

«Охота — дорогое и проблемное хобби», — считает источник, близкий к совладельцу банка «Россия» Николаю Шамалову, чье состояние Forbes оценивает в $500 млн. Бизнесмен и три его партнера ежегодно вкладывают в принадлежащие им охотничьи угодья в Приозерском районе Ленинградской области несколько миллионов рублей. Столько же тратят на содержание своих угодий по соседству президент РЖД Владимир Якунин с партнерами и дети губернатора Ленобласти Валерия Сердюкова, банкир Петр Авен, владелец НЛМК Владимир Лисин. А также чиновники, депутаты и бизнесмены, напрямую или через близкие им структуры арендующие охотничьи угодья в пяти областях, расположенных недалеко от Москвы и Петербурга.

Как поделили

Еще 10 лет назад почти все охотничьи угодья были общественными — в смысле числились за охотобществами. Но потом все изменилось. «Приехали москвичи, поохотились. Им понравились наши места, и они сказали, что хотят забрать участок», — вспоминает сотрудник одного районного общества охотников. «Подали заявку, выиграли конкурс и получили лицензию на участок, который хотели», — неохотно рассказывает московский бизнесмен, один из крупнейших арендаторов охотугодий на Северо-Западе.

Читать еще:  В Рязанской области открылась охота на лосей-самцов

Для получения лицензии достаточно было подать заявку и выиграть в безденежном «конкурсе намерений»: побеждал тот, кто обещал больше инвестировать в угодья. Кому присудить победу, решала конкурсная комиссия, состоящая в большинстве своем из местных чиновников. «Естественно, мы видели, кого поддерживали чиновники администрации области», — вспоминает тверской охотник, участвовавший в подобных конкурсах.

Правда, сначала надо было пробить сам конкурс: почти все угодья были в долгосрочной аренде у различных общественных организаций (военные, «Динамо», ветераны разных силовых структур и просто охотники). И общественников надо было еще убедить поделиться, чтобы выставить освободившийся участок на конкурс.

Как это происходило, можно судить по рассказу председателя правления Ярославского областного охотобщества Анатолия Дурандина (стенограмма есть на сайте общества): «Начались бесконечные проверки, в офисе ростовского отделения летом 2006 г. сначала нашли гранаты, позже в доме председателя этого общества — боевые патроны А сотрудник Пошехонской прокуратуры больше года ходил в контору Пошехонского охотобщества как на работу — утром приходил раньше работников общества и ждал, когда откроют дверь». Ярославские охотники в итоге отказались от 600 000 га, которые и были выставлены на открытые конкурсы (правда, у них еще 2 млн га осталось).

Много потеряли военные охотники Ленинградской области, констатирует помощник заведующего охотбазой «Запасное» в Приозерском районе Ленобласти Сергей Большихин. «У нас в основном остались только базы, а своих угодий уже нет», — говорит он.

«Бежецкое районное общество охотников и рыболовов в 2001 г. получило на 10 лет 143 700 га в Тверской области, и все это время от нас постоянно отрезают участки», — жалуется предправления общества Николай Филипович. По его словам, попытки отобрать угодья у бежецких охотников предпринимаются раз в два года — губернатор отменяет свое постановление, Тверьохотуправление аннулирует лицензию, а общество восстанавливает свое право на охоту в суде.

В промежутке между судами бежецкие охотники чуть не потеряли 35 800 га — участок в 2005 г. успели выставить на конкурс, и он перешел к компании «Дубакинское» тогдашнего вице-президента «Лукойла» Алексея Смирнова. Обществу удалось этот конкурс опротестовать в суде. Само «Дубакинское» до 2000 г. принадлежало Военно-охотничьему обществу Московского военного округа, а потом вместе с тверскими угодьями досталось «Лукойлу». В пресс-службе «Лукойла» «Ведомостям» сообщили, что это был личный проект Смирнова, уроженца Бежецка. «Когда “Дубакинское” было у военного общества, это было унылое разоренное предприятие, — рассказал Смирнов. — У меня был вертолет, и когда мы облетели хозяйство и посчитали, сколько в нем лосей, то их оказалось всего 16. Сейчас в “Дубакинском” более 500 лосей». Бывший топ-менеджер «Лукойла» убежден, что государство и общественные организации показали себя неэффективными собственниками.

С 1 апреля 2010 г. вступил в силу закон об охоте, который должен был поменять правила игры: угодья разыгрываются теперь на открытых аукционах за живые деньги. Но большинство арендаторов подготовились к этому заранее — выиграли конкурсы, которые закрепили за ними угодья на 49 лет. Например, в Тверской области тогдашний губернатор Дмитрий Зеленин 30 марта 2010 г. подписал 16 распоряжений о предоставлении на 49 лет «для осуществления пользования животным миром в виде охоты» лесных участков общей площадью 220 085 га. Это право компании выиграли на проведенных незадолго до этого открытых конкурсах. За неделю до этого, 22 марта 2010 г., Зеленин подписал 15 распоряжений о предоставлении 205 514 га. Похожие конкурсы накануне вступления в силу нового закона провели в Ленинградской, Псковской, Ярославской и других областях. Фактически арендаторы таким способом застолбили участки почти на столетие — тот же закон предусматривает, что еще 49 лет они получат потом по преимущественному праву, без аукциона.

Охота не бизнес

Заработать на охотхозяйстве практически нереально, настаивают все опрошенные «Ведомостями» пользователи угодий. «Охотхозяйства не окупаются в России, потому что это не Африка и у нас нет бегемотов. У нас только кабаны, лоси и очень мало медведей», — рассуждает московский предприниматель Владимир Товмасян, чья компания «Вологодская охота» — крупнейший частный арендатор вологодских угодий (218 000 га). По словам Товмасяна, экономика охотхозяйства простая: зарплата егеря составляет 7000 руб. в месяц, а путевку на добычу кабана можно продать за 8000 руб. «Вологодская охота» получает лимит на добычу 12 кабанов в сезон, т. е. на деньги, полученные от продажи всех путевок на кабана, можно выплатить зарплату одному егерю. А их несколько, плюс охотхозяйства должны закупать зерно для подкормки животных, строить вышки, содержать технику.

Лицензию на добычу лося охотхозяйство покупает у государства примерно за 3000 руб., кабана — за 750 руб., рассказывает предправления тверского «Егеря» (600 000 га в аренде) Юрий Полуйко. В частных охотхозяйствах путевка на лося будет стоить уже 30 000 руб. плюс 3000 руб. в день за проживание и питание. Разница идет на покрытие расходов по подкормке животных, содержание егерей и охотоведов, технику. Но денег от путевок не хватает. В «Егере» на путевках смогли заработать в 2010 г. всего 5 млн руб. при расходах в 200 млн руб., говорит Полуйко.

Охотхозяйства держат не для бизнеса, а для отдыха. Поэтому чужих сюда стараются не пускать. «Мы пытались продавать путевки, но это нас не устроило скорее морально. Приезжаешь в свое хозяйство — а там чужие люди, купившие путевки. Были эксцессы, пьяные на охоте. Поэтому сейчас мы держим охотхозяйство только для себя и знакомых по стрелковому клубу», — рассказывает совладелец Кудеверского охотхозяйства в Псковской области Сергей Иванкин.

«Рядовых охотников туда [в угодья Шамалова] не пускают. У нас есть обеспеченные люди, которые готовы заплатить за охоту на кабана и лося, но они не продают путевки. Держат квоты для себя», — рассказывает Большихин. «Для них есть общедоступные угодья (по закону 20% угодий в регионе должно быть доступно для всех. — “Ведомости”)», — объясняет Шамалов. В Мельниковском обществе (здесь охотится Якунин с партнерами) можно купить путевку на утку, но она стоит намного дороже, чем у Военно-охотничьего общества Петербурга, добавляет Большихин.

В «Румелко-спортинге» — тверском охотхозяйстве Лисина — всем желающим разрешено охотиться на зайца или утку, рассказывает директор компании Эдуард Кулишкин. Но путевки на лося и кабана клуб на сторону не продает.

Бежецкие охотники теоретически могут поохотиться на уток и гусей в «Дубакинском». «Но там стоимость одной зорьки — 10 000 руб. У нас таких зарплат нет», — возмущен Филипович. Хозяин «Дубакинского» Смирнов, правда, уверяет, что для бежецких охотников установлены льготы.

Отдых в кругу своих часто идет на пользу делу. «Охота — это способ неформального общения с нужными людьми» — так формулирует эту мысль топ-менеджер московского продовольственного холдинга. В 2008 г. он с партнером взял в аренду более 30 000 га угодий в Тверской области. «В мире охота всегда была местом встреч друзей и коллег, где в неофициальной обстановке можно обсудить разные проблемы. Только в России почему-то к этому относятся негативно и считают коррупцией», — согласен один из владельцев охотхозяйства. «Но это не классическая охота, а что-то другое. Я был один раз в “Завидово”, больше туда не поеду. Лучше поохочусь в Белоруссии», — говорит владелец крупной зерновой компании.

Источники:

http://www.ohotniki.ru/editions/rog/article/2008/06/10/36718-ohota-tolko-dlya-bogatyih.html
http://life.ru/p/1127227
http://pikabu.ru/story/nikolay_valuev_i_volernaya_okhota_7248283
http://tvzvezda.ru/news/ekskluziv/content/20199191239-yNqij.html
http://hunfis.ru/hunting-articles/2726/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector