1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Охота с подсадной уткой на селезня переживает второе рождение

Охота с подсадной уткой на селезня переживает второе рождение

Традиционная охота с подсадной уткой на селезня переживает в последние десять лет не то что бы второе рождение, но как минимум новый всплеск интереса со стороны охотников.

ФОТО СЕРГЕЯ ФОКИНА

Объясняется это явление отнюдь не увеличением сроков весенней охоты, что было бы разумным, и не предоставлением преференций владельцам подсадных — по подобию охотничьих собак, что было бы обоснованным.

Причины здесь совсем другого рода и даже не совсем охотничьего толка, поскольку лежат в плоскости скорее социальной.

Дело в том, что начиная с сезона 2007–2008 годов, благодаря инициативе тульских охотников, в России стали организовываться первые массовые полевые мероприятия с участием подсадных уток.

Так изначально индивидуальная, можно сказать камерная, охота совершенно неожиданно получила своеобразную выставочную витрину — торжище и ристалище «в одном флаконе», всероссийскую арену для состязаний пернатых помощниц.

Заводчикам уток и всем ценителям заркой работы подсадной предоставилась площадка для встреч перед началом весеннего сезона, обмена опытом и племенным материалом, а главное, шанс помериться силами с коллегами по увлечению.

Во время весенних охот с подсадными нужно быть готовым к любым сюрпризам погоды. ФОТО СЕРГЕЯ ФОКИНА

Не является секретом тот факт, что именно возможность демонстрации своих питомцев на полевых мероприятиях во всех развитых в охотничьем отношении странах является мощнейшим стимулом развития собаководства — вплоть до крайностей, когда практическое использование собаки на охоте переходит в разряд второстепенных задач, уступая приоритет подготовке к победам в фильд-трайсовых турнирах.

И в нашем случае фактор состязательности, педалирующий инстинкт соперничества — один из вечных двигателей человеческой сущности — сыграл свою решающую роль. Впрочем, исключительно положительную для пользы утиного дела.

Каждую подсадную утку тщательно осматривают перед началом работы на воде. ФОТО ЮРИЯ БОРЗУНОВА

Весь этот охотничье-соревновательный «замес» совершенно закономерно спровоцировал новую волну интереса к подсадной утке — уникальному явлению в отечественной охотничьей культуре.

К сожалению, рост числа публикаций в профильных СМИ и обсуждений темы на площадках охотничьих интернет-форумов продемонстрировал явный перевес количества контента над его качеством, а также выраженный дефицит информации по ряду существенных вопросов.

И если в смысле непосредственно «технологии» охоты с подсадной написать что-то принципиально новое на фоне наших классиков Ярослава Сергеевича Русанова и Виктора Васильевича Рябова вряд ли представляется возможным, то в вопросах собственно подсадной утки как зоотехнического объекта ситуация совсем иная.

Здесь читателю предлагается, можно сказать, гремучий коктейль из недопонятых фактов, недочитанных данных, безосновательных выводов и просто откровенных глупостей, к тому же щедро приправленный изрядной порцией личного субъективизма.

Поскольку классическая научная методология учит нас, что без истории предмета нет теории предмета, в первую очередь хотелось бы коснуться вопроса происхождения этой уникальной породы охотничьей птицы, развеяв по возможности туман укоренившихся заблуждений.

С точки зрения той же методологии генезис любого явления базируется на трех основных вопросах: когда, где и почему. И начать в нашем случае стоит, пожалуй, с последнего, с мотивов: зачем нашему пращуру-охотнику вообще понадобилась такая птица.

Щекинский р-н, Тульская обл. Гости из «МК» перед охотой с подсадной по приглашению Клуба любителей русской подсадной утки. ФОТО: СЕРГЕЙ ОСОКИН, АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВ

В целом ряде источников, как вековой давности, так и современных, при рассмотрении вопроса об истоках охоты с подсадными традиционно упоминается промысловая добыча водоплавающих в местах скоплений.

При этом обязательно перечисляются разного рода орудия массового лова: перевесные и кроющие сети, вершеобразные ловушки и иже с ними. Одним из необязательных, но крайне желательных элементов сего действа была, разумеется, манная утка (или утки).

Далее из этого факта, который сам по себе суть истинная правда, путем достаточно прямолинейного умозаключения авторы приходят к простому выводу, что, дескать, там-то и зарыты корни наших подсадных.

На первый взгляд вся эта цепочка выглядит предельно логично: есть утки, есть сети, есть манное животное — можно сказать, полшага осталось до современной подсадной. Однако, как часто случается в математике, если задача решается слишком легко, значит, что-то вы делаете не так.

ФОТО АЛЕКСАНДРА ПЕТРОВА

Хорошо известно, что любой способ добычи животных базируется на учете конкретных и специфичных биологических закономерностей, определяющих существование того или иного вида (либо близкородственной группы видов).

Разумеется, охота на уток исключением из этого правила не является, и в основе всех известных способов лежат точно такие же закономерности.

Массовая охота на уток — будь то в период осеннего пролета, либо во время зимовок — эксплуатирует один из базовых, первичных, инстинктов — стадный (по отношению к птицам на язык напрашивается, конечно же, «стайный», но такова устоявшаяся биологическая терминология).

Именно этим инстинктом обусловлено стремление (в данном случае гусеобразных) в определенные периоды года не избегать общества себе подобных, а, напротив, активно стремиться к реализации групповых форм сосуществования — совместному фуражированию, совместному отдыху и совместным миграциям.

У основной массы уток Палеарктики, зимующих на западе Евразии и в Северной Африке, наиболее ярко стадный инстинкт выражен, разумеется, осенью, при подготовке и во время осуществления сезонных перелетов к местам зимовок.

В другое же время года он в большей или меньшей степени угнетается ввиду необходимости выращивания потомства, что подразумевает непубличность. Как раз на упомянутом принципе основана одна из наиболее массовых утиных охот — на осеннем пролете с чучелами.

Победитель весенней выставки КЛРПУ Виктор Конушкин с питомицей. Веневский р-н, Тульская обл. ФОТО: СЕРГЕЙ ОСОКИН, АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВ

С неживыми чучелами, отметим про себя, и при этом вполне успешная. Наличие манной птицы призвано лишь «оживлять» композицию из высаженных чучел, добавляя пластмассовой флотилии правдоподобия в глазах соплеменников.

И именно этот факт объясняет порой весьма успешное использование осенью в качестве подсадных совершенно неприспособленных объектов — вплоть до промышленных утиных кроссов. Сие вовсе неудивительно, если учесть, что никакой заркой квачки и самозабвенной осадки от утки в это время года не требуется. Равно как и широкого вокального репертуара и замечательной чистоты голоса.

Необходимым и достаточным условием является, чтобы птица была в добром теле, демонстрировала «активную жизненную позицию» и тем самым обеспечивала сородичам информационный повод для скорейшего приводнения с перспективой сытной кормежки и отдыха.

Что же касается всякого рода песенных изысков, требования к манной птице в описанной ситуации довольно скромны: «здесь безопасно, нет ветра и вдоволь корма» — нечто подобное любая утка мира способна убедительно промодерировать без всякой предварительной тренировки.

ФОТО: СЕРГЕЙ ОСОКИН, АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВ

Неудивительно, что для решения подобной задачи вполне годится утка, выведенная из «диких» яиц, подложенных под дворовую несушку, — как, собственно, зачастую и поступали. Никакой особой породы в этом случае выводить не требуется — по причинам, перечисленным выше.

Кроме того, очевидно, что продуктивное использование всех упомянутых орудий промыслового лова в наших широтах имеет смысл только в конкретный период года — во время осенней миграции, когда привлекательность голоса манной птицы является лишь факультативной составляющей охоты, никак не определяющей ее успех.

Во избежание обвинений в сужении поля дискуссии следует оговориться, что часто упоминаемая в контексте проблемы охота в местах зимовок ничем с этологической (поведенческой) точки зрения от нашей осенней не отличается, ибо здесь имеет место ровно та же эксплуатация стадного инстинкта на фоне временно угнетенного полового.

Одна из участниц испытаний подсадных уток. Тульская обл. ФОТО: СЕРГЕЙ ОСОКИН, АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВ

Совершенно иначе обстоит дело с охотой весенней. Очевидно, что в процессе охоты на селезня с подсадной эксплуатируется совсем иной базовый инстинкт — еще более сильный, нежели стадный, а именно — половой.

И в этом случае аттрактивность вокализации, т.е. привлекательность именно голоса (и в первую очередь голоса) подсадной утки приобретает статус решающего фактора. С той лишь разницей, что для самой утки этот фактор определяет успешность реализации репродуктивной программы, а для ее владельца — успешность охоты.

Suum cuique — как говорится, каждому свое. И если осенью какая-либо целенаправленная персонифицированная работа птицы по пролетающему селезню не требуется (а зачастую она и физически невозможна в условиях массового пролета), то весной дело обстоит с точностью до наоборот.

Ибо в этом случае имеет место в полном смысле слова интимный диалог конкретной подсадной утки с конкретным диким собратом — неважно, одиноким или уже «обрученным».

И, разумеется, никакие стадные инстинкты в упомянутом диалоге сколь-нибудь значимой роли не играют.

Утка работает не просто конкретизировано, она прилагает все усилия, чтобы заинтересовать селезня перспективой утех совершенно определенного рода — и всякая-разная кормность угодий вкупе с тихостью заводи отступают на двадцать пятый план по шкале приоритетов.

Ведь именно мощнейший половой инстинкт способен иногда подавить инстинкт номер один — самосохранения и заставить потерявшего голову крякаша подсаживаться порой к искусительнице в такие места, куда в здравом уме он даже не помыслил бы зайти на посадку.

Это принципиальнейшее различие неумолимо разводит по разные стороны селекционной директрисы требования для манной утки на осеннем пролете и охоты на селезня весной.

И только необходимость получения птицы с гипертрофированной феминальной аттрактивностью, т.е., проще говоря, привлекательностью для мужского пола, могла побудить нашего предка-охотника к постановке соответствующей селекционной задачи — выведению специальной «ученой утки», как ее называл С.Т. Аксаков, для ружейной охоты на селезня в весеннем сезоне.

Таким образом, имеются все основания полагать, что различные практические цели, предусматривающие и различные методы их достижения, исключают возможность непосредственного формирования подсадной подружейной утки современного типа от промысловых птиц охотников-«сетевиков».

Два мира — две идеологии, как говорили в свое время политические обозреватели на советском телевидении. Упрощенно-прямолинейное же выведение одного из другого применительно к принципиально разным животным противоречит как общебиологическим, так и зоотехническим принципам и закономерностям.

Закономерностям, которые, к счастью, в окружающей природе действуют неукоснительно, без оглядки на человеческое несовершенство.

Такова в общих чертах истинная причинная генеалогия уникальной породы охотничьих птиц — безо всяких промысловых предпосылок в анамнезе.

Что же касается генеалогии временной и пространственной, то ответы на оставшиеся вопросы — «где» и «когда» — будут представлены на суд читателя в следующей статье.

Весенняя добыча селезней с подсадной уткой: основные моменты

Охота весной на селезня с подсадной уткой, заключается в том, что охотник, высаживает на воду подсадную (манную) утку и укрывается в заранее приготовленном укрытии (шалаше). Далее, утка своими призывными криками должна привлечь и заставить сесть селезней, ищущих себе пару. После чего охотнику останется только добыть трофей метким выстрелом. Однако эта, на первый взгляд, простая схема имеет множество нюансов, касательно и самой подсадной и процесса подготовки к охоте.

Какую утку взять?

Выведенные путём отбора и селекции, породы подсадных уток ведут свой род от общего предка – дикой кряквы. В начале прошлого столетия охота с подсадной получила большую популярность в губерниях средней полосы России. Благодаря этому были выведены породы уток, отличающиеся превосходными рабочими качествами и красивыми голосами. Наиболее известные из них это – Тульские, Воронежские, Саратовские, Пензенские и Семёновские подсадные.

Подготовка к охоте

Подготовку к весенней охоте на селезня нужно начинать заранее, перед открытием сезона. Первым делом нужно определить районы излюбленного скопления дичи. В разной местности это могут быть болота с плёсами, поймы рек, озёра и пруды, заливные луга.

Засидка

В выбранном месте нужно заблаговременно позаботиться о постройке шалаша на удобной позиции. Укрытие должно быть достаточно прочным, чтобы противостоять возможной непогоде. Важно, подбирать материал для него был в той же цветовой гамме, что и окружающий ландшафт. Выделяющийся контрастным пятном на общем фоне шалаш насторожит и отпугнёт добычу. Так, если засада оборудуется в камыше, стены должно укрыть камышом, а еловые лапы, например, подойдут для шалаша на краю хвойного леса.

В стенах делается несколько бойниц по всему сектору обстрела. Следует обратить внимание на стены и особенно крышу, через неё не должно быть видно охотника, так как селезень способен заметить притаившегося стрелка, сквозь небрежно набросанные ветки.

Читать еще:  Как остаться с гусем на весенней охоте

Оружие

Для охоты подойдет любое гладкоствольное ружье двенадцатого, шестнадцатого или двадцатого калибра. Можно выбрать одноствольное или двуствольное ружье как с горизонтальным, так и с вертикальным расположением стволов. Единственный минус одноствольного ружья в том, что если подраненный селезень снова встанет на крыло можно не успеть перезарядить ружье и подранок улетит. В этом случае очень удобны полуавтоматические ружья, которые позволяют совершить несколько выстрелов. В целом выбор оружия для охоты на селезня весной подразумевает хороший бой и кучность дробовой осыпи на короткой дистанции, так как в основном требуется единственный верный выстрел, и селезень будет добыт.

Патроны

Так как выстрел производится на короткой дистанции, и дробовой сноп идет очень кучно, то для данной охоты можно выбрать более крупную дробь в отличие от охоты на тяге. Некоторые охотники применяют даже нулевку, но все же лучше выбирать дробь от 1 и до 5 номера. В основном применяют патроны с дробью 3 и 4 номера.

Что такое вызаривание подсадной утки?

Чтобы охота сложилась удачно, необходимо также позаботиться о подготовке к сезону пернатой помощницы. Обязательным процессом является «вызаривание» подсадной. За пару недель до открытия сезона, утку каждый день высаживают на воду минут на 40. Это поможет ей освоиться и привыкнуть к обстановке, привести в порядок оперение.

Как выбрать подсадную?

К утке также существует ряд требований, выполнение которых поможет не испортить процесс охоты. Итак, подсадная утка:

  • должна быть приучена к рукам;
  • спокойно вести себя на привязи (не рваться с неё);
  • не должна бояться выстрела;
  • должна обладать хорошим голосом;
  • не молчать, работать и давать осадки (короткое частое кряканье) при виде селезня.

Нужно заметить, что лучшими считаются утки, дающие короткие осадки из 3–4 звуков.

Охота с подсадной

Прибыв на место охоты до рассвета, подсадную высаживают на расстоянии 20–25 метров от подготовленного шалаша. Для этого в дно втыкается колышек с приделанной сверху небольшой круглой площадкой. Так как утке придётся провести довольно длительное время в холодной воде, эта площадка даст ей возможность обсохнуть и отдохнуть. К колышку утка привязывается шнурком длиной до 1,5 метров. Лучше использовать скользящее вокруг колышка кольцо, дабы предотвратить закручивание. На лапке подсадной должна быть «ногавка» — кожаный ремешок с петлёй, к которой карабином крепится шнурок.

И ещё один важный момент. При стрельбе по подсевшему селезню, в пылу и азарте, нельзя забывать о радиусе поражения дроби и возможности её рикошета от воды. Никакой трофей не стоит загубленной подсадной.

Особенности весенней охоты с подсадной уткой

Увлекательная и любимая многими охота, проводимая весной с использованием подсадной утки, ставит целью добычу селезня, поскольку самок в этот период отстреливать нельзя. Период охоты устанавливают Правила охоты, принятые 16.11.2010 № 512 с последующими дополнениями. Ориентируясь на этот документ, более конкретные сроки определяются охотуправлением региона. Средняя продолжительность охоты весной с подсадной уткой равна десяти дням.

Подготовительный период

Выращивание подсадной утки является достаточно сложным видом деятельности. Представляет она собой дикую крякву, прошедшую в далеком прошлом процедуру одомашнивания по известной специалистам методике целенаправленного отбора с последующим сохранением и усилением особых качеств.

Доминирующим достоинством подсадных уток, необходимых для организации эффективной охоты, является их голос, при помощи которого селезень обнаруживает присутствие самки и летит целенаправленно в этом направлении. Опытные охотники дифференцируют таких уток по высоте звучания и тембру. Наиболее ценными считаются особи, издающие низкий учащенный крик.

Подготовку подсадных уток к весеннему сезону целесообразно начинать с сокращения рациона, позволяющего убрать лишний жир, накопившийся в течение зимы. Такая мера позволяет придать утке активности, иначе разжиревшая утка будет вести себя во время охоты вяло и не сможет длительное время исполнять свои функции по привлечению селезня. Их отгораживают от самцов, когда начинается брачный период.

Еще с начала весны проводятся мероприятия, направленные на регулярное пребывание птицы в воде. При отсутствии водоема ставится корыто. Утка приобретает навыки ухода за оперением, находясь в воде долгое время и при выходе из нее покрывая перья выделениями копчиковой железы. Это позволит ей в условиях охоты не переохлаждаться и эффективно «работать» долгое время.

Поскольку утка может во время охоты сорваться и улететь, то целесообразно провести подрезку.

Специалисты утверждают, что достаточно правильно подрезать одно крыло и тогда не придется переживать по поводу потери ценной подсадной особи.

Разведение подсадных уток от яйца до голосистой красавицы

Приучение к ногавке

Следующий этап предполагает приучение подсадной утки к ногавке. Это кожаный ремень, привязываемый к ее ногам и служащий для удержания птицы на определенном месте. Служить ногавкой может капроновый темный шнур, имеющий толщину около 3 мм, с кожаными манжетами с одной стороны, позволяющими прикрепить нить к обеим лапкам. С другой стороны шнура крепится груз, имеющий достаточный вес, не позволяющий утке утащить его. Груз помещается в корзинку и опускается в воду. Такие тренинги проводятся ежедневно, пока утка не перестанет замечать ногавку.

Можно подготовить стержень с закрепленным сверху фанерным кругом. Стержень втыкается в дно так, чтобы круг был немного прикрыт водой. Шнур, отходящий от браслета на ноге утки, вторым концом привязывается к кругу, который вращается вокруг оси. Утка плавает свободно, а при необходимости получения отдыха садится на круг.

В итоге подготовки подсадная утка должна приобрести следующие качества:

  • смелость;
  • отсутствие боязни незнакомого водоема, выстрелов, других птиц, убитых селезней;
  • хорошее знание хозяина;
  • быстрое реагирование на зов хозяина.

Для вызаривания – приучения к незнакомому открытому водоему, достаточно несколько раз выехать с подсадной уткой на него минут на сорок.

Содержание

Круглогодичному содержанию поголовья уток, из которого ведется отбор наиболее достойных особей в качестве подсадных, обязательно уделяется внимание. Летом идеальным вариантом является выпас на естественных водоемах. Если такой возможности нет, то на участке делается загон в месте, где растет сочная трава, которую утки с удовольствие щиплют. Для купания обустраивается небольшой пруд или ставится корыто, где вода регулярно заменяется. Зерна в этот период им дают немного.

В процессе подготовки самок к насиживанию нужно проверить гнезда, чтобы в них оставалось не более 12 яиц. После появления утят их переносят в теплое помещение и каждому дают из пипетки выпить слабый раствор марганцовки. Чтобы быстрее вызвать инстинкт к активному приему еды дается крутое яйцо в измельченном виде и перемешанное с кашей. Утята начинают склевывать частицы корма, которые находятся на перьях соседей, так как для них движущиеся объекты становятся мотивом к клеванию. Поэтому полезно специально часть кормовой смеси в первый день посыпать на самих птенцов.

Зимой готовится смесь из овса, пшеницы или проса с добавлением измельченных овощей – свеклы, капусты. Не чаще одного раза в неделю в рацион вводится рубленое мясо.

Отдельно ставится емкость, наполненная песком крупной фракции, мелом или ракушечником. Содержатся они в утепленном домике, где регулярно меняется соломенная подстилка.

Выбор места и времени для охоты

Одним из важных условий получения хорошего результата от охоты весной на селезней является грамотно выбранное место, если планируется использовать подсадных уток.

Удачными считаются участки с разливами естественных водоемов – озер или рек. Места, где будут находиться подсадные утки, должны быть без сильного течения и чистыми от кустарников, камышей. Это обеспечит хороший обзор охотнику, а также не позволит шнуру ногавки запутаться в ветках и корягах.

Не обходят стороной утки болота, особенно покрытые кочками и поросшие осокой. Там можно подобрать участок с чистым плесом, где будет помещаться подсадная утка. Если на берегах растут густые камыши, то их можно использовать в качестве естественного укрытия для охотника.

Лучшим временем, когда охота является наиболее эффективной, является раннее утро и вечерние сумерки при появлении первых звезд.

В эти часы водоплавающая птица проявляет большую активность, чем днем. Также более интенсивное движение уток происходит при спокойной безветренной погоде, чем во время дождей и сильных ветров.

Разведку необходимо провести заранее, выходя без ружья на утренней или вечерней заре. Это позволит определить кормовые места, а также маршруты, по которым весной преимущественно пролетают утки.

Обустройство укрытия

Зависит успешность охоты, проводимой на селезней весной с помощью подсадной утки, от тщательности обустройства укрытия и грамотного выбора места для него. Определяется место во время предварительной разведки местности. Это должен быть участок, где наблюдается наибольшей скопление уток. Располагаться укрытие должно на расстоянии от 20 до 30 метров от плеса, где будет находиться подсадная утка.

Есть несколько видов укрытий.

  • Шалаш возводится из материалов, находящихся поблизости – камыша, веток тальника, лапника хвойных пород. Конструкция делается сразу прочной, устойчивой, чтобы легко вынесла непогоду и ветер. Заделывается тщательно крыша, а в стенах обустраиваются хорошо замаскированные бойницы. Они должны обеспечить хороший обзор.
  • В местах, которые практически полностью открытые, целесообразно соорудить скрадок. Для него, если позволяет почва, и нет близких грунтовых вод, копается яма метровой глубины и такого же диаметра, в которой оставляется уступ, чтобы охотнику можно было сидеть. Сверху углубление надежно маскируется дерном или укрывается ветками. Чтобы грунтовая влага не создавала неудобств во время нахождения в скрадке, можно вкопать достаточно объемную бочку, закрыв верх подручными материалами.
  • Если местность не позволяет возвести шалаш или сделать скрадок, можно в прибрежных зарослях замаскировать лодку.

Особенности весенней охоты

Весенняя охота разрешается только для отстрела селезней. По этой причине существуют два приоритетных способа: один с применением чучел и духового манка, а второй с использованием подсадной утки.

Занимать место в подготовленном заранее укрытии необходимо заранее, пока еще не начинается интенсивный перелет уток. Еще раньше свое рабочее место занимает подсадная утка. Обычно время интенсивной охоты ограничены утренней и вечерней порой, но иногда в пасмурную безветренную погоду удается поохотиться на селезней в течение всего дня.

Опытные охотники берут с собой двух подсадных уток, что позволяет менять их. Освободившаяся птица отдыхает в корзине, пока ее напарница «работает». Иногда добавляют для достоверности несколько чучел, которые должны продемонстрировать иллюзию стайки птиц, опустившихся на водную гладь. Охотнику необходимо в укрытии сидеть практически неподвижно, чтобы не спугнуть птиц.

Чтобы создать подсадной утке мотивационный порыв к началу подачи голоса, можно применить духовой манок. Следует учитывать, что Правила охоты запрещают применять электронные манки (пункт 52.14). Чтобы побуждать утку подавать голос, некоторые недалеко от куста прячут корзину с селезнем. Заслышав его, подсадная утка начинает активнее посылать свои призывные крики. Также для надежности некоторые бывалые охотники высаживают двух подсадных уток в некотором удалении друг от друга.

Селезень, привлеченный этим криком, подлетает к подсадной утке со стремлением опуститься рядом с ней на воду. Этот момент посадки и нужно уловить охотнику, поскольку он является самым подходящим для выстрела. Стрелять в уже опустившихся селезней следует только в ситуации отсутствия риска попасть в подсадную утку. Если нет полной уверенности, лучше выстрел пропустить.

Пока продолжается интенсивная утренняя или вечерняя охота покидать укрытие для сбора добычи не рекомендуется. Это можно сделать в конце периода. Для отстрела селезней во время охоты весной применяется дробь за номерами 4, 5, если предполагается добыть уток крупных пород – шилохвость, кряква. Для отстрела чирков берется номер 6, а иногда эффективной бывает и «семерка».

Ружье на уток при охоте весной пристреливается заранее, так как в этот период важна резкость и кучность боя, поскольку оперение еще очень плотное.

Если возникает ситуация, когда рядом с подсадной уткой садится целая стая птиц, то охотнику нужно внимательно выделять среди них селезней, чтобы не нарушить установленные правила. Иногда сверху начинают нападать хищные птицы, привлеченные видом подстреленной дичи. Охотнику нужно постараться отогнать их, стреляя в воздух.

Как предписывают Правила, одной из особенностей охотничьего сезона весной является запрет ведения стрельбы влет, в процессе которой невозможно отличить самца от самки.

Читать еще:  Охота на лося помогла бросить курить

Видео: Как я выбирал подсадных уток

Охота с подсадной уткой на селезня переживает второе рождение

ФОТО СЕРГЕЯ ФОКИНА

Объясняется это явление отнюдь не увеличением сроков весенней охоты, что было бы разумным, и не предоставлением преференций владельцам подсадных — по подобию охотничьих собак, что было бы обоснованным.

Причины здесь совсем другого рода и даже не совсем охотничьего толка, поскольку лежат в плоскости скорее социальной.

Дело в том, что начиная с сезона 2007–2008 годов, благодаря инициативе тульских охотников, в России стали организовываться первые массовые полевые мероприятия с участием подсадных уток.

Так изначально индивидуальная, можно сказать камерная, охота совершенно неожиданно получила своеобразную выставочную витрину — торжище и ристалище «в одном флаконе», всероссийскую арену для состязаний пернатых помощниц.

Заводчикам уток и всем ценителям заркой работы подсадной предоставилась площадка для встреч перед началом весеннего сезона, обмена опытом и племенным материалом, а главное, шанс помериться силами с коллегами по увлечению.

Во время весенних охот с подсадными нужно быть готовым к любым сюрпризам погоды. ФОТО СЕРГЕЯ ФОКИНА

Не является секретом тот факт, что именно возможность демонстрации своих питомцев на полевых мероприятиях во всех развитых в охотничьем отношении странах является мощнейшим стимулом развития собаководства — вплоть до крайностей, когда практическое использование собаки на охоте переходит в разряд второстепенных задач, уступая приоритет подготовке к победам в фильд-трайсовых турнирах.

Читайте материал «Выращиваем подсадных уток правильно»

И в нашем случае фактор состязательности, педалирующий инстинкт соперничества — один из вечных двигателей человеческой сущности — сыграл свою решающую роль. Впрочем, исключительно положительную для пользы утиного дела.

Каждую подсадную утку тщательно осматривают перед началом работы на воде. ФОТО ЮРИЯ БОРЗУНОВА

Весь этот охотничье-соревновательный «замес» совершенно закономерно спровоцировал новую волну интереса к подсадной утке — уникальному явлению в отечественной охотничьей культуре.

К сожалению, рост числа публикаций в профильных СМИ и обсуждений темы на площадках охотничьих интернет-форумов продемонстрировал явный перевес количества контента над его качеством, а также выраженный дефицит информации по ряду существенных вопросов.

И если в смысле непосредственно «технологии» охоты с подсадной написать что-то принципиально новое на фоне наших классиков Ярослава Сергеевича Русанова и Виктора Васильевича Рябова вряд ли представляется возможным, то в вопросах собственно подсадной утки как зоотехнического объекта ситуация совсем иная.

Здесь читателю предлагается, можно сказать, гремучий коктейль из недопонятых фактов, недочитанных данных, безосновательных выводов и просто откровенных глупостей, к тому же щедро приправленный изрядной порцией личного субъективизма.

Поскольку классическая научная методология учит нас, что без истории предмета нет теории предмета, в первую очередь хотелось бы коснуться вопроса происхождения этой уникальной породы охотничьей птицы, развеяв по возможности туман укоренившихся заблуждений.

Читайте материал «Охота с подсадной уткой: невероятные эмоции»

С точки зрения той же методологии генезис любого явления базируется на трех основных вопросах: когда, где и почему. И начать в нашем случае стоит, пожалуй, с последнего, с мотивов: зачем нашему пращуру-охотнику вообще понадобилась такая птица.

Щекинский р-н, Тульская обл. Гости из «МК» перед охотой с подсадной по приглашению Клуба любителей русской подсадной утки. ФОТО: СЕРГЕЙ ОСОКИН, АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВ

В целом ряде источников, как вековой давности, так и современных, при рассмотрении вопроса об истоках охоты с подсадными традиционно упоминается промысловая добыча водоплавающих в местах скоплений.

При этом обязательно перечисляются разного рода орудия массового лова: перевесные и кроющие сети, вершеобразные ловушки и иже с ними. Одним из необязательных, но крайне желательных элементов сего действа была, разумеется, манная утка (или утки).

Далее из этого факта, который сам по себе суть истинная правда, путем достаточно прямолинейного умозаключения авторы приходят к простому выводу, что, дескать, там-то и зарыты корни наших подсадных.

На первый взгляд вся эта цепочка выглядит предельно логично: есть утки, есть сети, есть манное животное — можно сказать, полшага осталось до современной подсадной. Однако, как часто случается в математике, если задача решается слишком легко, значит, что-то вы делаете не так.

ФОТО АЛЕКСАНДРА ПЕТРОВА

Хорошо известно, что любой способ добычи животных базируется на учете конкретных и специфичных биологических закономерностей, определяющих существование того или иного вида (либо близкородственной группы видов).

Разумеется, охота на уток исключением из этого правила не является, и в основе всех известных способов лежат точно такие же закономерности.

Массовая охота на уток — будь то в период осеннего пролета, либо во время зимовок — эксплуатирует один из базовых, первичных, инстинктов — стадный (по отношению к птицам на язык напрашивается, конечно же, «стайный», но такова устоявшаяся биологическая терминология).

Именно этим инстинктом обусловлено стремление (в данном случае гусеобразных) в определенные периоды года не избегать общества себе подобных, а, напротив, активно стремиться к реализации групповых форм сосуществования — совместному фуражированию, совместному отдыху и совместным миграциям.

Читайте материал «Вспоминая весеннюю охоту»

У основной массы уток Палеарктики, зимующих на западе Евразии и в Северной Африке, наиболее ярко стадный инстинкт выражен, разумеется, осенью, при подготовке и во время осуществления сезонных перелетов к местам зимовок.

В другое же время года он в большей или меньшей степени угнетается ввиду необходимости выращивания потомства, что подразумевает непубличность. Как раз на упомянутом принципе основана одна из наиболее массовых утиных охот — на осеннем пролете с чучелами.

Победитель весенней выставки КЛРПУ Виктор Конушкин с питомицей. Веневский р-н, Тульская обл. ФОТО: СЕРГЕЙ ОСОКИН, АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВ

С неживыми чучелами, отметим про себя, и при этом вполне успешная. Наличие манной птицы призвано лишь «оживлять» композицию из высаженных чучел, добавляя пластмассовой флотилии правдоподобия в глазах соплеменников.

И именно этот факт объясняет порой весьма успешное использование осенью в качестве подсадных совершенно неприспособленных объектов — вплоть до промышленных утиных кроссов. Сие вовсе неудивительно, если учесть, что никакой заркой квачки и самозабвенной осадки от утки в это время года не требуется. Равно как и широкого вокального репертуара и замечательной чистоты голоса.

Необходимым и достаточным условием является, чтобы птица была в добром теле, демонстрировала «активную жизненную позицию» и тем самым обеспечивала сородичам информационный повод для скорейшего приводнения с перспективой сытной кормежки и отдыха.

Что же касается всякого рода песенных изысков, требования к манной птице в описанной ситуации довольно скромны: «здесь безопасно, нет ветра и вдоволь корма» — нечто подобное любая утка мира способна убедительно промодерировать без всякой предварительной тренировки.

ФОТО: СЕРГЕЙ ОСОКИН, АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВ

Неудивительно, что для решения подобной задачи вполне годится утка, выведенная из «диких» яиц, подложенных под дворовую несушку, — как, собственно, зачастую и поступали. Никакой особой породы в этом случае выводить не требуется — по причинам, перечисленным выше.

Читайте материал «Послевкусие от весенней охоты»

Кроме того, очевидно, что продуктивное использование всех упомянутых орудий промыслового лова в наших широтах имеет смысл только в конкретный период года — во время осенней миграции, когда привлекательность голоса манной птицы является лишь факультативной составляющей охоты, никак не определяющей ее успех.

Во избежание обвинений в сужении поля дискуссии следует оговориться, что часто упоминаемая в контексте проблемы охота в местах зимовок ничем с этологической (поведенческой) точки зрения от нашей осенней не отличается, ибо здесь имеет место ровно та же эксплуатация стадного инстинкта на фоне временно угнетенного полового.

Одна из участниц испытаний подсадных уток. Тульская обл. ФОТО: СЕРГЕЙ ОСОКИН, АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВ

Совершенно иначе обстоит дело с охотой весенней. Очевидно, что в процессе охоты на селезня с подсадной эксплуатируется совсем иной базовый инстинкт — еще более сильный, нежели стадный, а именно — половой.

И в этом случае аттрактивность вокализации, т.е. привлекательность именно голоса (и в первую очередь голоса) подсадной утки приобретает статус решающего фактора. С той лишь разницей, что для самой утки этот фактор определяет успешность реализации репродуктивной программы, а для ее владельца — успешность охоты.

Suum cuique — как говорится, каждому свое. И если осенью какая-либо целенаправленная персонифицированная работа птицы по пролетающему селезню не требуется (а зачастую она и физически невозможна в условиях массового пролета), то весной дело обстоит с точностью до наоборот.

Ибо в этом случае имеет место в полном смысле слова интимный диалог конкретной подсадной утки с конкретным диким собратом — неважно, одиноким или уже «обрученным».

И, разумеется, никакие стадные инстинкты в упомянутом диалоге сколь-нибудь значимой роли не играют.

Читайте материал «Проект положения и Правила полевых испытаний подсадных уток»

Утка работает не просто конкретизировано, она прилагает все усилия, чтобы заинтересовать селезня перспективой утех совершенно определенного рода — и всякая-разная кормность угодий вкупе с тихостью заводи отступают на двадцать пятый план по шкале приоритетов.

Ведь именно мощнейший половой инстинкт способен иногда подавить инстинкт номер один — самосохранения и заставить потерявшего голову крякаша подсаживаться порой к искусительнице в такие места, куда в здравом уме он даже не помыслил бы зайти на посадку.

Это принципиальнейшее различие неумолимо разводит по разные стороны селекционной директрисы требования для манной утки на осеннем пролете и охоты на селезня весной.

И только необходимость получения птицы с гипертрофированной феминальной аттрактивностью, т.е., проще говоря, привлекательностью для мужского пола, могла побудить нашего предка-охотника к постановке соответствующей селекционной задачи — выведению специальной «ученой утки», как ее называл С.Т. Аксаков, для ружейной охоты на селезня в весеннем сезоне.

Таким образом, имеются все основания полагать, что различные практические цели, предусматривающие и различные методы их достижения, исключают возможность непосредственного формирования подсадной подружейной утки современного типа от промысловых птиц охотников-«сетевиков».

Два мира — две идеологии, как говорили в свое время политические обозреватели на советском телевидении. Упрощенно-прямолинейное же выведение одного из другого применительно к принципиально разным животным противоречит как общебиологическим, так и зоотехническим принципам и закономерностям.

Закономерностям, которые, к счастью, в окружающей природе действуют неукоснительно, без оглядки на человеческое несовершенство.

Такова в общих чертах истинная причинная генеалогия уникальной породы охотничьих птиц — безо всяких промысловых предпосылок в анамнезе.

Что же касается генеалогии временной и пространственной, то ответы на оставшиеся вопросы — «где» и «когда» — будут представлены на суд читателя в следующей статье.

Охота в Татарстане

Сайт про охоту в Татарстане

Осиновка или семеновская подсадная. Охота на селезня весной

Опубликовано 19.02.2016 Tathunter.ru Охота на утку // 0 Comments

О семеновской подсадной утке и охоте с ней

Рассуждая об этом, невольно вспомнишь многое из того, что было накоплено нашими предками и бездарно растрачено современниками: не позабытые еще полностью традиции голубиной охоты по турманам в Москве и Курске, Туле и Саратове, на бойцовых гусей в Нижнем Новгороде, на знаменитых Павловских кур, восстанавливаемых сейчас по крупицам. Наш же рассказ об охоте с семеновской подсадной уткой.

Слово «ОХОТА» настолько в русском языке богато смыслами, что не хватит и года, чтобы рассказать обо всех его значениях. Мы же вспомним сегодня только об одной из старинных охот в Поволжье – хочется просто поделиться опытом с теми начинающими охотниками, кому дороги не только наши русские охотничьи обычаи, но и отечественные породы домашних животных.

Говоря о традиционной весенней охоте с подсадной, следует сразу сказать, что речь здесь пойдет только о тех способах, которыми пользовались наши отцы и деды и которыми мы продолжаем пользоваться по сей день. Никаких пластмассовых чучел, электронных манков и маскировочных сетей из «суперпрочных» материалов описано в этой статье не будет. Оставим новейшие технологии в покое.

Также попросим не беспокоиться тех, кто привык весной шататься по угодьям с ружьем, желая «добыть хоть что-нибудь», – эта история не для них.

Всем известно, что традиции охоты с подсадной уткой в Среднем Поволжье уходят корнями в дореволюционное прошлое. С начала ХХ века и по сей день эта охота популярна среди жителей Поволжья, на территории современных Нижегородской (Горьковской), Костромской, Ивановской областей, Республики Чувашия. На протяжении десятилетий охотники именно с подсадной уткой добывали водоплавающую дичь на разливах Волги, Керженца, Ветлуги, Унжи, Луха. Бытует мнение, что традиции охоты с подсадной уткой пошли у нас из Тулы, однако доподлинно это неизвестно.

Читать еще:  Охота со спаниелем на глухарей

Говоря о сроках такой охоты, следует отметить, что охоту эту вели в период самого интенсивного пролета водоплавающей птицы, весной и осенью (несколько реже). Охотники выходили за первыми холостыми селезнями еще по заморозкам, пока селезень не «истаскался». При ранних охотах прорубались и лунки под утку, лишь бы застать первых ночных селезней, «заезжающих в шалаш по льду». До сего дня старики в нарушение установленных сроков охоты по ночам бьют селезней «с прилета» из своих «нелегалок», и, видимо, уже не изменятся эти люди до самой смерти.

Итак, традиционно охота с подсадной в Поволжье ведется по половодью, с начала пролета утиных стай, из шалашей или из замаскированных лодок («ботников»). Нет разлива, зазеленела листва – и настроение у охотника-волжанина не то, хорошая охота и половодье нераздельно связаны между собой в его сознании.

Шалаши наши охотники делают просторные, стационарные, чаще из елового лапника или камыша, смотря по месту. На строительство такого укрытия уходит два и более часов. Зато просиживать зори в нем комфортно, ведь его плотность такова, что выдерживает любой натиск капризной весенней погоды в виде дождей ли, пронизывающего ли ветра, а нередко и мокрого снега. Встречаются засидки, замаскированные на деревьях, когда разлив затапливает лес и нет возможности обосноваться на б ерегу, что часто случается, например, на Керженце или Лухе. Места для охоты подходят не все – есть у водоплавающей дичи свои пути в небе, поэтому лучшими местами считаются «бойкие», где по ночам и на зорях активно идет пролет. По нашему мнению, при «бонитировке» таких угодий высший балл следует «присудить» затопленному лесу, когда в пойме под водой оказываются ольшаники и кусты ивняка. Хорошие места поделены между местными охотниками, и занимать чужое место, а уж тем более шалаш, мягко говоря, не принято.

Опытный охотник, выходя на охоту, всегда имеет при себе маленький деревянный кружок, или «блинок», с отверстием посередине, из которого делается присада для отдыха утки. Кроме этого необходима привязка (ногавка) с кольцом – для быстрой высадки утки в драгоценные часы утреннего «разлета». Раньше кольца плелись из ивового прута, а теперь изготавливаются из подручных материалов.

Охоту проводят в темное время суток, на зорях, а иногда на протяжении всей ночи. Иногда к живым уткам высаживаются чучела-«баклажки», вырезанные из ивы или липы, очень искусно раскрашенные под чирков или других уток, но это совсем не обязательно. Главное действующее лицо на этой охоте после охотника, конечно же, подсадная, а лучше «вызаренная» пара, подобранная по голосам. Охоту, как уже упоминалось, начинают рано, ведь всем известно, что холостой жирный селезень-«настовик» приходит еще по зазимкам. Именно на него, на «северянина», нацелено ружье нашего охотника. Добыв такого созревшего селезня в полном брачном наряде, как бы срываешь плод высшей спелости. Стрелять же в мае своих истаскавшихся «местовых» селезней, худющих, с желтым жиром и печально обвисшим «штопором», рука не поднимается. Некоторые «знатоки» утверждают, что селезень якобы становится не нужен и даже вреден после начала кладки, мы же поставим это утверждение под сомнение, учитывая, что в природе вряд ли есть что-то лишнее.

Видео Работа осиновки или семеновской подсадной

Самыми известными из сохранившихся центров разведения местных подсадных на территории Ивановской и Нижегородской областей являются областные города Иваново и Нижний Новгород, а также поселки Мыт, Лух, Верхний Ландех в Ивановской области, а в Нижегородской – Бор, Семенов, Шалдеж, держат хороших уток и в окрестных деревнях и поселках, например, в Каликино, Олонихе, Клюкине.

В особых условиях охоты сформировались и особые, не похожие на другие породные группы подсадных уток с выдающимися рабочими качествами. Из них особое внимание стоит уделить семеновским уткам – из города Семенова (Нижегородской области) и вообще из Заволжья.

Происхождение этих уток также уходит корнями в дореволюционное прошлое. В.В. Рябов, родившийся и выросший в Нижнем, автор широко известной книги «Охота по перу», описывая свое дореволюционное детство, упоминает уже знаменитых в то время семеновских подсадных, «осиновок» и «чубарых», также их описывает и Я.С. Русанов (см.: Рябов В.В. «Охота по перу», 1967; Русанов Я.С. в: Труды Завидовского заповедно-охотничьего хозяйства, вып.2, 1971). Поэтому несостоятельны доводы тех, кто утверждает, что семеновские утки – порода «молодая», сформировавшаяся недавно.

В.В. Рябову принадлежит весьма точное описание семеновской подсадной. Приведем его ниже.

Вслед за именитым автором добавим, что слава о добычливости чубарых продолжает сохраняться и в наше время. Только истинная подсадная утка, породная и своевременно «вызаренная», может подарить охотнику ни с чем не сравнимое по накалу страсти явление, называемое в народе «вертеп». Суть его заключается в том, что после яростной осадки «селех» «на сломанном крыле» буквально пикирует на подсадную и, срезанный точным выстрелом, остается на воде. Немедленно звучит повторная осадка – и другой жених, без облета, уже подсел к утке. Снова быстрый выстрел, отзвуки которого еще не затихли и только на миг заглушили новую осадку, а очередной претендент тормозит по воде. Он уже на мушке, а ухо охотника сквозь призывный голос подсадной слышит «жужжание» и свист крыльев четвертого кавалера. События развиваются в течение нескольких минут, и создается впечатление, что селезни летят на выстрел. Бывают двойные, тройные и четверные «вертепы». Природа этого явления не совсем понятна, однако, хоть и редко, но действо такое случается, и главную роль в этом, без сомнения, играет азартная и деловая подсадная утка – конечно, при наличии резерва селезней. В такой четверной «вертеп» «угодил» в апреле прошлого года охотник А., успех которому обеспечила одна из лучших наших чубарых по кличке Бородка.

К этому описанию можно добавить еще несколько уточнений. По внешнему виду и посадке на воде утки напоминают скорее даже шилохвость, чем крякву – благодаря тонкой длинной шее и низкой посадке. В одном выводке могут встречаться как утки обычного окраса, так и чубарые. На описании чубарых следует остановиться подробнее. Это утки с темными однотонными головами и почти черными клювами. Белого цвета в их оперении нет, зеркало почти незаметно. Селезни чубарого окраса заметно отличаются от обычных, диких – темнее их и, так же как утки, не имеют белого цвета в оперении. Внутренняя сторона крыльев и хвоста у этих селезней сизого цвета, а пластрон не выражен. Именно чубарые, или осиновки, считались в Поволжье атрибутом серьезного, уважаемого охотника. Головы семеновских иногда называют еще «щучьими». Утки крайне спокойные, легко идут на руки, быстро привыкают к хозяину. Это тоже важное качество, поскольку никто не любит дичливых уток, истошно орущих и напускающих охотнику полные рукава и «забродники» воды.

Но есть у семеновской утки помимо оригинального экстерьера и другое важное качество. Голос семеновской подсадной – это ее главная ценность. Он низкий, густой, доносчивый, иногда с чуть заметной хрипотцой и гнусавостью. Есть в нем какая-то особая привлекательность для дикого селезня. Бывало, имея на одной охоте тульскую утку-«частушку», семеновскую и утку «из Мещеры», мы обращали внимание, что наиболее привлекательным голосом для осторожного селезня-ворюги обладает именно семеновская утка (конечно, это не говорит о том, что утки других пород менее добычливы). Выше всего ценится короткая, в три квачка, энергичная осадка и активное поведение на воде. Такие утки еще называются «редкосадыми» и приносят своему обладателю заслуженную славу. Работают семеновские утки лучше всего в «темнозорь», то есть на самой ранней утренней заре и ночью. В это время самая продуктивная охота. Обладают они еще и способностью «разговорами» удерживать не только беспечного молодого «селеха», но и всегда настороженного севшего поодаль матерого «натоптыша». Однажды, временно оставив по необходимости своих чубарых у местного знакомого охотника, после услышали от него такой рассказ. Сам большой любитель и заводчик подсадных (правда, местной, безымянной породы), не утерпев, решил проверить в деле способности наших осиновок и был буквально сражен их работой. Восторженно рассказывая, как после очередной осадки подсадные начинали «роститься» (издавать своеобразное частое тихое квачение), а селезни, словно завороженные, наплывали на выстрел, он назвал наших семеновских уток не чубарыми, а золотыми!

Рассказывая об особой привлекательности голосов семеновских уток, следует сказать и об их способности отманить селезня от утки-дикарки. С таким явлением нередко сталкивается поволжский охотник с подсадной, когда поблизости оказывается дикая пара. Это очень интересное зрелище, при котором происходит словно состязание между подсадной и дикой уткой за расположение зеленоголового кавалера, когда по очереди крича «осадку», каждая из дам зовет его к себе. Обмануть осторожного селезня трудно, он сразу разгадает любую фальшь. Но, к радости охотника, породная семеновская утка часто выходит победительницей в таком соперничестве, когда селезень бросает напрасно голосящую дикарку и перелетает из безопасных затопленных кустов к домашней обманщице – на свою погибель, конечно.

Охотясь в период самого интенсивного пролета, обладатели семеновских подсадных сталкиваются и с таким интересным явлением, как осадка пролетной стаи. Это захватывающее событие описано в охотничьей литературе как-то вскользь, по-видимому, потому, что наблюдать его приходится крайне редко. Но охотнику, однажды наблюдавшему осадку стаи, картина врезается в память на всю жизнь. Выглядит это приблизительно так. После «заркой», яростной осадки пары чубарых стая уток ломает свой маршрут в небе и с характерными свистом и «разговорами» закладывает вираж над шалашом охотника. Снова звучит осадка, и стая опять заходит на круг, уже ниже. Ощущение такое, будто над тобой проносится маленький реактивный самолет. Стая продолжает снижаться. Новый азартный призыв подсадных – и вот уже с шумом и плеском, поднимая тучу брызг и глиссируя, напротив шалаша падают на воду два десятка красноголовых нырков…

Продолжая рассказ о подсадных, отдельно стоит остановиться на традиции плести корзинки для подсадных из ивового прута или елового корня. Это искусство до сих пор сохранилось в Поволжье. Такую корзинку с вертикальными, а не косыми, как у грибной, стенками и даже иногда с расширением книзу также иногда называют «пещерок». «Пещерки» бывают на одну и две утки, с окошечками и без, круглые, полукруглые (боковушки) и прямоугольные. Корзинки из корня наиболее прочны и долговечны. В последнее время многие стали пользоваться переносными ящиками из фанеры, на которых удобно и посидеть в шалаше.

Для подманивания чирков охотник с подсадной, как правило, имеет манок – чирковую дудочку, но это уже тема отдельного разговора.

В заключение следует добавить, что «молодки», то есть утки в возрасте до года, в большинстве работают первой весной превосходно, а вот по второму году и далее выявляются лучшие утки, а некоторые, наоборот, вообще перестают работать. Поэтому многие поволжские охотники утверждают, что хорошую подсадную нужно «нажить», то есть выбрать путем проб и ошибок. Такая проверенная утка может служить любителю больше десятка лет и доставлять много удовольствия в шалаше на весеннем разливе.

Долгое время мы считали, что являемся чуть ли не последними охотниками, практикующими разведение семеновских подсадных, но, к счастью, это оказалось не так. В прошлом году на Волге, в Борских лугах, недалеко от Нижнего, Нижегородским охотничьим клубом и сайтом «Волгахантер» было организовано очень важное мероприятие – выставка поволжских подсадных уток, где заводчики смогли встретиться и познакомиться. Надеемся, эта встреча станет традиционной, и благодаря взаимодействию заводчиков и охотников наша любимая семеновская утка не выродится, как уже исчезли многие ценные русские породы домашней птицы.

Текст и фото: Сергей Буслаев, Дмитрий Вачугов

Источники:

http://www.ohotniki.ru/hunting/societys/societys/article/2018/03/05/650644-ohota-s-podsadnoy-utkoy-na-seleznya-perezhivaet-vtoroe-rozhdenie.html
http://slobfishunt.ru/oxota/pernataya-dich/oxota-s-podsadnoj-utkoj.html
http://zen.yandex.ru/media/id/5abd17ae00b3dd561a732647/5ade1f7cbce67e5462ebf00c
http://fishertime.ru/ohota/okhota-s-podsadnoy-utkoy-na-seleznya-per
http://tathunter.ru/ohota/ohota-na-vodoplavayushhuyu-dich/ohota-na-utku/osinovka-ili-semenovskaya-podsadnaya-ohota-na-seleznya-vesnoj/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector