0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Госохотнадзор по понятиям: охотники не знают чего ожидать дальше

Туберкулёз зелёнкой не лечат. А на сегодня госохотнадзор в России скорее мёртв, чем жив.

Из опросов, писем, да просто из общения с теми, кого принято называть «простыми охотниками», вырисовывается неприглядная картина. В глубине души каждый «простой охотник» хочет лишь одного: охотиться круглый год, на кого бог дал и, конечно же, бесплатно. И при этом каждый готов простить себе и друзьям «небольшие шалости».

Вот и получается, что каждый сам по себе хороший, а народ на одно разрешение в среднем стреляет 4–5 копытных зверей. Исследования проф. В.М. Глушкова (ВНИИОЗ, Киров) показали, что уровень незаконной добычи лося в 4,1 раза превышает установленные лимиты. Если учесть, что в целом по России лимиты на лося выбираются всего на 65%, то получим, что лося добывают в 6 раз больше, чем выдаётся разрешений на него. Вот такая грустная арифметика. Из разговоров с народом «на земле» понимаешь, что во многих местах, взяв в сентябре одно разрешение на лося, бьют и вывозят из леса лосей «до упора», пока ночные насты снегоход держат. Могу вас уверить, что по кабану и косуле всё ещё печальнее, а про кабаргу и дичь поменьше и говорить не приходится.

Неприемлемо высокий уровень незаконной охоты отмечен даже в таком казённо-оптимистическом документе, как «Стратегия развития охотничьего хозяйства Российской Федерации до 2030 года». В ней говорится, что «ущерб от незаконной добычи охотничьих животных превышает объём легальной добычи охотничьих животных и составляет ежегодно около 18 млрд рублей». В информационном сообщении на сайте Минприроды России от 27.03.2017 сказано, что нарушения правил охоты приобрели системный характер и имеют устойчивую тенденцию к росту. В 2014 году было выявлено 51 928 нарушений, из них 50 263 – административных и 1665 – уголовных. Всего привлечено к ответственности 47 243 человек, в том числе 306 – к уголовной. В 2016 г. в России выявлено более 56 тыс. нарушений, что на 10% больше по сравнению с 2015 г. С 2011 г. количество только вскрытых нарушений увеличилось на 21%. От себя добавлю, что, читая эти цифры, нужно понимать, что латентность такого правонарушения, как незаконная охота, превышает 90%, а значит, приведённые цифры можно смело умножать на десять.

Общим мнением сейчас стало то, что браконьерство на Руси цветёт пышным цветом, как злокачественный лопух на помойке. Отчего сие? По большому счёту, всё сводится к двум основным причинам. Во-первых, это административное и ценовое отчуждение охотника от легальной охоты. Если от легальной отчуждают, значит, к нелегальной приобщают. Тем более что спроса за это, по большому счёту-то, и нет. И в этом вторая причина – слабость и неэффективность контроля над исполнением правил и законов, т. е. Госохотнадзора.

Все социальные проблемы решаются комплексным применением кнута и пряника в правильных пропорциях. Страны, где проблема браконьерства решена, решали её правильным сочетанием разумного законодательства (ключевое слово – «разумного») и эффективного контроля, обеспечивающего высокую вероятность выявления и наказания ослушников по всей строгости закона и невзирая на лица. Разговор о степени разумности действующего российского охотничьего законодательства требует отдельной статьи. Сегодня же поговорим о «кнуте», о государственном институте, призванном бороться с браконьерством, о Госохотнадзоре.

Федеральный государственный охотничий надзор, хоть и называется федеральным, но полномочия по его осуществлению Российская Федерация полностью передала органам исполнительной власти субъектов РФ. И Госохонадзор на сегодняшний день оставляет желать много-много лучшего. Как дошли мы до жизни такой?

В советские времена была Главохота РСФСР. За годы существования этого ведомства была сформирована система управления охотничьим хозяйством, включая и надзорную её часть. Но с 1990 года Главохота РСФСР потеряла свою самостоятельность как ведомство, и начались превращения и сокращения. Когда же дым реформ рассеялся, то оказалось, что полномочия по Госохотнадзору переданы в субъекты федерации, а федеральная составляющая в его организации полностью утрачена. Вместе с этим практически были утрачены реальные контроль и надзор за состоянием охотничьих ресурсов, соблюдением законодательства в сфере охраны природы, правил охоты.
У нынешнего Госохотнадзора много бед.

До 1990 г. в каждом районе РСФСР был районный охотовед, который одновременно по должности исполнял обязанности государственного инспектора охотнадзора, и под его началом были участковые госинспекторы, а в незакреплённых угодьях ещё и государственные егеря.
Но в результате реформ количество государственных охотничьих инспекторов с 1990 г. сократилось в 20 раз! Сегодня в большинстве субъектов федерации не обеспечено наличие одного инспектора Госохотнадзора в каждом муниципальном районе. Межрайонные инспекторы – обычное явление. Даже в благополучной с экономической точки зрения Московской области для этого не хватает пяти штатных единиц. А одного инспектора на район мало. По закону рабочий день длится 8 часов, а потому физически невозможно обеспечить круглосуточный контроль хотя бы в самых «горячих» местах охотничьих угодий. Положение усугубляется отсутствием регламента службы государственного охотничьего инспектора и его рабочего времени, а также необходимостью каждый раз выписывать инспектору рейдовое задание (подробнее – ниже). Без этого надзорные мероприятия в ночные, часы, т. е. в то время, когда в основном и осуществляется незаконная охота, являются практически незаконными.

Деньги и снабжение.

Осуществление госохотнадзора – федеральное полномочие, переданное для исполнения в субъекты, на что субъектам положена целевая субвенция. В 2017 г. общий объём субвенции составляет 1,263 млрд рублей. Однако, как отмечено в информационном сообщении Минприроды России от 27.03.2017, «такое финансирование является недостаточным, в связи с этим из бюджетов субъектов РФ ежегодно выделяются денежные средства на исполнение полномочий в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов, объём которого в 2016 г. составил 1,5 млрд руб., а в 2015 г. – 2,1 млрд руб.».

Пока Госохотнадзор футболили из ведомства в ведомство, а потом передавали в субъекты федерации, была полностью утрачена материально-техническая база. И возможностей исправить это положение у региональных властей немного, даже если вдруг денег найдут. Беда в отсутствии утверждённых, хотя бы рамочных, нормативов материально-технического обеспечения деятельности охотнадзора. Из действующих нормативных правовых актов следует только, что штатным работникам Госохотнадзора положены форма, удостоверение и служебное оружие. Поэтому на местах возникают большие трудности с выделением средств на приобретение и содержание транспортных средств, ГСМ, обеспечение инспекторов биноклями, средствами аудио- и видеофиксации, навигаторами и т. п. Выделение средств из региональных бюджетов на эти цели нередко признаётся контролирующими органами нецелевым использованием бюджетных средств.

Ещё одна беда – низкие зарплаты и отсутствие системы поощрения результативно работающих охотинспекторов. Количество пресечённых случаев незаконной охоты или вскрытых случаев причинения ущерба животному миру практически никак не сказывается на оплате труда инспектора. И что греха таить, часто инспектору проще и выгоднее взять с нарушителя отступного, чем составлять протокол, а уж «закрыть глаза» на гибель диких животных по техногенным причинам, когда инспектору приходится иметь дело с влиятельными строительными, нефтедобывающими и т. п. организациями, сам бог велел. А ведь в РСФСР существовала система материального поощрения государственных и общественных инспекторов. Поощрение осуществлялось с помощью премиальных фондов, которые формировались за счёт средств, взыскиваемых с нарушителей, и 40% от суммы штрафов и исков поступали в премиальный фонд территориального управления охотничьего хозяйства. Эти средства шли на премирование «лиц, составивших протоколы и (или) способствовавших задержанию нарушителей».

Правовые проблемы государственного охотничьего надзора. Как это ни странно, но в правовом обеспечении Госохотнадзора царит полная неразбериха. Начнём с того, что государственный охотнадзор предусмотрен статьёй 40 Закона об охоте, но Кодекс об административных правонарушениях (КоАП РФ) – основной закон, наделяющий инспектуры полномочиями на проверку документов, досмотр, составление протоколов и на всё остальное, без чего деятельность их невозможна – слов «государственный охотничий надзор» в упор не знает. В КоАП РФ есть государственный экологический надзор, одной из составных частей которого является федеральный государственный надзор в области охраны, воспроизводства и использования объектов животного мира и среды их обитания, наряду с земельным надзором, надзором за геологическим изучением, надзором в области использования и охраны водных объектов и т. п. Государственный охотничий надзор – единственный из видов государственного экологического надзора, который не включён в КоАП РФ. И инспекторов Госохотнадзора в КоАП нет, а есть государственные инспекторы в области охраны окружающей среды.
Но на этом правовой абсурд не кончается. Нарушение Правил охоты – это нарушение правил пользования объектами животного мира, квалифицируемое по статье 8.37 КоАП РФ. Составлять протоколы и рассматривать дела по этой статье имеют право только должностные лица, осуществляющие федеральный государственный надзор в области охраны, воспроизводства и использования объектов животного мира и среды их обитания, которые сохранили самостоятельный статус, но никак не инспекторы в области охраны окружающей среды.

Итак, следите за руками.
– Для выявления, предупреждения и пресечения нарушений требований в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов (читай, для борьбы с браконьерством) законодательством предусмотрен государственный охотнадзор. НО!
– Инспекторов Госохотнадзора с точки зрения закона не существует, а полномочия по госохотнадзору есть у государственных инспекторов в области охраны окружающей среды. НО!
– Инспекторы в области охраны окружающей среды не имеют полномочий по составлению протоколов и иных действий по охотничьим правонарушениям, потому что эти полномочия – у инспекторов в области охраны, воспроизводства и использования объектов животного мира и среды их обитания, которые госохотнадзором не занимаются.

Напёрсточники с привокзальной площади отдыхают.

В регионах или наделяют охотинспекторов дополнительными полномочиями по объектам животного мира, чтобы как-то вывернуться из этой правовой коллизии (при этом дублируют функции, что запрещает правительство), или не заморачиваются юридическими тонкостями и работают «по понятиям», но это – до первого протеста прокуратуры.

Читать еще:  Собраться на охоту нужно уметь

А плюс к этой беде ещё и полномочий недостаточно для нормальной работы. Органы Госохотнадзора лишены права осуществлять оперативно-розыскную деятельность. А поэтому производство любых следственных действий при расследовании случаев незаконной охоты требует участия сотрудников органов внутренних дел (полиция, СКР). Участие же сотрудников этих органов и оперативный выезд их на место совершения преступления далеко не всегда возможны. За это время следы и вещественные доказательства совершения преступления уничтожаются намеренно или в силу действия природных факторов. А доказательства и улики, собранные сотрудниками охотнадзора самостоятельно, часто оспариваются при рассмотрении дел в судах, как полученные с нарушением действующего законодательства. Суды при этом нередко толкуют сбор вещественных доказательств, фиксацию следов преступления на месте, ведение оперативной видеосъёмки и т. п. именно как незаконные оперативные действия.

Но приз нелепости в этой области получает всё же Закон об охоте. Статья 40 этого закона устанавливает обязательность наличия у инспектора рейдового задания по борьбе с браконьерством. Это при том, что сплошь и рядом рейдовые мероприятия носят вынужденно спонтанный характер, связанный с поступлением оперативной информации. И нагрузка на угодья, как законная, так и незаконная, в разы возрастает в выходные и праздничные дни. А руководители органов Госохотнадзора не любят выдавать рейдовые задания на выходные и праздничные дни, так как в соответствии с трудовым законодательством это связано с дополнительной оплатой. В таких случаях добросовестные инспекторы работают без рейдовых заданий и, в случае судебных разбирательств с задержанными нарушителями Правил охоты, имеют массу неприятностей. Суды, рассматривая иски нарушителей, оспоривших постановления об административном правонарушении, часто исходят из того, что в отсутствие рейдового задания у инспекторов отсутствуют и полномочия на составление протоколов об административном правонарушении. А значит, действия инспекторов трактуются как превышение полномочий, а сами протоколы признаются недействительными. На местном уровне такие случаи, как правило, получают широкую огласку, что способствует развитию правового нигилизма и падению престижа органов Госохотнадзора.

Известны также случаи, когда отсутствие рейдового задания служило основанием для отказов в выплате страховых сумм при получении инспекторами ранений и даже их гибели от рук нарушителей. Обжалование в судах не имело успеха. При вынесении решения суды основывались на том, что так как рейдовое задание отсутствовало и инцидент произошёл в выходной день, то это означает, что инспектор при получении им увечий или гибели не находился при исполнении служебных обязанностей. Бытовая травма, не более того.

И в этих условиях люди, которые не махнули на всё рукой, ещё пытаются бороться с браконьерством, выполняя, по сути, правоохранительные функции в сфере охраны охотничьих ресурсов, имея дело с вооружёнными правонарушителями. Но в отличие от сотрудников правоохранительных органов, они не защищены законом. Особенно ярко это проявляется, когда инспекторы сталкиваются с т. н. VIP-браконьерами, использующими полный арсенал средств давления и при поддержке правоохранительных органов с успехом применяющими тактику встречных исков, когда под надуманным предлогом госохотинспекторов обвиняют в превышении должностных полномочий.

У всех на слуху два наиболее резонансных случая, продемонстрировавших незащищённость госохотинспекторов, – попытки задержания в Зарайском и Дмитровском районах Московской области групп влиятельных персон на снегоходах (оба случая – в марте, вне сезона охоты). При попытке задержания оба инспектора получили травмы, но в итоге они же оказались единственными обвиняемыми и осуждёнными, а браконьеры, незаконно отстрелявшие нескольких зверей, в том числе и беременную лосиху, ушли от наказания. После всего этого можно ждать от инспекторского состава добросовестного исполнения служебных обязанностей?

Браконьерство давно стало системным явлением, а это значит, что и меры по борьбе с ним должны быть соответствующими. Туберкулёз зелёнкой не лечат. А на сегодня госохотнадзор в России скорее мёртв, чем жив.

Госохотнадзор по понятиям: охотники не знают чего ожидать дальше

Читатели Российской охотничьей газеты прекрасно помнят возмутительные истории «судилища» охотинспекторов А.Т. Довыденко и А.В. Григорьева в 2010 году, которые положили конец независимого госохотнадзора в России. Ни многочисленные публикации в центральных СМИ, ни специальный выпуск передачи «Человек и закон» на первом государственном канале, ничего не помогло установлению справедливости. Обществу был дан однозначный и ясный ответ, кто в «доме хозяин» и каковы правила жизни будут в ближайшие годы. Теперь уже многим понятно, что справедливость в наше время дорого стоит…

Известный охотовед Н.В. Краев в публикации «И пусть всё горит синим пламенем?» («Охота – национальный охотничий журнал», март 2014 г.) однозначно обозначил начало конца госохотнадзора России, но вряд ли тогда была всем понятна тяжесть последствий «показательных порок» честно исполняющих свой долг государственных инспекторов.

Заданный вектор за семь лет в регионах развился и усилился. Сигналы о том, что в системе госохотнадзора России происходит что-то неладное, с определённой периодичностью, появляются в СМИ различного уровня.

Это широкий спектр сообщений от скандалов с браконьерством охотнадзоровских руководителей (Открытое письмо В.В. Путину от охотников Омской области) до сообщений о захвате влияния («Рейдерский захват госохотнадзора»).

В этой публикации я подробно остановлюсь на явлении качественного изменения инспекторского состава, на конкретном примере в Курганской области, с изложением последствий этого явления для простых охотников.

Начну с продолжения истории, изложенной адвокатом Олегом Сигловым в публикации «Рейдерский захват госохотнадзора».

Процитирую приведённую им выдержку из жалобы охотника С.Н. Виноградова: «1 июля 2017 года государственным инспектором Департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Курганской области Глушковым А.А. в отношении меня был составлен протокол об административном правонарушении № 000352 по ст.8.37 КоАП РФ за нарушение Правил охоты.

В соответствии с указанным протоколом, мне инкриминируется нахождение в охотничьих угодьях с охотничьим оружием, без охотничьего билета и без разрешения на право добычи охотничьих ресурсов. Протоколом изъятия А45№ 000320 у меня незаконно изъят карабин Blaser R8 кал.308 и разрешение РОХа №13104582.

Протоколом изъятия А45№ 000321 у меня незаконно изъяты выданный в установленном порядке охотничий билет серия 72 № 0061331 и выданная в установленном порядке лицензия на право добычи кабана серия 45 № 357674.

Таким образом, составленный протокол об административном правонарушении № 000352 опровергается протоколом изъятия А45 № 000321. Государственный инспектор А.А. Глушков имеет ко мне личные неприязненные отношения.

Свидетель составления протокола В.М. Чередов руководит действиями государственного инспектора А.А. Глушкова и сводит личные счеты с членами нашего охотничьего коллектива. Права охоты меня никто не лишал.

Своими действиями государственный инспектор А.А. Глушков сознательно препятствует моему законному праву охоты, грубо нарушает мои права гражданина, сознательно наносит мне материальный и моральный вред. Данные действия несовместимы с требованиями Федерального закона «О государственной гражданской службе».

Важный момент, охотник оперативно направил эту жалобу непосредственному руководителю государственного инспектора, директору Департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды, а также Прокурору Курганской области.

Спустя некоторое время он получил отписку из Департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Курганской области (письмо от 18.08.2017 г. № 01-12/6599), с сообщением, что с государственным инспектором А.А. Глушковым проведена разъяснительная работа.

Это, конечно, сильный воспитательный ход! Таким образом, грубое и умышленное нарушение инспектором прав охотника прошло безнаказанным, в том числе по линии государственной гражданской службы.

Не удивительно, что постановлением Мирового судьи Судебного участка № 27 Л.А.Зайцевой 25 августа 2017 года принято решение по делу № 5-254/17 о прекращении административного производства в отношении охотника С.Н. Виноградова в связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения.

Кстати, это одна из распространённых формулировок, по административным делам охотинспектора Глушкова. Это означает, что охотник с 1 июля 2017 года по 25 августа 2017 года был незаконно лишен права охоты, с нанесением морального и материального ущерба, который никто добровольно ему не восстановит. Более того, никто перед ним, ни инспектор, ни его руководство не извинились.

Составление административного протокола за отсутствие охотничьего билета и одновременное изъятие этого охотничьего билета протоколом изъятия это что? Верх умственной ограниченности или верх наглости, в случае умышленных действий?

Я из опыта личного общения с государственным инспектором А.А.Глушковым склоняюсь к последнему.

Попытка выяснить мотив и логику его действий, после предъявления удостоверения специального корреспондента федерального журнала, закончилась безрезультатно, ибо в понимании государственного гражданского служащего А.А. Глушкова, данное удостоверение является «писулькой» не заслуживающей его внимания (озвучено на видеокамеру).

Естественно, что его познания в сфере регулирования закона «О средствах массовой информации» также глубоки, как и в сфере регулирования закона «О государственной гражданской службе» и КоАП РФ.

Государственный инспектор А.А. Глушков «в деле». Фото автора.

Безнаказанность порождает вседозволенность. Вот выдержки из представления об устранении нарушений федерального законодательства от 09.11.2017 № 07-12/2-2017, подписанного Курганским межрайонным природоохранным прокурором М.В. Шишкоедовым: «В нарушение требований закона 17.06.2017 ведущий специалист Департамента Глушков А.А. изъял у Чераева Р.В. охотничье огнестрельное оружие – ТОЗ-34 и ОП-СКС, охотничий билет, а также составил в отношении Чераева Р. В. протокол об административном правонарушении…

В соответствии с ч.1 ст. 27.10 КоАП РФ производится изъятие вещей, явившихся орудиями совершения или предметами административного правонарушения, и документов, имеющих значение доказательств по делу об административном правонарушении…

Вопреки изложенного принципа закона ведущий специалист Департамента Глушков А.А. изъял у Чераева Р.В. охотничье огнестрельное оружие ТОЗ-34, которое орудием совершения или предметом административного правонарушения не является.

Также необоснованно изъято охотничье удостоверение Чераева Р.В. которое доказательственного значения по делу не имеет.

Далее прокурором излагаются факты нарушения охотинспектором (внимание!) 12 статей КоАП РФ по одному административному делу! За всю мою немалую охотнадзоровскую практику, это, пожалуй, самый «одарённый» охотинспектор!

В заключении прокурор пишет: «допущенные по делу волокита, а также необоснованное изъятие у Чераева Р.В. охотничьего билета и огнестрельного оружия фактически привели к лишению последнего права на охоту в течение 5 месяцев, в отсутствие установленной вины в совершении административного правонарушения».

Читать еще:  Где получить охотбилет?

За грубые нарушения норм КоАП прокурор потребовал привлечения А.А. Глушкова к дисциплинарной ответственности.

Заключение о служебной проверки по изложенным фактам датировано 24 ноября 2017 года, комиссия под председательством, начальника отдела правовой работы (!) А.А. Леонова добросовестно перечислив все допущенные охотинспектором нарушения норм КоАП РФ рекомендует директору ДПР… (в этом месте, как говорил Михаил Задорнов : «вдохните глубже!») …комиссия рекомендует: «В отношении ведущего специалиста сектора Глушкова А.А., дисциплинарное взыскание не применять».

Основание на первый взгляд законное, в решении комиссии указано, что ранее он был привлечен за данный проступок к дисциплинарной ответственности. Исходя из того, что комиссия скромно умолчала о виде взыскания, с большой долей вероятности, предполагаю, что это было замечание.

У меня возникает вопрос, в первую очередь к прокурору: а квалифицирующие признаки совершения уголовного преступления по ст.285 УК РФ (злоупотребление служебным положением), ст.286 УК РФ (превышение должностных полномочий) и ст. 292 УК РФ (служебный подлог) по изложенным в представлении фактам не усматриваются?

Но вернёмся к охотнику, в чьих интересах должен действовать по Конституции РФ каждый государственный служащий от инспектора до директора департамента. Отгадайте с первого раза, перед охотником Чераевым Р.В. кто-нибудь извинился?

Вот ещё один, весьма показательный пример методов работы по-новому. Выдержка из постановления по делу об административном правонарушении № 5-342/17 от 14 ноября 2017 года, Мировой судья Л.А. Зайцева: « Свидетель Патракеев И.Н. пояснил, что в августе 2017 года вместе с Шихалевым А.А. по приглашению Глушкова А.А. участвовал в рейде в Терсюкских угодьях….

После оглашения объяснения от 12 сентября 2017 года (л.д.10) Патракеев И.Н. пояснил, что такие показания не давал, в протоколе не расписывался, подпись не его». (!?)

Я так полагаю, с фактом фальсификации объяснений свидетеля в материалах административного дела и подделки его подписи в административном протоколе, составленным А.А.Глушковым теперь предстоит разбираться Следственному Управлению СК РФ по Курганской области по признакам совершения уголовного преступления по ст.292 УК РФ (служебный подлог).

Исходя из содержательности этих примеров, изложение талантов А.А. Глушкова можно было бы закончить, но история пишется здесь и сейчас. Феномен Глушкова (видимо, охотинспектора нового поколения) наглядно иллюстрируется уже регулярными публикациями в СМИ.

То он кого-то пинает («Вытащили из машины, бросили на землю, начали пинать»), то он кого-то за шиворот выводит из кабинета (В Зауралье госинспектор подрался с охотником в служебном кабинете) и, удивительное дело, все эти «пинки и подзатыльники» весьма гармонично укладываются в требования к служебному поведению государственного гражданского служащего Департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Курганской области!

После прочтения этих публикаций, думаю, любому простому охотнику вполне будет понятно к чему надо готовиться в ближайшем будущем при встрече с охотинспекторами нового поколения. Только имейте в виду, что теперь это называется «контроль по-новому».

Привожу цитату А.А. Глушкова из его комментария журналисту регионального СМИ: « Раньше они бесконтрольно охотились круглый год… Сейчас такого не будет. Я не допущу этого. Это моя работа — контроль».

В 2010 году в России были публично уничтожены опытные охотинспекторы старой закалки, такие как А.Т. Довыденко и А.В. Григорьев, встречайте охотинспекторов нового поколения – глушковых, «одарённых», дерзких и хорошо прикрываемых… овации, занавес.

Охотники Зауралья заявили в прокуратуру о рейдерском захвате госохотнадзора

Охотники Шатровского района написали заявления прокурору Курганской области Игорю Ткачеву и губернатору Алексею Кокорину о нарушениях, допускаемых государственным инспектором Алексеем Глушковым. Они настаивают на увольнении Глушкова и готовы обратиться в генпрокуратуру и администрацию президента. По словам охотников, Глушков не дает охотиться в лесах тем, кто работал с его предшественником — Яковом Березиным, лоббирует интересы определенных групп охотников и ведет себя в общедоступных охотугодьях как полновластный хозяин. В то же время в областном департаменте природных ресурсов отмечают, что ни одна из жалоб на Глушкова пока не нашла подтверждений.

Охотники Шатровского района (под копией письма, которая есть у Znak.com, стоят больше десятка подписей) просят прокуратуру Курганской области провести проверку и принять действенные меры прокурорского реагирования по фактам нарушений, допущенных в работе государственным инспектором Алексеем Глушковым. Речь, по их словам, идет о нарушении прав охотников, конфликте интересов и нарушениях федерального закона «О государственной гражданской службе».

VIP-охотники подставили курганского охотоведа

Алексей Глушков — это охотинспектор, который начал работать в Шатровском районе после скандального увольнения Якова Березина. Ему пришлось уйти со службы после приговора суда, признавшего Березина виновным в получении взятки снегоходом и назначившего условное наказание в виде семи лет с запретом занимать должности на государственной и гражданской службе на три года и штрафом 1 млн рублей. Сам Березин своей вины так и не признал. Он заявлял, что уголовное дело стало реакцией на его попытки привлечь к уголовной ответственности так называемых VIP-охотников за массовый отстрел лосей.

Взятку Березину якобы вручил охотник Владимир Чередов — он дал в суде соответствующие показания.

По предположениям охотников, после увольнения Березина именно Чередов пролоббировал назначение на пост охотинспектора Алексея Глушкова — племянника его жены. А уже после назначения, как утверждают охотники, Глушков бескомпромиссно заявил, что все, кто охотился при Березине, в лес больше не зайдут.

В частности, авторы обращения подтверждают правдивость фактов из статьи адвоката Олега Сиглова «Рейдерский захват госохотнадзора», опубликованной в июле на охотничьем портале «Охотники.ру». В ней Сиглов приводит несколько случаев конфликтов между охотниками и инспектором Глушковым, по итогам судебных разбирательств по которым Глушков оказывался не прав, однако люди уже потеряли возможность охотиться — сроки охоты вышли. Сиглов уточняет, что в 2016–2017 годах преимущество при распределении лицензий на диких копытных животных имели сам Чередов, а также его друзья и работники. «Фамилии местных охотников, которые много лет ходили эти маршруты ЗМУ, из данного списка просто испарились», — отмечает адвокат.

Охотники района тоже говорят об этом открыто. «При Березине мы, жители Шатровского района, охотились без всяких проблем. А сейчас натуральный бардак, — рассказывает Александр Неустроев. — Мы вдруг стали «березинские»: Глушков конкретно заявляет, что охотиться мы не будем. Пишем бумагу к директору департамента природных ресурсов Эдуарду Гусеву — он никаких мер не принимает. Пишем в прокуратуру — то же самое».

По словам Неустроева, охотникам не дают делать ЗМУ, признают их маршруты недействительными, а следом по тем же маршрутам проходят другие люди — и все оказывается нормально. «Нас он целенаправленно ловит, не дает нам охотиться», — добавляет мужчина.

При этом «ловит» Глушков, судя по всему, при малейшем подозрении на охоту и даже без доказательств. Двое охотников района рассказали Znak.com о совсем странных случаях. Дмитрий Бабкин с Игорем Анчуговым, по словам Бабкина, 20 марта вечером катались на снегоходе, когда на дорогу перед ними выскочил Глушков. «Он начал хватать нас за руки и за ноги, требовать документы. У нас ружье было в собранном состоянии, мы не охотились, никакого мяса при нас не было. Он составил на нас административный протокол, заявил, что мы оказывали неповиновение, и подал в суд. У нас с Анчуговым охотничий стаж по 20 лет, мы порядок в лесу знаем, сами браконьеров прижимали, всегда охотились в общедоступных охотугодьях. И тут приходит какой-то человек с новой командой.

Мы выиграли суд — но сезон охоты уже прошел, и мы его пропустили. И после суда он нам открыто при всех заявил: «Вы с Анчуговым охотиться не будете 100%», — поделился Дмитрий Бабкин.

То, что Глушков ведет себя в охотугодьях как хозяин, подтверждают и другие охотники. У Ерболата Курбердинова — фермерское хозяйство, которое выращивает зерновые в Шатровском районе, на территории общедоступных охотугодий. Земля находится в частной собственности. В конце июня у механизатора сломался трактор, и он позвонил бригадиру. Это было вечером, рабочие трудятся в две смены, чтобы подготовить землю к следующему году. Бригадир с запчастями выехал в поле, но на подъезде был в грубой форме остановлен Глушковым и сотрудниками ОМОН.

«Его и еще одного человека вытащили из машины, бросили на землю, начали пинать. Глушков обыскал УАЗик — без понятых, безо всего. Потом отпустили», — вспоминает Ерболат. По его словам, обоим пострадавшим — около 60 лет, после произошедшего они написали жалобы в прокуратуру, а та передала материалы в следственный комитет. «Я нахожусь на своей земле. Это он должен, наверное, еще спросить, может ли он сюда заезжать. Но нет — видимо, мы должны выходить из машины и падать на землю», — возмущается Курбердинов.

По его мнению, это был «акт устрашения» — так Глушков показал, что может ждать любого из охотников.

«До этого приезжали сотрудники департамента природных ресурсов. Был случай, когда остановили машину, представились и вежливо попросили показать багажник. Осмотрели — пожелали счастливого пути. Это госслужащие, я понимаю. А тут — как в кино: перекрыли дорогу, выскочили из машины, положили на землю», — удивляется он.

Дозвониться до Алексея Глушкова нам не удалось. По данным охотников, инспектор сейчас находится в отпуске.

Однако ситуацию согласился прокомментировать заместитель губернатора — директор департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Курганской области Эдуард Гусев. Он рассказал, что в 2017 году в ведомство поступали жалобы о неправомерных действиях ведущего специалиста сектора государственного охотничьего надзора по северной территориальной зоне отдела надзора в области животного мира Алексея Глушкова, который одновременно является госинспектором в области охраны окружающей среды.

Из семи обращений по четырем жалобам факты не подтвердились, по трем — проверки продолжаются (при этом по двум из них, предварительно, факты также не подтверждаются).

Читать еще:  Лабрадор на охоте

Кто полномочен проверить документы на охоте?

Очень часто наблюдаю в сети ситуацию, когда люди спорят, не понимая различия между егерем, охотоведом, охотинспектором.

Законом четко определено кто, что и как может проверить у Вас документы на охоту, оружие, продукцию охоты. А в случае выявления нарушения составить протокол.

Здесь сомнения у граждан возникают реже всего. У полицейского есть право проверки документов, досмотра, остановки транспортных средств, привлечения к административной ответственности. Изъять оружие законно имеющееся у Вас во время охоты обычный полицейский не может. Эти полномочия переданы Федеральной службе войск национальной гвардии.

Но, если Вы носите оружие в состоянии опьянения, у Вас отсутствует разрешение на хранение и ношение оружия, если оружие нелегальное или стало орудием преступления, то здесь право изъятия наступает и у полицейского.

2. Государственный инспектор в области охраны окружающей среды (Государственный охотничий инспектор)

У этих представителей власти больше всего полномочий в надзоре за исполнением охотничьего законодательства, а именно они имеют право:

проверять документы, разрешающие осуществлять пользование животным миром, а также разрешения на хранение и ношение огнестрельного оружия;

привлекать к административной ответственности;

производить досмотр вещей и личный досмотр задержанных лиц, остановку и досмотр транспортных средств , проверку оружия и других орудий добычи объектов животного мира, добытых объектов животного мира и полученной из них продукции, в том числе во время ее транспортировки, в местах складирования и переработки;

изымать у нарушителей незаконно добытые объекты животного мира и полученную из них продукцию, оружие и другие орудия добычи объектов животного мира, в том числе транспортные средства.

Более этого, любое воздействие на должностных лиц, выполняющих задачи по федеральному государственному надзору препятствующее выполнению ими должностных обязанностей, или вмешательство в их деятельность влечет наступление ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

3. Производственный охотничий инспектор

Это сотрудник охотпользователя (частного охотхозяйства), который сдал экзамен, и получил в органе исполнительной власти удостоверение и нагрудный знак.

Производственный охотничий инспектор выполняет свои функции на территории своего охотничьего хозяйства.

Он полномочен: проверять выполнение требований в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов, в том числе соблюдение правил охоты и параметров осуществления охоты, норм в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов, а также наличие охотничьего билета, путевки, разрешения на добычу охотничьих ресурсов и разрешения на хранение и ношение охотничьего оружия;

производить при наличии достаточных данных о нарушениях требований в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов лицом, находящимся в границах охотничьего угодья, осмотр вещей , находящихся при указанном лице (в том числе орудий охоты, продукции охоты), остановку и осмотр транспортных средств без нарушения целостности и вскрытия осматриваемых вещей, транспортных средств и их частей;

Обратите внимание: производственный охотничий инспектор в отличие от государственного проводит ОСМОТР, а не досмотр.

Данные действия производственный инспектор делает по предъявлении удостоверения производственного охотничьего инспектора.

В случае выявления нарушений, признаков правонарушения и преступления производственный охотничий инспектор составляет АКТ.

Егерь, охотовед, директор охотхозяйства и т.д. в случае если они не являются производственными охотничьими инспекторами не имеют никаких прав по проверке документов на охоте. Они могут как граждане попросить показать документы добровольно, и сообщить о возможном правонарушении или преступлении в уполномоченные органы.

Охотники Зауралья заявили в прокуратуру о рейдерском захвате госохотнадзора

Охотники Шатровского района написали заявления прокурору Курганской области Игорю Ткачеву и губернатору Алексею Кокорину о нарушениях, допускаемых государственным инспектором Алексеем Глушковым. Они настаивают на увольнении Глушкова и готовы обратиться в генпрокуратуру и администрацию президента. По словам охотников, Глушков не дает охотиться в лесах тем, кто работал с его предшественником — Яковом Березиным, лоббирует интересы определенных групп охотников и ведет себя в общедоступных охотугодьях как полновластный хозяин. В то же время в областном департаменте природных ресурсов отмечают, что ни одна из жалоб на Глушкова пока не нашла подтверждений.

Охотники Шатровского района (под копией письма, которая есть у Znak.com, стоят больше десятка подписей) просят прокуратуру Курганской области провести проверку и принять действенные меры прокурорского реагирования по фактам нарушений, допущенных в работе государственным инспектором Алексеем Глушковым. Речь, по их словам, идет о нарушении прав охотников, конфликте интересов и нарушениях федерального закона «О государственной гражданской службе».

VIP-охотники подставили курганского охотоведа

Алексей Глушков — это охотинспектор, который начал работать в Шатровском районе после скандального увольнения Якова Березина. Ему пришлось уйти со службы после приговора суда, признавшего Березина виновным в получении взятки снегоходом и назначившего условное наказание в виде семи лет с запретом занимать должности на государственной и гражданской службе на три года и штрафом 1 млн рублей. Сам Березин своей вины так и не признал. Он заявлял, что уголовное дело стало реакцией на его попытки привлечь к уголовной ответственности так называемых VIP-охотников за массовый отстрел лосей.

Взятку Березину якобы вручил охотник Владимир Чередов — он дал в суде соответствующие показания.

По предположениям охотников, после увольнения Березина именно Чередов пролоббировал назначение на пост охотинспектора Алексея Глушкова — племянника его жены. А уже после назначения, как утверждают охотники, Глушков бескомпромиссно заявил, что все, кто охотился при Березине, в лес больше не зайдут.

В частности, авторы обращения подтверждают правдивость фактов из статьи адвоката Олега Сиглова «Рейдерский захват госохотнадзора», опубликованной в июле на охотничьем портале «Охотники.ру». В ней Сиглов приводит несколько случаев конфликтов между охотниками и инспектором Глушковым, по итогам судебных разбирательств по которым Глушков оказывался не прав, однако люди уже потеряли возможность охотиться — сроки охоты вышли. Сиглов уточняет, что в 2016–2017 годах преимущество при распределении лицензий на диких копытных животных имели сам Чередов, а также его друзья и работники. «Фамилии местных охотников, которые много лет ходили эти маршруты ЗМУ, из данного списка просто испарились», — отмечает адвокат.

Охотники района тоже говорят об этом открыто. «При Березине мы, жители Шатровского района, охотились без всяких проблем. А сейчас натуральный бардак, — рассказывает Александр Неустроев. — Мы вдруг стали «березинские»: Глушков конкретно заявляет, что охотиться мы не будем. Пишем бумагу к директору департамента природных ресурсов Эдуарду Гусеву — он никаких мер не принимает. Пишем в прокуратуру — то же самое».

По словам Неустроева, охотникам не дают делать ЗМУ, признают их маршруты недействительными, а следом по тем же маршрутам проходят другие люди — и все оказывается нормально. «Нас он целенаправленно ловит, не дает нам охотиться», — добавляет мужчина.

При этом «ловит» Глушков, судя по всему, при малейшем подозрении на охоту и даже без доказательств. Двое охотников района рассказали Znak.com о совсем странных случаях. Дмитрий Бабкин с Игорем Анчуговым, по словам Бабкина, 20 марта вечером катались на снегоходе, когда на дорогу перед ними выскочил Глушков. «Он начал хватать нас за руки и за ноги, требовать документы. У нас ружье было в собранном состоянии, мы не охотились, никакого мяса при нас не было. Он составил на нас административный протокол, заявил, что мы оказывали неповиновение, и подал в суд. У нас с Анчуговым охотничий стаж по 20 лет, мы порядок в лесу знаем, сами браконьеров прижимали, всегда охотились в общедоступных охотугодьях. И тут приходит какой-то человек с новой командой.

Мы выиграли суд — но сезон охоты уже прошел, и мы его пропустили. И после суда он нам открыто при всех заявил: «Вы с Анчуговым охотиться не будете 100%», — поделился Дмитрий Бабкин.

То, что Глушков ведет себя в охотугодьях как хозяин, подтверждают и другие охотники. У Ерболата Курбердинова — фермерское хозяйство, которое выращивает зерновые в Шатровском районе, на территории общедоступных охотугодий. Земля находится в частной собственности. В конце июня у механизатора сломался трактор, и он позвонил бригадиру. Это было вечером, рабочие трудятся в две смены, чтобы подготовить землю к следующему году. Бригадир с запчастями выехал в поле, но на подъезде был в грубой форме остановлен Глушковым и сотрудниками ОМОН.

«Его и еще одного человека вытащили из машины, бросили на землю, начали пинать. Глушков обыскал УАЗик — без понятых, безо всего. Потом отпустили», — вспоминает Ерболат. По его словам, обоим пострадавшим — около 60 лет, после произошедшего они написали жалобы в прокуратуру, а та передала материалы в следственный комитет. «Я нахожусь на своей земле. Это он должен, наверное, еще спросить, может ли он сюда заезжать. Но нет — видимо, мы должны выходить из машины и падать на землю», — возмущается Курбердинов.

По его мнению, это был «акт устрашения» — так Глушков показал, что может ждать любого из охотников.

«До этого приезжали сотрудники департамента природных ресурсов. Был случай, когда остановили машину, представились и вежливо попросили показать багажник. Осмотрели — пожелали счастливого пути. Это госслужащие, я понимаю. А тут — как в кино: перекрыли дорогу, выскочили из машины, положили на землю», — удивляется он.

Дозвониться до Алексея Глушкова нам не удалось. По данным охотников, инспектор сейчас находится в отпуске.

Однако ситуацию согласился прокомментировать заместитель губернатора — директор департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Курганской области Эдуард Гусев. Он рассказал, что в 2017 году в ведомство поступали жалобы о неправомерных действиях ведущего специалиста сектора государственного охотничьего надзора по северной территориальной зоне отдела надзора в области животного мира Алексея Глушкова, который одновременно является госинспектором в области охраны окружающей среды.

Из семи обращений по четырем жалобам факты не подтвердились, по трем — проверки продолжаются (при этом по двум из них, предварительно, факты также не подтверждаются).

Источники:

http://hunter22.ru/articles/208-tuberkulyoz-zelyonkoi-ne-lechat-a-na-segodnja-gosohotnadzor-v-rossii-skoree-myortv-chem-zhiv.html
http://www.ohotniki.ru/hunting/societys/societys/article/2017/12/16/650069-gosohotnadzor-po-ponyatiyam-ohotniki-ne-znayut-chego-ozhidat-dalshe.html
http://www.znak.com/2017-07-31/ohotniki_zauralya_zayavili_v_prokuraturu_o_reyderskom_zahvate_gosohotnadzora
http://zen.yandex.ru/media/id/5d32ca57e854a900ad7e100d/5d6bd164c49f2900ace18e54
http://www.znak.com/2017-07-31/ohotniki_zauralya_zayavili_v_prokuraturu_o_reyderskom_zahvate_gosohotnadzora

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector