2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Частные охотпользователи и местные охотники

Верхнее меню

Е.А. ЕРШОВ, генеральный директор охотхозяйств МГО ВФСО «Динамо»

Закон принят властями, но чтобы он был по-настоящему легитимным и нормально работал, его еще должен принять и одобрить народ российский, поскольку это напрямую затрагивает его права и интересы. А если народ его однозначно не признает и воспримет как силовую форму насилия и произвола над собой, то в последующем будет делать все возможное, чтобы добиваться справедливости собственными силами.

Народ, конечно, может «безмолвствовать», когда его обижают. Но это вовсе не означает, что он бездействует. Открыто и публично протестовать, как на Западе, у нас в народе не принято, но свои формы противодействия и выражения несогласия наработаны веками.

«Закон плохой, но это Закон!» – такая чисто западная постановка вопроса в России не проходит и никогда не пройдет. Законы должны быть нормальными и справедливыми, тогда и отношение к ним будет уважительным, а безропотного подчинения антинародным законам у людей не будет никогда.

Мы всегда жили и будем жить в несовершенном мире, и поэтому определенная доля несправедливости в народном сознании всегда была нормальным явлением, но нельзя чересчур перегибать палку и устраивать беспредел. Чувство меры обязательно должно присутствовать во всем, а его нарушение приводит к срывам и тяжелым конфликтам.

Спорных, нераскрытых и незатронутых вопросов в Законе много, но есть один важнейший вопрос, который в силу своей якобы понятности и очевидности никогда не рассматривался всерьез. А зря! Это вопрос о статусе и правах местных охотников. С поверхностной точки зрения все вроде бы ясно: местные охотники с древних времен всегда пользовались особыми правами и льготами в вопросах охоты на территории проживания. Так было в царские времена со времен освоения Севера и Сибири, так было в Советском охотничьем законодательстве и в нынешнем. Местные охотники – это святое, посягать на их права – тяжкий грех.

На страницах печати «крутые» частные охотпользователи нередко любят похвастаться предоставленными большими льготами местным охотникам. Особенно мне понравился эпизод, когда егерь, узнавший о желании «простых» охотников поохотиться, сам лично приехал к ним в деревню, чтобы выписать почти бесплатную путевку.

Это просто супер, слезу вышибает! Такого отношения я, конечно, ни в РООиР, ни в ВОО, ни в «Динамо» не видел.

Все это так, но не совсем так, и даже вообще не так! Потому что говорят «чистую правду» и одновременно здорово лукавят, так как говорят правду не всю. Для понимания вопроса необходимо глубоко погрузиться в подробности и конкретности, определить термины и понятия, рассмотреть вопрос не только с общепризнанной точки зрения, но и изучить его с других сторон. И тогда яснее обозначится и технология лукавства, и осознание того, насколько сложен, неоднозначен этот вопрос.

Что же такое «местный охотник»? Это понятие правовое, но не совсем понятное для условий России с ее крайне неравномерным заселением территорий. Под этим обычно понимаются охотники, проживающие внутри охотхозяйства. А по границе? Ведь очень часто граница охотхозяйств проходит по дорогам и населенным пунктам.

А как быть, например, всем без исключения охотпользователям Московской области, которым в договоре о предоставлении в пользование охотугодий указано, что в них «не входят населенные пункты»? Значит, там вообще нет «местных охотников»?

Еще одна задачка – о прописке. Бывает, живет человек постоянно в деревне, но в ней не прописан, а прописан в городе, и наоборот, живет в городе, а прописан в деревне. Какой из них местный? Оба или никто? А если родился, вырос и полжизни прожил в сельской местности, а потом в город уехал? Он что, чужак уже в родном краю? Надо, чтобы правовое и нравственное восприятие явления совпадало, тогда и уважение к законам повысится.

Хотел бы остановиться на более широком восприятии понятия местного охотника. Как я упомянул ранее, территория не только субъектов РФ, но и административных районов и сельских поселений заселена крайне неравномерно, что было далеко не всегда. Давайте погрузимся в историю. До революции 1917 года Россия была крестьянской страной, где 90% населения проживало в деревнях. Плотность и равномерность распределения деревень и сел были весьма высокими, в том числе в северных и малолюдных регионах. Просто северные деревни были на порядки меньше южных. Все объяснялось количеством и плодородием сельхозземель. Затем была провозглашена грандиозная индустриализация страны, и десятки миллионов тружеников вольно или невольно переселились в города. В середине 60-х годов XX века была осуществлена программа по ликвидации бесперспективных деревень. Люди, насильно сорванные с земли, сначала селились в крупных поселках, а потом постепенно перетекали в города. Последний мощный демографический миграционный сдвиг из глухомани в города произошел в 90-е годы прошлого столетия из-за кардинальных рыночных преобразований в стране, приведших к невиданному ранее обвалу производства и обнищанию населения. Тяжелее всего пришлось людям в глубинке, и оставшийся без заработков работоспособный народ массово рванул в крупные города.

В результате гипертрофированно разрослись города, образовались зоны массового заселения людей, но в то же время обезлюдели обширнейшие российские просторы. Таковы сегодняшние реалии, и данный дисбаланс увеличивается с каждым годом.

Создается иллюзия, что новые охотпользователи, получая безлюдные угодья, совсем не ущемляют интересы местных охотников. А на самом деле еще как ущемляют – ведь это нередко традиционные участки массовой охоты проживающих где-то рядом в скученном поселении людей.

Есть множество примеров (и каждый сам может их привести), когда рядом с городом соседствуют огромные безлюдные территории, на которых свободно можно разместить несколько нормальных по площади охотхозяйств, а местных охотников там мизер или нет совсем. Эти примеры есть в каждой области, во многих районах и даже близко к столице.

Например, бывшее Костеровское охотхозяйство ВОО, которое ранее располагалось на площади 46 тыс. га на стыке Московской и Владимирской областей. От Москвы всего 100 км, от Владимира – 60. В 50-е годы для организации военного полигона отсюда были выселены 26 деревень. 20 лет назад полигон ликвидировали, а огромный безлюдный лесной массив остался. Местных охотников там нет, но, тем не менее, это место всегда привлекало охотников со всей округи.

В этих условиях специфика использования охотничьих угодий существенно изменилась. Если раньше у подавляющего большинства граждан охота была буквально за околицей и вблизи деревни, то сейчас основная масса охотников отделена от своих традиционных мест охоты, причем отделена порой на сотни километров.

Да взять хотя бы саму Москву, которая является отдельным субъектом РФ и своих угодий не имеет, или Зеленую зону Москвы, входящую в состав Московской области. Охотников здесь сотни тысяч, но «чьи» они сейчас и «чьими» будут завтра?

В недавнем прошлом этот вопрос решался элементарно просто и эффективно, потому что подавляющее большинство охотхозяйств было в системе коллективного общественного охотпользования. Обычной минимальной охотхозяйственной единицей был РООиР в границах административного района, естественно, и все охотники там были местными, т.е. «своими». Охотники были «своими» и в своей области, и в России.

Более «дальняя родня» (из других областей или охотобществ) могла получить путевку с небольшой накруткой или получить второй-третий охотбилет (у меня их было три) и стать «своим» везде.

Но сейчас площади охотхозяйств стали стремительно мельчать: если раньше у любого РООиР угодий было сотни тыс. га, то теперь охотхозяйства по 10–15 тыс. га – в порядке вещей. Значит все, кто не живет внутри границ этих малых охотхозяйств, уже «чужие». Сейчас можно жить в райцентре и быть «чужим» в своем родном районе, так как район со всех сторон оккупирован «чужими» охотохозяйствами. Я уж не говорю о жителях областных центров, которые оказываются «чужими» в своей области и тем более районах. В наши суровые времена мощью государственной машины ликвидируются крупные охотхозяйства коллективного пользования и заменяются системой мелких частных (т.е. единоличных) охотхозяйств. Как сказал Министр МПР Трутнев Ю.П. в своем интервью: «Альтернативы частным хозяйствам нет». Альтернатива-то, конечно, есть и по Конституции РФ должна быть, но ее «не пущают».

В итоге проведения подобной политики подавляющее большинство охотников России неизбежно со временем превратятся из «своих» в «чужих» в своей собственной стране. А поэтому правовое понятие «местного охотника» необходимо существенно изменить и расширить в соответствии с изменившимися условиями.

Читать еще:  СПОСОБЫ ОХОТЫ НА ОКУНЯ

Нынешние тенденции вызывают обоснованную тревогу у миллионов простых охотников. В частных хозрасчетных охотхозяйствах «своими» бывают люди с большими деньгами или узкий круг приближенных. Беднота частника не интересует, они не отказывают, но цены, как злые собаки, больно «кусают и не пущают». Причем справедливости ради следует отметить, что у частника очень высокие цены вовсе не завышены, а соответствуют необходимым произведенным затратам.

Для нынешней ослабленной перестройкой России, которую обоснованно можно назвать «тяжелым подранком», с ее огромными просторами и бедным населением, ни европейский, ни американский опыт абсолютно не подходит. Хотите, господа, чтобы в России была охота и сервис, как в цивилизованных и богатых странах, так не с того края начинаете.

Прежде всего нужно не охоту под процветающий Запад подгонять, а Россию возрождать из упадка. В ближайшие 10 лет достигнуть потерянного позднесоветского уровня развития экономики и общества, ну а потом (хотя бы к 2050 году) подняться до уровня передовых стран. До того же уровня поднять благосостояние и платежеспособность населения.

Что с того, что мизерная часть населения России давно догнала и перегнала Америку по достатку? Соразмерно под них и охотхозяйства надо создавать – кто же возражает. Но зачем для этого всю Россию перекраивать?! Насколько это соответствует Конституции РФ, которая провозглашает Россию социальным государством? А что же здесь социального? Да ничего!

Надо сделать так, чтобы каждый охотник был «своим» в родной стране и родном краю, и каждая категория охотников была «своей» на соразмерной территории нормальных угодий. Вот это и есть истинная социальность и справедливость. И такой установке действительно не должно быть альтернативы…

Последние тенденции в сфере охоты подрывают доверие народа не только к Законам, но и к самой власти, и уже нередко звучит вопрос: «А мы вообще-то в своей стране живем или уже в ихней?»

Кто полномочен проверить документы на охоте?

Очень часто наблюдаю в сети ситуацию, когда люди спорят, не понимая различия между егерем, охотоведом, охотинспектором.

Законом четко определено кто, что и как может проверить у Вас документы на охоту, оружие, продукцию охоты. А в случае выявления нарушения составить протокол.

Здесь сомнения у граждан возникают реже всего. У полицейского есть право проверки документов, досмотра, остановки транспортных средств, привлечения к административной ответственности. Изъять оружие законно имеющееся у Вас во время охоты обычный полицейский не может. Эти полномочия переданы Федеральной службе войск национальной гвардии.

Но, если Вы носите оружие в состоянии опьянения, у Вас отсутствует разрешение на хранение и ношение оружия, если оружие нелегальное или стало орудием преступления, то здесь право изъятия наступает и у полицейского.

2. Государственный инспектор в области охраны окружающей среды (Государственный охотничий инспектор)

У этих представителей власти больше всего полномочий в надзоре за исполнением охотничьего законодательства, а именно они имеют право:

проверять документы, разрешающие осуществлять пользование животным миром, а также разрешения на хранение и ношение огнестрельного оружия;

привлекать к административной ответственности;

производить досмотр вещей и личный досмотр задержанных лиц, остановку и досмотр транспортных средств , проверку оружия и других орудий добычи объектов животного мира, добытых объектов животного мира и полученной из них продукции, в том числе во время ее транспортировки, в местах складирования и переработки;

изымать у нарушителей незаконно добытые объекты животного мира и полученную из них продукцию, оружие и другие орудия добычи объектов животного мира, в том числе транспортные средства.

Более этого, любое воздействие на должностных лиц, выполняющих задачи по федеральному государственному надзору препятствующее выполнению ими должностных обязанностей, или вмешательство в их деятельность влечет наступление ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

3. Производственный охотничий инспектор

Это сотрудник охотпользователя (частного охотхозяйства), который сдал экзамен, и получил в органе исполнительной власти удостоверение и нагрудный знак.

Производственный охотничий инспектор выполняет свои функции на территории своего охотничьего хозяйства.

Он полномочен: проверять выполнение требований в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов, в том числе соблюдение правил охоты и параметров осуществления охоты, норм в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов, а также наличие охотничьего билета, путевки, разрешения на добычу охотничьих ресурсов и разрешения на хранение и ношение охотничьего оружия;

производить при наличии достаточных данных о нарушениях требований в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов лицом, находящимся в границах охотничьего угодья, осмотр вещей , находящихся при указанном лице (в том числе орудий охоты, продукции охоты), остановку и осмотр транспортных средств без нарушения целостности и вскрытия осматриваемых вещей, транспортных средств и их частей;

Обратите внимание: производственный охотничий инспектор в отличие от государственного проводит ОСМОТР, а не досмотр.

Данные действия производственный инспектор делает по предъявлении удостоверения производственного охотничьего инспектора.

В случае выявления нарушений, признаков правонарушения и преступления производственный охотничий инспектор составляет АКТ.

Егерь, охотовед, директор охотхозяйства и т.д. в случае если они не являются производственными охотничьими инспекторами не имеют никаких прав по проверке документов на охоте. Они могут как граждане попросить показать документы добровольно, и сообщить о возможном правонарушении или преступлении в уполномоченные органы.

Охота и рыбалка

Владимирская область долгое время оставалась одним из проблемных охотничьих регионов России. Об этом свидетельствует масса писем в нашу редакцию от охотпользователей и охотников, недовольных деятельностью областной госохотинспекции, долгое время возглавляемой О.В. Анфимовым.

Решением губернатора в начале этого года Олег Викторович был уволен. Несколько месяцев руководство области подыскивало достойного кандидата на этот пост, и в мае начальником Владимирской госохотинспекции был назначен Валерий Александрович КУФТИН.

В преддверии сезона летне-осенней охоты он любезно согласился дать интервью «Российской охотничьей газете».


— Валерий Александрович, Вы, сколько я помню, пятый руководитель охотничьей инспекции Владимирской области. Долгое время ее возглавлял Н.Д. Сысоев, потом Ю.Г. Анисимов, В.Н. Белов и О.В. Анфимов. Больше всего критики в адрес руководства инспекции было в последние годы. Какие основные задачи Вы поставили, чтобы изменить ситуацию в лучшую сторону и обратиться лицом к охотнику?

— Основная задача не только нашей инспекции, но и всего охотничьего надзора России — это борьба с браконьерством. С тех пор как у егерей отняли право составлять протоколы на нарушителей, люди стали безнаказанно чувствовать себя в угодьях. Нужно приложить немало усилий. Во-первых, нужно изменить психологию охотника. Это очень трудно, так как менталитет нашего человека в современной ситуации очень сложно понять. Раньше у нас в стране приоритет был за обществами охотников. Там проводилась разъяснительная работа, существовали товарищеские дисциплинарные комиссии. В первичных охотколлективах готовили начинающих охотников, передавали им свой опыт. Там присутствовала организация и взаимовыручка. А сейчас охотник сам по себе. Нет первичных коллективов, нет никакой организации охотников. Теперь общества охотников — это коммерческие организации охотпользователей. Существуют охотничьи клубы, но их, к сожалению, очень мало. Хорошо, что появилась 41-я статья «Закона об охоте…», где прописан производственный охотничий контроль.


— Как будете готовить специалистов охотничьего контроля?

— В настоящее время нашей инспекцией подготовлено 326 вопросов для проведения аттестации егерского состава, мы их отправили в Минприроды на согласование. Как только это согласование состоится, мы разместим эти вопросы на нашем сайте, и егеря и сотрудники охотпользователей могут подготовиться и пройти аттестацию, после чего им будут выданы удостоверения единого российского образца и нагрудный номерной знак.
У нас есть в Судогодском районе Муромцевский лесной техникум, на базе которого мы подготовили программу для обучения егерского состава. Те вопросы, которые мы подготовили для аттестации, мы отправили руководству этого техникума. Учитывая их, руководство подготовило программу обучения. Перед аттестацией каждый охотпользователь может направить на две недели на обучение своих сотрудников в этот техникум. После этого им будет выдан соответствующий сертификат, и затем им гораздо легче будет пройти аттестацию.


— Но егеря, успешно сдавшие экзамен и получившие удостоверение и нагрудный знак, все равно не смогут составлять протоколы на нарушителей?

— Они будут составлять акт установленного образца. Он будет иметь ту же законную силу, что и протокол на нарушителя правил охоты. А сам протокол будем составлять на основании этого акта.


— Какими правами будут наделяться сотрудники охотпользователя, получившие возможность проведения производственного контроля?

— Достаточно широкими. Они могут останавливать любые транспортные средства на своих участках, проводить досмотр, проверку документов и продукцию охоты. Это очень важно, так как без охотпользователей, силами только госохотинспекции, с браконьерами бороться невозможно.

Читать еще:  Охота на голубей: горлицу пообещали внести в Красную книгу


— Сколько всего охотпользователей во Владимирской области?

— У нас 99 охотничьих угодий и 77 охотпользователей.


— Сколько из них принадлежит обществам охотников?

— У Владимирского областного общества и его районных филиалов 15 охотничьих хозяйств, 338,95 тысяч га охотугодий, что составляет 19,3% от закрепленных за пользователями по области.

— Сколько всего у вас охотников?

— 28 000 охотников.


— Какова ситуация с кабаном?

— В связи с опасностью распространения АЧС, по распоряжению губернатора мы проводили специальные мероприятия по сокращению численности кабана. Была разработана специальная программа. Эта мера вынужденная и временная. Но полностью уничтожать кабана мы не собираемся. Необходимо сохранить генофонд популяции. Кабан – вид пластичный. Когда пройдет эта волна заболеваний, его численность можно восстановить достаточно быстро, но при этом необходимо регулировать на определенном уровне.
В этом году мы подняли квоту изъятия кабана до 80%. Специальные мероприятия по регулированию численности проводили и весной этого года, после закрытия сезона зимней охоты.


— На сайте охотинспекции регулярно публикуются приказы о введении карантина по бешенству в тех или иных участках районов области.

— Да, бешенство у лисиц — большая проблема и угроза для людей и домашних животных. Сейчас карантин объявлен в семи районах. Летом очень трудно проводить отстрел лисиц: высокая трава и охотничье межсезонье.

— Может ли простой охотник отстреливать лисиц вне сезона?

— Мы выдаем специальные разрешения на отстрел лисицы штатным работникам охотпользователей. Они в свою очередь могут привлекать к этому охотников.


— В ряде областей отношения между государственными органами охотнадзора и обществами охотников, мягко говоря, напряженные. А как у вас?

— У нас нормальные рабочие взаимоотношения со всеми пользователями. Однако работа обществ не всегда эффективна. Я десять лет проработал в охотхозяйстве «Пенкинское» Камешковского района. Вначале, когда я принял это хозяйство, принадлежавшее ранее областному обществу, у меня была «экологическая пустыня». В первый сезон мы добыли всего двух кабанов из четырех возможных лицензий. За пять лет нам удалось поднять численность этого вида до 300 голов, и за два месяца мы добыли более 40 голов.


— В редакцию поступают письма, в которых местные охотники жалуются, что частные охотничьи хозяйства не пускают их в угодья, либо устанавливают непомерно высокие цены на путевки.

— Охотпользователи с местным населением не должны идти на конфронтацию. Любой охотпользователь заинтересован, чтобы местное население ему помогало. Эти люди выросли на своей земле, они там живут и должны охотиться. Нельзя им вставлять палки в колеса, иначе они вам вставят этих палок больше. Надо договариваться и о выделении путевок и разрешений, и о приемлемых для них ценах. Для тех, кто помогает в биотехнии, охранных мероприятиях и другой деятельности, выделяют путевки по льготным ценам.

— Раньше во Владимирской области одной из популярных охот была охота с гончими. Сейчас при обилии охотпользователей и их приоритету к охотам на копытных нарастает конфликт между гончатниками и организаторами охот на лосей и кабанов.

— Да, это так. В последнее десятилетие численность гончих собак в области резко снизилась. Конечно, гончей не прикажешь гонять зайца в небольшом участке. Например, охотпользователь проводит коммерческую охоту на копытных, и вдруг появляются гончатники, которые могут ее сорвать. Многое зависит от территории и особенностей охотхозяйства. Можно договориться о местах охоты с гончими, можно определиться с датами охоты, чтобы не мешать друг другу. Здесь все индивидуально, и мой совет — необходимо договариваться с охотпользователями.

— Злободневный для региона вопрос о нормах пропускной способности. Например, в Петушинском районе на 700 охотников охотинспекция выделяет всего около 250 разрешений на охоту на массовые виды дичи.

— Единой политики, к сожалению, по данному вопросу нет. Я регулярно провожу встречи с охотниками районов, и этот вопрос поднимается практически везде. Например, в Вязниковском районе 1500 охотников, и им выделяют на сезон летне-осенней охоты всего 650 разрешений. Мы сами порождаем браконьерство, ведь некоторая часть охотников, не получив путевок, все равно идут на охоту, как они говорят, «из принципа». Это неправильно. Здесь и ущемление прав как охотников, так и охотпользователей, которые теряют доходы. Некоторые из-за этого вынуждены поднимать цены на путевки. Мы работаем над этим и, думаю, к открытию охоты мы это положение исправим.


— В соответствии с Параметрами охоты во Владимирской области, утвержденными губернатором, охота с легавыми и спаниелями на болотно-луговую дичь открывается с 1 августа. Но зачастую на местах охотпользователи отказывают в выдаче путевок на эту охоту под разными предлогами: то бланков нет, то заявку не подали, то уток распугаете. Можете ли Вы на них повлиять?

— Да, я понимаю, насколько важно это для любителей охоты с подружейными собаками, сам держу легавую. Эти вопросы мы можем решить в частном порядке, поверьте, они решаемы.


— Во Владимирской области нередко открытие охоты задерживают в связи с жаркой погодой. Охотники пишут в редакцию, что для Владимирской области эта ситуация повторяется довольно часто.

— Это прерогатива МЧС. Если стоит жаркая, сухая погода и возникает опасность возгорания лесов и торфяников, то по области вводится режим чрезвычайного положения, утверждаемого губернатором. Если такой режим не введен, охоту закрывать мы не имеем права. Надеемся, в этом году в свой срок, 16 августа, охота будет открыта.

— Расскажите, пожалуйста, нашим читателям немного о себе.

— Я сам местный, владимирский. Родился в Камешковском районе. Окончил Тимирязевскую академию, потом Балашихинский РГАЗУ по специальности биолог-охотовед. Работал десять лет в областном Комитете охраны природы, потом десять лет директором охотничьего хозяйства. С детства увлекаюсь охотой. Всегда держал охотничьих собак. Сейчас у меня — дратхаар. До этого тоже держал дратхааров, были у меня и лайки.
Очень ценю весеннюю охоту. Знаю, какая атака идет сейчас на нее, но считаю, что этот пласт русской охотничьей культуры мы не должны потерять.
Работая в охотхозяйстве, я всегда держал подсадных уток. Знаю, что охотник с подсадной никогда не позволит себе весной пойти, допустим, по канавам и пострелять с подхода. Охота с подсадной из шалаша дисциплинирует охотника. Эта охота должна быть хорошо организована. При грамотной организации весеннее браконьерство в принципе невозможно. А вот за хождение по угодьям и стрельбу во все живое виновные должны нести жесткое наказание.


— А как у вас обстоят дела с охотинспекторами? Мне вспомнилось одно из распоряжений, в котором устанавливалась норма в три госохотинспектора на одно муниципальное образование.

— Сейчас у нас явная нехватка охотинспекторов. В некоторых случаях у нас один инспектор на два района. Наблюдается недостаток людей, техники (она вся изношена). Сейчас мы стараемся все восстановить и много работаем в этом направлении.

Автор статьи -Сергей Фокин.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Частные охотпользователи и местные охотники

Мне было интересно посетить одно из частных хозяйств и посмотреть, как складываются сегодня взаимоотношения между сельскими жителями, проживающими на территории хозяйства, и его учредителями.

Мне было интересно посетить одно из частных хозяйств и посмотреть, как складываются сегодня взаимоотношения между сельскими жителями, проживающими на территории хозяйства, и его учредителями – людьми, вкладывающими собственные средства в охрану угодий и организацию инфраструктуры.

Хотелось также посмотреть, как сказалось на поголовье кабанов и лосей минувшее, почти катастрофическое по своему воздействию и на людей и на животных лето… Для этого я отправился в ближайший к Москве Конаковский район.

Наша коллективная охота проходила в одном из двух хозяйств, учредителем которых является член Московского охотничьего клуба «Сафари» Вячеслав Орехов. Вячеслав Федорович родом из этих мест. Здесь он стал охотником. Он не стал отказываться от возможности вместе со своими единомышленниками взять в аренду охотничьи угодья, хотя знал, какого напряжения сил потребует такое решение.

В настоящее время арендуются хозяйства на правом и на левом берегах Волги. Правый берег в большей степени обжит людьми. Угодья по левому берегу более дикие, и в них регулярно наблюдаются медведи. Основная база для обоих хозяйств – четырехзвездочный отель «Дафна», расположенный на берегу Иваньковского водохранилища. Если охота проводится на левом берегу, то ее участников доставляет туда катер, пришвартованный у отеля. Мы планировали охоту в хозяйстве «Воспроизводство» на правом берегу реки, буквально на границе со столичной областью, поэтому катер нам не понадобился.

Читать еще:  Важные составляющие успеха на загонной охоте

Вы можете удивиться странному, на первый взгляд, названию этого хозяйства. Но ваше недоумение сразу исчезнет, как только вы узнаете, что ровно треть всей площади угодий в нем занимает воспроизводственный участок. Понятно, что основной тезис, который используется противниками частного охотпользования, – мол, «частники сразу перебивают у себя все зверье» – в этом случае полностью не состоятелен.

На открытие в хозяйство приехали его учредители и их друзья. Но вместе с ними равноправно в качестве стрелков в охоте участвовали и члены местного охотничьего коллектива. Загонщиками были только штатные сотрудники охотничьего хозяйства. Для сельских охотников участие в такой охоте – своеобразная премия. Пусть эти люди не имеют материальных возможностей, позволяющих тратить часть личных средств на поддержание численности охотничьих животных.

Они вполне могут сделать достойный взнос в общее дело собственным трудом. Но если не могут или не хотят… тогда, извините, охотиться не будут. Здесь никому не нужны формальные галочки за «трудоучастие». Местный охотник должен каждый год своим личным трудом подтверждать право стать стрелком на «Празднике открытия сезона».

Каковы же «расценки» на охоту для сельчан? Семь дней полноценной работы в угодьях дают возможность получить сезонную путевку на водоплавающую и боровую дичь. Если охотник работал десять дней, то он может охотиться на зайца и включается в бригаду, на которую выписывается 5–8 лицензий на кабанов. Кто будет стрелять очередного кабана, решается либо очередностью, устанавливаемой самими охотниками, либо жребием.

В том что работа в хозяйстве проведена действительно большая, сомневаться не приходилось. Полностью расчищены просеки, ликвидированы завалы на лесных дорогах, приведена в «боеготовность» необходимая техника. Кроме оперативной подготовки к сезону, проводится регулярная подрубка ивняка и осин, закладываются и поддерживаются в рабочем состоянии солонцы и кабаньи кормушки. Это очень важно, так как позволяет «задержать» в небольшом по размеру хозяйстве «проходного» зверя –в основном это половозрелый молодняк, изгоняемый из мест своего рождения взрослыми животными. В этом году очень сухое и жаркое лето способствовало повышению численности копытных в хозяйствах, которые, как и «Воспроизводство», расположены по берегам Волги и другим крупным водоемам за счет миграции сюда зверей из других районов.

фото: Алексей Ступин

Как же проходила охота? Вячеслав Орехов руководил ею мастерски, управляя и егерями, и охотниками. После необходимого инструктажа по технике безопасности загонных охот всем стрелкам, было объявлено о недопустимости отстрела коров. В первую очередь стрелять нужно было по теленку. Каждый охотник мог стрелять только по одному зверю.

Состоялось два небольших загона. В первом на стрелков было выставлено поодиночке три лося. Во втором из-под умелых загонщиков вышел крупный бык и тройка – корова, теленок, бычок. Еще два лося остались в загоне.

На меня в первом загоне вышла молодая корова, которая и ушла «с миром». Во втором загоне, заняв свой номер, я увидел идущих строго параллельно линии стрелков трех лосей. Они двигались как привидения, абсолютно бесшумно, всего в 60 метрах от меня. Загон еще не начался, и я не стрелял…

Но вот закричали загонщики. Минут через двадцать с соседнего номера прозвучала суетливая стрельба. Казалось, она не оставила мне никаких шансов. Велико же было мое удивление, когда через некоторое время появилась уже знакомая и совершенно невредимая тройка лосей. Они возвращались и двигались тем же путем. Шли абсолютно спокойно: впереди корова, в 20 метрах за ней теленок и буквально вплотную к нему бык. Прямо передо мной был просвет между редкими березами. Через эту прогалину и нужно было стрелять зверя. Сначала в ней появилась и немного приостановилась лосиха. С этого момента я был полностью готов к выстрелу. Вот-вот между березками должен был показаться второй зверь. С большим желанием, конечно, я сделал бы выстрел по быку. Но нужно выполнять установки организаторов. Наконец, появился теленок, и мушка моей двустволки сразу поймала грудной отдел его позвоночника. После выстрела лось рухнул и остался на месте. Лишь иногда, издавая жалобные звуки, он поднимал из травы голову. Я навел мушку на поднятую голову и прекратил мучения зверя.

В итоге теленок оказался единственным трофеем нашей охоты: трижды мазали в этот день городские охотники – владельцы нарезного оружия.

Еще по-светлому добытого лося доставили на разделочную площадку. Рядом с ней был сооружен навес со столом и скамейками, где уже готовилась похлебка из добытого накануне кабанчика.

«Разбор полетов» был достаточно нелицеприятен для всех, кто промахнулся. Мне же эта охота запомнилась прежде всего ее хорошей организацией и большим количеством зверя в угодьях.

Кроме загонных охот на лосей, охотничьи хозяйства, расположенные в Конаковском районе предлагают охоту на кабанов. Но охотиться на них лучше с вышек. Кабаны, привыкшие к многочисленным этой осенью грибникам и их перекличке, совсем не боятся загонщиков и предпочитают, не перемещаясь, отстаиваться в крепких местах. Конечно, помочь выгнать кабанов на стрелков могли бы хорошие лайки. Но в хозяйстве, где я побывал, больше внимания уделяют разведению гончих собак. А это тема уже для другого рассказа…

Статья 15. Права и обязанности охотпользователя

Статья 15 . Права и обязанности охотпользователя

1. Охотпользователь имеет право:

а) вести охотничье хозяйство в определенных границах охотничьих угодий в соответствии с требованиями настоящего Закона, Федерального закона «О животном мире», правил и иных требований по ведению охотничьего хозяйства, охране, воспроизводству и рациональному использованию охотничьих животных;

б) осуществлять нормирование добычи охотничьих животных в пределах установленных им лимитов;

в) заключать договоры с юридическими лицами и гражданами, в том числе иностранными, на предоставление им охоты и связанных с ней услуг;

г) самостоятельно вести охотничье хозяйство на полученных во владение или пользование охотугодьях и распоряжаться продукцией охоты;

д) возводить на полученных угодьях необходимые постройки для осуществления охоты и проводить другие мероприятия, необходимые для ведения охотничьего хозяйства только при согласовании с владельцами земельного и лесного фонда;

е) привлекать на охотничий промысел охотников по договорам на добычу и сдачу продукции диких животных, а также выдавать разовые лицензии на охоту в границах предоставленных охотпользователю охотничьих угодий;

ж) вести подсобное хозяйство, включая переработку продукции, и производить изделия из объектов животного мира;

з) реализовывать произведенные продукцию и изделия;

и) получать земельные участки для производственных и иных целей в порядке, установленном земельным, водным и лесным законодательством Российской Федерации и автономного округа;

к) оказывать воздействие на среду обитания объектов животного мира, улучшающее состояние объектов животного мира, по согласованию с землевладельцами, владельцами лесного фонда и Таймырским охотуправлением;

л) своевременно отмечать количество добытых животных в «Журнале добычи» установленной формы;

м) обращаться в суд по поводу незаконных действий юридических и физических лиц и возмещения ущерба, нанесенного охотничьему фонду на охотугодьях пользователя.

Охотпользователь осуществляет принадлежащие ему права на условиях и в пределах, установленных законом, лицензией и договором с органом государственной власти, предоставляющим соответствующую территорию для охоты.

2. Охотпользователь обязан:

а) осуществлять указанные в лицензии виды пользования животным миром в границах территории закрепленных за ним охотничьих угодий;

б) эффективно использовать охотничьи угодья в соответствии с их назначением и повышать их продуктивность;

в) осуществлять учет и оценку состояния используемых видов охотничьих животных, а также оценку состояния среды их обитания;

г) оказывать помощь государственным органам в осуществлении охраны животного мира и среды его обитания;

д) обеспечивать охрану и воспроизводство охотничьих животных, в том числе редких и находящихся под угрозой исчезновения;

е) своевременно вносить плату за пользование государственным охотничьим фондом;

ж) не нарушать права других охотпользователей, а также порядка пользования другими природными объектами (лесами, водами, землей, оленьими пастбищами);

з) своевременно предоставлять в Таймырское охотуправление сведения о численности охотничьих животных, объемах добычи диких зверей и птиц, и предъявлять для клеймения шкурки ценных видов пушных зверей.

Источники:

http://piterhunt.ru/library/articles/ershov_ea/o_bednom_nemestnom_zamolvite_slovo.htm
http://zen.yandex.ru/media/id/5d32ca57e854a900ad7e100d/5d6bd164c49f2900ace18e54
http://handf.mirtesen.ru/blog/43844391589/Litsom-k-ohotniku
http://www.ohotniki.ru/hunting/societys/farms/article/2012/01/08/542500-chastnyie-ohotpolzovateli-i-mestnyie-ohotniki.html
http://base.garant.ru/18569833/36bfb7176e3e8bfebe718035887e4efc/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector