0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Туристы наступают на заповедники

Туристы наступают на заповедники

Российские национальные парки еще молоды: первые из них — Сочинский и Лосиный Остров — появились лишь в 1983 году. Но их роль в сохранении природных комплексов, уникальных и эталонных природных участков и объектов огромна. Так, в национальных парках (НП) Прибайкалья, расположенных в Иркутской области и в Республике Бурятия, биоразнообразие значительно богаче, чем в заповедниках. Однако в последние годы охрана природы в прибайкальских НП становится делом все более проблематичным.

Под колесами внедорожников гибнут монгольские жабы и узорчатые полозы, птенцы, молодые суслики.
ФОТО ВИТАЛИЯ РЯБЦЕВА

Заповедники создавались, как правило, на безлюдных и труднодоступных территориях, исключение которых из хозяйственной деятельности несло минимум экономических потерь.

Зато национальные парки в Прибайкалье возникли на землях с особым разнообразием и богатством флоры и фауны, по этой же причине издавна заселенных человеком.

Прибайкальский национальный парк (ПНП) сохраняет массивы горной лесостепи, изобилующие краснокнижными видами растений, населенные единственным в регионе эндемичным наземным млекопитающим (ольхонская полевка), редкими видами птиц и зверей. Тункинский НП — местообитание снежного барса, сибирского козерога, алтайского улара, бородача. Забайкальский национальный парк — это обширные и очень богатые водно-болотные угодья.

На территории Прибайкальского НП я веду наблюдения с конца 1970-х, а с 1995 по 2012 год я был его сотрудником. Этот парк охраняет около 470 км западного побережья озера Байкал (почти ¼ всего озера), включая остров Ольхон.

Туристический поток здесь стабильно рос с 60-х годов прошлого века. Резкий скачок произошел в 1999 году после дефолта, сделавшего для сибиряков недоступным отдых на юге. А с 2000-х уже нарастала «лавина» моторизованных туристов как следствие массовой «автомобилизации».

Наиболее популярным туристическим районом являются берега Малого Моря — пролива, отделяющего Ольхон от материка. Все заливы и бухты здесь быстро превратились в сплошной автокемпинг. Но затем подключился «земельный бизнес». Как грибы стали расти турбазы и особняки.

Застраивались земли сельскохозяйственного назначения, включенные в состав ПНП без изъятия из хозяйственного использования (речь идет об острове Ольхон и материковом Приольхонье). Земли этого статуса имеются во многих российских НП, но в Прибайкальском они оказались наиболее лакомыми.

И прежде всего прибрежные участки, ценные для рекреации. Кроме степей, здесь располагаются водно-болотные угодья (соленые и пресные озера, речные дельты), песчаные массивы, галечниковые косы и мысы, скалы (в том числе живописные останцы), лесные колки. По уровню биоразнообразия, количеству редких видов животных и растений территория не имеет себе равных во всем Байкальском регионе.

Фото Виталия Рябцева

Эти земли находятся в двойном подчинении: Прибайкальскому национальному парку и районной администрации. Это (а также отсутствие узаконенных границ) и стало лазейкой для застройщиков. ПНП многократно оспаривал в суде решения районных властей о передаче земельных участков в аренду «в рекреационных целях», но строительный бум лишь набирал обороты.

И все равно «инициативным господам» хотелось большего. Районная администрация (при поддержке областных властей) дважды (в 1999 и 2009 годах) пыталась изъять все 110 тыс. га с/х земель из состава ПНП. Не удалось.

В 2014-м депутат ГД Сергей Тен попробовал ослабить и без того недостаточный охранный режим, чтобы активнее «использовать в хозяйственной деятельности земли НП без ущерба для экологии». Пока и эта инициатива не прошла.

Тем не менее уже «освоены» почти все пригодные для застройки участки южной (электрофицированной) части материкового берега Малого Моря. Планируемое строительство ЛЭП до п. Онгурены позволит точно так же застроить еще дикий маломорский север. Подготовительные работы для этого уже проведены.

Ситуация вокруг ПНП соответствует общероссийской тенденции. Борьба чиновников Минприроды с принципами абсолютной заповедности, на которых базировалась территориальная охрана природы в СССР, завершилась их победой в 2011 году.

«Пробитые» законодательные поправки позволяют развивать туризм даже в заповедниках. Что уж говорить про НП! Для них этот вид деятельности стал сугубо приоритетным. Ну а природа, включая уникальные живые объекты, сохраняется лишь до тех пор, пока не мешает «рекреационному развитию».

Ее охрана остается пока что первоочередной для НП задачей в «Законе об ООПТ», но не в реальной жизни.

Пример Прибайкальского национального парка особенно показателен. Его участки активно отчуждаются для «социально-экономического развития».

Так, в 2006 году был утвержден проект особой экономической зоны (ОЭЗ) туристско-рекреационного типа «Ворота Байкала». Уникальная природная территория — дельта реки Голоустной (1,5 тыс. га с/х земель) — изъята из ПНП и включена в ОЭЗ. В начале 2015 года сообщалось о планах расширения «Ворот Байкала» в районе поселков Листвянка и Порт-Байкал.

Документы на расширение границ ОЭЗ за счет территорий ПНП, прилежащих к этим поселкам, «находятся на рассмотрении Минэкономразвития РФ». При этом через исток Ангары предлагают построить мост протяженностью около 1,5 км. Неизбежный итог — уничтожение уникальной природной территории.

Незаконное строительство турбазы. Мыс Зундук, 2016 год. ФОТО ВИТАЛИЯ РЯБЦЕВА

В 2014 году СМИ сообщали: «Выделен земельный участок в Ольхонском районе. Учредители Ёрдынских игр выберут земельный надел для своих представительств на территории площадью 142 га. Кроме того, в 2016 году начнут строить грунтовую дорогу, конгресс-зал в виде юрты.

Запланировано строительство очистных сооружений, причала в устье реки Анга и шаманского центра». Напомню: речь идет о территории ПНП в Приольхонье (земли сельхозназначения). Устье р. Анга — самое ценное для мигрирующих птиц водно-болотное угодье на всем западном берегу Байкала. К счастью, эти планы пока остаются на бумаге.

В сети доступен проект «Схемы территориального планирования центральной экологической зоны Байкальской природной территории». Он предполагает строительство трех новых ЛЭП по территории ПНП.

Одна из них — вдоль лишенного дорог берега, по красивейшим местам, через участок заповедной зоны. Раньше такое было невозможно, но поправки к «Закону об ООПТ» позволили строить «линейные» объекты во всех (т.е. и в заповедной) функциональных зонах НП по решению Правительства РФ.

Наряду с организованными туристами, заполняющими сотни турбаз, каждое лето ПНП «предоставляет экосистемные услуги» еще и сотням тысяч диких автотуристов. Они и стали главным фактором гибели природы на незастроенных территориях.

Массовая бездорожная езда уничтожает травяной покров (часто и почву), включая местообитания эндемичных и реликтовых растений. Эта категория «дико» отдыхающих туристов оставляет за собой особо значимый «мусорный след», на их совести большинство случаев лесонарушений (на дрова идут даже деревья — памятники природы), и браконьерства, а также лесных и травяных пожаров.

Из-за них запредельно силен фактор беспокойства, сделавший невозможным возрождение в ПНП гнездовий орлов (на о. Ольхон), орлана-белохвоста (на всем Малом Море), ряда других редких пернатых. На участках, испытывающих значительные рекреационные нагрузки, природа деградирует.

При имеющемся крохотном инспекторском составе реальный контроль над соблюдением природоохранного режима ПНП невозможен.

Такие мусорные свалки на Ольхоне — результат неконтролируемого потока туристов в Прибайкальском нацпарке. ФОТО ВИТАЛИЯ РЯБЦЕВА

Чтобы уберечь хотя бы маленькие ценные природные участки, необходимы микрорезерваты, огороженные от автотранспорта и снабженные информационными щитами.

Первые попытки их создания мы предприняли еще в 2001 году в дельте реки Голоустной и у мыса Зундук. И убедились, что деревянные ограды не годятся. Наших соотечественников могут остановить лишь самые прочные преграды. Лучше всего железобетонные.

В 2002 году мы с ботаником ПНП Алексеем Турутой составили список участков Малого Моря, где необходимо создать микрорезерваты. Год за годом писали заявки на финансирование таких работ. Актуальные и стопроцентно реализуемые проекты гарантировали долговременный эффект, но поддержки не получали.

Наконец одно такое ограждение (на мысе Уюга) удалось создать силами волонтеров в 2010 году. На следующий год благодаря пожертвованию «Пивоварни Хейнекен» был перекрыт доступ автотранспорту к уникальному природно-историческому памятнику «Саган-Заба», находящемуся в заповедной зоне ПНП.

В 2014-м на Ольхоне, уже при новом директоре НП, было реализовано еще одно наше предложение — перекрыт проезд на косу озера Ханхой.

Рекреационная нагрузка на Прибайкальский национальный парк еще более возросла в 2016 году. ФОТО KONSTANTIN32/DEPOSITPHOTOS.COM

Масштабный «огораживающий» проект был реализован в 2016 году фондом «Подари Планете жизнь» (руководитель Наталья Еремеева, г. Иркутск). Доступ автотранспорту перекрыт на Сарайский пляж — место основной концентрации диких моторизованных туристов на Ольхоне.

Длина ограды составила 2,8 км, часть столбов сделана в виде тотемов. Все работы выполнены силами волонтеров на благотворительные пожертвования. Эффект уже очевиден. Пески не исполосованы колеями. Восстанавливается травяной покров. Сократилось количество мусора, число лесонарушений.

Изменилась к лучшему сама «туристическая среда»: меньше стало громкой музыки, пьяных криков, фейерверков, нет прежних автогонок.

И тем не менее рекреационная нагрузка в целом на Прибайкальский национальный парк в 2016 году еще более возросла. Мощный туристический поток в современных условиях при малочисленном штате инспекторов, при «беззубых» природоохранных законах, серьезнейшем падении законопослушности общества, беспрецедентном обилии частного автотранспорта (и байкальского флота) губительно сказывается на природе национальных парков.

Самое время озаботиться усилением контроля над туристами на этих ООПТ, снижением рекреационных нагрузок до безопасного уровня. Необходимо закрыть «прорехи» в законодательстве, позволяющие застраивать ООПТ.

Но чиновники Минприроды предпочитают не видеть этих проблем. Хуже того, зная о губительном воздействии туризма на природу национальных парков, они «открыли» для туристов еще и заповедники!

Мыс Хобой на острове Ольхон. 2016 год. ФОТО ВИТАЛИЯ РЯБЦЕВА

В 2009 году чиновники согласились с необходимостью выделить на «Схеме планирования рационального использования земель сельскохозяйственного назначения и их охраны на территории Ольхонского района» 110 000 га земли Прибайкальского нацпарка. Были перечислены средства из федерального бюджета на межевание границ.

Их согласование со стороны ПНП в 2010–2011 гг. осуществлял новый директор ООПТ Олег Апанасик. Я предоставил информацию о том, какие участки требуют включения в состав ПНП, чем можно поступиться с минимальными потерями для природы.

Но к участию в непосредственной работе не был допущен. После письма президенту (май 2011-го), в котором я и ряд других работников ПНП просили прекратить политику коммерциализации ООПТ и разобраться в характере деятельности О. Апанасика, диалог с директором стал невозможен.

Читать еще:  С чем едят краснокнижную рысь

В начале 2012 года моя должность (зам по науке) была сокращена, научный отдел ПНП фактически ликвидирован. В конце 2011 года в СМИ прошла информация, что «Схема…» утверждена.

Со временем стало очевидно, что благодаря этому документу многие коммерческие ценные участки с/х оказались вне границ ПНП. В частности, уникальная бухта Ая.

Сейчас ее окрестности, включая местообитания краснокнижных растений, активно застраивают.

Заповедники за экотуризм, но против диких туристов: как проходят экотуры в заповедные зоны

Заповедник уверенно можно назвать режимным предприятием со своими «уставом» и правилами, строгими ограничениями в части поведениях на территории и природопользования. Любопытно, но сотрудники таких природных объектов отождествляют их с основными заповедями «не убей, не навреди…».

Заповедники против диких туристов

И вот именно в такие обособленные от мира, выпестованные заботой, уникальные на сегодня места устремляется сердце каждого истинного экотуриста . Здесь в зависимости от категорий и тематики заповедника можно увидеть редких, исчезающих и уже исчезнувших из своих мест обитания представителей флоры/фауны, насладиться естественностью их поведения, проникнуться душой экосистемы.

Сотрудники заповедников готовы идти навстречу (да и законодательно это разрешено на фоне все большей популяризации экотуризма ). Но они категорически против «диких» вылазок (самостоятельно ограняемых походов) без своего контроля. А также настаивают на том, чтобы все туры проходили исключительно по их программам и с гидом/инструктором от заповедника (коими чаще всего выступают сами сотрудники).

Почему сотрудники заповедников настаивают на своем контроле

Обоснования этому есть. Первое, так специалисты придерживаются выполнения основной своей задачи – охрана закрепленной за ними природной зоны, стимулирование биоразнообразия и качества биогруппы. Причем контроль позволяет им решать два вопроса:

сводить к минимуму «эффект бабочки» и другие риски бесконтрольных вылазок туристов в заповедную зону (даже сломанная ветка может оборвать жизнь целого птичьего семейства);

показывают местному населению, что от живых зверей и других обитателей экосистемы больше выгод и пользы, нежели от убитых на охоте (разовая выгода) или уничтоженных другим способом, что уже относится к браконьерству, пусть и в малых объемах. А секрет прост, маршруты и походы строятся так, чтобы приглашаемые экотуристы оставляли свои деньги в экономике региона тем или иным образом (в магазинах, в виде спонсорства, при оплате услуг гида из местных и т.д.).

В-вторых, с проводником-организатором от заповедника экотуристические вылазки становятся по-настоящему увлекательными, насыщенными, познавательными. Кто еще так досконально знает все нюансы местности, может рассказать что-то увлекательное и показать что-то интересное?

Особенности экотуров под контролем специалистов заповедников

Есть несколько моментов:

Экотуры гиды от заповедников стараются проводить в охраняемой зоне (участок, разделяющий сам заповедник и обычные территории), а не вести в «сердце» природного объекта, что ставит под угрозу баланс экосистемы. И туристы не против, им объясняют, во-первых, почему это делается. Во-вторых, в такой зоне намного интересней, ведь вести себя можно свободней – устроить шалаш, провести мини-спелеологический тур или фотоохоту и т.д.

Гарантированная зрелищность экотуристической вылазки, когда путешествующий непременно видит обитателей экосистемы (как это делают гиды – это уже их хитрости и уловки, но звери действительно подбираются очень близко и вполне миролюбивы, и спокойны).

Привлечение участников тура к заботе о природе (информирование, помощь специалистам заповедника и пр.).

Насыщенная программа, а не просто пеший тур, часто турист в таком походе пробует различные версии активного отдыха и дикого туризма с гостевой программой в конце (пикник, банька и т.п.).

Наступление на заповедники: спасение утопающих

ФОТО ВАЛЕРИЯ МАЛЕЕВА

Заповедный юбилей начали праздновать досрочно.

В Сочи с 28 ноября по 2 декабря 2016 года прошла солидная международная конференция «Заповедное дело. Итоги столетия».

После опубликованных в СМИ итогов мероприятия могло сложиться впечатление, что все основные проблемы ООПТ России решены.

Однако у меня после конференции появились совсем не парадные мысли и вопросы.

Но прежде чем начать с ними разбираться, хочу отметить, что специалисты Экоцентра «Заповедники» и Кавказского заповедника, организовавшие и обслуживающие конференцию, справились со своей задачей блестяще. Благодарность им за это!

ГОРОД, ИДЕАЛЬНЫЙ ДЛЯ СОВЕЩАНИЙ

Почему конференция проводилась именно в Сочи? Ведь большинству участников форума добраться туда было непросто. К тому же есть немало подходящих для конференции российских городов, расположенных ближе к центру страны.

Принимаем очередную «бессмертную резолюцию». ФОТО ЕВГЕНИЯ БОГДАНОВА

Складывается впечатление, что к Сочи кто-то сознательно «подтягивает» различные профессиональные собрания, что наблюдается и по нашему ведомству. Так, в 2015 году здесь проходило всероссийское совещание, связанное с биосферными резерватами, в 2016-м — теперешняя конференция.

Юбилейное совещание, запланированное министерством на конец 2017 года, тоже пройдет в Сочи. Может, приспела пора и министерству перебраться сюда?

Читайте материал «Туристы наступают на заповедники»

Что касается отелей, то и тут встает закономерный вопрос: неужели российские заповедные люди в дремучих, охраняемых глубинках до того привыкли к роскоши, что собирать их надо непременно в пятизвездочном отеле типа Radisson Blu Resort? В стране с небогатым населением бравировать подобной крутизной вряд ли этично.

И Я ТАМ БЫЛ

Я очень рассчитывал на эту конференцию. А поводом напроситься на участие в ней послужили, во-первых, презентация нашей с коллегами книги «Люди заповедные», во-вторых, желание пообщаться с «заповедными» друзьями, коих у меня в ООПТ немало, и, в-третьих, очередные назревшие вопросы из цикла «за державу обидно», которые хотелось обсудить.

Кавказский заповедник приглашает на автопрогулки?! ФОТО АНТОНА ЖУРАВКОВА

Первоначально организаторами мероприятия было запланировано проведение круглых столов для обсуждения вопросов заповедной жизни, но к началу конференции программа была скорректирована. В результате вместо демократических обсуждений прошло заседание экспертного совета по ООПТ при Минприроды России.

СТРАННАЯ АРИФМЕТИКА

Интересно, кому выгодна путаница с общим количеством ООПТ в России? Известный ученый В.В. Дежкин в докладе «История, состояние и перспективы заповедного дела в России (СССР)», сделанном к 90-летию отечественной заповедной системы, привел следующие данные: «В России по состоянию на 1 января 2003 года насчитывалось 15 106 ООПТ федерального, регионального и местного уровня».

Прошли годы. И вот в первый день конференции, после интервью заместителя директора Департамента госполитики и регулирования в сфере охраны окружающей среды В.Б. Степаницкого агентство «Интерфакс-Юг» сообщило:

«В настоящее время на территории РФ расположены 12,9 тыс. ООПТ». И в тот же день сам В.Б. Степаницкий сообщил в докладе: «На сегодняшний день в России свыше 13 тысяч ООПТ различных категорий».

Читайте материал «Численность зверей важнее бонитета»

Вот сообщение Минприроды от 9 января 2017 года, приведенное в электронной рассылке «Мониторинг печатных и электронных СМИ. Особо охраняемые природные территории»: «Всего в России на сегодняшний день создано более 12 тысяч особо охраняемых природных территорий разных уровней и категорий».

В этой же рассылке, но от 16 января 2017 года говорится: «Сегодня в России свыше 15 тысяч заповедников, национальных и природных памятников, заказников, памятников природы федерального и регионального значения».

Во все времена в заповедниках остаются люди, которые при любых обстоятельствах продолжают предназначенное им дело — охраняют природу.
ФОТО ИЗ АРХИВА АЛЬБЕРТА ГЕОРГИЕВА

В рассылке я выбрал точную информацию о количестве ООПТ в 22 регионах — четверть регионов страны! Средний показатель 113,86 умножим на 85 регионов и получим 9 688 ООПТ. Это не 12, не 13, и уж тем более не 15 тысяч! Похоже, истинного количества ООПТ в отечестве не знает никто, поэтому тысячей больше, тысячей меньше — какая разница, никто же не проверит!

ОГЛАСИТЕ ВЕСЬ СПИСОК, ПОЖАЛУЙСТА!

В стране ежегодно создаются новые федеральные ООПТ. А к чему стремимся-то? Есть ли какая-то конечная количественная цифра создаваемых заповедников и национальных парков? Есть ли у начальников глобальный план создания ООПТ или в этом вопросе тоже как бог на душу положит?

Выступая 11 января в Бурятии, глава Минприроды С. Донской сообщил, что площадь федеральных ООПТ за последние 25 лет увеличилась почти вдвое. Но хорошо это или плохо? На какую величину эта площадь должна была увеличиться? Как «сверху» видится заповедная система еще через 100 лет? Во всех ли регионах страны будут созданы заповедники и национальные парки?

Ответы на эти вопросы желательно свести в единый реестр и обязательно обнародовать: каждый соотечественник имеет право на подобную информацию.

Но раз уж количество ООПТ растет, то как быть с их качественной стороной, то есть с перспективами на будущее? На развитие федеральных территорий бюджет не предусматривает средств, а дополнительные ассигнования получают лишь те, которые кто-то обозначил как перспективные.

Эти территории на слуху, их любят посещать члены правительства. Именно этим ООПТ на строительство инфраструктуры, закупку новой техники и т.д. выделяют столько средств, что территории с трудом успевают (а то и не успевают) их освоить.

Читайте материал «Президент к охоте равнодушен: вытекающие проблемы»

Ничего не имею против обласканных начальством заповедников и национальных парков, но почему только они? Ведь именно из-за неравномерного распределения средств, выделяемых на развитие территорий, с каждым годом растет бездна между «перспективными» и «балластными» ООПТ.

Для «черных» лесорубов нет заповедных границ. Животрепе-щущая тема для конференции! ФОТО АНТОНА ЖУРАВКОВА

Только когда все заповедные территории обретут возможность одинаково «стартовать» в своем развитии, можно будет объективно определить, кто из них более перспективен.

ОБ ЭКОТУРИЗМЕ ЗАМОЛВИМ СЛОВЕЧКО

Российская заповедная система никогда не была благополучной, а вот униженной — почти всегда. Заповедным территориям часто приходилось доказывать свою нужность, и постепенно к этому на местах привыкли.

В последние годы руководство «заболело» организацией экологического туризма в заповедниках, и нынче это объявлено чуть ли не главным звеном в их работе.

Читать еще:  Как защититься от клещей?

«Любые виды туризма (в том числе и экологический, хотя сам термин «экотуризм» вызывает большие сомнения) представляют собой определенные формы хозяйственной деятельности.

Любой туризм в заповедниках недопустим и противоречит нашим законам, ибо там должны прекращаться все формы хозяйственного пользования», — так говорил классик заповедного дела Ф.Р. Штильмарк.

Похоже, эти идеалы скоро похоронят те, кто по должности призван ратовать за заповедность.

Туризм в национальных парках естественен: под массовое посещение эта категория ООПТ и была придумана. Но туризм в заповедниках многие специалисты до сих пор не приветствуют.

Очевидно, чтобы сломать этот стереотип, на конференции в секции, посвященной туризму, из 23 специалистов ООПТ только 5 представляли национальные парки, остальные были работниками заповедников.

Читайте материал «Охота и закон: мы тоже виноваты»

Вот свежее воплощение связки «заповедник и туризм». В рассылке Минприроды от 12 января 2017 года прошло сообщение: «Туристы смогут путешествовать по Кавказскому биосферному заповеднику на снегоходах, эти поездки стали доступны в честь векового юбилея российских заповедников.

Протяженность самого длинного пути составляет почти 40 км». Да здравствует Кавказский биосферный ЦПКО! Хорош и автопробег, запланированный в этом году по ООПТ. Планируется посетить 20 территорий, из них 17 — это заповедники. Иными словами, вместо зон покоя на заповедных просторах появятся зоны автомобильного беспокойства?

Еще круче продвинулись министры. В рассылке МПР от 31 января сего года сообщается: «В этом году в нацпарках и заповедниках могут появиться грунтовые взлетно-посадочные полосы.

В 90-е годы прошлого века на территории Кавказского заповедника в результате браконьерства осталось всего 150 зубров из некогда живущих здесь 1500 особей.
ФОТО АНТОНА ЖУРАВКОВА

Об этом рассказал Юрий Трутнев: «Я год назад просил министерство природных ресурсов и экологии создать систему грунтовых взлетно-посадочных полос в районах ООПТ. Потому что сегодня добраться до Долины гейзеров — мама дорогая! Я разговаривал с Сергеем Донским, и он обещал, что в этом году строительство начнется». Старая песня о главном: застроим, освоим, приспособим. А природе это надо?

ПРОЗА ЖИЗНИ

В заповедниках и нацпарках работают обыкновенные люди, в семьях которых каждая копеечка на счету. Правительство объявляет, что уменьшается инфляция, что ее непрерывно компенсируют, что зарплата по отраслям растет не по дням, а по часам.

Но сотрудников ООПТ это давно уже не касается. Даже в юбилейный год никакого увеличения их зарплаты не предусмотрено. К тому же продолжается странная практика, когда где-то между небом и Москвой «зависает» начало нового финансового года.

Как известно, есть отрасли народного хозяйства (образование, медицина, культура и охрана природы), заставлять которые жить только на ими заработанные средства не принято.

По статистике средняя зарплата россиян в 2016 году составила 36, 2 тысячи рублей. Для учителей этот показатель — 26 тысяч, для врачей — 25 тысяч, для работников культуры — 25,5 тысячи рублей.

Хотелось бы сравнить эти данные с аналогичными в природоохранной сфере, но найти в интернете конкретные цифры по природоохранному ведомству вообще и по заповедной системе в частности оказалось невозможно. Но я совершенно точно знаю, что зарплата рядового сотрудника ООПТ ничтожно мала.

На 1 января 2017 года российский МРОТ составляет 7 800 рублей. При этом прожиточный минимум по России в III квартале 2016 года (более поздних данных не нашлось) составлял 10 678 рублей для трудоспособного населения.

Читайте материал «Что творится вокруг Байкала»

Зарплата госинспектора, специалиста экопросвещения или научного сотрудника федеральной ООПТ адекватна этим показателям. Ниже этот труд, часто сопряженный с суровыми условиями и риском для жизни, оценивать уже невозможно.

На фоне громких слов и праздничных акций «заповедные вожди» даже и не вспомнили о материальном положении подчиненных. В.В. Дежкин в упомянутой докладе делал вывод: «Выведение российской заповедной системы из полунищенского существования на современный цивилизованный уровень — вопрос престижа нашего государства в системе мировых ценностей, он совершенно реален для нынешних условий и должен рассматриваться во всех важных документах».

Напомню, что эти слова были произнесены к 90-летию заповедной системы. Прошло 10 лет, но за это время в материальном положении заповедных специалистов ничего не изменилось.

РЕЗОЛЮЦИЯ — НЕ РЕВОЛЮЦИЯ

Страсть организаторов совещаний и конференций к составлению пространных резолюций умиляет. Это стало любимой экологической игрой природоохранного сообщества. Любое совещание заканчивается одинаково: рассмотреть, обеспечить, организовать…

Читайте материал «Предложения по сохранению и использованию охотничьих ресурсов»

Хотя слово «резолюция» от слова «революция» отличается всего на одну буковку, никаких желаемых перемен рекомендации за собою не влекут. У нас и серьезные законы не выполняются, а уж на чьи-то советы, пусть даже и умные, вожди вряд ли обратят внимание.

ФОТО ВАЛЕРИЯ МАЛЕЕВА

Резолюция нашего мероприятия, красочно оформленная на 83 страницах и разосланная под названием «Рекомендации конференции», удивила своей фундаментальностью. Из нее я с удивлением узнал, что цель наших ООПТ на всех одна: «стать гордостью нации и поднять природоохранный престиж России». Извини, мол, природа! Не до охраны твоих просторов: нам бы себя показать да Родину прославить.

В ступор ввела и рекомендация разработать и утвердить стратегию развития познавательного туризма для каждой ООПТ до 2020 года. Какая уж тут «абсолютная заповедность»!

Не все проблемы заповедной действительности, которые хотелось бы обсудить с коллегами, удалось упомянуть.

Можно было бы поговорить и о нелепых поправках к закону «Об ООПТ», разрешающих капитальное строительство в границах заповедников, и об опыте поляков, которые назначают директоров своих ООПТ коллегиально. Желательны и дополнительные разъяснения в связи с «оптимизацией управления ООПТ» — создания их объединенных дирекций.

На фоне радостного юбилейного года не будем забывать о насущных проблемах. У них нет перерывов на праздники.

«СТАЛО НЕВЫНОСИМО ТОШНО»

Когда готовилась публикация этой статьи, замдиректора Департамента государственной политики и регулирования в сфере охраны окружающей среды Минприроды РФ В.Б. Степаницкий ушел со своего поста. О том, что его к этому побудило, Всеволод Борисович высказался на страницах своего блога с формулировкой «Стало невыносимо тошно».

Читайте материал «Красная Книга — через мифотворчество к закону»

Многие его идейные противники, профессионалы заповедного дела, не до конца верят в искренность этого поступка. Слишком часто, по их мнению, выступления Степаницкого носили «антизаповедный» характер.

Однако шаг сделан, и теперь точку зрения Всеволода Борисовича, человека уже не министерского, на проблемы природоохранной системы России хотели бы услышать многие. И аудитория журнала в том числе.

10 заповедников и национальных парков России, в которых надо побывать

11 января 1917 года на Байкале был создан Баргузинский заповедник — первый в России. Век спустя в нашей стране насчитывается больше 150 заповедников и национальных парков, в которых сейчас усиленно пытаются развивать экологический туризм. Для журнала «Отдых в России» при содействии Министерства природных ресурсов и экологии сделал обзор (публикация на сайте издания) десяти, возможно, самых интересных природных территорий страны, на которых стоит побывать каждому россиянину — от Куршской косы до Камчатки и от Арктики до Кавказа.

Лосиный остров
Национальный парк в мегаполисе
Лосиный остров — один из старейших национальных парков нашей страны. Свою историю в этом статусе он ведет с 1983 года, но вообще эти места были в некотором роде заповедными еще при царе Алексее Михайловиче — ему одному было дозволено здесь охотиться. Сегодня «Лосиный остров» радует жителей столичного мегаполиса 200-летними деревьями и крупнейшей в ближнем Подмосковье колонией чаек, но настоящая визитная карточка парка — лосиная биостанция, где можно не только увидеть, но и покормить главных хозяев этих мест.
На территории «Лосиного острова» также действуют музеи «Русский быт» и «Старинная русская охота», визит-центр «Чаепитие в Мытищах», конные дворы и дендрарий. В дендрарии имеется экотропа, часть которой проходит на высоте 5–6 метров. Еще тут создана увеличенная модель барсучьей норы, чтобы все желающие могли зайти в гости к барсуку.

Кавказский заповедник
В заповедник — в плавках или на горных лыжах
Кавказский биосферный заповедник — сосед главного летнего российского курорта Сочи и главного зимнего — Красной поляны. В шаговой доступности от горнолыжных склонов Красной поляны расположен эко-комплекс «Лаура» с новым визит-центром, гостевыми домами, веревочным парком и вольерами для животных, которые уместнее назвать мини-зоопарком. Там можно увидеть два десятка видов птиц и зверей, включая зубров, оленей и рысей.
Другие центры притяжения экотуристов в Кавказском заповеднике — тисо-самшитовая роща в Хосте и поселок Гузерипль в окрестностях плато Лаго-Наки. В Гузерипле находятся музей природы, еще один веревочный парк и крупнейший дольмен на территории Адыгеи. По территории заповедника проложено полтора десятка горных маршрутов, в том числе знаменитый маршрут «Через Фишт к Черному морю». Маркированные тропы для горных туристов есть и в окрестностях Красной поляны.

Куршская коса
А на море белый песок
Узкая песчаная полоса, поделенная между Россией и Литвой и отделяющая Куршский залив от Балтийского моря, — самый западный национальный парк нашей страны. Дюны высотой в несколько десятков метров, «танцующие» сосны, уникальные озера, маяки и часовни — вот далеко неполный список его достопримечательностей. Весной и осенью над Куршской косой пролетают миллионы птиц — в это время можно наблюдать не только за самими пернатыми, но и за тем, как орнитологи ловят их в огромные сети для регистрации и кольцевания. В музейном комплексе парка можно познакомиться с русскими суевериями и побывать в деревне древних викингов, которые научат вас обрабатывать янтарь. В теплое время года посетителям предлагают совершить прогулку вдоль косы на катере. К услугам гостей парка больше 20 объектов размещения — от кемпингов и турбаз до вилл.

Воронежский заповедник
Бобры за стеклом
Воронежский биосферный заповедник на границе Воронежской и Липецкой областей был создан в 20-х годах прошлого века для защиты речного бобра, который и сейчас остается его главной звездой. Недавно центральная усадьба заповедника подверглась комплексной реконструкции, в результате которой здесь появился интерактивный музей «Дом бобра» и экспозиция «Жизнь за стеклом» — двухуровневый аквариум, в котором можно наблюдать за перемещениями семьи бобров в хатках, в том числе под водой. В ходе реконструкции в заповеднике также создали инфоцентр, обновили музей природы и гостиницу, оборудовали экотропу и веревочный городок «Ёжкины дорожки». В шаговой доступности от центральной усадьбы заповедника находится старинный Толшевский монастырь.

Читать еще:  Пули для гладкого ствола

Кенозерье
В гостях у бабушки
Кенозерский национальный парк в Архангельской области считается примером удивительно гармоничного сосуществования человека и природы. Визитная карточка парка — деревянные часовни и северные деревни, уютно вписанные в местные ландшафты, богатые лесами и озерами. По территории парка проложены многочисленные пешеходные и водные маршруты для знакомства с достопримечательностями (главное — не забыть средство от комаров), а остановиться можно в мини-гостиницах, организованных в старинных крестьянских домах с оригинальными интерьерами и колоритными названиями: «Как у бабушки», «Постоялый двор», «Рыбацкая изба». Местные жители научат плести бересту и правильно косить траву, споют народные песни и угостят чаем с настоящими северными пирогами — в Кенозерье предлагают широкий ассортимент мастер-классов и этнографических программ.

Хвалынский нацпарк
К поволжским павлинам и страусам
Хвалынский край всегда славился в Саратовской губернии своими яблоками, но 20 лет назад необходимость охраны редких степных птиц сделала его особо охраняемой природной территорией, а живописные меловые горы с реликтовым соснами — популярным местом отдыха. Экологические маршруты по территории парка радуют затейливыми названиями вроде «Пещера монаха» или «По дну древнего моря», предлагаются также водные экскурсии по Волге. Туристический центр Хвалынского — Солнечная поляна, на которой расположены визит-центр, музей крестьянского быта, гостевой комплекс и пункт проката спортинвентаря. Имеется в парке и вольерное хозяйство, в котором, помимо привычных для наших краев представителей животного мира, можно увидеть страуса и белого павлина.

Столбы
Камни с именами
Центральный вход в заповедник «Столбы», охраняющий природные комплексы западных отрогов Восточного Саяна, находится практически на окраине Красноярска. Это место давно облюбовали не только экотуристы, но и скалолазы. Столбы — скальные образования необычной формы — и являются главной местной достопримечательностью. Каждый столб и даже некоторые камни имеют собственные имена. Между ними проложены маршруты разной протяженности и сложности. Некоторые доступны даже для малобильных посетителей, прохождение других возможно только в сопровождении гида. Для тех, кто хочет задержаться в заповеднике, на кордоне Нарым в нескольких часах езды от Красноярска имеются хостел, гостевые домики и палаточный городок. Рядом расположен информационно-сервисный центр «Перевал», где можно заказать экскурсии по «Столбам».

Байкальский заповедник
На родину соболей
В Южном Прибайкалье раскинулась горная страна Хамар-Дабан, покрытая девственными лесами, которые никогда не подвергались пожарам и рубкам. Сейчас эти леса охраняет Байкальский биосферный заповедник, который, помимо горных маршрутов, предлагает туристам водные орнитологические туры и экскурсии по экотропам. Здесь оборудованы смотровые вышки для наблюдения за медведями, косулями и другими животными. Административный центр заповедника расположен в бурятском поселке Танхой, у трассы, связывающей Иркутск и Ула-Удэ. Недавно там открыли визит-центр мирового уровня, рассказывающий об истории и природе Байкальского края. А рядом с ним обустроен вольер для демонстрации баргузинского соболя. В заповеднике имеется несколько туристических комплексов — как в самом Танхое, так и в его окрестностях.

Русская Арктика
Экзотика для миллионеров
Арктический туризм сейчас на слуху, в его продвижении недавно поучаствовал сам Владимир Путин. Впрочем, массовым он станет вряд ли. Стоимость круизов с посещением Новой Земли или Земли Франца Иосифа, которые входят в состав нацпарка «Русская Арктика», может превышать миллион рублей. Неудивительно, что из почти тысячи туристов, посетивших парк в прошлом году, россиян лишь 5,5%. Но спрос есть: большинство круизов (а на экспедиционный сезон — 2017 их было запланировано десять) распродаются азранее. Маршруты разные: из Хельсинки, Мурманска, со Шпицбергена, с заходом на Северный полюс и без. Любоваться птичьими базарами, лежбищами моржей и арктическими ландшафтами можно не только с борта судна — туристов периодически высаживают на сушу лодками или вертолетами.

Кроноцкий заповедник
Край вулканов и медведей
В Кроноцком заповеднике сосредоточено все, чем знаменита Камчатка, — 25 вулканов (в том числе действующие), высокогорные озера, гейзеры и термальные источники, места обитания бурых медведей и гнездования нескольких сотен видов птиц. Заповедник предлагает как однодневные экскурсии, так и многодневные туры по этим объектам. Удовольствие, правда, не из дешевых — в некоторые места, как в знаменитую Долину гейзеров, придется добираться вертолетом. Организуются также морские экспедиции к единственному на Камчатке лежбищу морских львов. Если повезет, по дороге можно будет прочувствовать всю мощь Тихого океана, встретив китов.

* Все фото, использованные в данном посте, взяты с официальных сайтов природных территорий

А вы бывали в каких-нибудь из этих заповедников или нацпарков? Я вот пока нет. Даже до «Лосиного острова» до сих пор не добрался. Но в некоторых из перечисленных мест (я бы даже сказал, в большинстве из них) рассчитываю побывать. Абсолютно нереальным вариантом кажется только Арктика с ее космическими ценами. 🙂

​В Кавказском заповеднике отказались от идеи оснастить туристические маршруты беспроводным интернетом

Обнародованные в прошлом году планы по оборудованию точек доступа в интернет на туристических маршрутах будут скорректированы: в результате опросов посетителей заповедника выяснилось, что туристы против присутствия Wi-Fi в горах.

Об этом сообщает РИА «Новости».

Кавказский заповедник: возможность «раствориться» в природе

Только недавно, в 2019 году директор Кавказского государственного природного биосферного заповедника Сергей Шевелев заявлял, что на туристических маршрутах заповедника вскоре появится беспроводной интернет. И первым пунктом, где должен был заработать Wi-Fi, должен был стать приют «Фишт», расположенный на туристской тропе между перевалами Армянский и Белореченский. Однако после проведенного исследования среди туристов руководство заповедника отказалось от этих планов.

«Мы провели опрос тысячи туристов, и почти все они ответили, что им не нужен Wi-Fi в горах. Они хотят быть на природе с тишиной», — рассказал С. Шевелев на встрече с журналистами, прошедшей накануне в заповеднике.

Это означает, что в случае экстренных ситуаций выйти на связь смогут лишь сотрудники заповедника: на большей части его территории отсутствует устойчивая мобильная связь.

По словам С. Шевелева, в последние годы число посетителей заповедных территорий стабильно растет. В прошлом году здесь побывали 250 тысяч человек, и лишь за первую неделю 2020 года заповедник посетили 11,6 тысяч туристов. Это означает рост доходов, но в то же время увеличение количества туристов неизбежно влечет за собой обострение экологических проблем.

Так, например, происходит замусоривание туристических приютов — наиболее посещаемых районов заповедника. По словам заместителя директора по охране территории Геннадия Пилипенко, ежегодно с турприютов вертолетом и на лошадях инспекторами вывозятся десятки кубометров отходов.

Данная волонтерская программа будет реализована в заповеднике впервые.

В связи с этим в наступившем году в заповеднике планируют в течение летнего сезона ограничить использование одноразовой посуды и влажных салфеток. Пока нововведение будет носить рекомендательный характер и его опробуют в тестовом режиме, но в последующем такая рекомендация может стать правилом для всех посетителей заповедника.

Мы провели опрос тысячи туристов, и почти все они ответили, что им не нужен Wi-Fi в горах. Они хотят быть на природе с тишиной.

Сергей Шевелев, директор Кавказского заповедника

По тем же причинам руководство заповедника не планирует увеличивать число маршрутов, ограничившись модернизацией уже действующих. «Интерес к заповеднику у туристов стабильно растет, но, поскольку это именно заповедная зона, мы не планируем создавать новые турмаршруты к уже 16 уже существующим. Мы будем только расширять их небольшими ответвлениями, а также приступим к модернизации. Нам важно обустроить маршруты по последним мировым стандартам — это максимальный комфорт на стоянках с минимумом дополнительной инфраструктуры», — приводит слова директора заповедника ТАСС.

«Мы стремимся сделать наши маршруты более современными, — пояснил Сергей Шевелев. — Кстати, это не подразумевает интернет, поскольку большинство туристов от него целенаправленно отказываются, им хочется «раствориться» в природе, абстрагироваться от суеты мегаполисов».

К 2024 году, когда будет отмечаться 100-летие учреждение заповедника, здесь планируют открыть интерактивный музей под открытым небом, посвященный символу Кавказского государственного природного биосферного заповедника — зубру.

«[Мы] хотим воссоздать существовавший ранее зубропарк, чтобы гости заповедника, многочисленные туристы могли узнать, насколько самоотверженно трудились сотрудники заповедника, ухаживая за животными, пытаясь восстановить популяцию», — рассказал С. Шевелев.

Через горы — к морю. Чем привлекает туристов Кавказский заповедник

Кавказский заповедник располагается на Западном Кавказе, на границе умеренного и субтропического климатических поясов. Это самый крупный горно-лесной заповедник Европы, самая большая по территории и старейшая особо охраняемая природная территория на Северном Кавказе. Общая площадь заповедника — более 280 тысяч гектаров. Его территория распространяется на три субъекта Российской Федерации — Краснодарский край, Республику Адыгея и Карачаево-Черкесскую Республику.

Заповедник считается правопреемником Кавказского зубрового заповедника, учрежденного 12 мая 1924 года.

По территории заповедника проложены 16 туристических маршрутов. Один из самых популярных еще с советских времен — «тридцатка», маршрут №30 — «Через горы к морю», который действует с середины 1930-х годов. Маршрут начинается у базы «Горная» в Адыгее, а заканчивается в Дагомысе. По мере продвижения по маршруту туристы сменяют несколько климатических зон, поднимаются к леднику горы Фишт и в завершение выходят к Черному морю.

В прошлом на прохождение маршрута отводилось 20 дней. В настоящее время маршрут восстановлен в укороченном 5-дневном варианте. На сайте заповедника он обозначен как «№30-А. Через приют Фишт к Черному морю».

Источники:

http://www.ohotniki.ru/archive/article/2017/05/11/647815-turistyi-nastupayut-na-zapovedniki.html
http://vivaldi-travel.ru/ecotourism/zapovedniki-za-ekoturizm-no-protiv-dikih-turistov-kak-prohodyat-ekotury-v-zapovednye-zony.html
http://fishertime.ru/ohota/nastuplenie-na-zapovedniki-spasenie
http://starina-chuk.livejournal.com/663099.html
http://rublev.com/novosti/v-kavkazskom-zapovednike-otkazalis-ot-idei-osnastit-turisticheskie-marshruty-besprovodnym-internetom

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector